Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Борис Павлов - о большевистском терроре

Борис Павлов - юный участник Гражданской войны (на момент вступления в Белую Армию ему не было ещё и 14-ти лет), боец знаменитого Партизанского генерала М.В. Алексеева пехотного полка. В эмиграции Б. Павлов оставил очень интересные воспоминания о Гражданской войне. Но что побудило 13-летнего мальчика взять в руки оружие? Наверное, вот эти факты, о которых он рассказал сам. Оригинал здесь.




Алексеевец Борис Арсеньевич Павлов.
Фото сделано в эмиграции, в 1920-х годах.

Торжок за несколько месяцев, что я его не видел, тоже изменился, как-то посерел, и жизнь, и раньше не бывшая в нем очень оживленной, совсем замерла. Жители выглядели забитыми и перепуганными.

Небывалая по жестокости волна террора, усилившегося после августовского покушения на Ленина, докатилась уже и до Торжка. Каких только рассказов об ужасах, происходящих в нашем когда-то мирном и патриархальном городке, я не наслушался в этот мой приезд. В те дни председателем Чека в Торжке был некто Клюев, как говорили, кокаинист, безжалостный и жестокий. Личность его была окутана какой-то тайной: откуда он и кто он был в прошлом, никто не знал. Вторым человеком, имя которого часто повторялось, был председатель Горисполкома Ананьин, недоучившийся гимназист, сын известного в городе купца, пьяница и полное ничтожество, вообразивший себя местным Маратом.

Возможно, в настоящее время какая-нибудь площадь или улица в Торжке в их честь носит их имена... Ведь по понятиям советской этики и по тому, как подобных людей изображает правоверная советская пресса и литература, они были «кристальной честности большевиками, прокладывающими для счастья народа дорогу к коммунизму». В октябре же 1918-го года по их адресу можно было услышать только проклятия.

Арестовывали обыкновенно ночью. Конная команда полупьяных чекистов разъезжала по уснувшему городу, производя обыски и забирая тех, кто был на очереди. Расстреливали за городом около тюрьмы, часто выбрасывая трупы просто на свалку, недалеко от того места, где еще этим летом мы, мальчишки, играли в городки.



Расстрел в подвалах Чрезвычайки


Я упоминаю обо всем этом, ибо как это ни странно и ни печально, эти ранние этапы большевистского террора теперь начинают забываться. Побледнели ли ужасы этого террора на фоне сталинских чисток? Вымерло ли то поколение, которое стало главной жертвой первых волн террора? (Ведь это поколение сейчас — глубокие старики, они отцы моему поколению, да и сам я, собственно говоря, уже старик.) По тем или другим причинам, но о терроре этого периода вы теперь редко найдете упоминание даже в заграничной печати. Советская печать, конечно, о нем молчит, но и те советские писатели, произведения которых запрещены в СССР, о нем почти не пишут. Об этих жертвах ленинского террора попросту забыли, как будто их и не было, и основоположником советского террора принято считать Сталина и его приспешников.

Этих жертв, даже посмертно, никто не реабилитировал. О них ничего или почти ничего не знает новое поколение русского народа. Может быть, лишь бабушка когда-нибудь расскажет об этом периоде своим внукам, да и то с опаской, чтобы этими рассказами им как-нибудь не повредить. На самом же деле, многие из этих жертв больше заслуживают того, чтобы их память была реабилитирована, чем память тех многочисленных коммунистических деятелей, которые погибли в сталинских чистках. Ведь среди расстрелянных Сталиным и теперь реабилитированных было много таких, которые перед этим сами расстреливали совершенно невинных людей. Погибшие же в 1918–1919 годах в Торжке, как и повсюду в России, никого не расстреливали, и у большинства из них — людей часто либеральных и передовых по своим взглядам — никакой вины перед русским народом не было.

Ген. Деникин, в своих воспоминаниях «Очерки русской смуты», приводит цифру 1.700.000 человек, погибших от террора большевиков за 1918–1919 годы, установленную «Особой комиссией по рассмотрению злодеяний большевиков».

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Красные, Революция
Subscribe

  • Обо мне

    МАРКИТАНОВ Михаил Юрьевич – кандидат экономических наук. Родился в Нижнем Новгороде в 1975 году, живу там же. В 1992 году окончил…

  • Ковид и его последствия

    Личные ощущения Обещал рассказать о собственном опыте выздоровления от ковида - выполняю своё обещание. Первая неприятность, которая…

  • Ковидный госпиталь

    Те, кто регулярно заглядывает в мой журнал, наверняка успели заметить, что где-то с середины октября я пропал из сети и вернулся в ЖЖ только во…

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment