Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Гибель Алексеевской бригады под Геническом

Апрель сего года - период, богатый на юбилейные даты, связанные с Великой Отечественной войной. Увлёкшись взятием Кенигсберга, освобождением Вены, началом Берлинской операции и 75-летием встречи на Эльбе, я, каюсь, упустил из виду хронологию Гражданской войны. А между тем, 100 лет тому назад, в апреле 1920 года на Юге России происходили драматические события. Принявший командование над белыми войсками в Крыму, генерал Врангель практически сразу же попытался активизировать боевые действия. Чтобы отвлечь силы большевиков от Перекопа, в районе которого держал свою оборону Яков Слащов, Врангель предпринял две десантные операции силами элиты Белого Движения - именных частей ВСЮР. Эти десантные операции представляли собой одновременные удары по флангам большевиков, пытавшихся предпринимать наступательные операции на Перекопе. Правый фланг большевиков должны были атаковать дроздовцы генерала В.К. Витковского, и об этой операции, вписавшей ещё одну славную страницу в историю Белого Движения, я планирую рассказать. Для операций же на левом фланге красных выделялись остатки сильно поредевшей Алексеевской Партизанской дивизии - Алексеевская бригада в составе Партизанского генерала М.В. Алексеева пехотного полка, Самурского полка (сформированного в своё время М.Г. Дроздовскими и приданного алексеевцам в период Похода на Москву), и небольшого отряда юнкеров. Артиллерию отряда составляли всего два орудия, одно из которых, вдобавок, погибло при высадке.












Численность десанта разные источники указывают по разному - от четырёхсот пятидесяти до восьмисот человек. Лично я предпочту остановиться на цифре, называемой непосредственным участником событий - Борисом Павловым, который считает численность партизан-алексеевцев и самурцев в 600 человек плюс 40 человек юнкеров. В любом случае, силы явно недостаточные для решения самостоятельных оперативных задач, когда силы противника исчисляются десятками тысяч. Времена Ледяного Похода безвозвратно ушли - теперь у красных была не дезорганизованная толпа дезертиров, а полноценная регулярная армия, с которой и воевать требовалось по-регулярному.
Надо сказать, что к подготовке операции Врангель подошёл более, чем ответственно. Командир десантной операции даже не знал, куда направляют его алексеевцев - конверт предстояло распечатать только в море из опасения большевистского подполья в порту, которое могло бы разузнать о цели экспедиции и предупредить своих. Тем не менее, скоыть от красных десантную операцию не удалось: суда с десантом были обнаружены в море авиацией красных, после чего 7 большевистских аэропланов нанесли по отряду бомбардировочный удар с воздуха. В ходе этой бомбардировки была потоплена баржа с боеприпасами, а несколько сторожевиков оказались вынуждены уйти в Крым, лишив десант своей огневой поддержки.

Примечательно, что ни о каком авианалёте нет ни малейшего упоминания в мемуарах самих алексеевцев. Врангель и Слащов, вспоминая десант на Кирилловку, тоже никакого авиаудара не помнят. Вот и гадай: то ли он не оказал особого влияния на ход операции, почему алексеевцы его и не запомнили, то ли красвоенлёты отбомбились по случайно встреченным в море гражданским судам, а потом бойко отрапортовали об успешной бомбовой атаке на белогвардейский десант. Так или иначе, отметим несомненный факт: упоминания об авиаударе по кораблям алексеевцев есть только на краеведческих сайтах Геническа, но не в воспоминаниях белой стороны.




Борис Павлов, доброволец-алексеевец, участвовал в боях за Геническ
в возрасте 14-ти лет.



2 (14) апреля 1920 года, в 8 часов утра, алексеевцы и самурцы высадились у деревни Кирилловки. Шла Светлая седмица, красноармейцы, многие из которых были крестьянами-мобилизантами, не успевшими ещё отвыкнуть от прежнего православного уклада жизни, вышли навстречу к белым христосоваться, так что Кирилловку удалось занять без боя. В тот же день белые заняли без боя Горелое. Задача, которую Врангель ставил алексеевцам, состояла в том, чтобы, дойдя до железнодорожных станций Большой Утлюг и Акимовка, разрушить находившиеся там железнодорожные мосты и прервать сообщение между Мелитополем и перекопской группировкой красных. А дальше действовать по обстоятельствам. При благоприятном исходе атаки на Большой Утлюг и Акимовку следовало развивать наступление в сторону Перекопа, дабы сорвать намеченное красными наступление. В случае неудачи предполагалось отойти обратно к Кирилловке, где погрузиться на суда. Для связи с кораблями белой эскадры, поддерживавшей алексеевцев огнём, при них остался морской офицер.

Поначалу наступление развивалось успешно. Без боя занимаются деревни Ефимовка и Давидовка, с боем взята деревня Юзкуя. Здесь - первая неудача: мичман, который должен был корректировать огонь корабельной артиллерии, убит, связь с кораблями утрачивается. Тем временем красные быстро пришли в себя, собрав против алексеевцев внушительный кулак из Эстонской дивизии, двух латышских полков, двух полков 1-й Конной армии Будённого, полка китайских наёмников и нескольких бронепоездов. Этот крупный отряд, тесня белых с трёх сторон, прижимает их к морю. Одно из прибрежных сёл алексеевцам так и не удалось взять, несмотря на упорные бои, его пришлось обходить.

Конечной целью алексеевцев был Геническ. Именно там предполагалось соединиться со своими, завершив фланговый удар по красным и отжав их от Крыма. Однако, когда алексеевцы подошли к Геническу, город оказался занят превосходящими силами красных. Из Геническа отчётливо была видна Арабатская стрелка, за которой находился белый Крым. Красные, однако, сумели до подхода алексеевцев оттеснить белый Сводно-Стрелковый полк от Арабатской стрелки. Алексеевцам пришлось штурмовать город, надеясь только на собственные силы. Положение, в котором оказалась бригада, один из её бойцов - Александр Судоплатов, из бывших семинаристов, - описал в интонациях, близких к паническим: "Спереди красные не пускают нас к Геническу, слева - море, справа - лава красной конницы, сзади напирает пехота красных". Поскольку с тыла на алексеевцев напирали превосходящие силы большевиков, уже и непонятно было - наступают белые или отступают.





Александр Судоплатов - доброволец-алексеевец, из бывших семинаристов





Большевики встретили алексеевцев сильным пулемётным и винтовочным огнём, из поддерживала артиллерия стоявшего поблизости бронепоезда. На помощь же алексеевцам с моря подошло несколько кораблей белого Черноморского флота, поддержавших их наступление. Единственное же орудие Алексеевской бригады было вынуждено действовать таким образом: "Между цепями отходило наше единственное орудие. Оно работало отчаянно. Быстро отойдет, запряжку отведут в сторону, и сразу, беглым огнем, снарядов пять назад, затем повернет направо - и снарядов пять по коннице, потом поворачивает вперед и снарядов пять по Геническу. Затем быстро подводят лошадей, орудие опять отойдет, опять беглым огнем назад, направо, вперед - и опять отойдет, и опять отчаянная стрельба. Оно больше всего, вероятно, и пугало красную конницу".

Под прикрытием огня кораблей и своего единственного орудия алексеевцы ворвались в город. После короткого уличного боя, в ходе которого красные вели огонь из окон домов, переранив почти всю офицерскую роту Алексеевского полка, город был занят. "
Перепуганные жители начали выползать из своих домов и вступать в разговоры. Среди них были и евреи; как и во всех русских приморских городах, здесь их было довольно много", - пишет Борис Павлов, характеризуя отношение горожан к приходу добровольцев. Примечательно, что найденный в Геническе большевистский госпиталь алексеевцы не тронули - красные обычно расстреливали раненых белогвардейцев, если те попадались к ним в руки, вместе с медперсоналом.

Белые рассчитывали передохнуть в нём прежде, чем уходить в Крым, однако практически сразу же Геническ подвергся контратакам большевиков, подошедших от Юзкуи. Кроме того, значительная часть красноармейцев, как выяснилось, попряталась по домам, и в самый неожиданный для алексеевцев момент поддержала своих огнём. Отразить наступление многократно превосходящих сил противника переутомлённые и сильно поредевшие алексеевцы не смогли. Полку пришлось спешно уходить из города, отступая к Арабатской стрелке. Узкий Генический пролив, отделявший Геническ от Арабатской стрелки, оказался для белых серьёзным препятствием, так как мост через него большевики взорвали, а лодки - продырявили. На этих-то продырявленных лодках, кое-как, с риском для жизни, алексеевцы, вернее, жалкие остатки одной из лучших бригад Белого Юга смогли эвакуироваться в Крым. Александр Судоплатов пишет, что лично видел офицеров, пускавших себе пулю в лоб, когда им не хватало места в лодках - плавать умели не все.

Общие потери алексеевцев в Геническом десанте составили 340 человек - более половины. Из тех, кто спасся, многие были ранены. Причины неудачи разные авторы трактуют по-разному. Врангель пишет в своих мемуарах о неумелом командовании руководителей операции и об отсутствии стойкости со стороны бригады. Однако, алексеевец Павлов, непосредственный участник событий, убеждён, что главкома дезинформировали. Яков Слащов, напротив, винит в неудаче самого Врангеля, не сумевшего распорядиться войсками: алексеевцев нацеливали на Геническ - на соединение со Слащовым, в то время, как сам Слащов, в соответствии с принятым им планом обороны Крыма, не собирался удерживать Перекоп - его задачей было заманивать красных в безводные степи северного Крыма и только как следует изморив - бить. Эту версию можно было бы принять на веру, когда бы не одно "но": Павлов пишет, что приказ повернуть на Геническ десантники получили именно от Слащова. С другой стороны, тот же Павлов в других своих сочинениях указывает на Геническ как на изначальную цель похода. В общем, в этом густо спутанном клубке взаимных упрёков и обвинений ясно становится только одно: алексеевцев погубило громадное численное превосходство противника. Предпринимать десантные операции в тыл врага со столь ничтожными силами было бесполезно. Но даже в этих безнадёжных условиях алексеевцы сделали очень многое, оттянув на себя от Перекопа несколько дивизий красных.





Алексеевцы на отдыхе





Десантная операция полностью завершилась 18 апреля 1920 года. После генического разгрома остатки алексеевцев были сведены в батальон (сохранивший именное шефство генерала М.В. Алексеева) и влиты в состав Виленского пехотного полка, которому была поставлена задача охранять Азовское побережье. И лишь возмущение старых добровольцев, не пожелавших мириться с расформированием одного из самых героических соединений ВСЮР, прославленного боями Первого и Второго Кубанских походов, вынудило Врангеля в августе 1920 года восстановить Алексеевский полк. Полк принял участие в десанте на Кубань, где в ожесточённых боях потерял четырёх командиров, в Заднепровской наступательной операции и в обороне Крыма осенью 1920 года. Впрочем, это была уже совсем другая история. 
Tags: Алексеевцы, Белые, Гражданская война, История Отечества
Subscribe

Posts from This Journal “Гражданская война” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments