Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

К 100-летию Новороссийской катастрофы.

100 лет тому назад, в ночь с 26 на 27 марта (т.е., с 13-го на 14-е) 1920 года, сильно поредевшая белая армия Юга России покинула Новороссийск и эвакуировалась в Крым. Борьба генерала А.И. Деникина во главе Вооружённых Сил Юга России против большевиков подходила к концу: вскоре после прибытия армии в Крым Деникин добровольно сложил с себя полномочия главнокомандующего и отбыл в эмиграцию, передав власть Врангелю. Во время Новороссийской эвакуации значительная часть воинов ВСЮР не смогла погрузиться на пароходы. Часть этих героев попала в плен к большевикам, часть отошла на Туапсе, часть рассредоточилась в приморских районах Кавказа и начала партизанскую борьбу против большевиков. Не эвакуированы из Новороссийска остались и многие гражданские беженцы, опасавшиеся оставаться под властью большевиков. Очевидцы описывают пронзительные сцены, как старые, видавшие виды офицеры, убивали собственных жён и дочерей, спасая их от бесчестия, а потом кончали с собой, так и не получив вожделенного места на пароходе. Поэтому эвакуация Новороссийска и осталась в истории русской Гражданской войны под названием Новороссийской катастрофы.






Картина советского художника Ивана Владимирова, изображающая Новороссийскую катастрофу,
хорошо показывает весь ужас беженцев, рискующих остаться на растерзание большевикам.





В наши дни нередко приходится слышать мнение, будто в Новороссийской катастрофе главная вина лежит на самом главнокомандующем ВСЮР Антоне Ивановиче Деникине. Это мнение базируется не только на личной неприязни его авторов к Деникину (а нередко - и к Белому Движению в целом), но и на суждениях некоторых непосредственных современников и участников событий. Так, П.Н. Врангель, в своё время предлагавший Деникину отступать не на казачьи области, а в Новороссию и оттуда, сухим путём, в Крым, считавший свой план способом сохранить от разгрома наиболее боеспособные соединения ВСЮР, с издёвкой пишет, говоря о Новороссийской эвакуации: "Главнокомандующий находился в Новороссийске на цементном заводе, под охраной англичан. Жена его прибыла в Константинополь и остановилась в русском посольстве. Передавались слухи, что генерал Деникин, видя неминуемый развал и гибель армии, заявил, что "Новороссийска не оставит и пустит себе пулю в лоб". Однако, вскоре стало известно, что 14-го Главнокомандующий на миноносце оставил Новороссийск. Ставка перешла в Феодосию", - в таких интонациях, как будто Деникин бежал из Новороссийска одним из первых, бросив войска на произвол судьбы. Врангелю вторит Яков Слащов, герой обороны Крыма, человек, сохранивший от большевиков этот последний плацдарм Белого Движения. "Время шло. Началась кошмарная новороссийская эвакуация, - пишет он, - при которой Деникин бросил свою армию на произвол судьбы и на милость победителя. Сам он совершенно пал духом и ни к чему не годился; имя его произносилось с проклятиями. Между тем, обратим внимание на дату, указаную Врангелем: 14 марта (Врангель, как и Деникин, использует в своим мемуарах старый стиль) Новороссийск уже был захвачен красными. Деникин покинул город одним из последних.

Что ж, 100-летие новороссийской катастрофы - прекрасный повод разобраться с обвинениями, выдвигаемыми против Деникина.


Прежде всего признаем: нам никуда не деться от вины Деникина, как главнокомандующего, в том, что промежуточные рубежи обороны на случай отступления от Москвы белыми не были подготовлены ни на пространстве от Орла до Харькова, ни в Донбассе, ни в казачьих землях. В результате отступление, начавшееся после Орловско-Кромской операции, сделалось безостановочным, остановить красных не удалось, что и стало одной из причин Новороссийской катастрофы.

Однако не стоит забывать о катастрофической нехватке сил у Деникина. На протяжении всех боевых операций 1919 года красные войска имели преимущество в численности над белыми, и это преимущество они успешно реализовали. Деникин, как справедливо указывал историк Антон Кизим (antonkomnin) при имевшемся соотношении сил мог рассчитывать на победу только в случае наступления, только уничтожая красные части по отдельности, не давая им сосредоточиться. Соответственно, отвлекать и без того недостаточные силы с фронта на строительство укреплений у него возможности не было. А мобилизации гражданского населения, к которым активно прибегали красные - как знать, не привели бы они к массовым восстаниям в тылу белых войск?





Отступление белой армии к Новороссийску.
Иногда эту картину воспринимают как изображение Ледяного Похода.
Однако на картине присутствуют дроздовцы, которые в Ледяном Походу
участвовать никак не могли






Что же касается направления отхода, то здесь критика Врангеля полностью несостоятельна. Деникин не имел возможности отводить свои войска в Крым сухим путём не только в силу того, что это привело бы к массовой деморализации казачьих полков и кратному уменьшению численности ВСЮР, но и в силу того, что красные, имея крупные массы стратегической конницы, продвигались вперёд стремительно, обходя и окружая его войска (так, в частности, погибла Марковская дивизия под селом Алексеево-Леоново). У большевиков были все шансы выйти к крымским перешейкам раньше деникинцев, и тогда армия, отрезанная и от Крыма, и от моря, была бы просто обречена на истребление. Вспомним, что Слащов, отступавший в Крым сухим путём, еле-еле успел избежать окружения своих частей, что ему пришлось наносить отвлекающие удары, чтобы дать своим полкам организованно отойти за Перекоп. А что было бы, если бы через Перекоп шли все силы ВСЮР, многократно превосходившие войска Слащова численностью? Ведь перешеек достаточно узкий, и число людей, способных проследовать через него в Крым, довольно-таки ограниченно.

Казачьи же области, как минимум, создавали иллюзию прочного тыла (собственно, именно оттуда и начиналось Белое Движение), а в крайнем случае войска можно было бы вывезти морем. Не забудем и о том, что бойцы "именных частей" Добровольческой Армии и сами не мыслили своего отхода куда бы то ни было, кроме казачьих областей, именно оттуда рассчитывая на следующий год начать новое наступление.
Так что, отвергнув "гениальный" план Врангеля, Деникин проявлял не тупое упрямство и не бессмысленную солидарность с деморализованными казаками, а стратегическую дальновидность.

Решение отходить на Северный Кавказ было стратегически верным. Почему же, несмотря на это, Новороссийская катастрофа всё же разразилась? Для ответа на этот вопрос нам придётся восстановить всю хронологию событий.


По первоначальному плану Деникин вовсе не собирался вывозить все свои войска через Новороссийск. Как свидетельствовал сам Деникин, "По условиям тоннажа и морального состояния войск одновременная, планомерная эвакуация их при посредстве Новороссийского порта была немыслима: не было надежд на возможность погрузки всех людей, не говоря уже об артиллерии, обозе, лошадях и запасах, которые предстояло бросить". План был иным: Часть сил действительно отходила на Новороссийск, другая же - большая - часть их двигалась на Таманский полуостров, удобный для обороны. Чтобы вывезти оттуда войска, Деникин заблаговременно отдал приказ сосредоточить большое количество судов в Керченском порту, откуда эти суда можно было бы своевременно направить на Тамань.



Казаки и корниловцы до поры, до времени отходили вместе,
несмотря на взаимные обиды и недоверие.
Более того: на части Добровольческого корпуса возлагалась задача
прикрыть эвакуацию казаков с Таманского полуострова.



Особо стоит отметить, что эти планы строились на перспективу - на тот случай, если не удастся удержаться на Кубани, в то время, как приказы Ставки требовали именно оборонять рубеж реки Кубань. Однако донцы, которым, собственно, Тамань и назначалась как пункт отправления при эвакуации в Крым, немедленно снялся с позиций и направился на запад. 7 марта Деникин отдал приказ Добровольческому корпусу частью сил занять Таманский полуостров для его закрепления за белыми, а основными силами совместно с Донской армией удерживать Кубань. Кубанской же армии в качестве линии обороны назначался рубеж реки Курги. Однако, кубанские войска, деморализованные не столько поражениями, сколько сепаратистской пропагандой своей краевой рады, бросили фронт и неорганизованными толпами потекли на Туапсе. В результате красные почти без боя форсировали Кубань в районе Екатеринодара и разрезали пополам фронт Донской армии. Опасаясь окружения, два донских корпуса потекли к Новороссийску, третий же, бросив фронт вслед за кубанцами, поспешил на соединение с ними. Рядовые казаки массово бросали оружие и расходились по домам или перебегали к зелёным.

Эта ситуация резко обострила противоречия между донцами и Добровольческим корпусом. Добровольцы, и прежде не доверявшие казакам после оставления ими фронта под Ростовом, теперь окончательно уверили себя в том, что на донцов нет никакой надежды. Перспектива совместно с ними отступать на Тамань, пусть и частью сил, начала вызывать их раздражение. В таких условиях 10 марта в Анапе вспыхнул мятеж зелёных. Сил у белых для удержания города из-за описанных выше настроений в Добровольческом корпусе оказалось недостаточно. В тот же день к вечеру красные захватили станицу Гостогаевскую и большими массами пехоты двинулись на Анапу. Контратака белой конницы генералов Барбовича, Чеснокова и Дьякова велась нерешительно, и вернуть контроль над Анапой белым так и не удалось. Путь на Тамань был отрезан, и теперь оставался только один маршрут эвакуации армии - Новороссийск. Куда и потекли безостановочно добровольческие, донские и некоторые кубанские части.





Новороссийск в марте 1920 года


Между там, в самом Новороссийске спешно шла эвакуация раненых и больных за рубеж. То, чего требовал в своей телеграмме генерал Кутепов,  было понятно Деникину и без него: бросать раненых и больных товарищей на растерзание большевикам недопустимо. Однако эпидемия тифа и испанки, бушевавшая в России, заставляла англо-французские оккупационные войска в Турции подолгу выдерживать русские транспорты в карантине. К чему это приводило, думаю, понятно: суда покидали Новороссийск регулярно, но обратно к сроку не возвращались, что ещё больше снижало пропускную способность Новороссийского порта.

Разумеется Деникин принимал все меры к тому, чтобы минимизировать масштабы грядущей катастрофы. В частности - вёл переговоры с английскими и французскими союзниками о размещении белых войск на союзных кораблях. Этого ему удалось добиться. Более того - британские войска согласились вместе с русскими белогвардейцами прикрыть погрузку. В эвакуации русских белогвардейцев из Новороссийска участвовали не только русские суда, направленные из Крыма, но и английские (10 кораблей), французские (4 корабля), итальянские (2 корабля), греческие (1 эсминец) и даже американские (крейсер и миноносец). Англичане, обещавшие принять на борт не более 5 - 6 тысяч человек, по свидетельству Деникина, взяли намного больше.

25 марта в Новороссийск прибыл генерал Сидорин. Он заявил Деникину, что донцы сражаться более не хотят, что эвакуироваться они никуда не будут, и просил только выручить донских офицеров, которым грозила расправа. Их численность Сидорин оценивал в 5 тысяч человек. Деникин заверил казачьего атамана, что все офицеры, которые смогут добраться до Новороссийска, будут погружены. Однако когда части Донской армии подошли к городу, вся эта деморализованная, зачастую безоружная масса бросилась к судам, грозя вообще заблокировать возможность организованной эвакуации. Под влиянием увиденного Сидорин резко изменил тон и начал требовать предоставление тоннажа для погрузки всей его армии (точнее будет сказать - бывшей армии) в количестве, явно нереалистичном.

Прикрывали посадку в Новороссийске, как я уже сказал, британские войска - шотландские стрелки - вместе с частями Добровольческого корпуса. Стойкость этого прикрытия зависело от уверенности, что арьергардные части не будут брошены, что их заберут. Принять в этих условиях требования Сидорина означало полностью сорвать эвакуацию. Поэтому Деникин предложил Сидорину два возможных варианта:

а) занять казаками оборону и удерживать подступы к Новороссийску в течение двух - трёх дней, за которые из Крыма должны были подойти новые суда;
б) организованно повести свои войска на Геленджик и Туапсе, где дождаться прибытия из Крыма судов - Деникин не сомневался, что после отправки в Крым Добровольческого корпуса ему не составит труда направить нужное количество судов в Туапсе для погрузки донцов.





Атаман Владимир Ильич Сидорин



Однако Сидорин отверг оба этих варианта, предпочтя просто "положиться на волю судьбы" до прибытия новых судов из Крыма. А затем, едва выйдя от Деникина, во всеуслышание объявил о "предательстве Войска Донского". Порядка при эвакуации это, разумеется, не прибавило.

Тем не менее, всю ночь с 26 на 27 марта усиленно шла погрузка войск на суда. Деникин с вечера 26 марта находился на борту русского миноносца "Капитан Сакен", распоряжаясь посадкой. Загруженные под завязку, корабли один за другим отходили на внешний рейд Новороссийского порта. Бронепоезда, танки, даже конский состав приходилось бросать. Склады со снарядами и патронами, чтобы они не достались большевикам, добровольцы взорвали. Утром 27 марта новороссийский рейд опустел. Там оставался только "Сакен" с Деникиным на борту - вопреки обвинениям недоброжелателей, Деникин оставался со своей армией до конца. "
На берегу у пристаней толпился народ, - описывал Антон Иванович картину, открывшуюся ему на берегу. - Люди сидели на своих пожитках, разбивали банки с консервами, разогревали их, грелись сами у разведенных тут же костров. Это бросившие оружие — те, которые не искали уже выхода. У большинства спокойное, тупое равнодушие — от всего пережитого, от утомления, от духовной прострации. Временами слышались из толпы крики отдельных людей, просивших взять их на борт. Кто они, как их выручить из сжимающей их толпы?.. Какой-то офицер с северного мола громко звал на помощь, потом бросился в воду и поплыл к миноносцу. Спустили шлюпку и благополучно подняли его. Вдруг замечаем — на пристани выстроилась подчеркнуто стройно какая-то воинская часть. Глаза людей с надеждой и мольбой устремлены на наш миноносец. Приказываю подойти к берегу. Хлынула толпа… "Миноносец берет только вооруженные команды!" Погрузили сколько возможно было людей и вышли из бухты".




Суда на рейде Севастополя




Прикрывавший эвакуацию 3-й Дроздовский полк погрузиться не успел. Кутепов, узнав об этом, развернул миноносец "Пылкий" и направился обратно в Новороссийск - забирать своих бойцов. Чтобы дроздовцы смогли беспрепятственно погрузиться, "Пылкому" пришлось вести самый настоящий артиллерийский бой: в Новороссийск уже вступили красные войска. Но дроздовцев удалось забрать.

Оставшиеся на берего донцы и незначительная часть добровольцев организованно направилась на Геленджик и Туапсе, откуда они впоследствии были вывезены белыми моряками. Другая часть белых, оставшихся в Новороссийске, отошла на Поти, где её попытались интернировать грузинские националисты. Вовремя посланные Врангелем на выручку этим войскам корабли позволили вывезти и их. Те, кто предпочёл сдаться красным, подверглись жестокой и бессудной расправе. Число жертв могло бы быть ещё больше, если бы на западе не шла советско-польская война. Большевики нуждались в боеспособных солдатах, поэтому часть казаков они всё-таки поставили в свои ряды.





Белые войска под Туапсе. Март 1920 г. Этим уже всё равно: ждут либо спасения из Крыма,
либо подхода Красной Армии.




"Стихийно катясь к морю, войска совершенно забили город. Противник, идя по пятам, настиг не успевшие погрузиться части, расстреливая артиллерией и пулеметами сбившихся в кучу на пристани и молу людей. Прижатые к морю наседавшей толпой, люди падали в воду и тонули. Стон и плач стояли над городом. В темноте наступавшей ночи вспыхивали в городе пожары", - так описывал Новороссийскую эвакуацию Врангель. Пётр Николаевич не имел возможности наблюдать её лично, что-то мог и приврать, ради того, чтобы покрепче "припечатать" Деникина. Но в целом, думаю, реальная картина мало отличалась от этого свидетельства.
В Крым были эвакуированы войска Добровольческого корпуса, Гвардейская донская бригада (Лейб-Казачий и Атаманский полки), сводная кубанская бригада и ещё несколько донских казачьих частей. Этого было явно мало - но это были войска, сохранившие  дух и боеспособность. Так что белая борьба продолжалась.




Отъезд Добровольческого корпуса из Новороссийска в Крым



Что же можно сказать по поводу Новороссийской эвакуации? Она прошла с тяжёлыми для белой армии потерями, как в личном составе, так и в вооружениях. Избежать хаоса при погрузке на корабли не удалось. Тем не менее, мы были бы несправедливы, возлагая вину за Новороссийскую катастрофу на Деникина. Антон Иванович как раз сделал всё, что было в силах человеческих, чтобы избежать катастрофы, и его действия следует признать стратегически правилными. Проблема была не в мнимой бездарности Деникина, а в нежелании кубанских и значительной части донских частей выполнять его приказы. 
Tags: Белые, Гражданская война, Деникин, История Отечества, Крым
Subscribe

Posts from This Journal “Деникин” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment