Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

К мифу о царе-отступнике и подрыве устоев

1 марта 1881 года (13 марта по новому стилю) террористами-народовольцами был убит император Александр II, вошедший в русскую историю под именем Александра Освободителя. Вместе с государем жертвами террористов стали более 20 человек мирных граждан - обычных прохожих, оказавшихся "не в то время не в том месте", представителей того самого "народа", от имени которого дерзали выступать террористы. Погиб и бомбист Гриневицкий, чья бомба оборвала жизнь государя.








Император Александр Николаевич погиб, как солдат на посту. Карета его от первого взрыва пострадала, но всё ещё была на ходу, он мог бы просто уехать с места происшествия. Но Александр Николаевич не мог бросить без помощи своих подданных, за каждого из которых он чувствовал ответственность. Государь вышел из кареты, чтобы лично распорядиться оказанием помощи раненым. Но снаружи его ожидал ещё один террорист ещё с одной - на этот раз роковой - бомбой. Более того: после покушения император прожил ровно столько времени, сколько потребовалось, чтобы вызванный во дворец священник мог его напутствовать перед смертью и причастить. Это последнее причастие и время, дарованное Богом, чтобы государь успел, как тогда говорили, исполнить долг христианина, наводят на мысль, что Александр Николаевич, при всех своих недостатках, был отмечен Богом. И принят на Небесах как достойный служитель Царя Царей.


Александр Освободитель остался в русской истории не только как организатор масштабных реформ в либеральном ключе - освобождения крестьян от крепостной зависимости, Земской, Судебной, Военной, Городской реформами, получившими в отечественной историографии название Великих. Правление Александра Освободителя ознаменовалось освобождением православной Болгарии от турецкого ига, спасением славянских подданных султана от грозившего им геноцида. Царь таким образом предстал не только величайшим реформатором в русской истории, но и самым настоящим воином веры. Тем не менее, в ультрамонархической публицистике нередко приходится читать о нём предельно уничижительные отзывы.


Александр Освободитель





Историк Н.Д. Тальберг в своей книге "Русская быль", посвящённой жизни и опыту правления русских государей, начиная с Екатерины II и до Николая II включительно, только об одном императоре не написал отдельной главы, будто и не было у России такого правителя - об Александре II. Современный историк Боханов в своей монографии об Александре III прямым текстом трактует правление Александра Освободителя как угрозу всем нравственным, политическим и идеологическим устоям русской государственности и, похоже, мысленно даже радуется тому, что его "вовремя" убили, не дав привести в исполнение проект М.Т. Лорис-Меликова, который Александр Николаевич накануне покушения как раз собирался одобрить. Подобные разговоры невольно наводят публицистов и историков из противоположного - либерального - лагеря к мысли, будто убийство Александра Освободителя стало результатом некоего "заговора справа", в результате которого охранка не ударила палец о палец, чтобы предотвратить покушение.

Идиотизм данной версии я уже разбирал. Безусловно, среди правых в том 1881 году много было тех, кто проявлял недовольство политикой императора, а ещё больше - тех, кто с возмущением взирал на женитьбу престарелого государя на молоденькой княжне Екатерине Долгоруковой. Но поднять руку на царя эти люди в силу своего менталитета физически не смогли бы. Да и сын - Александр III - вовсе не был таким уж тупым мракобесом, каким его зачастую представляют. Что же касается отношения собственно к реформам Александра II, и в особенности - к той его последней реформе, которую он так и не успел осуществить, то, чтобы это отношение было адекватным, важно помнить два момента.

Первое. Александр Второй был принципиальным противником конституции. "Я готов подписать любую конституцию, будь я уверен, что это пойдёт на благо России, - говаривал он. - Но я знаю, что сделай я это - и через неделю всё распадётся", Александр Второй позволил существовать в обществе гласности - но лишь для того, чтобы инициировать общественное обсуждение о путях предстоящих реформ, необходимость которых он осознал, но направление, а главное - те самые "частности" и "мелочи" в которых так часто "прячется дьявол" представлял довольно смутно. Но Александр Николаевич никогда не шёл на уступки деструктивной оппозиции. Проводимые им реформы были его даром России, а не уступкой.  С оппозицией же Александр Николаевич расправлялся предельно жёстко, достаточно сказать, что за весь XIX век именно в его царствование было вынесено более всего смертных приговоров - всевозможным "бомбистам", "нигилистам", любителям "ходить в народ" и прочей русофобской шантрапе из числа недоучившихся школяров. Жёстко действовали против революционных группировок и его соратники - Пётр Шувалов ("Пётр по прозвищу Четвёртый, Аракчеев же второй", - как злословила его оппозиция), Эдуард Тотлебен (тот самый, герой Севастополя и Плевны), Михаил Лорис-Меликов.

Во-вторых, проект Лорис-Меликова вовсе не был конституционным. И Россия благодаря этому проекту отнюдь не превращалась в "парламентскую монархию". Полномочия царя ни в малейшей степени не урезались, государь оставался самодержавным. Революционные партии не легализовывались. Либеральных же партий в России на момент 1881 года ещё не было. И проект Лорис-Меликова не предполага их формирования. Что предлагалось? Предлагалось ввести в Госсовет (в котором при этом оставались члены, назначенные государем!) выборных представителей от земств. И наделить Госсовет законосовещательными полномочиями. Все расслышали? Законосовещательными, а не законодательными. То есть, выборные представители от земств, хоть и появлялись в высших органах власти (при том, что это были именно представители земств, то есть - непосредственно населения, а не оппозиционных партий!), но не получали права решающего голоса при принятии государственных решений. Принятие решения оставалось за царём. Но выборные народные представители, кооптированные в госсовет, получали возможность доносить непосредственно до государя нужды своих избирателей. Между государем и народом устранялось двойное средостение - как из числа "профессиональных" бюрократов, так и из числа деструктивной оппозиции, пытавшейся монополизировать право представлять интересы народа. Теперь царь получал возможность узнавать потребности своих подданных из первых уст, непосредственно (и тут самое время вспомнить гласность первых лет правления Александра Освободителя и её цели). Таким образом, государственное управление получало направление, сообразное чаяниям народа, но выражаемое и олицетворяемое всецело царём. Царь, а не оппозиция, становился выразителем народной воли.



Генерал Михаил Тариэлович Лорис-Меликов,
инициатор последней реформы Александра Второго,
которую государь так и не успел воплотить в жизнь.




Кроме того, реформа Лорис-Меликова позволяла запустить в Российском государстве реально функционирующие социальные лифты. Привычку Александра Второго выслушать всех и сделать по-своему мы знаем. Доступ народных представителей к его уху не означал превращения царя в марионетку этих самых народных избранников - свобода царя в принятии решений ничем не ограничивалась, законодательная инициатива от царя также не отнималась. Но регулярно общаясь с этими самыми народными представителями царь получал возможность подобрать из их числа наиболее мудрых и государственно мыслящих людей. Которые в дальнейшем могли бы быть кооптированы в правительство. То есть, через земства и госсовет царь получал не только более широкую общественную поддержку, но и возможность продвигать по служебной лестнице талантливых и лично преданных ему самородков из народа, не взирая на их социальное происхождение и не обращая внимания на ворчание спесивых аристократов (судьбу Осипа Комиссарова помним?).

Так укрепляли ли реформы Лорис-Меликова царскую власть или расшатывали её основы? Непредвзятый исследователь вынужден будет признать, что укрепляли. "Увенчав здание своих реформ", Александр Освободитель не шёл на уступки в отношении самодержавной царской власти, но устранял то ключевое противоречие, которое привело к революции в 1917 году, и создавал гибкую и эффективную систему государственного управления. мы не можем винить Победоносцева и Ко в том, что они не смогли оценить всей глубины замысла последней реформы царя-освободителя. Но те, кто сегодня винит Александра Второго в отступничестве от принципов монархического государственного устройства, напропалую лукавят. И уж, конечно, их беззастенчивое враньё - не повод швырять камни в светлую память Александра Николаевича. Нам же остаётся только пожалеть, что столь своевременный и продуманный проект так и не был реализован, а император Александр ушёл именно в тот момент, когда Россия более всего в нём нуждалась.



Александр Освободитель на смертном одре.

Tags: Александр Освободитель, История Отечества, Революция
Subscribe

Posts from This Journal “Александр Освободитель” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment