Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Украинка Ольга, жена Главнокомандующего

Для многих мужчин очень важно, чтобы рядом была женщина, способная разделить с ним тот мир, в котором он живёт, цели, ради которых он живёт. Не женщина-домохозяйка, не "надёжный тыл", а боевая подруга. Чтобы влюблённые смотрели не друг на друга до посинения, а в одном направлении. Последнему главнокомандующему Вооружёнными Силами Юга России Петру Николаевичу Врангелю в этом отношении повезло. Сегодня мой рассказ - об Ольге Михайловне Врангель.






Ольга Михайловна Врангель, урождённая Иваненко.




Ольга Иваненко родилась в богатой и знатной малороссийской семье 3 (15) августа 1883 года. Отец её был крупным помещиком на Украине и имел связи при высочайшем дворе, что позволило ему не только самому выбиться в камергеры, но и пристроить дочь фрейлиной к императрице Марии Фёдоровне, вдове императора Александра III. Очень скоро Ольга сблизилась с молодой императрицей Александрой Фёдоровной и перешла к её двору. Обе женщины живо интересовались медициной, Оля Иваненко даже закончила курсы медицинских сестёр, по некоторым сведениям, в дальнейшем она продолжила своё медицинское образование, став второй в истории России женщиной-военврачом. Ольга Михайловна была не только знатна, но и красива, поэтому недостатка в ухажёрах у неё не было. Однако ни флирт, ни поиск "выгодной партии" её не волновали. Избранником же её стал человек, от которого менее всего ожидали этого - офицер Конногвардейского полка Пётр Николаевич Врангель.


Среди сослуживцев Врангель слыл повесой и обладал взрывным характером. Кто-то, возможно, решил бы, что такой человек - не пара для задумчивой, серьёзной и целеустремлённой Оленьки Иваненко. Однако Ольга, вероятно, заметила в своём избраннике нечто такое, чего не замечали сослуживцы. К тому же она была девушкой глубоко религиозной (других при дворе Александры Фёдоровны быть не могло!), а христианская вера предписывает человеку доверять ближнему, подмечать в нём лучшее, а главное - верить в Божий замысел о каждом человеке. Ольга была тактична и терпелива, и Врангель чувствовал с её стороны настоящую глубокую любовь, способную творить настоящие чудеса. Не сразу, но под влиянием Ольги Пётр Николаевич быстро превратился в образцового отца семейства. И, кстати, действительно стал отцом: в 1909 году на свет появилась их дочь Елена.




Пётр Николаевич и Ольга Михайловна Врангели. Фото времён Гражданской войны.





Врангель обожал свою супругу, нежно называл её "Олесинькой" и "Ангелом". Увы, их семейная идиллия продолжалась недолго: грянула Первая Мировая война, и Пётр Николаевич отправился на фронт. Не осталась в стороне от грозных событий и Ольга Михайловна. Согласно утверждениям Елены Раскиной, одной из своих биографов, Ольга Врангель отправилась вслед за мужем на фронт. Медицинское образование позволило ей присоединиться к одному из санитарных поездов, перемещаясь по фронтам вслед за мужем. Пётр Николаевич геройствовал на фронте, водя конногвардейцев в атаки, а его супруга в прифронтовых госпиталях столь же самоотверженно ухаживала за ранеными.

После поражения Корниловского выступления и последовавшего за этим вскорости большевистского переворота Врангели переселились в Крым. Пётр Николаевич решил взять некий "тайм-аут", чтобы разобраться в обстановке, а его супруга просто последовала за ним. К этому времени у Ольги Михайловны было уже трое детей - следом за дочерью Еленой появились на свет сын Пётр и дочь Наталья. Ольга Михайловна всецело отдалась семейным заботам, но вскоре трагический случай едва не разрушил её жизнь.

Дело в том, что по старой столичной привычке Врангели в Крыму имели при себе небольшой штат прислуги. С работниками барон и баронесса были справедливы и подчёркнуто вежливы. Однако захват власти большевиками опьяняюще действовал на людей примитивных и необразованных. Как-то раз случилось так, что садовник, под влиянием революционной пропаганды начавший регулярно пить и манкировать своими обязанностями, и однажды, нарвавшись на закономерное и выраженное в крайне вежливой форме замечание со стороны Ольги Михайловны, ответил ей грубостью. Случайно увидевший эту сцену Врангель взорвался: трогательно обожавший свою супругу, он никому не позволял её оскорблять. В обидчика полетела генеральская трость. На следующий день дерзкий садовник был уволен. И решил отомстить своим бывшим хозяевам, настрочив на них донос: дескать, генерал Врангель замышляет учинить антисоветский переворот в Крыму с опорой на местных татар. Татары действительно волновались, имели место стычки между ними и красными матросами, поэтому большевики отнеслись к доносу предельно серьёзно - и Врангель был арестован. Что характерно - Ольга Михайловна добровольно отправилась за мужем в заточение, прекрасно понимая, чем это может закончиться для неё и для Петра Николаевича.

"Мы стали садиться в автомобиль, - вспоминал Пётр Николаевич Врангель, - когда, расталкивая толпу, появилась моя жена. Подбежав к автомобилю, она ухватилась за дверцу и пыталась сесть, матросы ее не пускали. Я также пробовал уговаривать ее остаться, но она ничего слушать не хотела, плакала и требовала, чтобы ее пустили ехать со мной". Арестованных доставили на миноносец, превращённый большевиками в тюрьму. Несколько раз под разными предлогами Пётр Николаевич пытался уговорить жену сойти на берег, уверенный, что его непременно расстреляют, и опасавшийся, что жена может разделить его участь. Однако Ольга Михайловна была полна решимости оставаться с мужем до конца.

Можно было бы упрекнуть Ольгу Михайловну в преступном небрежении о собственных детях, которые рисковали остаться не только без отца, но и без матери. Однако Анна Савельева предполагает (а я склонен с ней согласиться), что, ежедневно наблюдая красный террор в Крыму, Ольга Врангель думала, что вдали от родителей, объявленных "врагами народа", детей легче будет спасти.




Ольга Врангель и её старшие дети - Елена, Наталья и Пётр





Через несколько часов, правда, Врангелей отпустили: местная беднота, которой Пётр Николаевич и Ольга Михайловна старались помогать, чем могли, горячо заступилась за генерала. Сам же барон, рыцарь до мозга костей, приписывал своё освобождение исключительно самоотверженности жены.

Вскоре после освобождения Врангель покинул Крым, выехав сперва в Киев, а затем - в Екатеринодар, где Пётр Николаевич поступил в ряды Добровольческой Армии Деникина. Ольга Михайловна осталась в Крыму, где большевистскую власть сменили немецкие оккупанты, до лучших времён, пока будущее её супруга не определится. С тяжёлым сердцем Врангель покидал семью - конечно, падение большевистской власти означало окончание террора. Но видеть на улицах легендарного Севастополя, овеянного славой Ушакова и Нахимова, немецкие мундиры, было противно. Впрочем, Врангель был убеждён, что немцы его супругу не тронут: в 1918 году они вели себя не в пример порядочнее, чем в 1942-м.





Пётр Врангель в период службы в Добровольческой Армии.




В январе 1919 года барона свалил тиф - болезнь, массово косившая участников Гражданской войны по обе стороны фронта.  Начальник штаба Врангеля генерал Юзефович телеграммой вызвал Ольгу Михайловну из Крыма. Семнадцать дней Ольга Михайловна неотлучно находилась у постели больного супруга. Кое-как две женщины - она и жена генерала Юзефовича - приноровились спускать больного, пребывавшего в баспамятстве, со второго этажа вниз, мыть его (врачи предписали больному ежедневные ванны), а затем - поднимать снова наверх, укладывать и переодевать. Старая одежда Врангеля сжигалась, дабы не распространять инфекцию. Поскольку Ольга Михайловна была по профессии медиком, она следила, чтобы никто из помогавших ей ухаживать за больным не заразился - и её предосторожности возымели действие.

Когда же врачи известили её, что надежды на выздоровление более нет, Ольга Михайловна, будучи женщиной безупречно религиозной, вызвала к умирающему священника для последнего напутствия. Во время исповеди Врангель неожиданно пришёл в себя, так что исповедался и причастился он в полном сознании, после чего снова впал в забытьё. Священники ушли, а Ольга Михайловна осталась у изголовья больного мужа, с минуты на минуту ожидая его кончины. О чём в ту минуту думала она, преданно любившая его, не мыслившая без Петра Николаевича своей жизни, наверное, не узнает никто. На следующий день в дом по просьбе Ольги Михайловны принесли местную чудотворную икону Божией Матери, около которой совершили молебен. И Врангель пошёл на поправку. Самоотверженная преданность жены и её заботы в сочетании с горячими молитвами Церкви сделали своё дело.

В дальнейшем Ольга Михайловна Врангель заведовала госпиталем в белом Екатеринодаре, где оказывалась врачебная помощь наиболее тяжело раненым бойцам ВСЮР. Когда Вооружённые Силы Юга России под командованием Деникина потерпели поражение, и армия сосредоточилась в Крыму, на последнем клочке Русской земли, Врангель решил превратить Крым в плацдарм для борьбы за Россию. А за Ольгой Михайловной закрепилось прозвище "хозяйки Крыма". Она продолжала работать военврачом (по другим сведениям - сестрой милосердия), ухаживать за ранеными белогвардейцами, кроме того, она окружила своей заботой остававшихся в Крыму вдов и сирот. По свидетельствам людей, близко её знавших, она буквально излучала любовь.





Ольга и Пётр Врангели. Фото 1921 года.




Врангель высоко ценил труды и заботы своей супруги. В знак уважения к её происхождению (хотя, конечно, и ради того, чтобы привлечь на свою сторону симпатии украинского населения) Пётр Николаевич выдвинул идею после свержения большевиков установить украинский язык в качестве второго государственного на всей территории возрождённой Российской империи. Увы, власть Врангеля в Крыму долго не продержалась, так что эти проекты так и остались любопытным историческим курьёзом. В ноябре 1920 года Белая Армия покинула Крым. Вместе с её главнокомандующим Россию покидала и Ольга Михайловна Врангель с тремя детьми на руках. Для неё начинался период эмиграции.

В изгнании основной заботой Ольги Михайловны стало обустройство беженцев, вышвырнутых с Родины Гражданской войной. Сергей Палеолог свидетельствовал, что в Константинополе в 1921 году только и слышно было: "Ольга Михайловна поможет... напишет... скажет... сделает". Стараниями баронессы Врангель в Европе стали появляться санатории для эмигрантов, страдающих туберкулёзом - нечеловеческие условия, в которых бывшим белым воинам поначалу пришлось жить, способствовали широкому распространению этой опасной болезни. Чтобы найти средства на эти санатории, Ольге Михайловне пришлось несколько раз ездить аж в Америку - но дело было сделано, санатории заработали. Как могла, она утешала инвалидов и вдов. При этом не забывала и о собственной семье: в эмиграции у Врангелей родился второй сын, Алексей. Опасаясь покушения со стороны агентов ОГПУ, Ольга Михайловна старалась по возможности оградить мужа от сомнительных контактов, тщательно проверяла еду и воду, поступавшие к ним в дом.

Увы, эти заботы Ольги Михайловны остались тщетны. Однажды к старому испытанному слуге Врангелей приехал погостить брат - моряк советского торгового флота. Ольга Михайловна не посмела отказать ему в гостеприимстве. Увы, моряк оказался агентом ОГПУ. Вскоре после его отъезда Пётр Николаевич почувствовал себя плохо и менее, чем за месяц, угас. Врачи так и не смогли поставить диагноз... Тело Петра Николаевича Ольга Михайловна, во исполнение его последней воли, перевезла в православную Югославию, где останки Врангеля и были преданы земле. Православный священник совершил над ними чин отпевания.




Пётр Врангель в последние годы жизни.


Ольга Михайловна Врангель и четверо её детей




После кончины мужа Ольга Михайловна не сломалась. Она продолжала активно участвовать в жизни эмигрантских организаций. Когда в 1936 году разразилась Гражданская война в Испании (пришедшие там к власти левые развернули масштабные гонения против верующих, и белая эмиграция не смогла остаться в стороне, не вступиться за уничтожаемых христиан), Ольга Михайловна создала в Бельгии комитет для помощи русским добровольцам, сражавшимся на стороне генерала Франко. Стоит отметить, что легальный отъезд белоэмигрантов в Испанию был затруднён донельзя: большинство эмигрантов сосредоточились во Франции, а её тогдашнее правительство поддерживало испанских республиканцев. Пробираться в Испанию белым добровольцам приходилось тайком, с риском для жизни. Так что деньги, собираемые вдовой покойного главнокомандующего, были очень даже нелишними.

Нелишними они были и для тех русских франкистов, кто по ранению не мог больше продолжать участия в антикоммунистической борьбе. Франко, бывший последовательным русофобом, русских добровольцев принимал в свою армию неохотно и всегда - только рядовыми, несмотря на прежний чин в Белой Армии. Раненые оставались без попечения. Заботу о них, как и в 1919-м, пришлось взять на себя Ольге Михайловне.




Ольга Михайловна Врангель в 1930-е годы.





Замуж вдова "последнего главкома" так больше и не вышла, до конца своих дней сохраняя верность человеку, которого любила. Жила она в семье старшей дочери Елены, вместе с которой переехала в США, где и скончалась 8 сентября 1968 года, уже в глубокой старости, окружённая внуками.

_______________________________________________
При написании статьи использованы
1) Статья Елены Раскиной
2) Анна Савельева. "Ангел Ольга".
3) Юлия Попова. " Ольга Врангель: что стало с женой легендарного белого генерала"

Tags: Белые, Браття-українці, Врангель, Гражданская война, Жизнь замечательных женщин, История Отечества
Subscribe

Posts from This Journal “Жизнь замечательных женщин” Tag

promo mikhael_mark август 12, 21:50 Leave a comment
Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment