Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

От унтера до генерала за шесть лет

Человек, о котором я сегодня хочу рассказать, уникален даже для Гражданской войны. Выходец из простых казаков, он начал Первую Мировую нижним чином, а закончил Гражданскую войну генерал-лейтенантом. Правда, чин этот он получил из рук командующего, полномочия которого оспаривались многими белогвардейскими авторитетами, а нравственный облик вызывал серьёзные нарекания: из рук атамана Семёнова. Однако Семёнов - сам отчаянный сорви-голова - выдвигать старался командиров решительных, храбрых и толковых. К их числу безусловно относился и наш сегодняшний герой.







Глебов Фаддей Львович, белоказачий генерал






Фаддей Львович Глебов (1887 - 1945) - активный участник Белого Движения на Востоке России, сибирский казак, генерал семёновского производства. Белоэмигрант, в эмиграции избран атаманом Сибирского казачьего войска.

Фаддей Глебов - выходец из самых, что ни есть, социальных низов. Даже точная дата его рождения неизвестна: большинство источников склоняется к версии о 25 июня 1887 года (и то непонятно, по юлианскому или по григорианскому календарному стилю), но в некоторых сибирских краеведческих источниках встречается и другая дата: 21 августа 1888 года. Точно известно одно - его происхождение из сибирских казаков. В 1907 году Фаддея Глебова призывают на действительную военную службу, и он попадает рядовым казаком в 1-й Сибирский казачий Ермака Тимофеевича полк. В 1910 году Глебов окончил учебную команду этого полка, получил чин урядника и демобилизовался.

Мирная жизнь молодого казака, впрочем, продолжалась недолго. В 1914 году грянула Первая Мировая война, и Глебова снова мобилизовали на военную службу. Он попал в 4-й Сибирский казачий полк, в октябре 1914 года получил чин вахмистра. Вероятно, повышение в чине досталось ему как одному из немногих выживших после кровопролитных боёв в Восточной Пруссии, в ходе которых Россия заплатила разгромом двух своих армий за спасение Парижа. Во время Восточно-Прусской операции Глебов служил в личном конвое генерала Самсонова, и после его гибели вернулся обратно в полк. В сентябре 1915 года Фаддея Львовича за боевые заслуги производят в подхорунжие и назначают командиром взвода. Личное мужество Глебова подтверждали солдатские награды: в 1914-м году он получил георгиевскую медаль, в 1915-м стал кавалером Георгиевского креста всех четырёх степеней. За год! Не удивительно, что следующий, 1916-й год доставил ему первый офицерский чин.






Однако на следующий год грянула революция, проложившая непреодолимую пропасть между нижними чинами и офицерами. И то, что офицер выслужился из самых низов, то, что он несколько лет усердно тянул солдатскую лямку, прежде чем украсил свои плечи галунными погонами, как и его личные боевые заслуги, уже никого не интересовало. Большевики и вовсе заключили с австро-германскими захватчиками мир, после чего объявили войну на уничтожение всему укладу жизни тысячелетней России. И казачество в этой войне должно было пасть одним из первых.

После демобилизации с фронта Глебов отбыл на восток и обосновался в Петропавловске (это город на берегу Ишима, в области Сибирского казачьего войска, не путать с Петропавловском-Камчатским). После того, как восставшие чехословаки и белогвардейское подполье свергли в Петропавловске советскую власть, Глебов присоединился к Белому Движению. В станице Пресновской из числа бывших однополчан-ермаковцев Глебов сформировал болоказачью сотню и с ней влился в состав возрождённого временным сибирским правительством 1-го Сибирского казачьего полка. Вскоре он уже командовал 1-й сотней этого полка, дислоцированной в освобождённом от красных Омске. Сотня Глебова составила основу гарнизона сибирской столицы, её наиболее морально стойкое ядро. В ноябре 1918 года Фаддей Львович со своими казаками принял живейшее участие в перевороте, приведшем к власти адмирала А.В. Колчака. К маю 1919 года он был уже есаулом и помощником командира в своём полку, в составе которого принял участие в боях под Уфой и на Урале.









6 августа 1919 года Глебов получил под своё командование полк - 10-й Сибирский казачий. Во главе этого полка Глебов принял участие в знаменитой атаке 9 сентября 1919 года у посёлка Островное, в ходе которой сибирские казаки окружили и полностью уничтожили две бригады 5-й красной армии. Казаки захватили всю артиллерию красных и значительное количество пулемётов. Развивая наступление, Глебов со своим полком на следующий день успешно занял станицу Пресновскую. За успешное руководство полком в сентябрьских боях Колчак произвёл Глебова в чин войскового старшины (казачий аналог подполковника), а в ноябре 1919 года Фаддей Львович был уже полковником.




Сибирские казаки перед боем у Островного.






Но это была уже агония колчаковского фронта. 12 ноября Омск пал. Белые части отдельными группами отходили на восток, со всех сторон атакуемые красными партизанами. Глебову удалось собрать под своим командованием сибирскую казачью бригаду, во главе которой он совершил Великий Сибирский Ледяной Поход и вышел в Забайкалье. Бригада за время похода сильно поредела, так что в Забайкалье её пришлось свернуть в полк. Глебова, ставшего командиром этого полка, атаман Семёнов произвёл в генерал-майоры.

В октябре 1920 года красные "выбили читинскую пробку" - ликвидировали очаг Белого Движения в Забайкалье. Глебов со своим полком отступил в Приморье, где был назначен командиром сводной бригады из сибирских и енисейских казаков. К этому времени в Приморье существовало своеобразное "двоевластие". С одной стороны, во Владивостоке и окрестностях оставались войска японских интервентов, союзных атаману Семёнову. С другой, белогвардейская власть в Приморье была свергнута в результате восстания 31 января 1920 года. Приморскую земскую управу контролировали большевики. И хотя в апреле 1920 года приморские большевики заключили с японцами перемирие, власть их была очень непрочна: ни мира, ни благоденствия новоявленные "народные заступники" рядовым обывателям не принесли. Промышленность стояла, служащие не получали жалования, денежные знаки стремительно обесценивались.

26 мая 1921 года подошедшие к городу белогвардейцы при поддержке антибольшевистско настроенного населения совершили переворот, устранив от власти большевиков и сформировав своё Временное Приамурское правительство. Правительство возглавил местный юрист Спиридон Меркулов, армию - генерал Г.А. Вержбицкий. Генерал Глебов в числе прочих белых офицеров принял участие в этом перевороте, однако, поддерживая атамана Семёнова как законного преемника Колчака на российской юго-восточной окраине, признать Временное Приамурское правительство и Вержбицкого отказался. За неоднократное игнорирование приказов правительства и командования Дальневосточной армии Глебов 22 августа 1921 года был отстранён от должности и исключён из списков армии. В ответ Семёнов демонстративно произвёл его в генерал-лейтенанты и назначил командующим Гродековской группой войск.





Командующий белым тихоокеанским флотом адмирал Георгий Карлович Старк (в центре)
и братья Меркуловы - Николай (слева) и Спиридон (справа)


Атаман Григорий Михайлович Семёнов Колчаком был назначен главнокомандующим
всеми русскими войсками на Дальнем Востоке.
Но после отступления белой армии в Приморье об этом как-то быстро все забыли.






Сложно оправдать эту междоусобную грызню между белогвардейцами в условиях, когда большевики успешно наступали, утверждая свою власть, а Белое Движение медленно, но верно умирало. Но не будем забывать, что каппелевцы, самоотверженно сражавшиеся против большевиков весь 1919-й год, проделавшие Великий Сибирский Ледяной Поход, имели моральное право относиться к Семёнову как к "тыловой крысе", а к его бойцам - как к разбойникам, не столько охранявшим, сколько разрушавшим колчаковский тыл. В то же время и Семёнов, имевший собственные заслуги перед Белым Движением и официальные полномочия от Колчака, имел моральное право воспринимать каппелевцев, не имевших собственного тыла, свалившихся ему как снег на голову, как нахлебников. На Дальнем Востоке повторилась ситуация, имевшая место на Дону летом 1918 года. По-своему неправы были, разумеется, обе стороны, но конфликт в любом случае не шёл на пользу Белому Делу. Глебов же, хоть и был ветераном Сибирского Ледяного Похода наравне с Вержбицким и Молчановым, в условиях этого трагического конфликта предпочёл сделать выбор в пользу Семёнова, как по причине его официального преемства от Колчака, так и, вероятнее всего, из казачьей солидарности.

Когда в декабре 1921 года Белоповстанческая армия, которой к тому времени уже командовал генерал В.М. Молчанов, начала свой Хабаровский поход, генерал Глебов согласился двинуть в помощь своим недавним соратникам по Сибирскому Ледяному походу часть сил Гродековской группы во главе с генералом Федосеевым. Однако уже вскоре по необъяснимым причинам приказал Федосееву с дивизией вернуться в Гродеково. Результатом стало повторное отрешение Глебова от должности. И когда генерал прибыл во Владивосток для переговоров о совместных действиях с Белоповстанческой армией (30 декабря 1921 года), он был арестован и предан суду за невыполнение приказа.

Опротестовать это решение было уже некому - Семёнов покинул Россию в сентябре 1921 года.  20 марта 1922 года Глебов был приговорён к году и четырем месяцам тюремного заключения, однако уже 22 марта амнистирован: не то было время, чтобы разбрасываться толковыми, пусть и запутавшимися в сложной политической обстановке, командирами. 1 июня 1922 года Глебов был назначен командующим Особой группой частей армии Временного Приамурского правительства. С приходом к власти в Приморье Михаила Константиновича Дитерихса Глебов становится командующим Дальневосточной казачьей группой (приказ об этом назначении состоялся 18 июля 1922 года), в составе которой принимает участие в боях против красных в Приморье - в районе Спасска и Никольск-Уссурийска. Когда силы Земской Рати Дитерихса потерпели поражение, Глебов получил приказ отступать от Никольск-Уссурийска на запад, в направлении на Гродеково. Однако он этого приказа не исполнил, а повёл своих казаков на Владивосток, где и погрузился с войсками на суда.

Действия  Глебова в октябре 1922 года были явным самоуправством. К тому же он захватил транспорты, для его войск не предназначенные, чем осложнил эвакуацию семей военнослужащих Земской Рати, так что женщинам и детям пришлось пешим порядком двигаться до китайского Гирина. Но не будем слишком строги к Глебову. Среди казаков всегда существовала особая спайка, а Глебов спасал не себя, а своих бойцов, с которыми наверняка ещё думал продолжить борьбу против большевиков. Да, действия Глебова были самоуправны, но диктовались они чувством обострённой ответственности за судьбу своих подчинённых. К тому же группа Глебова отходила к Владивостоку с боями, как повествует справочник "Белые генералы Восточного фронта Гражданской войны". Так что не исключено, что выполнить приказ Дитерихса Глебову не позволили красные, а вовсе не собственная прихоть.




Генерал Фаддей Львович Глебов в зимней бекеше




В ноябре казаки генерала Глебова на кораблях прибыли в корейский порт Гензан, занятый японцами. Японцы потребовали разоружения русских белогвардейцев, однако Глебов категорически отказался исполнить этот приказ и направился морем в Шанхай. В шанхайском порту корабли с глебовскими казаками находились с 7 августа по 14 сентября 1923 года. В конце концов местные власти потребовали от белогвардейцев в течение 48 часов убраться из порта. Однако Глебов это требование проигнорировал. Проигнорировал он и требования спустить русские национальные флаги, и угрожающие манёвры английских военных кораблей, пытавшихся угрозой применения силы вынудить строптивых русских к повиновению. Глебовцы прожили более года на судах, после чего вошли в устье реки Вампу и захватили там китайскую карантинную станцию. Эта станция была превращена казаками в походный лагерь. Шёл июль 1924 года, в России уже успел умереть Ленин, закрутивший по России смерч Гражданской войны, а последним осколкам некогда грозной Русской Императорской Армии по-прежнему не было приюта. Несколько раз Глебова и его казаков пытались выдавить с захваченной карантинной станции, однако Фаддей Львович заявил, что не прекратит борьбы, даже если останется один. А вид казаков, сохранивших дисциплину и боеспособность, продолжавших ежедневные воинские учения, хорошо остужал горячие головый китайских чиновников. Два года казаки прожили в захваченном карантинном лагере, после чего Глебову удалось, наконец, легализоваться: издав приказ о роспуске Дальневосточной казачьей группы, он сформировал из её чинов русский полк для охраны местной французской концессии. Так началась эмигрантская жизнь Фаддея Львовича.

С 1926 года Глебов принимал активное участие в работе "Комитета по защите прав и интересов эмигрантов".  29 июня 1927 года, после отъезда генерала П.П. Иванова-Ринова в СССР, Сибирское войсковое правительство в изгнании избрало генерала Глебова атаманом Сибирского казачьего войска. В 1936 году он был избран председателем Совета объединённых российских организаций, в 1942 - 1944 гг. избирался председателем Шанхайского Российского эмигрантского комитета. В то же время в сотрудничестве с созданным японскими оккупантами БРЭМом или Русской Фашистской Партией он замечен не был. Вероятно, по этой причине советская контрразведка СМЕРШ после освобождения Китая от японских захватчиков не заинтересовалась персоной сибирского войскового атамана. Генерал Глебов умер своей смертью в Шанхае 23 октября 1945 года.

____________________________________________________
См. материал о Ф.Л. Глебове на сайте "Белая Россия"

Tags: Белые, Великий Сибирский Ледяной поход, Гражданская война, История Отечества, Казачество, Колчаковцы, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

Posts from This Journal “Колчаковцы” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments