Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

О Кровавом воскресенье. Семь фактов, о которых не любят вспоминать

22 января (т.е., 9 января старого стиля) 1905 года, 115 лет тому назад, в Петербурге произошло событие, вошедшее в историю как Кровавое воскресенье и ставшее отправной точкой первой "русской" революции 1905 года. И хотя в оценках этого события сейчас, вроде как, все необходимые точки над всеми необходимыми буквами давно расставлены, и желающий легко найдёт достоверную информацию, многие до сих пор продолжают видеть в этой трагедии 115-летней давности повод бросить ком грязи в память последнего русского императора и подвергнуть сомнению правомочность его канонизации.




Одна из многочисленных пропагандистских картинок о Кровавом воскресенье


Напомню общеизвестную советскую точку зрения на события. Большевистская пропаганда нас учила, что в январе 1905 года лидер сформированного охранкой "Собрания русских фабрично-заводских рабочих" священник Георгий Гапон инициировал массовое уличное шествие, имевшее целью подать петицию к царю о насущных нуждах рабочих. Манифестация, согласно большевистским канонам, носила исключительно мирный характер, люди шли к царю с иконами и хоругвями - но были встречены плотным строем солдат, расстрелявших мирную демонстрацию в упор. После этого, твердили нам советские учебники, вера народа в "доброго царя" была разрушена, и революция стала неизбежной. Ну, а теперь давайте разбираться.

Первое. Чтобы понять логику сторон - понять, не обвинять с ходу - стоит выяснить контекст январских событий. Контекст же был таков. Россия вела войну против Японии, армия в этой войне терпела поражение за поражением, что требовало напряжения сил в тылу. Незадолго до начала пререкаемой манифестации, 3 января (старого стиля), забастовал оборонный Путиловский завод. Забастовка была объявлена с экономическими требованиями, и в других условиях, наверное, могла бы стать предметом для переговоров между правительством и рабочими об улучшении положения последних. Но тут стоял вопрос о снабжении армии. В условиях боевых действий. Причём война со стороны России носила исключительно справедливый характер, наша страна подверглась вероломному нападению без объявления войны, Япония выступала в качестве агрессора. Попробуйте себе представить реакцию Сталина или Жукова, если бы в разгар обороны Москвы какой-нибудь важный оборонный завод (например, клепавший танки Т-34 нижегородский завод "Красное Сормово") объявил бы забастовку, потребовав сокращения рабочего дня и увеличения зарплат. Все представили? Все понимают, чем бы дело кончилось? А Николай Второй, меж тем, приказа на силовое подавление забастовщиков не отдал. Значит, упрекать его в какой-то исключительной кровожадности или столь же исключительной ненависти к рабочим не приходится, и разгадку событий 9 января следует искать совершенно в другой плоскости.


Стачка на Путиловском заводе




Второе. Д.Н. Филин (filin_dimitry) цитирует Гапона, недвусмысленно делящегося своими планами в воспоминаниях, записанных по горячим следам: "Мы решили распространить стачку на Франко-русский судостроительный и Семянниковский заводы, на которых насчитывалось 14 тыс. рабочих. Я избрал именно эти заводы, потому что знал, что как раз в это время они выполняли весьма серьезные заказы для нужд войны" (выделено мной - М.М.). Вдумаемся, что это значит. А значит это, что сам Гапон занимался подрывом обороноспособности страны ведущей войну против внешнего агрессора. То есть - действовал как вражеский агент, и даже не стыдится этого. Отсюда сразу же два вывода:

а) Николай Второй имел все формальные причины, чтобы силой разогнать шествие, предпринятое врагами возглавляемой им страны
б) Гапон и те силы, которые маячили за его спиной, прекрасно отдавали себе отчёт в том, что затеваемая ими акция будет расценена властями не просто как антиправительственная, но как антигосударственная. И заведомо подставляли рабочих под удар, чтобы вызвать народное возмущение и расширить круг бастующих оборонных предприятий.

Третье. Относительно лозунгов шествия. Первоначально в петицию были включены только экономические лозунги. Рабочим всерьёз втолковывали, что шествие направляется ко дворцу, чтобы вручить царю прошение о насущных нуждах народа. И в такой манифестации ни петербургский градоначальник, ни полиция ничего дурного не видели (тем более, что с затянувшейся забастовкой на оборонном заводе надо было как-то кончать, и лучше миром, чтобы не подставлять под удар головы самих же полицейских). Но в самый последний момент к экономическим лозунгам в петицию были добавлены политические - созыв Учредительного Собрания (как будто Россию с её тысячелетней историей ещё необходимо было "учреждать"!), присяга царя перед народом, отделение Церкви от государства (и это в манифестации, которую революционная пропаганда преподносила как религиозную и возглавляемую священником!), освобождение политических заключённых (то есть - революционеров-террористов), ответственности министров "перед народом" (то есть, по существу, введение демократического правления по образцу парламентской республики), отмена налогов (!!! - без коментариев)  и даже ... прекращение войны с Японией. Текст петиции был составлен нарочито демагогическим языком (с её полным текстом можно ознакомиться здесь). Таким образом, "мирная" демонстрация двигалась к Зимнему Дворцу чтобы потребовать, говоря современным языком, радикального изменения конституционного строя и капитуляции государства в войне с внешним агрессором. Принятие петиции царём означало полную сдачу государством всех своих позиций как вне, так и внутри страны. На каковую сдачу ни один вменяемый политический лидер никогда бы не пошёл. Требования гапоновской петиции были даже более радикальными, чем те, которые предъявили царю спустя 12 лет февралисты, а программа, начала реализации которой собирался требовать Гапон, выглядела настолько очевидно безумной, что министр юстиции Н.В. Муравьёв пришёл в бешенство и вызвал Гапона, к коему прежде у властей было всецелое доверие, "на ковёр" (по свидетельству самого же Гапона). А министра внутренних дел П.Д. Святополк-Мирский, известный своими либеральными взглядами, отказался эту петицию даже обсуждать.




Георгий Гапон. После событий 9 января 1905 года он был лишён сана.
И заслуженно.



Текст петиции стал известен властям 7 января. Арестовать Гапона, которого поддерживали рабочие, в организации которого состояло более 15 тысяч человек, было нереально. Такая попытка привела бы только к напрасным жертвам среди чинов полиции. Поэтому было принято решение ввести в городе военное положение и вызвать войска. Подчеркну ещё раз: решение о вводе войск в столицу министры и градоначальник Фуллон приняли в ответ на откровенно мятежные и изменнические требования, которые Гапон собирался предъявить царю во главе многотысячной манифестации. Кроме того, не будем забывать о Ходынской катастрофе, с момента которой прошло не так уж и много лет. Гапоновская же демонстрация грозила вылиться в ещё более масштабную катастрофу, когда десятки тысяч рабочих, наэлектризованных демагоническими антиправительственными лозунгами, собрались бы на узком пространстве Дворцовой площади. Единственный способ избежать повторения Ходынки был в том, чтобы не допустить этой манифестации.


Четвёртое. Относительно "мирного" характера манифестации. Вообще-то уже в свете требований, которые Гапон и его присные собирались предъявить царю, о мирном шествии уже пора забыть и рассматривать манифестацию Гапона как чисто революционную акцию. Но необходимо отметить, что Гапон перед 9-м января в течение нескольких дней консультировался с представителями революционных партий, что он, по воспоминаниям революционеров, предоставлял им полную свободу действий в случае, если бы царь не принял петицию, да и сам не прочь был щегольнуть фразочками типа "Тогда мы сделаем революцию". Стоит также вспомнить и о том, что в воспоминаниях некоторых монархистов упоминается интервью Гапона газетчикам, в котором лишнный сана за революционную деятельность распоп на откровенный вопрос: "А что бы вы делали, если бы царь всё-таки вышел к народу", - с предельной откровенностью ответил: "Убили бы в полминут. В полсекунд". Конечно, такие показания требуют проверки - но и отвергать их с порога нет никаких оснований. Но несомненно одно: своё шествие Гапон готовил в тесном сотрудничестве с революционерами, представители которых находились в толпе. В частности - Пинхус Рутенберг, который и вывел Гапона из-под огня, когда солдаты начали стрелять. Так что даже со стороны, так скажем, техники исполнения гапоновское шествие никак не тянет на "мирную манифестацию". Скорее, это была первая в истории попытка Майдана, "бархатной революции", которыми так богаты последние годы истекшего и первые десятилетия нынешнего века. И то, что государство эту попытку задушило, доказывает только одно: Николай Второй был адекватным человеком и волевым правителем.

Пятое. Относительно религиозного характера шествия. Вообще-то шествие было организовано в воскресенье - в день, когда все нормальные верующие христиане идут в Церковь. Началось оно в аккурат перед началом ранней литургии - в 6 утра. А собираться у Дворцовой планировалось к 14-00, то есть, участие манифестантов в литургии в этот день не планировалось. Уже это ставит жирную точку в вопросе о том, может ли гапоновская манифестация рассматриваться как религиозное действо. Но гораздо важнее, что  иконы и хоругви, которые несли манифестанты, были ... похищены из Церкви разбойничьим образом с непосредственной санкции Гапона. Желая привлечь на сторону демонстрантов (напомню: фактически - мятежников, хоть и безоружных) симпатии вызванных в столицу войск, Гапон распорядился взять эти иконы и хоругви силой (!!!) для чего снарядил туда сто рабочих. Иконы и хоругви были захвачены и принесены Гапону. И об этом он, ничего не тая, свидетельствует сам: "Я подумал, что хорошо было бы придать всей демонстрации религиозный характер, и немедленно послал нескольких рабочих в ближайшую церковь за хоругвями и образами, но там отказались дать нам их. Тогда я послал 100 человек взять их силой, и через несколько минут они принесли их".


Эта пропагандистская картинка, на которой кавалерия атакует толпу с иконами и хоругвями
на фоне храма будет восприниматься совсем иначе, если держать в голове, что хоругви и иконы
были разбойным образом похищены из храма. То есть, кавалерия атакует не крестный ход,
а банду святотатцев.



Шестое. Солдаты не стреляли без предупреждения. Манифестантам предлагали остановиться, но они, подзуживаемые своими главарями, продолжали упрямо стремиться ко Дворцовой площади. Не остановил манифестантов и залп в воздух. И только после этого солдаты открыли огонь на поражение. Более того, имеются свидетельства (собранные П.В. Мультатули в книге "Строго посещает нас Господь гневом Своим"), что первые выстрелы в роковой день 9 (22) января 1905 года прозвучали не со стороны войск, а со стороны толпы - точнее, со стороны затесавшихся в толпу эсеровских боевиков, кровно заинтересованных именно в кровавой развязке.

Седьмое. Число жертв Кровавого воскресенья точному учёту, конечно, не поддаётся, однако большевистская пропаганда завышала его в разы, если не на порядки. Огромные тысячи убитых и раненых получались из-за того, что большевики фактически сосчитали каждую пулю, выпущенную правительственными войсками, и на каждую пулю приписали жертву. В действительности в одного человека могло попасть несколько пуль (как оно, собственно, и было), далеко не все солдаты стреляли столь хорошо, чтобы бить без промаха, да и те, кто палил в воздух, не желая проливать христианскую кровь, наверняка тоже были в немалом количестве. К слову, в созданных при большевиках художественных произведениях немало писалось о том, что войска, якобы, расстреливали мальчишек, забиравшихся на деревья, чтобы лучше видеть события. В то, что мальчишки забирались на деревья, я охотно верю - наверняка им было любопытно, чем закончится столь грандиозное шествие (а в нём участвовало более 50 тысяч человек), да и на солдат поглазеть наверняка было охота. В то, что среди этих мальчишек-зевак были потери, я тоже готов поверить. Но вот в то, чтобы русские солдаты сознательно стреляли по русским же детям - в это я категорически не верю. Не то воспитание у русского солдата, да и не будем забывать, что к 1905 году армия в России давно уже комплектовалась на принципах всеобщей воинской обязанности. То есть, солдаты были плоть от плоти народной. Вероятнее всего, они просто стреляли поверх голов демонстрантов, не видя мальчишек на деревьях - и пули летели в мальчишек вслепую. Подробнее тему о количестве жертв разобрал в своей обстоятельной статье Дмитрий Филин.


Кровавое воскресенье. Войска стреляют по толпе...
в которой находятся эсеровские боевики. И один из них уже развернул красное знамя.



Резюмируем. Действительно, Кровавое воскресенье стало толчком к первой революции в России. Однако говорить о том, что "кровавый царский режим" расстрелял мирное шествие, не приходится. Шествие носило ярко выраженный революционный характер, выдвигало к власти требования столь же невыполнимые, сколь и изменнические, и грозило многочисленными жертвами (а по некоторым сведениям  - и цареубийством). То, что власти локализовали это шествие, не допустив его участников в центр города, и разогнали силой, было естественным следствием содержавшихся в петиции требований. Власти действовали адекватно обстановке, и упрекнуть их не в чем. Кроме того, гапоновская манифестация носила агрессивно антицерковный и откровенно кощунственный характер - а значит, православным христианам как-то уж совсем не с руки ставить Кровавое воскресенье в вину императору Николаю Второму.

Собственно, закончить статью хотелось бы именно словами самого святого государя, который дал собственную оценку событиям 9 (22) января. "Прискорбные события, с печальными, но неизбежными последствиями смуты, - сказал государь принятой им 10 дней спустя делегации рабочих, - произошли от того, что вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками и врагами нашей родины. Приглашая вас идти подавать мне прошение о нуждах ваших, они поднимали вас на бунт против меня и моего правительства, насильно отрывая вас от честного труда в такое время, когда все истинно-русские люди должны дружно и не покладая рук работать на одоление нашего упорного внешнего врага. Стачки и мятежные сборища только возбуждают безработную толпу к таким безпорядкам, которые всегда заставляли и будут заставлять власти прибегать к военной силе, а это неизбежно вызывает.. и неповинные жертвы. Знаю, что нелегка жизнь рабочего. Многое надо улучшить и упорядочить, но имейте терпение. …Мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах — преступно". И с этой оценкой святого царя остаётся только согласиться. 

Tags: История Отечества, Николай Второй, Революция
Subscribe

Posts from This Journal “Николай Второй” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

Posts from This Journal “Николай Второй” Tag