Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Неудача генерала Каппеля

Практически у любого полководца есть в биографии сражения, которыми он вряд ли смог бы гордиться. Практически любой полководец, сколь бы он ни был талантлив, имел в своей боевой биографии серьёзные неудачи и поражения. И в умении после таких неудач не отчаиваться, не опускать руки, продолжать борьбу - не меньшее величие военачальника, чем в выигранных боях. Для Владимира Оскаровича Каппеля такой трагической неудачей стал штурм Красноярска в январе 1920 года. Ровно сто лет тому назад.






Портрет Владимира Оскаровича Каппеля
на фоне зимних сибирских ландшафтов





Штурм Красноярска Каппелем начался 5 января 1920 года. К этому времени обстановка в городе и вокруг него выглядела следующим образом. Как мы уже знаем, 24 декабря 1919 года в Красноярске вспыхнул мятеж, возглавляемый генералом Зиневичем, начальником местного гарнизона и поддержанный его солдатами, среди которых были сильны проэсеровские настроения. Практически сразу же к мятежу присоединились и местные большевики, создавшие свой совет рабочих депутатов, который немедленно предъявил свои права на власть. Зиневич попытался вступить в переговоры с наступавшей в направлении Красноярска 30-й стрелковой дивизией красных, но её командир заявил, что ни о каком "мире" и ни о какой "совместной борьбе" не может быть и речи - только безоговорочная капитуляция. Тем временем, 4 января в Красноярск, на выручку мятежникам выдвинулся партизанский отряд Щетинкина [1]. Близлежащие сёла вокруг Красноярска занимали авангарды регулярной Красной Армии.


Сам Красноярск, казалось, самим Богом предназначен для упорной обороны. Подступы к городу с юга преграждали отроги Саян, заросшие густой тайгой и заваленные снегом до полной непроходимости. Севернее Красноярска имелась цепь сопок с такой же непроходимой тайгой. И несколько небольших населённых пунктов - Минино, Дрокино, Бугач и Коркино. Заняв эти населённые пункты и установив на высотах возле них артиллерийские и пулемётные позиции, можно было без труда перекрыть северные подступы к городу. По сути, наступать на Красноярск можно было только в лоб - по Сибирскому тракту и железнодорожной магистрали. К началу штурма Минино и Бугач контролировались 2-й армией каппелевцев, а Дрокино занимал авангард красных.







Красноярские Столбы (отроги Саян в окрестностях Красноярска) зимой.
Это современное фото. В начале ХХ века тайга была ещё гуще.



Каппелевские войска подошли к Красноярску 3 января. В этот день Зиневич вызвал к телефону Каппеля и потребовал прекратить кровопролитие, а получив от Каппеля закономерный отказ [2], начал требовать личного прибытия в Красноярск для переговоров. Судя по всему, генерал-мятежник находился у аппарата не один - белогвардейцы в своих мемуарах свидетельствовали, что на заднем плане слышалась "разноголосица".

Каппелю необходимо было спешить к Иркутску, чтобы успеть занять город до прибытия туда поезда Колчака [3] и обеспечить Верховному Правителю спокойное водворение в новой столице. Сдаваться самозванцу Зиневичу и боевикам Щетинкина в его планы явно не входило. Между тем, в руках Каппеля находилась, фактически, лишь неполная 2-я армия. 1-я, полностью деморализованная и разбросанная гарнизонами по всей Сибири, организованной силы из себя не представляла, к тому же это её солдаты сейчас бунтовали в Красноярске. 3-я армия безуспешно продиралась по узкой дороге через Щегловскую тайгу и сосредоточиться к Красноярску в ближайшее время не могла [4]. Связь с ней также отсутствовала. Сосредоточению армии мешали многочисленные обозы с тыловыми учреждениями и гражданскими беженцами, двигавшиеся по тем же дорогам. В море беженцев тонули организованные воинские части, так что сосредоточение сил 2-й армии Войцеховского заняло 2 дня.

План наступления состоял в атаке двумя колоннами. Одна, под командованием генерала Григория Вержбицкого, со стороны Зеледеево должна была атаковать Красноярск с севера, используя тот факт, что противник не контролировал всех господствующих над городом высот. Правда, от Зеледеево до Красноярска - 79 километров... Вторая колонна с исходных позиций у Минино и Бугача под командованием П.П. Петрова атаковала Красноярск с запада - в лоб.




Генерал Павел Петров, участник штурма Красноярска в январе 1920 г.





Поначалу его колонна действовала успешно, ворвалась в город и заняла железнодорожный вокзал. Однако развить наступление не получилось. На путях неожиданно показался бронепоезд, и бойцы Петрова с ужасом разглядели над ним красный флаг. Армия же почти не имела артиллерии, боеприпасов также не хватало - большая их часть осталась в Омске и Новониколаевске, став добычей большевиков. Противостоять бронепоезду Петрову было банально нечем, и он отдал приказ об отступлении.

Впоследствии выяснилось, что бронепоезд, решивший исход атаки Петрова, принадлежал полякам - просто ветер свернул бело-красное полотнище. Но Петров узнал об этом слишком поздно...

Что касается генерала Вержбицкого, то его части, покинув Зеледеево, дойти до Красноярска так и не сумели: как раз 5 января 1920 года к Зеледеево подошла 30-я красная стрелковая дивизия и с ходу атаковала селение. Эта атака, по существу, была разведкой боем, однако Вержбицкий принял её за главный удар - и оказал сопротивление всеми имевшимися у него силами. В результате группа Вержбицкого увязла в боях местного значения на значительном расстоянии от Красноярска и участия в штурме принять не смогла.




Генерал Григорий Вержбицкий не был трусом. И сопротивление большевикам
продолжал до конца 1922 года.




В ночь с 5 на 6 января в Минино собрался военный совет под председательством Каппеля. Картина вырисовывалась безрадостная. Красноярск, хорошо подготовленный к обороне, теперь, благодаря предательству Зиневича, фактически контролировался красными. А с запада наступала 30-я стрелковая дивизия большевиков, с которой уже пришлось столкнуться Вержбицкому. Армия, отягощённая многочисленными обозами с гражданскими беженцами, оказалась под угрозой угодить в клещи. Поэтому Каппель принял решение отказаться от штурма Красноярска и двигаться в обход города. Раненых белогвардейцев и членов офицерских семей взялся вывезти из-под удара на санитарном поезде командовавший поляками полковник Казимеж Румша. Когда партизаны Щетинкина, контролировавшие Красноярск, потребовали от поляков выдать находившихся в вагонах русских, Румша распорядился навести на мятежный город пушки своего бронепоезда и заявил, что выдавать никого не собирается, а попытка взять его гостей силой означает войну со всеми отсюда вытекающими последствиями. Связываться с поляками мятежники, как и в Новониколаевске до этого, не решились. Так что раненые и члены семей проследовали через Красноярск в относительной безопасности.

Чего нельзя сказать о собственно армии. Обходя Красноярск с севера, каппелевцы подверглись артиллерийскому обстрелу как со стороны подошедших красных авангардов, так и со стороны засевших в Красноярске боевиков Щетинкина. У деревни Дрокино шедшие в авангарде 4-я Уфимская и 8-я Камская дивизии белых [5] вступили в жестокую многочасовую перестрелку с занимавшими деревню большевистскими частями. Этот огневой бой, мужественно принятый двумя авангардными дивизиями, позволил остальным силам 2-й армии - тем, кто не хотел иметь с большевиками ничего общего и намеревался продолжать борьбу, не рассчитывая на милость самозванных правителей, - проследовать мимо Дрокино и выйти на восток от Красноярска. Тем более, что идти приходилось по голому полю, засыпанному снегом, на котором походные колонны каппелевских войск и их обозы хорошо просматривались, представляя собой отличную мишень.

Примечательно, что Каппель, едва заслышав звуки боя, вскочил на коня и во главе конной группы (бойцы его личного конвоя) попытался атаковать Дрокино во фланг. Однако кони увязли в глубоком снегу и потеряли направление. Атаки не получилось. Лишь поздно вечером 6 января Каппель со своим конвоем смог выйти в расположение своих войск - далеко за Красноярском. Там Владимир Оскарович узнал страшную весть: начальник его штаба генерал Богословский вместе со всеми чинами своего штаба захвачен в плен красными. За отсутствием Каппеля командование прорывом принял на себя Войцеховский. Оставаясь в вагоне своего поезда до последней минуты, он держал связь с армией, указывал колоннам бойцов, не желавших сдаваться, путь. И лишь под покровом темноты с чинами армейского штаба сам пробрался к войскам.




Генерал Сергей Войцеховский. 5 - 6 января 1920 года командовал 2-й армией
в войсках В.О. Каппеля.




Рано утром 7 января 1920 года к Минино вышли части 3-й армии, завершившие, наконец, свой тяжёлый переход через Щегловскую тайгу. Командовавший армией её начальник штаба генерал Барышников узнал от припозднившихся обозов 2-й армии о неудачном штурме Красноярска и о том, что армия ушла к Енисею, обогнув город с севера. К этому времени от 3-й армии оставались жалкие крохи: при выходе из тайги к линии железной дороги она была атакована красными. Измученные переходом, затёртые между обозов с гражданскими беженцами, многие полки не смогли оказать сопротивление и начали складывать оружие. К 7-му января боеспособными у Барышникова оставались лишь остатки Волжского корпуса (не более 400 человек) и Ижевской дивизии (700 штыков), сумевшие прорваться благодаря решительности генерала Викторина Молчанова, 1-я Самарская дивизия под командованием столь же решительного и идейного генерала Николая Сахарова и Волжская кавалерийская бригада генерала Константина Нечаева. После совещания командиров решено было прорываться на соединение со 2-й армией. Руководство прорывом, как пишет А. Петров, принял на себя Молчанов, благодаря кому для 3-й армии он обошёлся с куда меньшими потерями.

Впрочем, красным в тот день было не до остатков 3-й армии - пленные, захваченные в Красноярске, не поддавались учёту. Это были бывшие солдаты Зиневича - мятежники, надеявшиеся на милость большевиков, а также некоторые чины 2-й армии Войцеховского, не выдержавшие напряжения и положившие оружие.  Городская тюрьма Красноярска быстро оказалась переполнена. Несчастные пленники долгое время мыкались под открытым небом, потом под Красноярском для них был построен концентрационный лагерь [6]. Подавляющее большинство его узников не пережили весны 1920 года [7].

В течение 7 января 1920 года уцелевшие остатки двух белых армий собирались за Красноярском в селе Чистоостровском на Енисее. Потери были огромны. Причём большинство - пленными. Каппель в день прорыва официально объявил, что отныне добровольная сдача в плен или переход на сторону красных не будут рассматриваться как измена, что армия не будет чинить препятствий тем, кто устал от войны. Странный, казалось бы, приказ - но Каппель понимал, что дальше будет только труднее. В армии должны были остаться только добровольцы - те, кто отдавал себе отчёт, на что идёт, и был готов переносить любые трудности во имя продолжения борьбы. Многие воспользовались этим разрешением - о том, какова была их участь, я уже писал выше.





Каппелевцы. Зима 1919 - 1920 годов





Поскольку к этому времени все железнодорожные линии по договорённости с чехословаками были переданы под контроль красных партизан [8], Каппель решил идти дальше кружным маршрутом, избегая железнодорожных линий - по Енисею, а затем - по льду реки Кан. Путь был трудным и опасным, к тому же кружным, однако на нём вероятность встретить красных партизан была куда меньше, чем вдоль Транссибирской магистрали. Каппелю же нужно было сохранить остатки своих войск любой ценой.

Таким образом, в результате неудачного штурма Красноярска армия Каппеля потеряла более половины своего состава и дальнейший свой путь до Иркутска была вынуждена проделать кружным и тяжёлым маршрутом. Это существенно замедлило её движение и резко снизило боеспособность на подходе к Иркутску - главной цели их похода. В итоге освободить Иркутск каппелевцам так и не удалось. Встаёт вопрос: в чём же причины столь тяжёлого поражения? Списывать всё на неблагоприятные погодные условия не приходится - красные находились в тех же погодных условиях. Численное превосходство противника? Оно под вопросом, к тому же в 1918 год в Поволжье Каппель успешно громил орды большевиков, превышавшие его силы в десятки раз. В чём же причины поражения?

На мой взгляд, тут сказалось несколько факторов. Во-первых, сказалось географическое положение: Красноярск был очень удобен для обороны и столь же неудобен для штурма. Во-вторых, капплевцы в значительной степени были деморализованы падением Омска, изменой 1-й армии и долгим зимним переходом по Щегловской тайге, обернувшимся новыми потерями. На те чудеса. которые они творили в Поволжье, в январе 1920 года эти люди были уже не способны. И в-третьих, если в Поволжье Каппель шёл только с войсками, имея за спиной относительно надёжный тыл и принимая решения исключительно из боевой обстановки, то во время Сибирского Ледяного Похода ему приходилось думать не только об успехе боевых операций, но и о безопасности многочисленных гражданских беженцев, следовавших с армией [9]. Да и саму армию нужно было сохранить, так как основная задача Каппеля состояла в заняти Иркутска, а не в военных победах по пути к нему. Красным же под Красноярском нужна была только победа. И имея благоприятное стечение факторов, они своего не упустили.




Каппелевская армия в Великом Сибирском Ледяном походе.
Картина изображает как раз эпизод отхода армии от Красноярска по льду Кана.

__________________________________________
Примечания.
 [1] По данным журнала "Досье-коллекция: Белая Гвардия". Щетинкин отличался изуверской жестокостью и редкостной недисциплированностью. Но надо отдать ему должное: это был настоящий герой Первой Мировой войны, ветеран с богатым боевым опытом, лично отважный и умелый командир. Серьёзный противник.
[2] Ответ Каппеля столь идеально вписывался в идеологическую парадигму Белого Движения, что стал афоризмом. На все домогательства Зиневича Каппель ответил коротко и безапелляционно: "С предателями Родины я не желаю разговаривать".
[3] Об отказе Колчака от должности Верховного Правителя Владимир Оскарович не знал.
[4] Лишь 7 января 1920 года остатки 3-й армии сосредоточились к Минино. 2-я армия к тому времени уже завершила неудачные бои за Красноярск и отходила к Байкалу.
[5] "Коренные" каппелевцы! Владимир Оскарович не случайно пустил их в авангарде - это были самые морально стойкие и боеспособные соединения некогда грозной 2-й армии.
[6] Он так назывался официально!
[7] "Досье-коллекция" по данным С.П. Мельгунова.
[8] в обмен на беспрепятственный проезд до Владивостока
[9] Впрочем, решение лично возглавить конную атаку у Дрокино 6 января, принятое Каппелем, следует безоговорочно считать ошибкой. Атака всё равно успехом не увенчалась, а армия чуть было не осталась без командира в самый решающий момент. Если бы Каппель послал бы во главе конной группы кого-нибудь из своих подчинённых, а сам остался бы на КП, возможно, потери его армии в ходе дрокинского прорыва оказались бы меньше.

Tags: Белые, Великий Сибирский Ледяной поход, Гражданская война, История Отечества, Каппель и каппелевцы
Subscribe

Posts from This Journal “Каппель и каппелевцы” Tag

  • Начало Владивостокской эпопеи

    26 мая 1921 года, сто лет тому назад, во Владивостоке произошёл государственный переворот. Опираясь на белогвардейские части, отошедшие в Приморье…

  • "Память Даурии" - о похоронах генерала Каппеля

    Вот такой материал о похоронах генерала В.О. Каппеля в Чите прилетел мне в новостях Яндекса. Источник - канал "Память Даурии" на…

  • Белогвардейский новый год

    Существует такая глупая примета: как встретишь Новый Год, так его и проведёшь. Полагаю, что 45 лет моей жизни дают мне вполне представительную…

  • Каппелевский помянник

    Великий Сибирский Ледяной Поход в лицах И ещё несколько слов к недавнему столетию со дня завершения Великого Сибирского Ледяного Похода. Полагаю,…

  • Простой штабной трудяга

    Барышников Семён Нилович (1880 - 1933) - русский офицер, ветеран Первой Мировой войны, участник Белого Движения на Востоке России.…

  • Несостоявшийся штурм

    Позволю себе немного вернуться к теме Великого Сибирского Ледяного похода. К одному из наиболее драматичных эпизодов этой белогвардейской эпопеи - к…

  • Из ледяных тисков

    К 100-летию Великого Сибирского Ледяного Похода 12 февраля 1920 года каппелевская армия, перейдя по льду замерзший Байкал, вышла в Забайкалье и…

  • Светлой памяти Владимира Каппеля

    26 января 1920 года, 100 лет тому назад, в санитарном поезде от круппозного воспаления лёгких скончался герой Гражданской войны, участник Белого…

  • Сахаров, да не тот

    Кого представляет себе среднестатистический российский обыватель, когда слышит фамилию Сахаров? Вероятнее всего - печально известного…

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment