Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Нас не накроют флагом военным....

Гибель Марковской дивизии в последний день 1919 года


31 декабря 1919 года, 100 лет тому назад, состоялось сражение у села Алексеево-Леоново, в ходе которого Марковская Офицерская дивизия была практически полностью уничтожена превосходящими силами красных. Потери дивизии составили более 1000 человек убитыми. Те, кто уцелел в этом погроме, вышли к своим и эвакуировались из Новороссийска в Крым, где дивизия была восстановлена П.Н. Врангелем.



Картина Андрея Ромасюкова "Гибнущий батальон" изображает декабрьские бои Марковской дивизии



В декабре 1919 года Марковская офицерская дивизия вела бои в Донбассе. Приходилось держать оборону в условиях, когда красные наваливались превосходящими силами, предпринимали глубокие обходы, а казачьи части, призванные обороняться по соседству с "цветными полками", массово бросали фронт и расходились по домам, оголяя фланги. К тому же рабочие Донбасса предчувствуя скорую окончательную победу красных, всё чаще проявляли враждебность. При отходе белых нередки были случаи, когда толпа народа, немедленно после ухода деникинцев из населённого пункта, бросалась грабить магазины, стремясь растащить всё, что плохо лежит, до установления новой, советской власти - потом легко можно было списать грабежи на "экспроприацию буржуазной собственности". Бывало и хуже - когда с окраин какого-нибудь шахтёрского городка открывался огонь по белым ротам, прикрывающим отход своих однополчан. В этом случае приходилось возвращаться, и тогда пощады не было никому..., что ещё больше озлобляло рабочих. В итоге Марковская дивизия, хоть и пыталась из последних сил зацепиться за какой-нибудь рубеж, неуклонно откатывалась к югу.

Настроение бойцов начинало падать. Участились случаи самоубийств и самовольного оставления воинских частей. Командиры, понимая отчаяние своих подчиненных, уже не дерзали препятствовать дезертирству. Василий Павлов вспоминал: "К своему начальнику приходит отличный боец, к которому было полное доверие: "Господин капитан! Вы меня знаете не первый год и знаете с хорошей стороны. Я пришел вам честно сказать, что ухожу домой. Мое село у Купянска. Что с моей женой и ребенком, не знаю. Я не красный, не служил у них и служить им меня не заставят". Капитан приказал сдать коня и оружие, за исключением револьвера, и уйти так, чтобы никто не знал. На прощание они обнялись... Капитан Орлов, георгиевский кавалер, из мобилизованных, как-то заметил бывшим с ним офицерам: "Теперь я не верю в победу". Ему не возражали. Немного спустя он снова сказал: "Бороться дальше бессмысленно". На это ему горячо возразили, напомнили о Чести и Долге. Видимо, мучительно поборов себя, он тихо сказал: "Я кончил воевать". В одну из ночей этот офицер исчез".

Тем не менее, большинство марковцев не отчаивались и готовились сопротивляться. "Начнём опять с обороны Донбасса, - ходили в дивизии разговоры. - А надо будет - уйдём в казачьи области и начнём оттуда новый поход. А если красные попытаются нам помешать - пройдём силой!" Эту решимость поддерживало и население: нередко от женщин, детей или стариков, понимавших жизнь гораздо лучше физически крепких мужчин-шахтёров, приходилось слышать: "Неужели вы нас бросаете? Если уйдёте, то возвращайтесь хотя бы к Рождеству!" Они понимали, что красные, когда придут, спокойно помолиться и встретить светлый Христов праздник не позволят. И марковцы, чувствуя себя последней защитой и опорой самых немощных слоёв населения, дрались отчаянно.




Марковцы на молитве



Что касается отступления, то тут сомнений и вопросов не было ни у кого: только в казачьи области. Да, они понимали, что отношения добровольческого командования с казачеством далеки от идеала, а многие казаки заражены областным сепаратизмом, но понимали они также и другое: именно в казачьих областях, на Дону и Северном Кавказе население наиболее сильно озлоблено против большевиков. А значит - способно стать надёжным тылом, где армия пополнится численно, получит продовольствие, а передохнув - снова двинется в наступление, как уже было после Ледяного Похода.

28 декабря марковцы оборонялись в районе Дебальцево, прикрывая железную дорогу на Ростов. Задача: дать возможность остальным частям Добровольческого корпуса пройти Донбасс и отойти организованно. Вечером марковские полки оттянулись от Дебальцево и заняли оборону у села Чернухино. 19 декабря в районе Чернухино 1-й Марковский полк в течение суток отражает наступление 12-й стрелковой дивизии красных. На следующий день, 30 декабря, марковцы, отступив на 12 - 15 вёрст к югу, снова заняли оборону. И снова держались, отражая наскоки большевиков, больше за счёт мужества рядовых бойцов и младших офицеров, чем за счёт грамотных распоряжений командования. Как раз в это время поезд уносил в Ростов тяжело больного генерала Тимановского. В командование дивизией вступил полковник Битенбиндер, первой задачей которого стало установить связь с другими частями Добровольческого корпуса. Однако посланные на поиски корниловцев разъезды были захвачены красными в селе Алексеево-Леоново. Поздно вечером того же дня, на совещании в штабе, Битенбиндер сообщил о полученном им приказе отходить на юго-восток, через село Алексеево-Леоново на соединение с корниловцами.

Взять село, в котором находились красные, Битенбиндер поручил 1-му Марковскому полку. Затем полк должен был пройти село и занять бугры за ним, остальные полки под прикрытием 1-го, занимающего господствующие высоты, проходили через село и следовали дальше на юго-восток. Командиры полков понимали всю трудность стоявшей перед ними задачи. Во-первых, на пути к Алексеево-Леонова марковцам предстояло пересечь две лощины, которые могли задержать их наступление: если склоны лощин обледенели, то спуск и подъём артиллерии по этим склонам задержит движение на многие часы - и всё это время дивизия будет находиться под огнём большевистских пулемётов. Во-вторых, при переходе через лощины и движении между ними дивизия будет иметь только одну дорогу, что также задержит её движение. И в-третьих, господствующие высоты должны быть заняты с максимальной быстротой и решительным натиском, что при названных выше условиях невозможно. Однако Битенбиндер эти сомнения отклонил.




В штабе Марковской дивизии. Крайний справа - Артур Георгиевич Битенбиндер



Противником марковцев в предстоящем бою должна была стать Первая Конная Армия С.М. Будённого, одного из лучших большевистских полководцев. Марковцы знали, что между ними и корниловцами вклинивается 6-я кавдивизия большевиков, что 4-я кавдивизия, поддержанная 9-й стрелковой, угрожает с запада. Марковцы знали, что против них держит фронт 12-я стрелковая дивизия красных, но не знали того, о чём знал Семён Будённый: что силы 12-й стрелковой дивизии дополнились 11-й кавалерийской. Таким образом, две кавдивизии большевиков обходили марковцев с обоих флангов, а третья преследовала их по пятам. И у села Алексеево-Леоново это закономерно завершилось окружением.

В.Е. Павлов в своих мемуарах достаточно подробно описывает бой 18 (31) декабря 1919 года за Алексеево-Леоново. Поначалу всё шло, как по маслу, хотя 1-й Марковский полк и замешкался с атакой. На рассвете полк ворвался в село и успешно захватил его. Следом за 1-м полком в Алексеево-Леоново начали втягиваться остальные части дивизии, оставив батальон 3-го Марковского полка в арьергарде на станции Чистяково. Однако господствующие высоты ещё не были заняты марковцами. Справедливы оказались и опасения марковских командиров, высказанные на совещании накануне: восточная часть села, дальняя от атакующих марковцев, была возвышенной, само же село пересекалось лощиной, через которую вёл единственный мост. И дорога, и мост сильно обледенели, в результате чего пулемётные двуколки застряли на подъёме. Колонна дивизии растянулась - и в это время (примерно в 10 часов) большевики открыли по марковцам артиллерийский огонь. А с рудников на восточной окраине села ударили большевистские пулемёты, отвечать на огонь которых было нечем.




Марковец Василий Павлов, участник боя при Алексеево-Леоново.



Итак, на 10 часов утра обстановка была такая. 1-й батальон 1-го марковского полка прошёл село и упёрся в рудник, занятый красными пулемётчиками. Фланги его не были прикрыты, так как остальные части марковцев замешкались на скользких улицах и на мосту через лощину. Остальные батальоны марковской дивизии движутся через село очень медленно - мешает подъём, скользкая дорога и "узкое место" в виде моста. Марковцы таким образом становятся отличной мишенью и, не спеша, расстреливаются артиллерией большевиков. Наконец, пулемёты к 1-му батальону прибыли - но стрелять они не могут, должна прогреться вода в кожухах. А батальон получает приказ немедленно взять рудники.

1-й батальон под пулемётным огнём бросается в атаку - но неожиданно на него из-за зданий накатывается лава красной кавалерии. Эта кавалерия легко прорывает линию батальона и обрушивается на второй батальон марковцев, выстроившийся в тылу первого. Первый батальон додавливает следующая волна красной конницы - не забудем: у большевиков три кавдивизии в активе, у марковцев - только одна, и та пехотная. Третий батальон, кое-как выстроившийся на северо-восточной окраине села, тоже подвергается массированной атаке  красной конницы. Марковская команда конных разведчиков видит, как избивают их товарищей, но помочь ничем не может - её отделяет от основных сил достаточно широкая лощина, пытаться преодолеть которую - только зря ломать ноги лошадям. В довершение всего, на мосту застревают два орудия, одно из которых ломает мост.

Подскакав е селу, красные спешиваются и завязывается уличный бой. Марковские порядки давно перемешаны, артиллерийская и пулемётная поддержка отсутствуют, командование нарушено. На восточной окраине села один из марковских батальонов пытается оказать организованное сопротивление, но ворвавшиеся в село большевики заходят ему в тыл. Одна из рот 3-го полка пытается - и небезуспешно - отражать кавалерийские атаки винтовочными залпами. Но много ли сделает одна рота? В конце концов одно за другим подразделения марковцев начинают вытягиваться из села, понимая, что в этом - их единственная надежда избежать полного уничтожения.

Меж тем арьергардный батальон, оставленный на станции Чистяково, подвергается атаке с двух сторон: по железной дороге на него наваливается красный бронепоезд и начинает безнаказанно обстреливать - с батальоном не оставили ни одного орудия. А со стороны Алексеево-Леоново на арьергард обрушивается красная конница. С большим трудом батальону удаётся пробиться, избежав разгрома. Дойдя до западной окраины села он видит от себя в полуверсте основные силы третьего полка, но присоединиться к ним не успевает - его снова атакует красная конница. Отстреливаясь, батальон отходит за лощину и там закрепляется, пытаясь прикрыть отход основных сил, отступающих от села.

Марковцы прорывались небольшими группами. Красная конница, окружив село плотным кольцом, выставила тачанки, с которых по отходящим белогвардейцам били пулемёты. Ситуация переменилась после того, как к южной окраине прорвалась одна из пулемётных команд, открыв огонь по большевикам. Кольцо разжалось, и команда вместе с несколькими десятками пехотинцев и двумя орудиями прорвалась в глубокую лощину, которая и стала путём отхода разбитых марковцев. Следом к южной окраине пробилась 8-я рота 1-го полка под командованием капитана Букина. Рота огнём проложила себе дорогу. При этом совершила свой подвиг сестра милосердия Ольга Елисеева. Эта девушка занималась не только своим прямым делом - перевязывала раненых и укладывала их на подводы, но и останавливала бегущих с револьвером в руках, подавала им команды, в результате чего смогла прикрыть отход раненых и спасла от уничтожения более 30-ти человек.

Следом за 8-й ротой пробилась и 5-я с присоединившейся к ней командой разведчиков 1-го полка. О том, как она прорывалась, рассказывал поручик Майборода: "Не успев пройти от села и ста шагов, мы увидели тучу конницы, которая направлялась с южной стороны на нас. Все почувствовали, что дело идет о жизни и смерти. Командир приказал команде остановиться и выстроиться в две шеренги. Приказано было без команды не стрелять.




Эпизод боя при Алексеево-Леоново. Прорыв 8-й роты 1-го Марковского полка



Конница с красными знаменами густыми большими колоннами неслась в нашем направлении. Вот 600, 500, наконец и 200 шагов. Слышна команда командира, который с браунингом стоял на правом фланге: - "Пли!". Первый залп был как на учении. Снова команда - "Пли!". Второй залп, третий, четвертый... После первого залпа в коннице началось смятение, но атака велась правильно; после второго - масса коней неслась во все стороны без всадников; после третьего - почти вся конница повернула назад, но некоторые всадники подскочили шагов на 50. После пятого залпа обоймы винтовок были израсходованы, но конница была уже в шагах 500 - 600 и отступала во всех направлениях. Картина была неописуемая: по полю бегали лошади, люди, лежали убитые и раненые. Я как сейчас помню, какое почувствовал облегчение, точно проснулась жизнь" (конец цитаты).

Остатки Марковской дивизии выходили по глубокой лощине с речкой. Красные несколько раз пытались атаковать отходящих, обстреливали из пулемётов, кричали им вслед: "Сдавайтесь, чернопогонники!" Сам полковник Битенбиндер находился в гуще сражения, в какой-то момент налетевший красный кавалерист едва не срубил ему голову, и лишь меткий выстрел одного из офицеров спас жизнь начдива. Марковцы устелили спасительную лощину своими телами - но окончательно закрыть выход из села большевики не смогли. Участь тех, кто вырваться из села не смог, была ужасна. Их добивали со всех сторон, те, кто чувствовал, что попал в безнадёжное положение, кончали с собой. Сдавшихся не было.

От окончательного разгрома дивизию спас неожиданный подход 2-й пехотной дивизии. Оказать помощь гибнущим в селе марковцам она не могла - за ней по пятам также шли большевики. Но принять к себе уцелевших дивизия согласилась. А красные, тоже понесшие ощутимые потери, атаковать в таких условиях отходящие роты марковцев не решились. К 14-ти часам бой завершился. 2-го января 1920 года остатки дивизии собрались в Ростове, где их и застала горестная весть о кончине Тимановского. От дивизии остался батальон 3-го полка, две роты 1-го полка, а также запасной батальон и резервные команды, отступавшие без связи с дивизией и потому не попавшие в ловушку при Алексеево-Леоново.

Напрашивается вопрос: почему же Марковская дивизия, одна из лучших в Добровольческой Армии, одержавшая немало славных побед, была уничтожена в каком-то заштатном селе на Донбассе, так и не сумев пробиться на соединение с корниловцами? Обвиняют в этом полковника Битенбиндера, оказавшегося не на высоте своего положения, не проявившего должного полководческого кругозора. Некоторые командиры предлагали не соваться в занятое красными село при столь неблагопприятном рельефе местности, а обойти его с юга. Такой путь, возможно, и был бы безопаснее, и поход марковцев проходил бы с меньшими задержками, но не будем забывать, что клещи вокруг марковцев стягивали три кавдивизии красных, поддержанные двумя дивизиями пехоты. Двигаться по открытой местности, имея против себя такие силы, вряд ли было безопаснее, чем атаковать село. К тому же неровности рельефа столь пагубно сказавшиеся в начале боя, на финальном его этапе оказались спасительными для белых - именно в лощине со скользкими склонами марковцы нашли приют и ушли по ней, избежав преследования красной конницы. Что могло спасти их в открытой степи при видимости (по свидетельству Павлова) до тысячи шагов, предоставляю судить читателям. Так что ошибочность решения Битенбиндера атаковать село, как минимум, под вопросом.

Марковцев погубили неблагоприятные погодные условия (следом за сильной оттепелью ударил мороз, что обернулось гололёдом), огромное численное превосходство красных и наличие у них сильной стратегической кавалерии. Стратегическая же кавалерия белых - казаки - была сильно деморализована и разбредалась по домам, бросая фронт. В условиях, когда противник маневрирует у тебя на флангах крупными конными массами, грозя в любую минуту зайти к тебе в тыл, полноценная разведка становится невозможной - ждать её результатов у Битенбиндера просто не было времени. Пленные же давали противоречивые показания, в результате чего белым не удалось ни точно оценить противостоящие им силы, ни определить направление движения Будённого. Результатом стала катастрофа у села Алексеево-Леоново.

И уж конечно, ни при чём тут абсолютно пресловутое нежелание белых "поднять монархический флаг", открыто выступить за возвращение "законного государя". Во-первых, подавляющее большинство марковцев как раз-таки составляли монархисты, а во-вторых, о возвращенни законного государя на рубеже 1919 - 1920 годов говорить уже не приходилось - фигуры, которая действительно могла бы занять престол на законных основаниях, на тот момент просто не существовало.

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Марков и марковцы
Subscribe

Posts from This Journal “Марков и марковцы” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment