Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Великий Полукровка. Переломный 1943-й

21 декабря 1896 года родился Константин Константинович Рокоссовский, великий русский полководец польского происхождения, маршал и дважды Герой Советского Союза, ветеран Великой Отечественной войны. А раз так - самое время продолжить наш интернет-сериал "Великий полукровка", посвящённый жизни и подвигам этого незаурядного человека. Предыдущая часть здесь.





Константин Константинович Рокоссовский.


Год 1942 умножил полководческую славу Рокоссовского победными боями под Сталинградом. Столь же плодотворным стал для Константина Константиновича и новый, 1943-й год. И не только плодотворным, но и неимоверно тяжёлым как в боевом, так и в моральном отношении.

1943-й года вошёл в историю прежде всего как год Курской битвы, знаменовавшей собой окончательный переход инициативы во Второй Мировой войне от немецкого вермахта к войскам Красной Армии. Рокоссовскому в Курской битве пришлось оборонять северный фас знаменитой Курской Дуги, и справился он с этой задачей успешно. Впрочем, Константин Константинович завязал бои на Курской Дуге куда раньше официального начала битвы - ещё в феврале 1943-го.
Вскоре после окончания Сталинградской битвы Рокоссовского вызвал в Ставку Сталин. Верховный сообщил генералу, что назначает его командующим вновь создаваемого Центрального фронта, которому и ставилась задача наступления на север от Курского выступа, между Воронежским и Брянским фронтами, в направлении на Смоленск и Гомель, что выводило войска Рокоссовского в тыл орловской группировке противника. В результате орловская группировка либо была вынуждена в спешном порядке отходить на запад, очищая Орёл без боя, либо оказывалась в котле. В любом случае линия фронта, выгнувшаяся в сторону противника, спрямлялась. Рокоссовский в своих мемуарах назвал эту операцию "красивой". План действительно был хорош - вот только сил для такой операции Рокоссовскому выделили недостаточно.

В состав Центрального фронта Ставка включила 21-ю, 65-ю и 70-ю общевойсковые, 2-ю танковую и 16-ю воздушную армии. Первые две из них нужно было ещё перебросить на северный фас Курской Дуги из-под Сталинграда. А срок начала наступления Ставка обозначала как 15 февраля, что было абсолютно нереально (напомню, что Сталинградская битва завершилась лишь 2 февраля.

Рокоссовский вспоминал: "С первого же момента мы столкнулись с огромными трудностями. В нашем распоряжении была единственная одноколейная железная дорога, которую удалось восстановить к этому времени. Она, конечно, не могла справиться с переброской огромного количества войск. Планы перевозок трещали по всем швам. График движения нарушался. Заявки на эшелоны не удовлетворялись, а если и подавались составы, то оказывалось, что вагоны не приспособлены для перевозки личного состава и лошадей.

Наш доклад обо всех этих ненормальностях только ухудшил положение. Принять меры для ускорения переброски войск было поручено НКВД. Сотрудники этого наркомата, рьяно приступившие к выполнению задания, перестарались и произвели на местах такой нажим на железнодорожную администрацию, что та вообще растерялась. И если до этого еще существовал какой-то график, то теперь от него и следа не осталось. В район сосредоточения стали прибывать смешанные соединения. Материальная часть артиллерии выгружалась по назначению, а лошади и машины оставались еще на месте. Были и такие случаи, когда техника выгружалась на одной станции, а войска — на другой. Эшелоны по нескольку дней застревали на станциях и разъездах. Из-за несвоевременной подачи вагонов 169 тыловых учреждений и частей так и оставались под Сталинградом. Снова пришлось обратиться в Ставку. Попросил предоставить железнодорожной администрации возможность самостоятельно руководить работой транспорта. Наша просьба была удовлетворена, последовало соответствующее указание. Но нам еще долго вместе с железнодорожниками пришлось разбираться, где и какие части выгружены" (конец цитаты).

В результате этих трудностей даже после того, как сроки наступления по настоянию Рокоссовского были сдвинуты на 10 дней, на 25-е февраля, само это наступление быстро выдохлось и не привело ни к каким серьёзным успехам. Поначалу, впрочем, казалось, что успех сопутствовал армиям Рокоссовского. 65-я армия Батова, поддержанная 70-й армией, отбросила противника к Комаричам и Лютежу [1], а конно-стрелковая группа генерала Крюкова вышла к Десне в районе Новгород-Северского (Черниговская область Украины). Однако наступление соседнего Брянского фронта застопорилось на рубеже Новосиль - Малоархангельск - Рождественское, в результате чего фланг Центрального фронта оголился. Меж тем, 21-я армия всё ещё никак не могла прибыть к новому месту своей службы, тылы фронта безнадёжно застряли под Сталинградом. А фашисты, приходя в себя после недавнего поражения, энергично сосредотачивали к Орлу резервы.

В итоге Рокоссовский, понимая, что ситуация грозит его фронту разгромом, отдал приказ Крюкову остановить наступление и удерживать Севск, а сам доложил Сталину о невозможности выполнить поставленную задачу. Это всегда было характерной для Рокоссовского чертой - если он видел, что приказ Ставки невыполним, он смело докладывал об этом, прося отменить приказ и не губить понапрасну солдатские жизни. "Побед любой ценой" Рокоссовский не любил.

Сталин внял доводам генерала. Теперь Центральному фронту ставилась задача непосредственного удара на Орёл силами 21-й, 70-й и 2-й танковой армий (напомню, что 21-я армия ещё не закончила своё сосредоточение и хотя бы в силу этого не могла наступать!). Однако Рокоссовский быстро понял, что и эта операция успеха не сулит. Спешка Ставки и верховного грозила обернуться разгромом. Между тем, конно-стрелковая группа Крюкова, как и опасался Рокоссовский, была атакована превосходящими силами противника, вышедшего ей во фланг и тыл. С большим трудом удалось вытащить группу из окружения, для чего Рокоссовский задействовал свою основную ударную силу - 2-ю танковую армию - и свою самую надёжную, проверенную группировку - 65-ю армию Батова.

Между тем, 70-я армия, сформированная из пограничников, обученных действовать в любых природных условиях, переданная Рокоссовскому из резервов Ставки, была нацелена на Орёл. Рокоссовский возлагал на эту армию большие надежды, однако очень быстро выяснилось, что командный состав этой армии не пригоден для крупномасштабных наступательных операций. Пограничных офицеров просто не готовили к наступлениям - они должны были действовать преимущественно в обороне. Соединения вводились в бой по частям, без должной артиллерийской подготовки, не имея достаточного количества боеприпасов. В результате и это наступление захлебнулось.

Показательна самокритичность Рокоссовского. Объективно оценивая причины поражений в начале 1943 года, Рокоссовский не снимал в то же время вины и с себя. Самооправдения в его воспоминаниях нет. Он честно указывает, что, увлёкшись "авралом" переброски армий из-под Сталинграда на север Курской Дуги, он не дал себе труда изучить местность, по которой придётся наступать, не обеспокоился формированием дорожных и транспортных частей. Рокоссовский критикует себя, что не выехал вовремя в 70-ю армию, не оценил лично подготовку её войск и командиров. "Это послужило мне уроком", - констатировал полководец.




Рокоссовский в своём штабном автомобиле. 1943 год.
Фото легко датируется по погонам Константина Константиновича: в 1942 году погон ещё не было,
а зимой 1944 года Рокоссовский был уже маршалом.





Во второй половине марта 1943 года Рокоссовскому было приказано остановить наступление и перейти к обороне. Ставка признала свою ошибку. Это было связано не только с неудачей наступления самого Константина Константиновича, но и с прорывом немецких войск в полосе Воронежского фронта. Линия фронта стабилизировалась на рубеже Городище - Малоархангельск - Троена - Лютеж - Коренево. Рокоссовский получил в дополнение к своим первоначальным силам 48-ю, 13-ю и 60-ю общевойсковые армии [2], причём последней командовал выдающийся полководец Иван Черняховский. Получив такое подкрепление, по свидетельству Рокоссовского, фронт воспрял духом.

В мае 1943 года Ставка определила свои планы на летнюю кампанию. Рокоссовский был в числе тех военачальников, кто последовательно выступал за жуковский план первоначальной сознательной обороной измотать врага, после чего перейти в наступление. Павел Батов свидетельствовал, что Рокоссовский правильно разгадал планы германского командования - слишком уж удобная для немцев конфигурация фронта сложилась в районе курского выступа, слишком уж велик был соблазн для немцев сходящимися ударами под основание выступа окружить войска сразу нескольких советских фронтов. А раз так - следовало позволить немцам нанести этот удар - и не пропустить его, встретить жёсткой обороной, измотать, заставить нести потери - деморализованного противника легче будет добить.

Рокоссовский много внимания уделил планированию оборонительной операции. Его биограф Кирилл Константинов указывает: за период с апреля по июнь войска Центрального фронта оборудовали шесть оборонительных полос, вырыли пять тысяч километров (!!!) окопов и траншей, оборудовали множество промежуточных рубежей. Перед каждой оборонительной полосой в несколько рядов натягивались заграждения из колючей проволоки, русскую оборону дополнительно прикрывали минные заграждения - всего было установлено 400 тысяч мин и фугасов.  В итоге оборонительные позиции Центрального фронта простирались на десятки километров вглубь. А за спиной рокоссовцев развёртывались армии нового резервного фронта - Степного под командованием И.С. Конева, именно этому фронту по планам Ставки отводилась главная роль в предстоящем наступлении, после того, как немецкие атаки окончательно захлебнутся.




Рокоссовцы строят оборонительные позиции. Курская Дуга, лето 1943 года.



Дополнительное удобство в обороне советским войскам придавал тот факт, что Курская Дуга прерывала несколько важных рокадных железных дорог, немцы эти дороги для переброски резервов использовать не могли - а русские запросто, ведь эти дороги шли в их тылу по курскому выступу.

Главным районом фронтовых складов Рокоссовский избрал Курск. Этот город находился достаточно глубоко в тылу, чтобы до него не доставала немецкая артиллерия, и в то же время достаточно близко к линии фронта, чтобы оттуда можно было своевременно подвозить войскам боеприпасы, медикаменты и продовольствие, подводить резервы, эвакуировать раненых. Рокоссовский учёл печальный опыт весеннего наступления на Орёл, когда именно транспортные проблемы стали главной причиной поражения. Повторять этот печальный опыт он не хотел. А ставка Рокоссовского расположилась в местечке Свобода к северу от Курска. То есть - ещё ближе к фронту, чем основная материальная база.

Рокоссовский внимательно изучил поле предстоящей битвы. Линия соприкосновения на участке его фронта в районе Орла делала изгиб вглубь Курской Дуги - так называемый Орловский выступ. Располагался он как раз под основанием Курской Дуги, и Рокоссовский верно сообразил, что по всем законам военной науки немцы нанесут главный удар именно с этого направления. Во-первых, оно идеально ложится в их стратегический замысел - удар под основание Курской Дуги, а во-вторых - именно здесь будет кратчайшее расстояние до немецкой группировки, пробивающейся навстречу с юга. Кроме того, именно отсюда было удобно нанести удар во фланг войскам его фронта. Рокоссовский своевременно принял меры для отражения этой угрозы - на Орловском выступе были сосредоточены войска трёх армий. Озаботился Рокоссовский и тем, чтобы его оборона была поддержана резервами - благо, Ставка предоставила в его распоряжение достаточно войск.

На случай, если противник всё-таки прорвёт оборону, Рокоссовский распорядился создать дополнительную базу в Фатеже. Войска обучали действовать в окружении. Даже в случае, если бы враг взял в кольцо те или иные части Центрального фронта, эти части должны были продолжать сопротивление до последней крайности, оттягивая на себя силы противника, и тем самым мешать ему наступать дальше.

Батов также уверенно относит на счёт Рокоссовского идею артиллерийской контрподготовки перед началом вражеского наступления [3]. Поскольку точные дата и время начала немецкой наступательной операции против Курской Дуги советское командование знало заранее от "языков", Константин Константинович предложил, а Жуков поддержал мысль упредить немецкое наступление массированным артиллерийским ударом по изготовившимся к атаке войскам и стоящей на огневых позициях вражеской артиллерии. Правда, точное расположение войск противника фронтовая разведка установить не смогла, и артиллерия била по площадям, что существенно снизило эффективность огня. Тем не менее, немецкое наступление в итоге началось на два с половиной часа позже и не так синхронно, как планировалось. То есть, свою роль артиллерийская контрподготовка всё же сыграла.

Русская артиллерия на оборонительной позиции. Курская Дуга, лето 1943 года.


С оборонительной операцией на Курской Дуге связан и ещё один любопытный факт в полководческой биографии Рокоссовского. Курская областная парторганизация предложила Константину Константиновичу эвакуировать мирное население из прифронтовой полосы, в первую очередь - из областного центра, опасаясь, что фронт может быть прорван, и население подвергнется всем ужасам вражеских обстрелов и бомбёжек, а затем - и фашистской оккупации. Однако Рокоссовский категорически запретил даже думать об эвакуации. Да, он шёл на риск, причём рисковал не только собой [4], но и жизнями ни в чём не повинных мирных людей. Однако Рокоссовский сознательно шёл на этот риск, понимая, как ожесточённо будут цепляться его солдаты за каждый метр территории, зная, что за спиной у них - беззащитные женщины, дети и старики. А в своих войсках Константин Константинович был уверен и потому считал, что риск на самом деле минимален. К тому же эвакуация потребовала бы занятия большого количества вагонов и локомотивов и забила бы железные дороги, столь необходимые его армиям. Транспортного коллапса необходимо было избежать - перед Рокоссовским снова угрожающе замаячил призрак неудачных февральско-мартовских боёв.

Когда гитлеровское наступление началось, в первые дни было очень тяжело. Немцы атаковали непрерывно большими силами, бросали в бой сотни танков. Немцы умело маневрировали, переносили свои удары с одного направления на другое. Всё это требовало постоянного внимания и мгновенной реакции командующего фронтом. Рокоссовский руководил обороной спокойно и уверенно, без нервозности. Уверенности ему добавляло то, что он за время относительного затишья с марта по июль успел хорошо изучить своих командармов (за исключением тех, кого знал ещё по Сталинграду) и безраздельно доверял каждому из них. Рокоссовский ставил боевые задачи войскам, помня суворовскую заповедь: "Каждый солдат должен знать свой манёвр". Рокоссовский, можно сказать, даже и не приказывал - он доказывал. И под его убийственными аргументами каждый - от командарма до солдата - проникался важностью собственной задачи и стремился не обмануть доверие комфронта.

В воспоминаниях Батова сохранился любопытный факт. Его 65-я армия занимала оборону на вершине курского выступа. Немцы предприняли против этой армии отвлекающую атаку силами трёх полков пехоты при поддержке танков и артиллерии. В это время Батов получил приказ Рокоссовского перевести 181-ю стрелковую дивизию и два танковых полка в стык между 13-й и 70-й армиями в личное распоряжение комфронта. Батов позвонил Рокоссовскому по ВЧ и начал возражать, доказывая, что против его армии не исключено крупномасштабное наступление. Этот поток возражений был решительно прерван Рокоссовским: "Павел Иванович! Главная группировка врага по-прежнему сосредоточивается напротив основания Курского выступа в направлении на Поныри. И насчет передачи части Ваших сил судите сами: передадите — в таком случае за свои тылы можете не беспокоиться; если же нет, то ждите в спину удара Моделя с танками. Что для Вас лучше? А, первое! Ну и прекрасно!" Нужно ли говорить, что после такого доверительного разговора все возражения Батова немедленно отпали, и приказ был выполнен?



Рокоссовский из своего штаба руководит отражением немецкого наступления. Курская битва.


К концу дня 5 июля немцы в районе Ольховатки оттеснили войска 13-й армии генерала Пухова на вторую линию обороны, несколько частей этой армии попали в окружение. Рокоссовский приказал командующему артиллерией Казакову нанести новый массированный артиллерийский удар по наступающему противнику, после чего советские части ринулись в контратаку. Отбросить врага не получилось, но немецкое наступление у Ольховатки удалось остановить.

Начиная с 7 июля гитлеровцы развернули мощное наступление на Поныри. Гитлеровцы едва не ворвались на окраину этого населённого пункта. Рокоссовский вовремя распорядился перебросить к Понырям дополнительные силы артиллерии, в первую очередь - её наиболее мобильные силы, миномёты и "катюши". Огнём артиллерии прорвавшийся противник был уничтожен.

Немцы любой ценой стремились прорвать советскую оборону. Понимая, что против них стоит опытный военачальник, они прилагали немало усилий для того, чтобы вычислить и уничтожить штаб Рокоссовского. Вражеская авиация смогла засечь ставку генерала в Свободе и нанесла по ней бомбовый удар. Однако Константин Константинович успел перейти в соседнюю избу, из которой продолжил командовать. Связисты оперативно подвели ему связь. В дальнейшем Рокоссовский взял себе за правило оборудовать ложные и запасные штабы - нельзя было позволить неприятелю обезглавить фронт.

К 9 июля гитлеровцы на направлении Центрального фронта исчерпали свои наступательные возможности, введя в бой последние резервы. Врагам лишь на 12 километров удалось вклиниться в оборону русских войск, и не последнюю роль в успехе оборонительной операции сыграли методы руководства Рокоссовского. К 12 июля наступательные операции немцев на северном фасе Курской Дуги прекратились.

В наступательной фазу Курской битвы фронту Рокоссовского, измотанному предыдущими боями, отводилась вспомогательная роль. Основной удар в Орловской наступательной операции наносили войска Брянского фронта, Рокоссовскому же с его потрёпанными войсками поручалось наступление на Кромы. Примечательно, что сам Рокоссовский считал этот план плохо продуманным - по его мнению, следовало нанести два сходящихся удара: с юга - силами его фронта, с севера - силами Западного фронта, сохраняя на Брянском активную оборону. Такой комбинированный удар позволял взять орловскую группировку вермахта в клещи, кроме того, не было необходимости преодолевать хорошо подготовленные к обороне немецкие позиции. Увы, Ставка решила иначе, что стало причиной излишних потерь Красной Армии. Тем не менее, 5 августа Орёл был освобождён.




Рокоссовский с группой высших офицеров Центрального фронта осматривает разбитую фашистскую бронетехнику
после Курской битвы.


В дальнейшем Рокоссовский принял участие со своим фронтом в Битве за Днепр. Здесь, как и в ходе февральского наступления на Орёл, как и в период Орловской наступательной операции, времени на подготовку наступления Ставка дала ему совсем немного - советское командование стремилось любой ценой не дать немцам закрепиться на высоком правом берегу Днепра, что неизбежно привело бы при форсировании столь крупной водной преграды к дополнительным потерям. Основное наступление на Днепр вёл Воронежский фронт генерала Ватутина,  однако и Рокоссовский не сидел без дела: прорывать немецкий фронт предстояло одновременно во многих местах, дабы не позволить врагу маневрировать резервами. Да и с Украины шли тревожные вести: немцы массово вывозят с территорий, по которым предстояло наступать советским войскам, продовольствие и другое сырьё, угоняют людей поголовно в рабство, а тех, кто не желает уходить вместе с захватчиками, расстреливают на месте. Так что приходилось спешить с освобождением Украины - этим бесчеловечным планам нацистского командования необходимо было помешать.

Рокоссовский повёл наступление в направлении на Новгород-Северский, которым в конце февраля его войска уже чуть было не овладели. Основной удар наносила 65-я армия Батова при поддержке 2-й танковой армии, 4-го артиллерийского корпуса прорыва и 16-й воздушной армии. Первым крупным городом, который рокоссовцы освободили в ходе Битвы за Днепр, стал Севск. Немцы превратили этот город в самую настоящую крепость. Рокоссовскому же поневоле приходилось ограничивать использование артиллерии и боевой авиации - ведь в городе оставались мирные советские люди. Немцы сопротивлялись ожесточённо, контратаковали при любой возможности. 27 августа Севск был освобождён.

Опасаясь, что фашисты могут предпринять сильное контрнаступление и отбить Севск обратно, Рокоссовский решил немедленно нанести новый удар в стороне от освобождённого города, чтобы притянуть вражеские резервы туда. Это поручение Рокоссовский возложил на Черняховского [5]. Выбор оказался удачным: Черняховский немедленно выделил из состава своей 60-й армии все наиболее боеспособные соединения и ими нанёс удар по позициям врага южнее Севска. Немцы, сумевшие правильно разгадать направление главного удара Рокоссовского, на этом направлении наступательных действий от советских войск не ждали. Поэтому Черняховский легко взломал их оборону. Узнав, что в полосе 60-й армии наметился успех, Рокоссовский немедленно направил туда фронтовые резервы, и уже 29 августа Черняховский освободил Глухов.

Очень быстро стало ясно, что закрыть брешь во фронте, пробитую 60-й армией, противник не успевает, и Рокоссовский перенёс туда направление главного удара. К исходу дня 31 августа рокоссовцы расширили брешь во вражеской обороне до 100 км по фронту и углубились на 60 км вглубь вражеских позиций. К 7 сентября Центральный фронт вышел к Десне. Один за другим переходили в руки освободителей украинские города - Рыльск, Кролевец, Путивль, Ворожба, Нежин, Конотоп, Бахмач... Но 60-я и 65-я армии сильно вырвались вперёд, оторвавшись от остальных сил фронта. Это грозило им котлом - и Рокоссовский приказал остановить наступление и перейти к обороне.




Генерал Иван Черняховский, боевой соратник Рокоссовского в период Битвы за Днепр.




В это время наступление Воронежского фронта, столкнувшегося с прочной обороной гитлеровцев по Днепру, несколько застопорилось. И Рокоссовский вышел в Ставку с предложением: нанести удар во фланг немецкой группировке, сдерживавшей наступление Ватутина, одновременно силами 60-й армии Черняховского развернув наступление на Киев. Однако Ставка этот план не утвердила, посчитав чересчур рискованным. Рокоссовскому и его фронту в качестве цели указали на Чернигов.

Скрепя сердце, Рокоссовский подчинился. Пусть его лишали лавров освободителя Киева, но воевать было надо. Центральный фронт форсировал Десну и 21 сентября 1943 года приказ Ставки был успешно выполнен - русские войска вошли в Чернигов. На следующий день, 22 сентября, рокоссовцы вышли к Днепру.

О дальнейшем Кирилл Константинов пишет так: "Уже 22 сентября 13-я армия начала севернее Киева форсировать Днепр. Происходило это в ужасающих условиях: плавсредств не было, и приходилось использовать плоты, бочки, малочисленные рыбацкие лодки… Пересечь реку, которая в некоторых местах достигает 3,5 километра в ширину, имеет 12 метров глубины, при скорости течения до 2 метров в секунду, – задача в принципе нелегкая. А делать это приходилось еще и под ураганным огнем противника. Переправившись, нужно было немедленно вступать в бой. При этом, разумеется, форсировавших Днепр прикрывала авиация, артиллерия и даже танки, выведенные прямо на берег и стрелявшие со своих мест. К концу дня на отдельных рубежах нашим войскам удалось создать и удерживать небольшие плацдармы на правом берегу (его удерживал враг). Из-за недостатка сил противник не мог оперативно перегруппировываться и подкреплять дерущиеся части необходимыми резервами. Этому во многом способствовали и советские войска, организовывавшие переправы и атаки в разных местах.

23 сентября 13-й армии удалось расширить свой основной плацдарм до 30–35 км в глубину и в ширину. За продвигающимися в глубь вражеской обороны пехотинцами через реку переправляли артиллерию и танки. К концу сентября соединениям 60-й армии также удалось успешно переправиться и потеснить противника южнее по течению Днепра. Рокоссовский приказал командарму-60 Черняховскому расширить этот плацдарм и понадежнее на нем закрепиться. Однако вместо этого тот попытался совершить бросок к Киеву. Немцы были готовы к такому повороту событий и противопоставили на этом участке мощную оборону, подкрепленную сильными резервами. В результате наши войска понесли значительные потери, а подойти к Киеву так и не смогли" (конец цитаты). Увы, и среди талантливых военачальников попадаются люди увлекающиеся. И не всегда вышестоящему командованию удаётся сдержать их неуёмную инициативу.

5 октября Ставка издала приказ, передававший 13-ю и 60-ю армии в подчинение Воронежскому фронту. А перед Центральным фронтом Рокоссовского ставилась задача перенести боевые действия в Белоруссию и начать освобождение этой союзной республики. В связи с таким изменением задачи фронт переименовывался в Белорусский. В качестве основной задачи Рокоссовскому указывалось на освобождение Гомеля. В связи с трудностями предстоящего наступления в лесисто-болотистой местности, в которой немцам удалось создать прочные оборонительные позиции, Рокоссовский попросил усилить его войска. Ставка с этим согласилась. Но о боях в Белоруссии - как-нибудь в другой раз.

_____________________________
Примечания.
[1] К Лютежскому плацдарму времён Битвы за Днепр этот населённый пункт не имеет никакого отношения. Упомянутый в тексте Лютеж - это село в Черниговской области, в то время как Лютежский плацдарм располагался в Киевской области (где есть одноимённое село).
[2] А первоначально Ставка планировала забрать у Рокоссовского 21-ю армию, передав её на Воронежский фронт. Рокоссовский, однако, решительно восстал против таких планов. И сумел обосновать свою точку зрения.
[3] Кирилл Константинов утверждает, что Рокоссовский вообще принял это решение самостоятельно, под свою ответственность, и приказал генералу Казакову (командующему артиллерией фронт) открыть огонь 5 июля в 2.20  - немецкое наступление ожидалось в 3 часа ночи. Думаю, что это всё же преувеличение Константинова: ведь контрподготовка была проведена не только на фронте Рокоссовского, но и на фронте Ватутина. Но идея, несомненно, принадлежит Рокоссовскому.
[4] Если бы враг прорвал оборону и мирное население пострадало бы, Ставка вряд ли погладила бы за это Рокоссовского по головке. Тем более, что он уже провёл четыре года в сталинских лагерях.
[5] который, как я уже ранее говорил, успел зарекомендовать себя толковым и отважным военачальником.
Продолжение следует.
Tags: Битва за Днепр, Великая Отечественная война, Вечная память, История Отечества, История Украины, Курская битва, Рокоссовский
Subscribe

Posts from This Journal “Рокоссовский” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments