Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Бил большевиков одной левой

Среди тех, чьи имена вспоминаются в первую очередь, когда речь заходит о марковцах, одно из первых мест принадлежит Дионисию Андреевичу Марченко (1895 - 1968). Этому человеку суждено было стать последним в Гражданской войне командиром 1-го Марковского полка и вывести этот полк (вернее, то, что от него осталось после ожесточённых боёв на Перекопе) в эмиграцию. А также стать одним из летописцев Марковской дивизии.





Полковник Дионисий Андреевич Марченко




А ведь поначалу ничто не предвещало Дионисию Марченко военной славы. Родился он 15 октября (3 октября старого стиля) 1895 году в незнатной семье (ни "Википедия", ни сайт "Белая Россия" просто ничего не знают о его родителях, последний источник скупо сообщает, что родился он "в Астахове", но что это за населённый пункт и где он находился - об этом молчок). Профессиональное образование будущий герой Гражданской войны получил в учительской семинарии и некоторое время действительно проработал школьным учителем. В общем - типичный представитель разночинной интеллигенции поздней Российской империи. Отличался он от большинства своих собратьев по классу разве что безукоризненным патриотизмом. И когда грянула Первая Мировая война, предпочёл в тылу не отсиживаться.

Как народный учитель, Дионисий Андреевич не подлежал призыву. Но как русский человек - подал документы в Тифлисскую школу прапорщиков, которую окончил в 1915 году и отправился на фронт с очередным маршевым пополнением. Двадцатилетний прапорщик был зачислен в 127-й пехотный Путивльский полк, и уже в мае 1916 года отличился. В бою у селения Доброноуц 28 мая (ст.ст.) 1916 года Марченко личным примером увлёк за собой полуроту в атаку на сильно укреплённую врагом высоту, первым ворвался в неприятельские окопы и лично захватил одно из орудий. В ходе этой стремительной атаки были взяты также пленные. Командование отметило подвиг бывшего народного учителя, успевшего к этому времени выслужить себе чин подпоручика, - 10 сентября 1916 года Дионисий Марченко был удостоен Ордена Святого Георгия 4-й степени. Кроме того, этот подвиг доставил Марченко должность командира роты - полковой командир по достоинству оценил его несомненную личную отвагу и столь же несомненные организаторские способности. Незадолго до февральского переворота Марченко был произведён в поручики, в ходе неудачного для русской армии летнего наступления 1917 года ранен. Одно время командовал 3-м батальоном родного Путивльского полка, октябрьскую революцию встретил в чине штабс-капитана.

После рокового Октября для Марченко снова пришёл черёд определяться. Однако свой выбор он сделал ещё в 1915-м, когда отказался от брони и ушёл добровольцем на фронт. Продолжать служить под началом тех, кто провозглашал лозунг "поражения своего правительства в империалистической войне" такой патриот, как Дионисий Марченко, явно не мог. Одним из первых Дионисий Андреевич явился на Дон и в декабре 1917 года вступил в Добровольческую Армию. Попал он в 1-й Офицерский батальон, впоследствии развёрнутый в 1-й Офицерский генерала С.Л. Маркова полк, и с этим полком выступил в 1-й Кубанский Ледяной Поход.




Марковцы в Ледяном Походе




В ходе боя у Кореновской Дионисий Марков был ранен в правую руку. Этот бой выдался ожесточённым, несколько раз красные вынуждали белых к отступлению, так что раненый Марченко едва не попал в плен. "Исхожу кровью и чувствую страшную слабость, - рассказывал Дионисий Андреевич впоследствии. - Кричу: «Не бросайте!» — но каждый занят самим собою. Изнемогая, я упал без сознания на копну соломы. Придя в себя, я пытался левой рукой через скатку шинели вытащить револьвер и застрелиться, но достать его не смог. Часа два спустя наши повели наступление снова". Марченко всё же был эвакуирован с поля боя. И несмотря на все трагические перипетии Ледяного похода, дожил до госпиталя. Правда, из-за начавшейся гангрены правую руку пришлось ампутировать. Другой бы на месте Марченко посчитал бы, что свой долг перед Родиной он выполнил сполна, что теперь пользы от него на фронте немного, и отбыл бы в эмиграцию, издалека наблюдая, как здоровые товарищи продолжают борьбу. Никто не осудил бы Марченко за такое решение. Но Дионисий Андреевич слишком близко к сердцу принимал боль опозоренной Родины. Борьба продолжалась, и он должен был в ней участвовать.

Марченко выучился владеть левой рукой и в середине августа 1918 года прибыл в только что освобождённый от большевиков Екатеринодар, где вернулся к службе в Марковском полку. Зачислили его в "шефскую" роту полка (в отличие от других марковских формирований, эта рота имела на своих погонах вензель не "М" - "Марков", а "ГМ" - "Генерал Марков"), в которой он продолжил сражаться. Одной левой - в буквальном смысле. 14 марта 1919 года он получил очередной офицерский чин - капитана и новое назначение - в штаб 1-го Армейского корпуса генерала А.П. Кутепова.

К марковцам Дионисий Андреевич вернулся в сентябре 1919 года - в начале наступления на Москву. Назначили его командиром 2-го батальона в 1-м Офицерском генерала С.Л. Маркова полку. Батальон Дионисия Марченко отличился в ходе боёв за город Ливны, где Марченко пришлось командовать сводным отрядом из его собственного батальона, команды пеших разведчиков, казачьей полусотни и взвода орудий. Довольно быстро Марченко вырос до помощника командира полка, а 22 декабря 1919 года стал полковым командиром. Это был трагический период в истории Марковской офицерской дивизии, в ходе декабрьских боёв 1919 года, непрерывно отступая с боями, Марковская дивизия была практически полностью истреблена. Лишь в Крыму, после Новороссийской эвакуации, дивизию удалось восстановить. На служебном положении Марченко это никак не отразилось: в разгроме его вины не было никакой. 26 марта 1920 года он был произведён в полковники. Новоиспечённому полковнику ещё не исполнилось и 25 лет.





Полковник Дионисий Андреевич Марченко, командир 1-го Марковского полка,
и его адъютант И.А. Лесевицкий. Фото 1920 года.





Со своим полком Марченко принял участие в наступлении врангелевских войск в Северной Таврии. Бои шли с переменным успехом, хотя Врангель в своих мемуарах не раз отмечал удачные операции марковцев. Однако с началом череды поражений командовавший Марковской дивизией генерал Третьяков не нашёл ничего лучше, как отрешить заслуженного полковника от командования. Напомню: всё это время Марченко воевал одной левой рукой! Врангель, однако, рассудил иначе, чем начдив. В октябре 1920 года Третьяков сам был отрешён от командования дивизией, а Дионисий Андреевич возвращён на должность полкового командира. Ему довелось вывести остатки полка в крымские порты и погрузить на суда. Сам он покинул Крым на корабле "Херсон".

После окончания Галлиполийского сидения Дионисий Марченко выехал в Югославию. Состоял в РОВСе, в 1937 году, после кончины генерала М.А. Пешни Марченко был временно назначен командиром Марковского полка, в который после эвакуации была сведена его дивизия, однако вскоре был вынужден уступить эту должность Г.В. Жданову. В период Второй Мировой войны Дионисий Андреевич, в отличие от многих своих сослуживцев, в коллаборационистских формированиях не участвовал и к пресловутому "русскому корпусу" не присоединился. Даже в эмиграции чувство патриотизма ему не изменило. Вероятно, именно это обстоятельство стало причиной того, что в послевоенной коммунистической Югославии Марченко не подвергался никаким репрессиям. Тем не менее, мужественный марковец и в эмиграции продолжил свою борьбу с большевиками - правда, уже другими, невооружёнными методами. Он стал автором мемуаров, в которых воспел подвиги своих соратников по Белому Делу. Эти мемуары увидели свет уже после его кончины, в 1973 году, в белоэмигрантском журнале "Часовой".

Скончался Дионисий Андреевич Марченко 24 сентября 1969 года в Загребе (Хорватия) и был погребён на кладбище Мирогой. Марченко был женат, имел сына Юрия 1926 года рождения.

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Марков и марковцы, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

Posts from This Journal “Марков и марковцы” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments