Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Как стать четырежды Героем? Часть седьмая

Предыдущая часть здесь.

7 июля 1944-го года Жукова вновь вызвали в Ставку. Сталин был доволен ходом операции "Багратион": к этому времени советские войска, оставив далеко позади освобождённый Минск (освобождённый всего-то четыре дня тому как!), завязали бои на подступах к Вильнюсу, приближались к Барановичам и Пинску. Основные силы немецкой группы армий "Центр" перестали существовать, вражеская оборона на протяжённости 400 километров по фронту рассыпалась. Сталин торопился побыстрее начать освобождение Польши от гитлеровских захватчиков. А у Жукова в голове созрел иной, ещё более дерзкий план. На 1-м Украинском фронте, которым Жуков командовал весной и которым теперь руководил маршал И.С. Конев, образовался большой избыток личного состава и бронетехники. И Жукову пришла в голову мысль, что если передать эти силы Василевскому, координировавшему действия советских фронтов на севере "белорусского балкона", то Александру Михайловичу вполне по силам будет захватить Восточную Пруссию. Это означало вторжение Красной Армии в Германию, что заставило бы Гитлера сильно занервничать и, возможно, принять целый ряд опрометчивых решений, это оттянуло бы немецкие резервы с юга, где Конев планировал новое наступление, наконец, это надёжно обезопасило бы правый фланг советских фронтов, наступающих на направлении главного удара - через Варшаву на Берлин.






Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков





Георгий Константинович был убеждён: немцам прикрыть Восточную Пруссию нечем. Группа армий "Север" надёжно скована боями против войск Мерецкова и Говорова, группа армий "Центр", оборонявшаяся в Белоруссии, фактически больше не существует, а переброска резервов наверняка затянется в результате успеха Проскурово-Черновицкой операции, разорвавшей коммуникации фашистов. Они и белорусской-то группировке не смогли вовремя подать помощь, что уж тут говорить про Восточную Пруссию! Это мнение Жукова, в очередной раз проявившего блестящее понимание противника, подкрепляется немецкими источниками (о существовании которых Георгий Константинович знать не мог).Так, Мартин Борман в панике писал: "Русские у Августова, вплотную к границе Восточной Пруссии. Если их танковые соединения нажмут хоть немного, нам пока нечем остановить. Вновь формируемые дивизии все еще не имеют необходимых противотанковых средств!" Гитлер, правда, распорядился сформировать для прикрытия Восточной Пруссии (главарь "третьего рейха" тоже ощутил опасность вторжения!!!) 15 новых гренадерских дивизий, но сформировать с нуля новую дивизию и обучить её - дело небыстрое, так что прибытие первых частей в Восточную Пруссию немцы ожидали не ранее конца июля (напомню: у Жукова его план созрел 7 июля), а окончательное сосредоточение группировки - к концу августа. Если поторопиться, то у Красной Армии есть все шансы поставить Восточную Пруссию под свой контроль ещё в 1944-м, - был убеждён Георгий Константинович.

Сталин, однако, этому проекту решительно воспротивился. Он опасался, что за Восточную Пруссию немцы будут драться с особым остервенением, а раз так - лучше не рисковать, втягиваясь в затяжные бои. Жукова направили на 1-й Украинский фронт - координировать действия войск в предстоящей Львовско-Сандомирской операции. И просили рассмотреть вопрос о скорейшем выходе Красной Армии на Вислу. Прибыв в расположение 1-го Украинского фронта, Жуков убедился, что Конев прочно держит управление войсками в своих руках, что войска усиленно готовятся к наступлению, что все необходимые меры предосторожности и обеспечения приняты. И потому решил положиться на полководческий опыт Конева. Сам же занялся проработкой Восточно-Прусской операции, идея которой всецело захватила маршала. Итогом стала докладная записка на имя Сталина и Антонова, в которой Жуков развёрнуто формулировал свой дерзкий замысел.




Г.К. Жуков за рабочим столом.





"В связи с близким подходом наших войск к госгранице, - писал Жуков, - докладываю свои соображения по построению операции Белорусских фронтов на ближайший период:


1. Главной стратегической целью 1, 2, 3-го Белорусских фронтов на ближайший этап должно являться: выход на Вислу до Данцигской бухты включительно и захват Восточной Пруссии или в крайнем случае одновременно с выходом на Вислу отсечение Восточной Пруссии от Центральной Германии.

2. Восточная Пруссия по наличию укрепленных полос, инженерного оборудования и природным условиям является очень серьезным препятствием. Подступы к Кенигсбергу с юго-востока и юга прикрыты пятью укрепленными полосами, а с востока, кроме того, западнее Инстербурга подготовлен район затопления.

Наиболее выгодные направления для наступления в Восточную Пруссию:

1-е направление — из района Тильзит вдоль побережья в общем направлении на Кенигсберг через Либоц.
2-е направление — из района Каунас—Алитус через Гумбинен на Кенигсберг, обходя обязательно с юга район затопления и Летценский укрепленный район.
3-е направление — из района Млава через Хохенштайн—Алленштайн на Браунсберг.

Кроме того, сильную группировку необходимо бросить восточнее Вислы в общем направлении на Мариенбург для отсечения Восточной Пруссии от Данцигского района.

1-е направление — удар из района Тильзит может проводиться только тогда, когда будет очищена от немцев Литва.
2-е и 3-е направления могут быть использованы при развитии наступления 3-м и 2-м Белорусскими фронтами. [238]
3. Удар через Гумбинен может нанести Черняховский, он же частью сил должен наступать севернее Августовских лесов через Сувалки на Гольдап.

Удар из района Млава должен нанести 2-й Белорусский фронт в следующих направлениях:

а) одна группа на Алленштайн;
б) одна группа на Мариенбург для выхода до Данцигской бухты;
в) одна группа должна выйти на Вислу на участке Грудзянс— Нешава, где и закрепиться.

Левее, до границы с 1-м Украинским фронтом, должен выйти 1-й Белорусский фронт, при этом фронту необходимо обязательно захватить хорошие плацдармы на западном берегу р. Висла.

4. Для выполнения вышеизложенных задач 1-му Белорусскому фронту войск хватит. Ему нужно добавить 300 танков и 100 самоходных орудий.

2-му Белорусскому фронту потребуется одна армия в 9 дивизий, один стрелковый корпус — три дивизии, два-три танковых корпуса или танковая армия, четыре тяжелых танковых полка, четыре полка артиллерийских самоходных установок— 152-мм и усилить фронт авиацией.

5. Чтобы избежать в будущем излишних перегруппировок, я считаю необходимым сейчас иметь такие разграничительные линии:

а) между Черняховским и Захаровым: Гродно—Ликк—Хайльсберг (все для Черняховского);
б) между Захаровым и Рокоссовским: Белосток—Остроленка— Нешава (все для Захарова).

6. Считал бы крайне полезным по предстоящим операциям посоветоваться с Вами лично и хорошо бы вызвать Василевского" (конец цитаты).

Как видите, план Жукова был развёрнутым и детально просчитанным. Немцы, как мы уже видели, всерьёз опасались, что такой план в головах советских командующих действительно вызреет. Сталин, однако, план Жукова категорически отмёл, так и не решившись на наступление против Восточной Пруссии. Попытки Жукова связаться с Василевским также не увенчались успехом: маршалу неизменно отвечали, что Василевский в войсках. Видимо, верховный проинструктировал начальника Генштаба, склонявшегося в пользу восточно-прусского проекта Жукова, не поддерживать планов Георгий Константиновича. "Думаю, это было его ошибкой, - писал Жуков о Сталине, - что впоследствии подтвердилось: когда в 1945 году началась Висло-Одерская операция, Восточная Пруссия нависла над флангом нашей группировки, нацеленной на берлинское направление, причинив нам много хлопот... Верховный не принял мой план и не согласился усилить фронты на восточно-прусском направлении, а резервы Белорусским фронтам Ставка дать не смогла. Это была серьезная ошибка Верховного, в последующем повлекшая за собой необходимость проведения чрезвычайно сложной и кровопролитной Восточно-Прусской операции".




И.В. Сталин. Будучи верховным главнокомандующим РККА в 1944 году,
он недооценил перспективы разгрома гитлеровских войск в Восточной Пруссии
и не поддержал перспективную идею Жукова





Меж тем, советское наступление развивалось своим чередом. Рокоссовский, Захаров и Черняховский успешно добивали остатки немецких захватчиков в Белоруссии, Конев начал Львовско-Сандомирскую операцию. Назначенный Гитлером начальником немецкого генерального штаба Г. Гудериан оценивал положение вермахта как катастрофическое. Остатки разбитой группы армий "Центр" поспешно бежали в Польшу, взять резервы и укрепить фронт можно было только за счёт войск, находившихся в Румынии, а перебрасывать их надо было длинным кружным путём. Весенние успехи Жукова продолжали сказываться. Поэтому 29 июля 1944 года указом Президиума Верховного Совета Георгию Константиновичу во второй раз было присвоено звание Героя Советского Союза.

Жуков в это время находился на 1-м Украинском фронте. Он не вмешивался в распоряжения Конева, полагая последнего зрелым полководцем, способным самостоятельно решить поставленную задачу. Однако наблюдал действия фронта и анализировал их для истории, подмечая допущенные ошибки. Жуков, в частности, писал, что разведка фронта недостаточно полно вскрыла систему обороны противника, что по этой причине артиллерийская и авиационная подготовка не имели нужной эффективности, огневые точки противника оставались неподавленными, что наступательные операции предпринимались без достаточного сопровождения пехоты танками, что резко снижало темпы наступления и вело к неоправданным потерям. Конев и сам быстро смекнул, что ум хорошо, а два - лучше, и по собственной инициативе стал советоваться с Жуковым. Так, в ходе этих совместных обсуждений родилась идея обходного манёвра 3-й гвардейской танковой армии Рыбалко, которой ставилась задача перехватить вражеские коммуникации на реке Сан. Это, по обоюдному мнению Жукова и Конева, должно было бы привести к оставлению немцами Львова, который считался главной целью операции. Прогнозы двух маршалов блестяще оправдались - однако Жукову пришлось прикрыть командующего фронтом от гнева верховного, не сумевшего понять смысл рейда Рыбалко. "Надо кончать со Львовом, а уже потом думать о Сандомире! - твердил Сталин. - Армия отвлеклась, это может затянуть дело. Вы с Коневым стремитесь захватить раньше Вислу. Она от вас не уйдёт!" Жукову пришлось заверить нервничающего Сталина, что танки Рыбалко призваны нанести удар по Львову с тыла и что в течение трёх дней Львов будет взят. Львов действительно пал 27 июля.




Иван Конев - соратник Жукова по Львовско-Сандомирской операции





В сентябре 1944 года Жукову было поручено руководить операцией по освобождению Болгарии. Правительство Болгарии на тот момент находилось в союзе с Гитлером, однако население открыто симпатизировало Красной Армии, не понимая, ради чего Болгарии воевать против русских, не так давно избавивших страну от турецкого ига. Надо сказать, что болгарское руководство понимало такие настроения народа - поэтому, несмотря на участие в Антикомминтерновском пакте, ни один болгарский солдат за всё время Великой Отечественной войны так и не перешёл границу СССР. "Вас встретят не огнём артиллерии и пулемётов, а хлебом и солью", - уверял Жукова Георгий Димитров, лидер болгарских коммунистов, нашедший политическое убежище в СССР. Впрочем, аэродромы и важнейшие коммуникации в Болгарии контролировали немецкие фашисты. А раз так - приходилось думать и о военной операции.

Против полумиллионной болгарской армии и дислоцированных в Болгарии 30 тысяч немецких фашистов нацеливался 3-й Украинский фронт под командованием Ф.И. Толбухина. Совместно с Толбухиным Жуков разработал операцию на глубину 210 километров, которые предстояло пройти с боями за 10 - 12 дней. В распоряжении двух маршалов имелось 180,2 тысяч артиллерийских орудий и 83 тысячи миномётов, Однако, 8 сентября, когда должна была начаться операция, толбухинцы просто не увидели перед собой целей, по которым бы следовало открывать огонь. Толбухин, посоветовавшись с Жуковым, приказал двигаться вперёд без артподготовки. И не ошибся. Болгарские войска встречали Красную Армию как освободительницу, в парадном строю с развёрнутыми знамёнами и барабанным боем. Вместо сражений с предполагаемым противником толбухинцев ожидали парады и торжественные приёмы. Жуков немедленно доложил об этом в Ставку. Немцы, стоявшие в Болгарии, не смогли оказать сопротивление и были захвачены в плен.

После освобождения Болгарии Жуков отправился под Варшаву, где застопорилось наступление маршала К.К. Рокоссовского (Константин Константинович получил звание маршала 29 июня 1944 года за освобождение Бобруйска). Жуков в своём рапорте в Ставку сумел убедительно доказать, что Рокоссовский в задержке наступления не виноват: варшавские повстанцы не координировали с ним своих действий, время для своего наступления выбрали неудачно, а Рокоссовский, сделав всё, от него зависевшее, для помощи повстанцам, был остановлен немцами. Более того: 47-я армия генерала Перхоровича, наступавшая между Модлином и Варшавой, наступая по открытой местности, несла тяжёлые потери, ни командарм, ни Рокоссовский не предвидели успеха в дальнейшем продвижении этой армии, однако Ставка настаивала на продолжении бессмысленного наступления. Жуков имел мужество позвонить в Ставку и добиться прекращения напрасного кровопролития.




Рокоссовский и Жуков в 1944 году.


Таким образом, в 1944 году основной задачей Жукова была координация действий советских фронтов сперва на Украине, а затем в Белоруссии. В этом качестве Георгий Константинович продемонстрировал способности планировать и осуществлять стратегические наступательные операции, управлять большим количеством войск, предвидеть действия противника и находить оперативные решения для эффективного противодействия ему. Жуков также продемонстрировал, вопреки распространённому о нём мнению, тактичность, умение выслушивать подчинённых и соглашаться с ними, умение не уронить авторитет нижестоящего командования перед войсками и бережное отношение к солдатским жизням. В ходе планирования операций Жуков проявил личную отвагу и гражданское мужество, просчитывал необходимые для наступления силы и эффективно выбирал направления для ударов. Конечно, и он совершал ошибки. И не всё, что планировал Жуков на 1944-й год, ему удалось воплотить в жизнь - нередко смелые полководческие инициативы Жукова блокировались чересчур осторожным Сталиным. Однако в целом 1944-й год обогатил копилку русской воинской славы несколькими яркими победами, в которых имелся значительный вклад первого заместителя верховного главнокомандующего. Награждение Жукова по результатам года Орденом Победы и второй медалью Героя Советского Союза было закономерным и заслуженным признанием его таланта.

Анализируя стратегические наступательные операции 1944 года в своих послевоенных теоретических трудах, Жуков выделил пять факторов успеха таких операций (в изложении Н. Яковлева):


1) "Отличное знание противника, правильная оценка ею замыслов, сил, средств; умение учесть, на что он способен и на что не способен, на чем можно его поймать. Это достигается длительной, непрерывной и глубокой разведкой".

2) "Знание своих войск, их тщательная подготовка к бою. Необходима всесторонняя подготовка командования и штабов, заблаговременный разбор всех вариантов действий".

3) "Оперативная и тактическая внезапность. Это достигается тем, что враг вводится в заблуждение о наших истинных намерениях, и стремительностью действий. Надо действовать настолько быстро, чтобы неприятель везде и всюду опаздывал, застигнуть его врасплох и тем самым поставить в тяжелое положение".

4) "Точный расчет сил и средств в зависимости от поставленной задачи Войскам нельзя ставить непосильные задачи. Ничего, кроме потерь и подрыва боевою духа, это не даст. Лучше реже проводить наступательные операции, а копить силы и средства для решительных ударов".

5) "Материальное обеспечение операций. "Я считаю, - подчеркнул Жуков, - что ни при каких обстоятельствах не подготовленную в материальном отношении операцию проводить не следует. Общая обстановка может толкать главное командование на быстрейшее осуществление операции. В этом случае организующий ее командующий должен проявить мужество и доложить Ставке или высшей инстанции о неготовности операции"".

Эти наработки очень пригодились маршалу в победном 1945 году.

Продолжение следует

Tags: Варшавское Антифашистское восстание, Великая Отечественная война, Жуков, История Отечества, Львовско-Сандомирская операция
Subscribe

Posts from This Journal “Жуков” Tag

promo mikhael_mark october 6, 2022 14:35 2
Buy for 10 tokens
Обращаюсь прежде всего к мужской части своей аудитории. А также к тем женщинам, у которых есть подросшие сыновья, больше не играющие в игрушки. У вас есть шанс оказать помощь жителю ДНР, пострадавшему от украинской агрессии, причём вам это ни копейки не будет стоить. Вернее, обойдётся только в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment