Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Генерал Ватутин: от Воронежа и Сталинграда до Западной Украины

3 декабря - день рожденья великого русского полководца, участника Великой Отечественной войны, Героя Советского Союза генерала Николая Фёдоровича Ватутина. А значит, самое время продолжить разговор о его боевой биографии. Начало здесь.

Итак, мы оставили генерала Н.Ф. Ватутина в мае 1942 года, когда по ходатайству А.М. Василевского и вопреки мнению верховного он был отозван с Северо-Западного фронта и возвращён на работу в Генеральный Штаб. Василевский, вероятно, рассчитывал на долгую совместную работу с Ватутиным, однако, Николай Фёдорович не просидел в Москве и месяца. Летом 1942 года катастрофическая обстановка сложилась на южном фланге советско-германского фронта, танковые клинья немцев рвались к Сталинграду, угрожая отрезать Центральную Россию от кубанского хлеба и кавказской нефти.Под ударами фашистов пал Воронеж. Для повышения эффективности управления Ставка решила разделить прежний Брянский фронт на два, создав из части его войск новый, Воронежский фронт. Во главу Брянского фронта был поставлен герой Битвы за Москву К.К. Рокоссовский (впоследствии блестяще себя зарекомендовавший в Сталинградской битве). А вот командующего для Воронежского фронта найти не могли достаточно долго. И Ватутин предложил свою кандидатуру.





Классический портрет Н.Ф. Ватутина





Изучив обстановку, Ватутин принял решение о формировании на своём фронте ударных группировок и о нанесении ударов по врагу с целью очистить Воронеж от оккупантов. Тогда, в июне - июле 1942-го, освободить Воронеж Ватутину не удалось. В результате мнения исследователей об этом периоде в его военной биографии разошлись. И если Е. Никашкина указывает на то, что у Рокоссовского был собственный план, альтернативный ватутинскому (план состоял в том, чтобы с восточного берега Дона развернуть наступление во  фланг воронежской группировке вермахта и вывести войска в тыл противника), лобовые же удары, предпринимавшиеся Ватутиным, успеха не принесли, то А.И. Журавель полагает, что Ватутин и не преследовал цели освободить Воронеж. Его замысел, по мнению данного исследователя, состоял в том, чтобы сковать противника перед своим фронтом тяжёлыми фронтальными боями и не позволить перебрасывать войска под Сталинград. Впрочем, оба исследователя сходятся во мнении, что Воронежский фронт под руководством Ватутина превратился в слаженный боевой организм, и своему преемнику Николай Фёдорович оставил квалифицированное фронтовое управление и войска, хорошо обученные наступательным операциям.

В октябре 1942 года Ватутин был переведён под Сталинград - командующим Юго-Западным фронтом. В этот период шла усиленная подготовка к началу грандиозного контрнаступления под Сталинградом - операции "Уран". Фронт Ватутина нависал над сталинградской группировкой фашистов с северо-запада, что давало ему удобные стартовые позиции для наступления. Удар Юго-Западного фронта в южном направлении моментально перерезал коммуникации врага. В этом и состоял замысел: Ватутин должен был наступать на юг, в то время, как Сталинградский фронт Рокоссовского обходил Сталинград южнее города. Соединение двух фронтов позволяло окружить 22 вражеские дивизии. Правда, положение Ватутина осложнялось тем, что против него противник успел выстроить прочную оборону. Сохранялся риск, что немцы, измотанные долгими боями под Сталинградом, решат приостановить наступление и перейти к обороне, что позволяло им в разы нарастить численность группировки, противостоящей Ватутину. А у самого Ватутина на тот момент не было ещё даже... штаба! Штаб Юго-Западного фронта ещё находился в процессе формирования. К счастью, Николай Фёдорович сам был опытным генштабистом, что позволяло ему временно выполнять обязанности не только командующего, но и начальника штаба.



Карта операции Уран. Хорошо видно, что Юго-Западный фронт Ватутина (северная часть карты)
заметно выдаётся на запад по сравнению со сталинградской группировкой противника.





В этот период Ватутин много времени проводил на переднем крае. Необходимо было тщательно исследовать оборону противника, наметить места для её прорыва, определить возможное местоположение резервов. С этой задачей Ватутин успешно справился. 19 ноября 1942 года, после мощной артподготовки, войска Юго-Западного фронта перешли в наступление. Теперь для командующего главным становилось определить время, когда оборона противника действительно будет прорвана, и можно будет ввести в прорыв танки.

В распоряжении Ватутина находилась 5-я танковая армия под командованием П.Л. Романенко. Это был смелый и решительный военачальник. Однако в ходе Сталинградского наступление Ватутину нередко приходилось отдавать приказания через голову командарма непосредственно танковым корпусам - ибо эти корпуса для ликвидации вражеских резервов пришлось направить по расходящимся направлениям. Николай Фёдорович лично поддерживал постоянную связь с командирами корпусов, отдавая им указания. В частности, именно он отдал приказ овладеть двумя мостами через Дон в районе Калача, которые фашисты заминировали и предполагали взорвать в случае отступления. Танкисты Ватутина блестяще справились со своей задачей, попутно разгромив две дивизии, направленные немцами из резерва в помощь Паулюсу - одно мотопехотную и одну танковую. 23 ноября 1942 года кольцо окружения вокруг сталинградской группировки немцев замкнулось.

Ватутин точно спрогнозировал, что немцы смогут оперативно создать из своих войск, оставшихся за пределами кольца окружения, мощную ударную группировку или даже две. Он понимал, что при наличии толкового военачальника во главе этих войск немцы вполне могут попытаться деблокировать Паулюса. Он даже сумел верно определить, где именно немцы сосредоточат свои ударные группировки - в районе Котельниково и Тормосино. Однако Ватутин ошибся с направлением главного удара немцев. Николай Фёдорович полагал, что главный удар противник нанесёт в районе станицы Нижне-Чирской. Эта ошибка привела к тому, что Манштейн едва не прорвался на выручку к Паулюсу. Что ж, не ошибается тот, кто ничего не делает. А у Ватутина были основания ожидать главного удара в районе Нижне-Чирской, ибо именно в этом месте расстояние между внутренним и внешним фронтом кольца окружения оказывалось наименьшим.

Наступление Манштейна создало риск того, что советские войска, столь блестяще организовавшие "Канны" Паулюсу, могут сами угодить  в мешок. Приходилось решать одновременно несколько задач. Нужно было не ослаблять давление на группировку Паулюса, громить её как можно быстрее и принуждать к капитуляции - чтобы не дать немцам отдохнуть, обустроиться на зиму, привести свои войска в порядок и укрепиться. Нужно было отражать наступление Манштейна, обрушившееся на советские войска с двух сторон. И нужно было продолжать наступление на запад, чтобы не только освобождать из-под оккупации русские земли, но и как можно надёжнее изолировать группировку Паулюса от своих.

Разгром фашистов под Котельниковом - заслуга Родиона Яковлевича Малиновского. Задачу по уничтожению окружённых войск Паулюса Ставка поручила Рокоссовскому. А Ватутину поставили новую задачу: нанести удар северо-западнее Сталинграда, между Сталинградом и Ворошиловградом, пересечь вражеские коммуникации, идущие из Донбасса, и создать для Тормосинской группировки врага угрозу окружения, чтобы раз и навсегда покончить с попытками деблокировать Паулюса. Ватутин выехал к передовой, тщательно изучил вражеские позиции, наметил цели для артиллерийской подготовки. Однако, когда советская пехота поднялась в атаку вслед за огневым валом, на её пути неожиданно оказалась новая преграда: минные поля. Фашисты трижды укладывали мины на направлении ударов Ватутина. И если верхний слой мин сапёры сняли относительно легко, то те минные поля, которые враг создал ещё летом, разминировать возможности не представлялось: мины вмёрзли в грунт намертво, миноискатели не чувствовали их сквозь толстый слой снега. И если пехотинцы за счёт снега ещё могли надеяться, что мина не сработает, то танки прикрытия на этих минах взрывались. Наступление застопорилось.




Ватутин в своём штабе у телефона



Опасаясь, что враг может укрепить оборону на тыловых рубежах и окончательно остановить советское наступление, Ватутин принял рискованное решение ввести в бой танковые корпуса, которые планировалось задействовать только после прорыва обороны. Ватутин решил рискнуть. И этот риск себя оправдал. Мощные танковые соединения Юго-Западного фронта буквально протаранили фашистскую оборону и обрушились на резервы гитлеровцев в их ближнем тылу. "Полки Гитлера и бригады чернорубашечников Муссолини не устояли под ударом советских танков, - пишет А.И. Журавель. - Войска правого крыла фронта под командованием генерала Кузнецова наступали с плацдарма на запад, на юг и восток, а им навстречу шли, подсекая противника «под корень», войска, руководимые генералом Лелюшенко".

В этот период генерала свалила туляремия - коварная болезнь, чреватая своими осложнениями. Ставка предложила Ватутину выехать на лечение, передав дела заместителю, но Ватутин отказался. Он должен был лично руководить операцией: весы боевого счастья ещё продолжали качаться. На фронт только что прибыла свежая немецкая дивизия и неожиданно для всех заняла село, накануне освобождённое войсками фронта.  Николай Фёдорович мыслил молниеносно: на угрожаемое направление удалось стянуть резервы фронта, враг был остановлен, а затем и разгромлен.

За Сталинградскую битву Н.Ф. Ватутин был удостоен Ордена Суворова I степени и звания генерала армии.  Развивая наступление, ватутинцы ворвались в Донбасс. 14 февраля 1943 года войска Юго-Западного фронта очистили от оккупантов Ворошиловград (Луганск) и Краснодон. Завершилась эта наступательная операция 18 февраля 1943 года, вписав в актив Ватутина ещё одну яркую победу. Правда, немцам удалось остановить советское наступление, и очистить от оккупантов весь Донбасс Ватутину не удалось.




Население освобождённого Ворошиловграда (Луганска) встречает своих освободителей
Хорошо видно, что войска ещё не успели переодеться в новую униформу - все без погон.






22 марта 1943 года Ватутин возвращается на должность командующего Воронежским фронтом. Положение на фронте было не из лучших: Немцы, собрав под Полтавой мощный кулак, перешли в контрнаступление и смяли его войска. "Латать дыры" был отправлен сам заместитель верховного главнокомандующего Г.К. Жуков, который и порекомендовал на должность командующего Н.Ф. Ватутина. Николаю Фёдоровичу удалось остановить гитлеровское наступление. Однако под влиянием горячего и малообразованного члена военного совета фронта Н.С. Хрущёва Ватутин тут же разработал новую наступательную операцию против немцев, которую и внёс на рассмотрение Жукова. Жуков, однако, энтузиазма неугомонного ЧВС  не разделял: немцы ещё слишком сильны, наступление весной против мощной группировки противника, которая остановлена, но не разгромлена и продолжает получать подкрепления, чревата новым разгромом, как уже было летом 1942-го. Ватутина не пришлось уговаривать - человек умный, он хорошо понимал стратегию и признал правоту Жукова. В мае 1943 года он уже сам ратовал за стратегическую оборону, что совпадало с видением ситуации Жуковым, Василевским и Рокоссовским.

В ходе Курской битвы Ватутин командовал южным крылом советской обороны. Перед битвой Николай Фёдорович "лично проверял качество инженерного оборудования и маскировки с воздуха, осматривал полосу обороны с борта самолета, на земле прошел по траншеям не один десяток километров. Он сам допрашивал пленных, стараясь установить день и час начала наступления фашистских войск". В июне 1943-го, раздосадованный, что немцы всё не наступают, Ватутин снова предложил Жукову упредить врага и начать наступление самим - и снова Жуков вынужден был осадить нетерпеливого комфронтом: у маршала были точные разведданные о подготовке немецкого наступления на Курской Дуге, полученные от прославленного разведчика Н. Кузнецова. Ватутин этих данных не имел - а потому и мог неверно оценивать планы неприятеля.

5 июля сражение на Курской Дуге закипело. Противником Ватутина оказался старый знакомый по Сталинграду и Донбассу - Эрих Манштейн фон Левински, умный и решительный полководец. С первых же минут сражение на Южном фасе, занимаемом Воронежским фронтом, приобрело ожесточённый характер. В первый же день Манштейн бросил против Ватутина армаду в 700 танков. Ватутин, правда, имел на тысячу танков больше - 1704, но в основном - средние Т-34 и лёгкие Т-70, против него же лезли новейшие тяжёлые танки "Тигр" и "Пантера". В результате советские войска немцам удалось потеснить на 35 километров. Однако прорвать советскую оборону Манштейн не сумел. В итоге немецкому командующему пришлось менять свои планы. Теперь его главный удар был направлен на Прохоровку, в обход Воронежского фронта и в стык между ватутинцами и соседним Степным фронтом, который советская Ставка рассматривала как резервный.

Ватутин вовремя оценил опасность такого манёвра гитлеровцев. И выдвинул навстречу наступающим немецким танкам 5-ю гвардейскую танковую армию Ротмистрова, которая нанесла контрудар и в ходе ожесточённого встречного сражения остановила вражеское наступление. Манштейн затребовал у своего командования ещё одну танковую дивизию для развития наступления, однако дела немцев на северном фасе Курской Дуги складывались более, чем скверно, а западные союзники неожиданно высадились в Италии и развернули там наступление. В резервах Манштейну было отказано, и поле боя осталось за Ватутиным.




Прохоровское сражение.


Пока шло оборонительное сражение, Ватутин со своим штабом разрабатывал наступательную операцию. Целью этой операции было освобождение Белгорода с последующим выходом на территорию Украины, где планировалось организовать фашистам новые "канны" под Харьковом. Предполагалось сходящимися ударами в районе Краснополья и Чугуева взять немцев в кольцо. Однако для этого Ватутину были нужны мощные ударные группировки на флангах, способные прорвать немецкую оборону на Белгородском направлении и обеспечить глубокое наступление после. А у Ватутина не было ни времени, ни резервов для сосредоточения таких группировок. В результате его первоначальный план был отвергнут. На доработку операции Ставка дала 8 дней, пока противник скован боями в районе Орла и не может перебросить резервы. 3 августа, получив в подкрепление две дополнительные армии, Воронежский фронт перешёл в наступление.

В ходе этого наступления Ватутину удалось незаметно для врага обеспечить сосредоточение артиллерии. И когда в 5 часов утра она открыла огонь, фашисты этого совсем не ожидали. В итоге в первый же день вражеская оборона была прорвана была прорвана на всю её глубину. После этого Ватутин немедленно ввёл в бой свои главные ударные силы - 1-ю и 5-ю гвардейскую танковые армии. Подробнее о ходе наступления Воронежского фронта можно почитать здесь, повторяться не буду, скажу лишь, что Ватутин непрестанно контролировал действия своих армий, координировал их удары, указывал на ошибки. Завершилось наступление Ватутина 23 августа. Белгород и Харьков были успешно освобождены от захватчиков, и Орден Кутузова 1-й степени стал достойной наградой Ватутину.



Николай Фёдорович Ватутин летом 1943 года.




А дальше Ватутина ждала Битва за Днепр и освобождение Киева. Именно там наиболее ярко раскрылся его полководческий талант, именно с этими событиями в первую очередь связывается его имя. 20 октября 1943 года Воронежский фронт был переименован в 1-й Украинский. К этому времени войска фронта уверенно удерживали несколько плацдармов на правом берегу Днепра. Основной удар Ватутин планировал нанести с Букринского плацдарма, отстоявшего от Киева на 80 км - Николай Фёдорович считал, что это расстояние достаточно велико, чтобы на нём можно было сосредоточить ударную группировку втайне от киевской группировки вермахта, и в то же время достаточно мало, чтобы преодолеть его без ощутимых потерь. Однако все попытки развивать наступление с Букринского плацдарма упёрлись в жёсткую оборону немецких войск. В этих условиях Ставка указала Ватутину на удобство другого плацдарма - Лютежского, по собственной инициативе захваченного генералом Чибисовым. Днепр здесь огибал столицу Украины, и Лютежский плацдарм оказывался западнее Киева, угрожая киевской группировке немцев окружением. К тому же расстояние от плацдарма до Киева было всего 30 км - именно это стало причиной первоначальной недооценки данного направления Ватутиным. Николай Фёдорович не любил зазря разбрасываться солдатскими жизнями. А сосредоточить ударную группировку на Лютежском плацдарме незаметно для гитлеровцев он считал невозможным. Однако после того, как Ставка прямо указала ему на Лютежский плацдарм, Ватутин сумел скрытно перебросить туда 3-ю танковую армию Павла Рыбалко - свою основную ударную силу. Командовать наступлением с Лютежского плацдарма Ватутин назначил Кирилла Москаленко - одного из лучших своих генералов. Для такого выбора у Николая Фёдоровича были и соображения идеологического порядка: как Москаленко, так и Рыбалко были украинцами, сражаться им предстояло за столицу собственной республики, что не только было призвано мотивировать генералов, но и выбивало почву из под ног у бандеровцев, пытавшихся выставить наступающие советские войска захватчиками и оккупантами. Для немцев мощный удар с Лютежского плацдарма оказался полной неожиданностью, и 6 ноября 1943 года Киев был освобождён.

Рассказывают, что, отправляя Рыбалко на Лютежский плацдарм, Ватутин напутствовал его следующими словами: "Настал твой час, Павел Семёнович. Кулак у тебя мощный. Громыхни им так, чтобы у противника все тылы затрещали". Рыбалко исполнил этот приказ буквально: его танки, подтянутые к Лютежу с максимальной скрытностью, в атаку ринулись с зажжёнными фарами и воем сирен. Поскольку действие происходило ночью, немцев такое наступление привело в полную растерянность, что способствовало успеху наступления.

Развивая наступление, войска 1-го Украинского фронта освободили от немецких оккупантов Житомир. Однако 13 ноября, подтянув резервы от Ленинграда, немцы перешли в контранступление. Советские войска за такой короткий срок закрепиться на новых рубежах не успели и вынуждены были 15 ноября снова оставить Житомир. Такой поворот событий обеспокоил Ставку, Сталин начал волноваться: удержит ли армия Киев. К Ватутину отправился Жуков, который очень быстро удостоверился, что Николай Фёдорович прочно держит управление войсками в своих руках и Киев, безусловно, удержит. Произведя перегруппировку своих сил и перебросив часть войск с Букринского плацдарма, Ватутин сумел сосредоточить в своём распоряжении ударный войсковой кулак и 25 ноября нанёс контрудар силами трёх корпусов во фланг немецкой группировке, наступавшей на Киев. В результате этого контрудара немецкое наступление было остановлено, а 1-го января следующего, 1944 года, войска Ватутина снова вошли в Житомир. На этот раз уже окончательно.




Жуков (слева) и Ватутин (справа) планируют наступательные операции на Украине.




В 1944 году Ватутин принял участие (наряду с И.С. Коневым) в Корсунь-Шевченковской наступательной операции и успешно провёл Ровно-Луцкую наступательной операцию, в ходе которой был освобождён город Ровно - не только крупный областной центр на западе Украины, но и столица образованного гитлеровцами рейхскомиссариата "Украина". Следующей задачей Ватутина должна была стать разработанная Жуковым Проскурово-Черновицкая наступательная операция, в которой ключевую роль предстояло играть именно 1-му Украинскому фронту. Идея Жукова с выходом к Карпатам настолько захватила Ватутина, что он изъявил желание немедленно ехать к войскам, чтобы ознакомить командующих армиями с предстоящей задачей. Жуков отговаривал, советовал послать заместителей - но Ватутину непременно хотелось растолковать командармам будущую операцию во всех подробностях, на что он считал способным только себя лично.

29 февраля 1944 года Ватутин выехал из Ровно, направляясь в Славуту, где располагался штаб 60-й армии генерала Ивана Черняховского. Но до места назначения Николай Фёдорович не доехал. В районе села Милятын машина Ватутина столкнулась с бандой УПА численностью от 100 до 200 человек. Гитлеровские пособники атаковали штабную машину, Ватутин принял бой, в ходе которого был ранен. Шофёру удалось вырваться из занятого бандитами селения и доставить генерала в штаб фронта. О продолжении командования не могло быть и речи. Ватутина немедленно поездом отправили в Киев, в госпиталь. К нему вызвали лучшего военврача Красной Армии - Николая Бурденко. Тот установил, что у Ватутина сквозное ранение бедра с раздроблением кости, на почве которого развилась газовая гангрена. Спасти генерала могла только ампутация, но полководец от операции отказался. Николай Фёдорович ещё надеялся вернуться на фронт, и становиться калекой не входило в его планы. Полтора месяца врачи боролись за его жизнь. Но природу не обманешь. 15 апреля 1944 года Ватутина не стало. 17 апреля его тело было предано земле в Киеве, где оно и покоится до сих пор.




Похороны Ватутина в Киеве. Народ прощается со своим героем.




Тогда, в 1944 году, похоронить Ватутина в Киеве казалось прекрасной идеей: ведь своим освобождением столица Украины была обязана именно Николаю Фёдоровичу. Никому и в голову не могло прийти, что 70 лет спустя после кончины Ватутина в Киеве будут править нацисты, считающие гитлеровских оккупантов - освободителями, а Ватутина - "захватчиком" и "палачом", несмотря ни на то, что Ватутин ни в каких репрессиях на Украине не участвовал, он был боевым генералом, а не сыщиком. Быстро на земле забывается добро...

Ватутин был грамотным военным специалистом, умевшим просчитывать свои операции, беречь резервы и вводить их в дело в нужный момент. Его отличало спокойное мужество в самых отчаянных ситуациях, уверенность и рассудительность. Как все, он порой увлекался и совершал ошибки, но умел вовремя брать назад своё ошибочное мнение. Сослуживцы вспоминают также редкую среди военачальников его уровня способность Ватутина выслушать своих подчинённых до конца и поддержать их инициативу, когда она шла на пользу дела. Ватутин умел беречь людей - эта его привычка подчас заставляла его осторожничать, подчас толкала на неверные решения, но отказываться от неё Николай Фёдорович не собирался. Он как никто понимал, что за сухими цифрами потерь всегда стоят реальные человеческие судьбы, реальные трагедии, чьи-то растоптанные мечты, чьи-то безутешные слёзы. Возможно, доживи он до конца войны - ушёл бы на преподавательскую работу и окончил жизнь знаменитым военным теоретиком. Но преступные руки гитлеровских наймитов лишили русскую армию одного из самых человечных её генералов.

За мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками и их прихвостнями-бандеровцами, за незаурядное полководческое мастерство 6 мая 1965 года Николаю Фёдоровичу Ватутину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Tags: Битва за Днепр, Ватутин, Великая Отечественная война, Вечная память, История Отечества, История Украины, Курская битва, Сталинград
Subscribe

Posts from This Journal “Великая Отечественная война” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments