Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Был ли Александр Колчак героем Первой Мировой?

В свете недавнего 145-летнего юбилея со дня рождения адмирала Александра Васильевича Колчака снова активизировались всякие мутные личности, пытающиеся доказать, что Колчак - "отрицательная фигура" в русской истории, что у него не только нет никаких реальных заслуг перед Россией, но что он вообще - враг русской нации и "нереабилитированный военный преступник". Будучи не в силах повесить на Колчака, убиенного в 1920-м году, "пособничество немецко-фашистским оккупантам",  эти странные субъекты избрали себе другую тактику. Они пытаются оспаривать те достижения Александра Васильевича, которые наиболее бесспорны - его репутацию как полярного исследователя и выдающегося флотоводца. Увы, порой в этот шакалий хор вплетаются и голоса вполне уважаемых людей, про которых и не поймёшь, что же движет ими в этой полемике, почему они вдруг начинают бездумно повторять за теми, кого прежде откровенно презирали.







А.В. Колчак в период Первой Мировой войны





В частности, всплыла старая статья Олеся Бузины, мученически погибшего от рук украинских нацистов в 2014 году. Не знаю, чем руководствовался уважаемый Олесь Олексиевич, бездумно пересказывая сплетни красных троллей (об антикоммунистических и контрреволюционных убеждениях Бузины, думаю, напоминать излишне?), но, обрушиваясь на фильм "АдмиралЪ", в котором и впрямь было много исторических неточностей, он дошёл до полного отрицания каких бы то ни было заслуг Колчака в Первой Мировой войне. В частности, Бузина пишет: "Придумана от начала и до конца и батальная сцена прибытия Колчака в район Риги на "крейсере" (так он назван в фильме) "Слава" в том же 1916-м. Во-первых, такого крейсера не существовало в природе. В составе Балтийского флота числился не крейсер, а линейный корабль "Слава", на который и смахивает тот "муляж", который активно палит в фильме. В июле 1916-го настоящая "Слава" действительно выходила к рижскому побережью поддерживать артстрельбой северный фланг русского фронта. Но Колчака на борту "Славы" быть не могло, так как в этот период он официально числился начальником минной дивизии Балтийского флота и участвовал совсем в других операциях. Кстати, без малейшего успеха... Если бы режиссер Андрей Кравчук снимал фильм о настоящих приключениях Колчака в этот период, то ему пришлось бы запечатлевать не оторванные матросские ноги, а сплошные комические эпизоды, отнюдь не прибавляющие славы Андреевскому флагу" (конец цитаты).
А что на самом деле? А было вот что. Доктор исторических наук Павел Зырянов, крупный отечественный специалист по истории Гражданской войны, в своей книге о Колчаке весьма подробно описывает бой под Ригой, где флот огнём поддерживал сначала оборону, а затем и наступление сухопутных русских войск. Правда, происходило это не в 1916-м году, как почему-то утверждает Бузина (вероятно, не обратил внимания на такое несовпадение дат, и получилась полемика в стиле "в огороде бузина, а в Кулу - махатма". Прошу прощения за невольный каламбур), а осенью 1915-го. Вот что мы находим в книге Зырянова.

"Немцы вели наступление на Ригу. Для борьбы с русским флотом они установили в ключевых точках мощные береговые батареи. Вскоре после назначения Колчака, когда «Слава» вела дуэль с одной из таких батарей, снаряд залетел в амбразуру боевой рубки и убил нескольких человек, в том числе командира корабля, капитана 1-го ранга князя С. С. Вяземского. Борьба с береговыми батареями, начатая при Трухачёве, продолжалась и при Колчаке. Но главное, о чём договорились с Радко-Дмитриевым, – всеми силами сдерживать наступление немцев вдоль берега.

Боевым участком, выходившим к морю, командовал князь Меликов, командир 20-го драгунского Финляндского полка. Позиции располагались в болотистой местности, а ближайший город Кеммерн был уже занят немцами. Собственная артиллерия у князя была слабая, и все надежды возлагались на помощь с моря. По договорённости между Меликовым и Колчаком, в море, напротив фланга русских позиций, была установлена бочка, прикрытая мысом Рагоцем от береговой батареи противника. К бочке был подведён телефонный кабель. Став на бочку, корабль мог сразу соединиться со штабом боевого участка, а также и с корректировщиками на наблюдательных пунктах.

Заняв Кеммерн, немцы приостановили наступление. Колчак оставил в Риге несколько миноносцев для экстренной помощи фронту, а сам занялся осуществлением плана операции в тылу врага.

Штаб Балтийского флота был против такой операции, опасаясь, что она спровоцирует новые попытки немецкого флота прорваться в Рижский залив. Но Колчак настоял на своём, хотя и пришлось сократить масштабы операции до минимума и придать ей чисто демонстративный характер. На берег предстояло высадить две роты морских стрелков, эскадрон драгун и подрывную партию (всего 22 офицера и 514 нижних чинов). Руководил операцией сам Колчак, десантом командовал капитан 2-го ранга П.О. Шишко, боевой офицер, известный своим бесстрашием. Десант был посажен на две канонерские лодки, прикрывали операцию 15 миноносцев, линкор «Слава» и авиатранспорт (авиаматка) «Орлица». 6 октября отряд вышел в море.





Та самая "Слава". Правда, она не была не только крейсером,
но и линкором, как ошибочно утверждает Бузина. "Слава" - эскадренный броненосец.





Первоначально предполагалось высадиться в местечке Роэн, где была небольшая бухта с пристанью. Но поднялся ветер, и Колчак решил, что при большой волне высадить десант будет трудно. Тогда решили отклониться немного к западу, к мысу Домеснес, который защищал от волн ближайшее побережье.

На рассвете 9 октября отряд подошёл к берегу и началась высадка десанта с помощью гребных шлюпок и катеров. Вскоре, однако, они упёрлись в мелководье, и морским стрелкам пришлось добираться до берега вброд. Неприятель оказался не осведомлён о высадке и не чинил ей препятствий.

Стрелки сняли сторожевой пост у маяка, разгромили спешно направленную против них пехотную роту. Другие подкрепления были атакованы гидросамолётами и обстреляны миноносцами. Десант уничтожил неприятельский наблюдательный пункт, захватил пленных и трофеи и вернулся на суда. Немецкие потери составили более 40 человек, а среди десанта было только четверо тяжелораненых. Отряд благополучно отбыл, доказав возможность таких операций в более широких масштабах. Немцам же пришлось оттянуть на защиту побережья часть сил с фронта.





А.В. Колчак в период боёв в Рижском заливе был не адмиралом,
а капитаном 1-го ранга. В фильме его почему-то повысили в чине
и зачем-то понизили в должности.




К середине октября погода на Балтике ещё более ухудшилась. Постоянно штормило, шли снегопады. Колчак отвёл миноносцы в Моонзундский архипелаг, в гавань Рогокюль. «Слава» стояла в бухте Куйвасто. Однажды поздно вечером на флагманский миноносец «Сибирский стрелок» поступила телефонограмма, никому не адресованная. Её передали из Риги в Ревель, а оттуда, через Службу связи Непенина, – в Рогокюль. Текст гласил: «Неприятель теснит, прошу флот на помощь. Меликов».

Колчак заволновался: «Не такой человек Меликов, чтобы зря звать на помощь – выхожу немедленно со всеми силами, будь что будет». Начальнику группы миноносцев в Риге была послана радиограмма: «Передайте немедленно Меликову: буду утром со „Славой“ и миноносцами. Капитан 1-го ранга Колчак». Послали радиограмму и командиру «Славы».

Теперь предстояло самое трудное: ночью, в пургу по узкому каналу выйти из Моонзунда. Пошли самым малым ходом, освещая вехи прожекторами. Пурга усилилась, вехи не стало видно. Тогда пошли по счислению. Но ветром корабли отнесло немного в сторону. «Сибирский стрелок» и ещё два миноносца сели на камни, к счастью, на малом ходе, не повредившись. Часа полтора безуспешно пытались сняться, пока само море не пришло на помощь: вода прибыла, и миноносцы всплыли. Мало того, разорвалась завеса пурги, и стал виден маяк на выходе из архипелага. Прибавили ходу, и уже в Рижском заливе обогнали «Славу», шедшую с предельной скоростью в 16 узлов.

Часов в семь утра миноносцы подошли к побережью, где шёл бой. Ухали разрывы немецких снарядов, трещали пулемёты, слышалась ружейная стрельба. На мысе Рагоцем ещё держались русские части, отрезанные от остальной армии.

«Сибирский стрелок» стал на бочку и соединился со штабом Меликова. Оттуда начали поступать приказания: «Стрелять по цели в квадрате №…». «Сто сажен южнее…», «Неприятель ведёт наступление на правом фланге, цепи выходят на берег, прошу обстрелять». К берегу подошли несколько мелкосидящих миноносцев и открыли шрапнельный огонь по наступающим.





А.В. Колчак на палубе боевого корабля.
Это уже после боя в Рижском заливе - на Колчаке мы видим адмиральские погоны
и Орден Святого Георгия. И то, и другое он получил позже





Над миноносцами появились немецкие аэропланы, пытались бомбить, но неудачно, и улетели. Зато неприятельская батарея за мысом вдруг начала прицельно бить по миноносцам. Очевидно, с самолётов были сделаны фотоснимки. Все миноносцы, за исключением флагманского, изменили позицию. «Сибирский стрелок» не мог отойти от бочки и положился на судьбу. Судьба не подвела, а бой постепенно стих. Русские войска, немного отступив, удержали позиции.

Под вечер Колчак сошёл на берег, повидался с Меликовым и вернулся весёлый: «Удивительный человек Меликов, просит нас уходить домой, говорит, что немцы понесли такие потери, что не скоро рискнут снова нас атаковать. Просит нас прийти через несколько дней, когда сам перейдёт в атаку для захвата Кеммерна. Мы должны будем произвести артиллерийскую подготовку». На другой день Колчак увёл свой отряд, оставив несколько миноносцев для поддержки армии.

Дней через десять пришло сообщение, что армия приготовилась к наступлению. Миноносцы заблаговременно вышли на старую позицию и осторожно, сделав один-два выстрела, пристрелялись к целям. Распределили огонь так, чтобы прикрыть всю линию атаки. «Слава» со своими 12-дюймовыми пушками взяла на себя бетонные укрепления. Миноносец «Храбрый» должен был заняться береговой батареей, приближаясь к ней и отдаляясь, отвлекая её полностью на себя. Другим миноносцам было приказано не сходить с места. Против аэропланов средств не имелось, но их надо было просто терпеть.

Утром, по сигналу второй пушки «Сибирского стрелка», флот открыл стрельбу. В это же время «Храбрый» затеял дуэль с береговой батареей. Вскоре налетели аэропланы. Их бомбы порой падали близко к миноносцам, но те не сходили с места. Не прошло и часа, как Меликов сообщил, что немецкие позиции и город Кеммерн заняты, противник бежал, не оказав сопротивления, так что и связь с ним временно потеряна. Потом говорили, что это была первая успешная наступательная операция русских войск после великого отступления 1915 года, хотя это, может быть, неточно.


Вечером, когда флот ещё оставался на прежней позиции, из Ставки поступила телеграмма от Николая П. Государь сообщал, что по докладу командующего 12-й армией генерала Радко-Дмитриева он награждает капитана 1-го ранга А. В. Колчака орденом Святого Георгия 4-й степени" (конец цитаты).

Зырянов ссылается на мемуары адмирала Тимирёва (боевого соратника Колчака по Первой Мировой войне и его же несчастливого соперника в любви) и на статью Н.Г. Фомина в журнале "Морские записки" от 1949 года.
____________________________________________

Итак, что имеем в сухом остатке? Бой в Рижском заливе, в ходе которого русский флот поддерживал огнём сухопутные войска по корректировкам с берега, чем обеспечил успех операции, действительно был. И флотом, точнее, отрядом кораблей, в этом бою действительно командовал Колчак. Бузина прав в том, что Колчак не был "командиром крейсера "Слава"", как он представляется в фильме - в 1915-м году это был уже не его уровень, Колчак командовал целым отрядом кораблей, в который входила, в том числе, и пререкаемая "Слава". Да, Колчак держал свой флаг не на "Славе", а на "Сибирском стрелке"  и именно с него руководил огнём корабельной артиллерии. Но всё же - реально руководил. "Героический эпизод", показанный в фильме, реально имел место. Более того - степень "героики" в фильме не только не преувеличена - там и половины не показали от реального подвига. В фильме Колчак только бомбардирует позиции германских войск по наводкам с берега, руководя огнём под вражеским обстрелом (что имело место и в действительности). Но про высадку десантов на занятое врагом побережье в фильме ни слова. Как ни слова и про крайне неблагоприятные погодные условия, в которых Колчак привёл свои корабли на выручку Меликову.

И ещё один важный момент: за этот бой Колчак удостоился Ордена Святого Георгия четвёртой степени. Получить такой орден просто так или по протекции было решительно невозможно, "георгиев" давали исключительно за реальные боевые заслуги. Причём вопрос о награждении решала орденская дума, которая явно не допустила бы незаслуженного награждения человека, "утопившего за всю войну только один старый транспорт с углём".




А.В. Колчак - георгиевский кавалер
Tags: История Отечества, Колчак, Первая Мировая война
Subscribe

Posts from This Journal “Первая Мировая война” Tag

promo mikhael_mark december 26, 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments