Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Как белые пытались вернуть утраченное

Продолжение темы, начатой здесь и продолженной здесь - об Орловско-Кромской битве русской Гражданской войны. Мы остановились на том, что корниловцы, оставившие Орёл, чтобы избежать окружения, вовсе не считали дело проигранным. И уже на следующий день, 21 октября, возобновили атаки против красных.





Битва под Кромами. Видны наступающие цепи корниловцев в характерных красно-чёрных фуражках.




Решение, принятое Кутеповым после оставления Орла, не отличалось продуманностью и оперативным мастерством. Александр Павлович отдал приказ своим добровольцам одновременно атаковать большевиков и в Орле, и в Кромах, вернув оба эти города. Получалось распыление сил на два расходящихся направления, по сути, Кутепов повторил ту же ошибку, которая привела Добровольческую Армию сперва к потере Кром, а затем - и к оставлению Орла. В результате была упущена ещё одна возможность белым перехватить инициативу у большевиков.

21 октября 1919 года Корниловская ударная дивизия, собранная воедино, атаковала позиции красных у станции Становой Колодезь. Бои продолжались два дня и отличались упорством с обеих сторон. Несколько раз белые поднимались в "психические атаки", наступая на большевиков во весь рост, как на параде и с развёрнутыми знамёнами. Доходило дело до отчаянных рукопашных схваток. Впоследствии большевистские авторы, вспоминая об этих боях, писали об офицерах-корниловцах, шедших сзади атакующих колонн с наганами, направленными в спины собственным солдатам. И если колонна корниловцев замедляла шаг под ураганным пулемётным огнём превосходящих сил большевиков, офицеры стреляли своим ударникам в спины. В действительности нужно представлять себе, что такое была Корниловская ударная дивизия, каковы там были отношения между офицерами и их бойцами, чтобы оценить всю чудовищную ложь подобных воспоминаний. Корниловская дивизия формировалась из наиболее морально стойких солдат старой русской армии. После большевистского переворота эти солдаты добровольцами пробрались на Дон, чтобы вместе со своими офицерами сражаться против узурпаторов и изменников, захвативших власть. По свидетельству М.Н. Левитова, даже мобилизанты из числа пленных красноармейцев и махновцев, попав под влияние старослужащих корниловцев - добровольцев времён Первой Мировой - проникались Белой Идеей и в дальнейшем вели себя образцово. Так что офицерские "заградотряды", поддерживающие "корниловцев дружеским огнём в спину" - это явно позднейшая фантазия красных, боявшихся даже самим себе признаться, что обычные рядовые солдаты могли сражаться против них не за страх, а за совесть. Впрочем, стоит признать вслед за историком Р. Абинякиным, что новое пополнение в рядах корниловцев, набранное из числа пленных, всё же было гораздо менее стойким, чем "старые" добровольцы, корниловцы-мобилизанты могли и в плен сдаться, и даже перейти на сторону противника. Корниловцы-добровольцы всегда предпочитали плену смерть.



Рукопашная схватка корниловцев с красными





23 октября после двухдневных боёв дроздовцы успешно овладели Кромами. В этот же день корниловцы заняли станцию Стишь в непосредственной близости от Орла. Эти бои стоили Корниловской дивизии тяжёлых потерь, в ротах оставалось по 30 человек. Вскоре дроздовцев в Кромах сменил 3-й Марковский полк. Это решение, как потом выяснилось, оказалось роковым: недавно сформированный, этот полк ещё не имел присущей марковцам спайки и дисциплины, против него же действовали отборные войска красных - латышские стрелки. Кроме того, участок обороны полка составлял пять вёрст - по мнению марковца В.Е. Павлова, при таких условиях удержать город одним полком было нереально. Марковцы сосредоточили свои основные силы на переправах через р. Крома и выставили перед городом две роты в сторожевое охранение. В ночь с 24 на 25 октября 3-я Латышская бригада красных, смяв слабое сторожевое охранение, ворвалась в Кромы, а затем обрушилась на переправу, занимаемую 1-м батальоном 3-го Марковского полка. Батальон, не выдержав удара превосходящих сил противника, отошёл в беспорядке. А красные перенесли атаки на позиции 3-го батальона, занимавшего вторую переправу. 3-й батальон, в отличие от1-го, сумел оказать организованное сопротивление, но в итоге также был вынужден отступить на две версты. Причиной этого отступления Павлов называет отсутствие артиллерии. На слеующий день в помощь полку была придана запасная артиллерийская батарея под командованием полковника Л.С. Думбадзе. Когда латыши снова атаковали позиции полка, 1-й батальон, накануне в беспорядке бежавший с поля боя, при поддержке артиллерии сумел остановить большевиков.



Марковцы держат оборону при поддержке собственной артиллерии





28 октября 3-й марковский полк под командованием В.Е. Павлова дал бой наступающим большевикам у деревни Зиновьево. С утра латыши атаковали позиции Павлова у деревни и захватили её. Отступать пришлось вброд через речку, так как мост хорошо простреливался артиллерией большевиков, Марковцы вымокли, продрогли и были голодны. Было холодно, с неба валил мокрый снег. Однако командир полка распорядился отбить Зиновьево обратно. Марковцы пошли в контрнаступление и отчаянной лобовой атакой в сочетании с обходным манёвром деревня была освобождена. Белые захватили три пулемёта и десятерых пленных. Крестьяне встретили марковцев радушно, в каждой избе измученных бойцов Павлова ждал натопленный очаг и горячий ужин.

Однако занятие Кром снова поставило корниловцев под угрозу окружения и вынудило отступать. По пятам за ударной дивизией шли красные латышские стрелки и червоно-казаки. Корниловская дивизия отступала по линии Становой Колодезь - Еропкино - Змиевка. Кутепов, справедливо полагавший главным именно орловское направление, начал оттягивать свои войска от Ливен, но приказал стоять намертво под Змиевкой. В октябрьских боях Корниловская ударная дивизия потеряла две трети (!!!) своего личного состава. Но и красным нанесла ощутимые потери: численность Латышской дивизии сократилась на 40 %, Червоно-казачьей - на треть.

3 ноября белые оставили Ливны. По пятам за отступающими марковцами и алексеевцами двигалась 42-я дивизия красных. В арьергардных боях с этой дивизией отлично зарекомендовал себя Алексеевский полк, которым командовал капитан П.Г. Бузун.






2 ноября 1919 года Червоно-казачья дивизия, прорвав оборону на стыке Корниловской и Дроздовской дивизии, устремилась в рейд по тылам добровольцев. Нацепив погоны, "червонные" выдавали себя за казаков корпуса А.Г. Шкуро. Этот маскарад позволял им не только беспрепятственно подбираться вплотную к расположению белых частей и громить их, но и выявлять среди населения тех, кто сочувствовал белогвардейцам. Эти мирные - подчёркиваю: мирные - жители немедленно расстреливались. Рейд красных казаков продолжался три дня, со 2 по 5 ноября, за это время они прошли 120 вёрст, уничтожили тыловые базы белых в Фатеже и Понырях и взорвали железную дорогу. Корниловцы, потеряв связь со штабом корпуса, отступали по Фатеж-Кромскому шоссе, стремясь выйти на Курск. В ночь на 6 ноября червоно-казаки совершили налёт на село Тагин, где квартировал 3-й Корниловский полк, Из всего состава полка уцелела только часть офицерской роты, сумевшая выбраться из села и присоединиться к своим. На следующий день Скоблин предпринял ряд контратак, которые не увенчались успехом. К Курску ему удалось вывести потрёпанный 1-й полк и жалкие остатки двух других. 5 батальонов Корниловской дивизии были полностью уничтожены красными.

На правом фланге Добровольческой Армии 6 ноября добровольцы под натиском превосходящих сил красных отступили на 35 вёрст от Ливен. Особенно большие потери понёс при этом Алексеевский партизанский полк: колонна полка, отходя, наткнулась на засаду, организованную красными партизанами под командованием известного революционера Камо (Тер-Петросяна). По алексеевцам в упор ударили пулемёты большевиков. Разбитые Алексеевский полк и понёсший большие потери 2-й Марковский пришлось спешно отводить в Курск на переформирование.

Между тем дроздовцы 26 октября вынуждены были оставить Дмитровск. С 27 октября возобновились их попытки вернуть город. Несколько раз Дмитровск переходил из рук в руки. В боях 27 октября особенно отличилась рота капитана Иванова, набранная из донецких шахтёров. В полный рост дроздовцы стремительно атаковали красную артиллерийскую батарею, бившую по дроздовцам картечью и овладели ею. Фельфебель роты был убит, коня под капитаном Ивановым буквально разодралов в клочья, но Дмитровск был освобождён.

Красные подтянули резервы, перешли в контрнаступление. Остановить их пыталась дроздовская артиллерия, но очень быстро расстреляла все снаряды. Случай спас всё. Кто-то донёс командиру дроздовцев - полковнику А.В. Туркулу, что на вокзале брошена санитарная летучка. Туркул распорядился вынести раненых, чем занялась одна из рот 2-го батальона 1-го Дроздовского полка. И рядом с санитарной летучкой обнаружила несколько вагонов, буквально набитых патронами и снарядами. Получив снаряды, артиллерия снова открыла огонь. Красных отбросили.





Командир 1-го Дроздовского полка А.В. Туркул со своим личным конвоем




Спустя три дня красные снова атаковали позиции 1-го Дроздовского полка под Дмитровском превосходящими силами. Туркул вспоминал впоследствии, что на один его полк красные обрушили силы 14 своих полков. Атаковали с трёх сторон, красная конница вышла в тыл дроздовцам, перерезав железную дорогу. В резерве Туркула оставалось лишь три роты, две из которых почти целиком состояли из новобранцев, и гаубичный взвод. Тем не менее, Туркул решил попытаться с этими силами отбить занятый большевиками железнодорожный мост. Подойдя к мосту, он разглядел на дороге бронепоезд "Дроздовец". Наличие этого бронепоезда резко меняло соотношение сил в пользу белых. Как выяснилось в ходе телефонного разговора, командир бронепоезда полагал пути разобранными и потому не атаковал большевиков. Получив категорический приказ от Туркула, бронепоезд ворвался на мост, давя и расстреливая занимавшие его красные силы. Железнодорожное сообщение Дмитровска с "большой землёй" было восстановлено, угроза окружения дроздовцев - ликвидирована.


Однако 14 ноября новый рейд Червоно-казачьей дивизии по белым тылам привёл к разгрому 3-го Дроздовского полка и вынудил два других полка к отступлению на юг. Дмитровск окончательно был занят большевиками. В пути дроздовцы соединились с кавалерийской дивизией Барбовича. 17 ноября дроздовцы и Барбович атаковали занятый червоно-казаками Льгов и выбили большевиков оттуда. Ночью красные контратаковали и ворвались в город, однако Туркулу удалось организовать отпор. Направив к вокзалу, захваченному большевиками, 2-й и 3-й батальоны своего полка, он сам повёл туда офицерскую роту. В темноте красные не сразу разобрались, что подошедшие к вокзалу с трёх сторон солдаты - их враги. "Какого полка?" - окликнули большевики дроздовцев. "Здесь 1-й Офицерский стрелковый Генерала Дроздовского полк!" - последовал ответ. Красные успели дать несколько залпов, в ответ по ним ударили пулемёты. Туркул повёл дроздовцев в штыковую и выбил большевиков из города. Потери белых в этом внезапном ночном бою составили всего 10 человек.

С этим ночным нападением связан красноречивый эпизод. Вот как рассказывает о нём Туркул в своей книге "Дроздовцы в огне": "В больницу, где было до двух сотен наших, красные ворвались со стрельбой и криками: "Даешь золотопогонников!" Они искали офицеров. Несколько десятков их лежало в палатах, все другие раненые были дроздовскими стрелками из пленных красноармейцев. Ни один из них в ту отчаянную ночь не выдал офицеров. Они прикрывали одеялами и шинелями тех из них, у кого было «больно кадетское» лицо; они заслоняли собой раненых и с дружной бранью кричали большевикам, что в больнице золотопогонников нет, что там лежат одни пленные красноармейцы. Туда мы подоспели вовремя. В больнице не было ни одного замученного, ни одного расстрелянного".

Однако на следующий день дроздовцы получили приказ отступать от Льгова, взорвав мосты. Это решение, как выяснилось впоследствии, обернулось трагедией. Четыре дроздовских бронепоезда не успели проскочить и застряли на Льговском вокзале. Дроздовцам пришлось взорвать их, чтобы не оставлять большевикам.




Дроздовцы на походе. Судя по погоде и по форме бойцов - это осень 1919-го. Отступление.




19 ноября Орловско-Кромская битва завершилась. Белые потерпели поражение. Главную причину его Р. Абинякин видит в неумелом руководстве боевыми действиями со стороны командира 1-го армейского корпуса А.П. Кутепова, не проявившего достаточной тактической смелости после заняти Кром большевиками 15-го октября и отказавшегося от сосредоточения всех войск в едином кулаке после оставления Орла. Если бы Кутепов, вместо того, чтобы действовать по расходящимся направлениям, бил бы красных сосредоточенными силами по частям, его наступление вполне могло бы иметь успех. Сказалось и численное превосходство большевиков. В сочетании с победой Будённого в Воронежско-Касторненской операции это поражение Кутепова предопределило крах Московской директивы. Деникинский фронт Белой Борьбы ещё существовал. До окончательного крушения было ещё далеко. Войска ещё не утратили способности сопротивляться, хоть и понесли тяжёлые потери в людях и технике. Но надежды овладеть Москвой в 1919-м году больше не существовало.

_______________________________
При написании статьи использованы:
1) Р. Абинякин. Добровольческая Армия в Орловской губернии;
2) В. Павлов. Марковцы в походе на Москву;
3) А. Туркул. Дроздовцы в огне.

Tags: Белые, Гражданская война, Дроздовский и дроздовцы, История Отечества, Корниловцы, Марков и марковцы, Московская директива
Subscribe

Posts from This Journal “Гражданская война” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments