Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Начало конца

24 октября 1919 года, ровно 100 лет назад, кавалерийский корпус большевиков под командованием С.М. Будённого захватил Воронеж, нанеся поражение белым корпусам К.К. Мамантова и А.Г. Шкуро. Разгромить белые войска большевики, к счастью, не смогли, белые отступили организованно и продолжили сопротивление. Однако падение Воронежа вбивало клин между Донской и Добровольческой Армиями, создавая угрозу выхода в тыл добровольцам, чьи полки продолжали с переменным успехом Орловско-Кромское сражение, стремясь пробиться к Москве. Однако после падения Воронежа дальнейшее наступление на Москву окончательно превращалось в авантюру. Дата 24 октября стала поворотной точкой, превратив тактическое отступление белых от Орла в стратегическое.





Сражение между белой и красной конницей

Идея Воронежско-Касторненской операции, обернувшейся в итоге полным крушением деникинского фронта Гражданской войны, пришла в голову красному командованию после того, как 4 октября корпус Будённого перехватил белогвардейский аэроплан, везший корреспонденцию от Шкуро к Мамантову. Андрей Григорьевич сообщал Константину Константиновичу, что занял Воронеж, и просил прислать боеприпасов, так как, по собственным словам, ожидал наступления красных, а боеприпасы у его корпуса подходили к концу. Так трагическая случайность обернулась катастрофой.

А.Г. Шкуро взял Воронеж 30 сентября 1919 года в рамках "Московской директивы" и по приказу командования Донской Армии. Бой за город был настолько ожесточённым (немудрено, что корпус Шкуро испытывал после него "патронный голод"!), что самого Андрея Григорьевича в ходе его сильно контузило, первая атака казаков была отбита. Укрепления, созданные вокруг Воронежа большевиками, Шкуро описывает так:  "Город был сильно укреплен несколькими ярусами окопов с густой проволочной сетью впереди. Четыре броневика (бронепоезда - М.М.) курсировали по многочисленным железнодорожным путям; имелась и тяжелая артиллерия. Однако, видимо, дух защитников был не на высоте, ибо многочисленные составы, уходившие от Воронежа, свидетельствовали о начавшейся эвакуации города". Тем не менее, уличных боёв с красными избежать не удалось. Добычей белых стали 35 орудий и бесчисленные склады с обмундированием. В плен попали 13 тысяч красноармейцев, среди которых - добровольно сдавшийся штаб 13-й красной армии. От начальника этого штаба Шкуро узнал, что Будённый, закончив сосредоточение своего корпуса (который Шкуро в мемуарах ошибочно именует 1-й Конной армией - таковая ещё не была сформирована на тот момент), имеет приказ разбить корпуса Мамантова и Шкуро по частям. Вероятно, обращение к Мамантову с эстафетой подспудно имело ещё ту цель, чтобы привлечь внимание Константина Константиновича к Воронежу и избежать разгрома белых корпусов по частям.

Обстановку, сложившуюся в Воронеже после его освобождения белыми, Шкуро воспроизвёл в своих мемуарах очень ярко: "Население Воронежа, еще недавно претерпевшего жестокие репрессии от большевиков за восторженный прием, оказанный им проходившему через город Мамонтову, держало себя несколько выжидательно. Действительно, ужасна была работа Чрезвычаек. Из домов, подвалов и застенков все время вытаскивали все новые и новые, потрясающе изуродованные трупы жертв большевистских палачей. Горе людей, опознавших своих замученных близких, не поддается описанию. Захваченная целиком местная Чрезвычайная комиссия была изрублена пленившими ее казаками...В народе ходили слухи о чудесах у раки Святого Митрофания Воронежского, совершавшихся при попытках большевиков кощунственно вскрыть святыню. Часовые красноармейцы неизменно сходили с ума; у дотрагивавшихся до раки отсыхали руки. Масса паломников стремилась к святыне.

Освобожденные офицеры, рабочие и даже крестьяне охотно записывались в Стрелковую бригаду, которую я стал разворачивать в дивизию. 8 сентября я раздвинул верст на 30–40 пределы занятой мною зоны" (конец цитаты). Однако численный рост пехоты шкуринского корпуса неожиданно начал сопровождаться ... убылью казачьей конницы. Казаки под любым предлогом стремились домой, на Кубань, где в Законодательной Раде развернулась оголтело сепаратистская кампания. Пропаганда казачьих сепаратистов через пополнения проникала и во фронтовые части. Это смущало умы казачества и снижало его стойкость в бою.



Андрей Григорьевич Шкуро.



Таким образом, напади сейчас Будённый со своими кавалеристами на Воронеж, вряд ли Шкуро смог бы организовать ему достойный отпор наличными силами. Но Будённый 4 октября находился в районе Таловой. И в тот же день, по его собственному свидетельству, Мамантов выступил на соединение со Шкуро. 7 октября произошло соединение корпусов Мамантова и Шкуро в Воронеже. Таким образом, на момент начала Воронежско-Касторненской операции Красной Армии соотношение сил было таким: у большевиков - 12 тыс. чел. пехоты, 8,4 тыс. чел. конницы, 94 орудия и 351 пулемёт. У белых - 5,3 тыс. чел. пехоты, 10,2 тыс. чел. конницы, 60 орудий и 337 пулемётов (при снарядном и патронном голоде). То есть,красные имели ощутимое численное превосходство, по пехоте, особенно важной при обороне и штурме городов и укреплённых позиций - кратное. Белые, правда, имели небольшое преимущество в кавалерии, однако в это число был включён 3-й Донской корпус, участия в сражении за Воронеж не принимавший. По данным историка А. Дерябина, реально можно вести речь примерно о 9 тысячах бойцов в рядах белой кавалерии. Кроме того, как я уже упоминал, настроение казаков начало колебаться в связи с сепаратистскими выступлениями кубанской Рады. В "плюс" себе белые могли записать 6 бронеавтомобилей и 3 танка - красные на Воронежско-Касторненском направлении бронетехники не имели.

Задача, которую советское командование ставило корпусу Будённого состояла в том, чтобы захватить Воронеж, уничтожить корпуса Шкуро и Мамантова (а согласно мемуарам Шкуро, он вполне имел возможность в конце сентября 1919 года ударить своим корпусом на Москву - не будь он столь дисциплинированным исполнителем воли своего командования), после чего для 8-й армии красных открывалась дорога в тыл Добровольческой Армии.

Об этом же, к слову, думало и белогвардейское командование. На совещании в Харькове у Деникина генерал Май-Маевский категорически требовал, чтобы Шкуро оборонял Воронеж до последней крайности, заявляя, что в противном случае его правый фланг окажется под ударом, и ему придётся свернуть наступательные операции под Орлом. Шкуро был убеждён, что Воронеж при сложившейся обстановке ему удержать не удастся, однако вынужден был подчиниться воле главнокомандующего Деникина.

Пока Шкуро находился в Харькове, части его корпуса с переменным успехом вели бои против будённовцев (как свидетельствует сам Семён Михайлович; примечательно, что в мемуарах Шкуро об этих боях ни слова). 14 октября шкуринцы атаковали будённовцев в направлении населённых пунктов Трёхсвятская, Горки и Орлово, стремясь смять левый фланг красных. Бой продолжался 4 часа, после чего белые отступили. На следующий день (как раз 15-го октября Шкуро вернулся в Воронеж, поезд его по дороге был обстрелян красной артиллерией) шкуринцы при поддержке трёх бронепоездов снова попытались атаковать красных у Орлова, но были остановлены их 4-й дивизией и отброшены в исходное положение.


Бронепоезд "Генерал Шкуро"




Хоть эти действия белоказаков и были неудачными, они навели Будённого на мысль, что атаковать Воронеж немедленно нецелесообразно: красным частям требовался отдых после двухдневных боёв, кроме того, они не имели ни малейшего представления ни о численности белых войск, ни о   системе оборонительных сооружений Воронежа. Будённый принял решение ждать наступления белых, чтобы, разбив их, ворваться в Воронеж на плечах противника. Отчасти, как мы вскоре увидим, этот план ему удался.

17 октября население Воронежа, напуганное приближением красных, начало поспешно покидать город. Вереница обозов с нехитрым скарбом горожан, с женщинами и детьми потянулась в направлении Нижне-Девицка, Нового Оскола и Касторной. На случай возможного отступления Шкуро распорядился навести три моста через Дон и эвакуировать из города государственные учреждения и банки... Государственные учреждения? Но ведь город был освобождён только 30 сентября!!! То есть, за две недели с небольшим белые сумели наладить в городе относительно нормальную жизнь и работу государственных учреждений. Потом, в эмиграции, многие выжившие белогвардейцы сетовали на беспорядок в деникинском тылу. Но история с освобождением Воронежа позволяет, скорее, изумиться, как быстро деникинцы наводили порядок в освобождаемых от большевиков населённых пунктах.

В эти же дни Шкуро получил неожиданный приказ от командования Донской Армии (которому его корпус был временно оперативно подчинён, оставаясь организационно в составе Добровольческой Армии) атаковать и разбить Будённого. Андрей Григорьевич поначалу счёл этот приказ категорически неисполнимым. Однако когда белая разведка обнаружила одну из будённовских дивизий в районе Усмань-Собакина, неожиданно переменил своё решение. Две конные дивизии шкуринцев - Кавказская и Терская - получили приказ, используя фактор внезапности, атаковать её и уничтожить. 18 октября терцы атаковали на биваке один из полков этой дивизии, обратив её в беспорядочное бегство. "Разогнали", - презрительно характеризовал итоги боя Шкуро. Добычей белоказаков стали 400 коней и пулемёты. Однако вскоре подошедшие на помощь разбитому полку ещё два обрушились на терцев и погнали их. Терцы поначалу приняли большевиков за донцов из корпуса Мамантова, и потому атака красных стала для них неожиданностью. Избежать разгрома помогла Кавказская дивизия, ударившая большевикам во фланг. Завязался длительный бой, не принесший ни одной из сторон решительной победы.

В ночь на 19 октября белые силами 3-го Кубанского (шкуринского) и 4-го Донского (мамантовского) корпусов предприняли частную наступательную операцию в направлении на село Хреновое - в стык между 4-й и 6-й кавалерийских дивизий Красной Армии. Ночь выдалась тёплой и туманной. Под покровом этого тумана белые ворвались в село Хреновое и потеснили 6-ю дивизию большевиков. Однако комдив Апанасенко сумел быстро привести части в порядок и перейти в контрнаступление. Одновременно 4-я дивизия красных под командованиям О. Городовикова под покровом всё того же тумана зашла белым в тыл. После ожесточённой сабельной рубки шкуринцы вынуждены были отойти к окраинам Воронежа, где у них имелись подготовленные рубежи обороны.



Шкуринцы атакуют красных под покровом тумана. Вероятно, именно так выглядело начало боя за село Хреновое.




Начались бои за Воронеж. Поначалу, как отмечает Шкуро, Будённый, всецело владевший инициативой, действовал на редкость безграмотно: атаковал одновременно во многих пунктах небольшими отрядами. Шкуро охотно уступал Будённому эти пункты, после чего обрушивался на его отряды с превосходящими силами. Так было разгромлено до двух бригад красной кавалерии. Поняв проигрышность этой тактики, Будённый стал держать свои войска в кулаке, методично отвоёвывая пункт за пунктом в белогвардейской обороне.

Опасаясь быть окружённым в Воронеже, Шкуро в ночь на 24 октября оставил город и отвёл свои войска за Дон. Примечательно, что Будённый, привыкший к тактике Шкуро уступать ему те или иные пункты, а затем наваливаться превосходящими силами, в течение всего дня 24 октября не решался войти в Воронеж, и лишь под вечер занял город своими войсками.

А что же Мамантов? Мамантов 24 октября не был в Воронеже (почему Шкуро объединил руководство обоими белыми корпусами в своих руках). По одним данным, Константин Константинович был принуждён оставить Воронеж и свой корпус в результате обострившейся болезни, по другим - его вызвали на Донской войсковой Круг. Однако после оставления Воронежа он немедленно прибыл к своему корпусу и в течение 24 - 26 октября несколько раз пытался контратаковать большевиков. Однако давление превосходящих сил красных вынудило его отойти к Старому Осколу.



Константин Константинович Мамантов




Теперь своей задачей белые полагали не допустить распространения войск Будённого по правобережью Дона. Для этого у них были кое-какие предпосылки. Им удалось после кровопролитных боёв за Воронеж, нанеся красным тяжёлые потери, организованно отвести свои корпуса, сохранив их от разгрома. Будённый занял, по сути, пустой город, даже рабочие ушли вместе с корпусом Шкуро. Симпатии населения также пока оставались на стороне белых. Однако красные сохраняли численное преимущество, кроме того, их войска имели прекрасную мотивацию: корпус Будённого, по свидетельству Шкуро, состоял преимущественно из казаков, изгнанных из своих станиц за большевизм и стремившихся любой ценой до морозов вернуться обратно. Падение Воронежа стало началом череды яростных боёв, в ходе которых меделенно отступавшие, периодически переходившие в контратаки белые корпуса Шкуро и Мамантова так и не смогли нанести поражение большевикам, но задержали их наступление на 3 недели, необходимые, чтобы вытянуть Добровольческую Армию из намечавшегося мешка. 5 ноября Будённый вышел к Касторной, но только 15 ноября большевики смогли овладеть ей. Добровольческая Армия была к этому времени под Курском, который организованно оставила 17 ноября. Красным удалось вынудить Добровольческую Армию к стратегическому отступлению. Но взять её в котёл Будённый так и не смог благодаря героическому сопротивлению двух белоказачьих корпусов, сумевших ускользнуть из Воронежа.

Tags: Белые, Будённый, Гражданская война, История Отечества, Казачество, Красные, Московская директива
Subscribe

Posts from This Journal “Казачество” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment