Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Зачем Суворов перешёл через Альпы?

21 сентября 1799 года начался знаменитый Швейцарский поход Александра Васильевича Суворова, последняя крупная стратегическая операция, предпринятая этим великим полководцем. Преодолев сопротивление превосходящих сил врага, оборонявшегося в труднодоступных горных районах, одержав целый ряд блистательных побед, Суворов сумел вывести свои войска из грозившего им стратегического окружения и избежать разгрома. Правда, самому полководцу, пожалованному за этот подвиг в высший воинский чин генералиссимуса, жить после этого оставалось меньше года.




Портрет А.В. Суворова на фоне Альп.




Примечательнее всего то, что Александр Васильевич совершенно не планировал проводить эту операцию, хотя именно она стала главной жемчужиной в его "копилке" полководческих достижений. После победы при Нови Суворов сделался полновластным хозяином стратегической инициативы в Италии. А оттуда, из Северной Италии, открывалось самое удобное направление для удара на Францию. Именно в этом и состоял стратегический замысел Суворова: через Ниццу и Геную, полностью очистив Северную Италию от остатков разбитых французских армий, вторгнуться во Францию и развивать наступление прямо на Париж, который Александр Васильевич рассчитывал занять "в одну кампанию", то есть - до конца 1799 года. После этого преступный режим французской Директории, ставший перманентной угрозой всем "алтарям и очагам" в Старом Свете, ликвидировался, на престол возвращался французский король, с которым и подписывался мир. Из постоянной угрозы соседним государствам Франция превращалась в равноправную и предсказуемую участницу "Европейского концерта". Собственно, именно в этом Суворов и его сюзерен - Павел I - видели главную цель войны.
Однако, благородное стремление Суворова и Павла защищать пошатнувшиеся под ударами французских республиканцев алтари не нашло понимания в высоких кабинетах Австрии и Англии. После разгрома французской армии в Северной Италии и поспешного её отступления из-под Нови в Вене решили, что опасность для Австрии устранена, а восстанавливать французскую монархию - зачем? Чтобы плодить себе новых конкурентов в борьбе за европейскую гегемонию? К тому же у австрийского кабинета в начавшейся войне были свои эгоистические интересы. Под шумок пафосных речей об освобождении Италии от гнёта французских безбожников (в чём австро-русская коалиция встречала полное сочувствие итальянцев)  Австрия готовила поглощение Пьемонта. Такие планы австрийцев уже вызывали закономерный ропот у итальянцев, совершенно не рассчитывавших, что одна оккупация у них просто сменится другой. И, разумеется, не могли встретить сочувствия у Суворова с его чётким пониманием того, что такое справедливая война и с его обострённым религиозным чувством.

Кроме того, Австрия и Англия всерьёз опасались, что после блистательных побед Суворова и Ушакова Россия начнёт доминировать в Европе, диктуя всем свои правила, тем более, что народ восторженно встречал русских освободителей. По венским и лондонским высоким гостинным поползли подлые слушки, будто Суворов стремится овладеть итальянской Ривьерой для своего императора, для того, чтобы прочнее закрепить положение России в Средиземноморье. Разгромленные французы страха больше не внушали - и по Европе пополз гадкий призрак пресловутой "российской агрессии". Разбив русскими руками французов, европейские державы теперь снова готовы были сцепиться в своей извечной борьбе за гегемонию. А Россия со своей бескорыстной идейностью спутывала все планы.




Армия Суворова вступает в Милан.
Хорошо заметно, с каким энтузиазмом итальянцы встречают освободителей.
Но для австрийцев этот народный энтузиазм торчал костью в горле - ведь им нужно было
не освободить Италию, а закрепить своё господство над ней.


Таким образом, из опоры австрийских геополитических видов Суворов в одночасье превратился в помеху. И эту помеху решено было любой ценой устранить.

Идея, как это сделать, вызрела довольно быстро. В Швейцарии оставалась сильная и многочисленная армия французов под командованием умного и энергичного генерала Андре Массены. 65 тысяч французов, свежие войска. Им противостояли австрийская армия эрцгерцога Карла в 78 тысяч бойцов, в помощь которой Павел I снарядил русский корпус Александра Римского-Корсакова. Этих сил вполне было достаточно, чтобы очистить Швейцарию от французских оккупантов, тем более, что Массена угрожал Северной Италии. Но за всё время Итальянской кампании Суворова эрцгерцог Карл хранил пассивность, игнорируя неоднократные просьбы Суворова предпринять хотя бы частное наступление против Массены. Теперь же, когда победоносные войска Суворова отбросили французскую армию от Нови, эрцгерцог неожиданно получил приказание гофкригсрата вывести свои войска из Швейцарии за Рейн. Тем самым корпус Римского-Корсакова, в котором едва ли насчитывалось 20 тысяч бойцов, подвергался гарантированному уничтожению со стороны Массены.




Александр Михайлович Римский-Корсаков, командующий русским экспедиционным корпусом
в Швейцарии. Потерпел поражение в Битве при Цюрихе.


Андре Массена, один из лучших полководцев революционной Франции.
Именно ему предстояло стать главным противником Суворова в Швейцарском походе





Замысел австрийцев  - в том виде, в котором они донесли его до Суворова, состоял в том, чтобы, соединив в Швейцарии все русские силы под командованием Александра Васильевича, разбить Массену, освободить Швейцарию и дальше оттуда развивать наступление на Париж, в то время, как из Италии на французов обрушится австрийская армия, а эрцгерцог Карл будет действовать в Германии. Соответственно, армия Суворова должна была теперь бросить все плоды своих побед в Италии и двигаться через Альпы на соединение с экспедиционным корпусом Римского-Корсакова, что сделать мгновенно было нельзя. К тому же приближалась осень, дороги становились труднопроходимыми. В дальнейшем мы ещё увидим, что истинная цель австрийского командования состояла в том, чтобы погубить Суворова с его армией, устранить его как помеху своим эгоистическим планам решительно и окончательно. А после этого, не спеша, по-хозяйски обустраиваться в Италии, завоёванной русскими штыками. О том, что французы, оправившись от поражений, могут вернуться и выбить австрийцев, как они это уже сделали в 1796 - 1797 годах, в Вене не хотели и слышать.

Суворов был в бешенстве. "В опасности от перевеса Массены мало пособят мои войска отсюда и поздно, - пророчески писал он. - Массена не будет нас ждать и устремится на Корсакова". Но напрасно он бомбардировал письмами австрийский двор, своего императора Павла, русских послов в Вене и Лондоне, заклиная всеми мыслимыми и немыслимыми доводами остановить пагубное решение, оставить в Швейцарии эрцгерцога Карла хотя бы до того времени, как он, Суворов, успеет прибыть на новый театр боевых действий. Однако никто не желал даже слушать старого фельдмаршала. Суворову обещали "новую славу" на полях Швейцарии. Ему пророчили высокие ордена от австрийской короны. Его уверяли, что разорвать сейчас отношения с Австрией - не выход, что Австрия, оставшись одна, непременно будет обречена на сепаратный мир с французами, которые за несколько лет снова соберутся с силами и снова вернутся в Европу в качестве завоевателей, а раз так - нужно любой ценой стараться о сохранении ставшего "токсичным" союза. Вот только о пользе дела никто не думал. Ибо в Петербург уже спешил австрийский принц, чтобы обвенчаться с дочерью русского императора и скрепить союзные узы - родственными...

Скрепя сердце, Суворов должен был покориться и отдать приказ о выступлении в Швейцарию. Дальнейшее промедление, дальнейшая дипломатическая переписка грозили Римскому-Корсакову неминуемым разгромом, а Суворов был не из тех, кто бросает своих. 31 августа (11 сентября) 1799 года, после капитуляции крепости Тортона, армия Суворова форсированным маршем выступила на Таверно. Там русских должны были ожидать 1429 мулов - по подсчётам Суворова, этого должно было хватить для перевозки провианта на 4 дня пути, боеприпасов и горных пушек. Остальную артиллерию и все обозы Суворов отправил в Швейцарию кружным маршрутом. А также австрийские генштабисты-проводники, хорошо знавшие дорогу. 4 (15) сентября 1799 года Суворов с армией прибыл в Таверно, о чём не замедлил уведомить венский двор. За шесть дней русская армия преодолела 150 километров и готова была двигаться дальше в таком же темпе. Но ни мулов, ни проводников там не оказалось. Вместо того, чтобы немедленно двигаться на соединение  с корпусом Римского-Корсакова, Суворов снова оказался вынужден вести бесконечно-нудную дипломатическую переписку. Лишь через шесть дней мулы прибыли - в количестве всего 650 голов, более, чем вдвое меньше нужного числа. Суворовскую армию обрекали на голод в тяжёлых условиях горного перехода. Да и упущенное время, как впоследствии выяснилось, сыграло в судьбе похода роковую роль. "Таким образом, - с горечью писал Суворов, - поспешность нашего похода осталась бесплодною, решительные выгоды быстроты и стремительности нападения - потеряны для предстоящих важных действий". Александр Васильевич ещё не знал, что эти "потерянные выгоды" как раз и соответствовали видам австрийского руководства...



Картина А. Коцебу "13 сентября 1799 года". Армия Суворова вступает в Альпы.




В конце концов, Суворов нашёл решение, казалось бы, неразрешимой проблемы: он распорядился спешить несколько казачьих полков, а казачьих коней использовал в качестве вьючных животных. Правда, при этом он ослаблял донельзя свою кавалерию - единственный в XVIII столетии манёвренный род войск, предназначенный для обходов и охватов, а стало быть - незаменимый в наступлении. 21 сентября (10 по старому стилю) армия выступила из Таверно на выручку Римскому-Корсакову.

Таким образом, на вопрос, которым задаётся в своей заметке В.И. Кондратьев, ответ прост. Швейцарский поход был совершён во имя спасения армии, преданной союзниками. Изначально - во имя спасения корпуса Римского-Корсакова, брошенного австрийцами на растерзание Массене, а после его разгрома - во имя спасения самой суворовской армии, угодившей старанями гофкригсрата в ловушку. Политические цели Суворов мог ставить перед собой накануне Итальянского похода. Но Швейцарский поход он предпринимал вынужденно. О каких-либо политических целях тут речи уже не шло.

______________________________________
Использованная литература:
1) Шишов А.В. Генералиссимус Суворов. - М.: Олма-пресс, 2003.
2) Лопатин В.С. Суворов. - М.: Молодая Гвардия, 2012.

Tags: Век восемнадцатый, Восток - Запад, История Отечества, Наполеоновские войны, Суворов
Subscribe

Posts from This Journal “Восток - Запад” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments