Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Рымник как повторение пройденного

Бывают люди, которые никак не желают учиться на своих ошибках. Почему-то особенно много таких людей оказалось в турецкой армии XVIII столетия. Казалось бы, совсем недавно Суворов разбил при Фокшанах превосходящие силы турок, но вот прошло чуть больше месяца - и турки один к одному повторили ошибку, допущенную ими в Фокшанском сражении. Стоит ли удивляться, что Суворов снова разбил их? Причём для этого Александру Васильевичу даже не пришлось выдумывать новую диспозицию. Правда, на этот раз турок было гораздо больше, чем при Фокшанах, численное превосходство они себе смогли обеспечить четырёхкратное. Тем славнее была победа Александра Васильевича.




Александр Васильевич Суворов



22 сентября 1789 года (11 сентября старого стиля) объединённые русско-австрийские войска под командованием А.В. Суворова (австрийцами командовал старый знакомый по Фокшанам - принц Фридрих Кобург) у реки Рымник нанесли сокрушительное поражение главным силам турецкой армии. Соотношение сил - 25 тысяч у союзником, 100 тысяч у турок - настолько впечатлило русскую императрицу Екатерину, что она наградила Суворова графским титулом с почётной прибавкой к фамилии "Рымникский". Впрочем, не будем забегать вперёд.

После Фокшанской победы Суворов рвался развивать наступление в сторону Фальчи - туда, где великий визирь собирал свою армию, чтобы привести турок в окончательное расстройство. Однако беда была в том, что Суворов числился всего лишь командиром дивизии, подчинявшейся Н.В. Репнину, а тот, в свою очередь, подчинялся Г.А. Потёмкину. От Потёмкина же Репнин имел приказ прикрывать наступление главной армии вдоль Черноморского побережья к Днестру, а в эту задачу, как казалось Репнину, наступательный план Суворова не вписывался. Пока между высокими начальниками шла переписка, турки собирали силы. В начале сентября у Браилова великий визирь Юсуф-паша собрал под своим началом стотысячное войско, во главе которого и выступил в сторону Фокшан, где стоял лагерем австрийский корпус Кобурга. Имея такую силу, Юсуф-паша вполне мог бы переломить весь ход войны в свою пользу, разгромив австрийцев и русских по частям. Собственно, он так и планировал: нанести поражение Кобургу у Фокшан, взяв реванш за июльский разгром, после чего всей массой навалиться на маленькую дивизию Суворова (10 тысяч человек), а разгромив главного фокшанского победителя - развивать наступление на Яссы и обойти главную русскую армию. Но для этого нужны были инициатива и энергия, а Юсуф не имел ни того, ни другого.

Тем не менее, получив известие о выступлении Юсуфа-паши из-под Браилова, Кобург немедленно известил об этом Суворова, прося его прибыть к Фокшанам. На следующий день, когда армия Юсуфа была обнаружена у Мартинешти, Кобург отправил Суворову ещё одно послание, умоляя прибыть и спасти его от разгрома. Оценив обстановку, Суворов понял, что промедление действительно грозит катастрофой, и отдал св (оим полкам приказ о выступлении, отправив австрийскому командующему лаконичную записку. В записке было только одно слово: "Иду!"

19 сентября Суворов снова выступил на подмогу австрийцам, имея под ружьём 7 тысяч человек. Из них - 4 гренадерских батальона, 2 егерских батальона, 2 мушкетёрских полка (Ростовский и Смоленский) и один лёгкий мушкетёрский батальон, 3 карабинерных полка (карабинерами при Потёмкине назывался вид кавалерии) - Стародубовский, Черниговский и Рязанский - и два донских казачьих полка. Вся эта довольно-таки скромная и разношёрстная сила имела при себе артиллерии в 30 стволов. Опасаясь, что Юсуф-паша через своих разведчиков может узнать о выступлении русских и попытаться атаковать дивизию на походе, Александр Васильевич распорядился двигаться, выстроив войска в каре и разместив пушки в интервале между ними. Кавалерия прикрывала движение.



Дивизия шла безостановочно. Примечательно, что, как и накануне Фокшанского сражения, движение суворовских войск затрудняла непогода: ливневые дожди размыли берега реки Серет. дорога к мосту через реку оказалась затоплена, русским солдатам пришлось строить гати, чтобы подобраться к мосту. Тем не менее, уже 21 сентября русские соединились с корпусом Кобурга, которому, как и полтора месяца назад, пришлось только руками развести: принц не рассчитывал на прибытие союзника ранее, чем через 4 дня. Понимая, что турецкой атаки приходится ждать с минуты на минуту (сам Суворов, будь он на месте Юсуфа-паши непременно атаковал бы более слабые войска союзников), Александр Васильевич решил, несмотря на утомление войск двухдневным безостановочным переходом, дать сражение.

Впрочем, небольшой отдых суворовцы таки получили. Сам же Александр Васильевич в сопровождении Кобурга, безропотно уступившего фокшанскому победителю руководство операцией, выехал на рекогносцировку. Осмотр поля предстоящего боя в междуречье Рымны и Рымника, с одной стороны, производил удручающее впечатление: оно было довольно обширно и благоприятствовало действиям больших конных масс - а турки имели значительное превосходство в кавалерии. Кроме того, на поле боя имелись два лесных массива, в которых, при необходимости, турки могли скрытно разместить свою пехоту и вести огонь по наступающим русско-австрийским войскам. И в то же время кое-что обнадёживало. Как и при Фокшанах, турки снова разделили свою армию на части, разместив её в четырёх полевых лагерях. Один - близ деревни Тырго-Кукули, ближайший к русско-австрийскому лагерю, именно его Суворов решил атаковать первым. Второй, судя по всему - главный, располагался рядом с лесным массивом Крынгу-Мейлор, подступы к нему прикрывал окоп. Наконец, ещё два лагеря находились у селения Мартинешти, по обе стороны реки Рымник - в них, очевидно, Юсуф-паша держал резервы.

Для турок такое размещение войск казалось логичным - им приходилось поневоле рассредоточивать свою армию, чтобы иметь возможность прокормить многочисленную конницу и ещё более многочисленных обозных животных. Но союзники в итоге получали возможность бить турок по частям - как при Фокшанах. И такой возможностью грех было бы не воспользоваться.


Карта Рымникского сражения. Дата указана по старому стилю.




Вернувшись из рекогносцировки, Суворов тут же набросал диспозицию предстоящего сражения. Русская армия брала на себя правый фланг. Форсировав Рымну, русские войска должны были атаковать турецкий лагерь у Тырго-Кукули. Пока русские войска "разбирались" с передовым османским лагерем, австрийцы должны были форсировать Рымну левее русских и двигаться к главному лагерю османов у леса Крынгу-Мэйлор, который и атаковать уже совместно с Суворовым и его "чудо-богатырями". Уже первый пункт этого плана вызвал сомнения у Кобурга: в передовом лагере турок было в два раза больше, чем русских, что, если дивизия Суворова потерпит поражение и не сможет прийти к нему на помощь? Суворов на эти сомнения своего союзника ответил со свойственным ему остроумием: "Всё же турок не настолько много, чтобы заслонить нам солнце". Кобург понял, что атака решена бесповоротно, и решил больше не противоречить, тем более, что самую опасную работу русские великодушно брали на себя.

Выступили ночью, причём двигались обходным маршрутом: Суворов опасался, что турки могут заметить переправу и помешать форсированию Рымны. Вагенбург оставался в Фокшанах - на случай внезапного налёта турецкой конницы. Форсирование реки затруднялось крутым противоположным берегом, на который предстояло высаживаться. Крутой склон размытой дождями земли - казалось, сама природа против дерзкого замысла русского командующего, однако Суворов действовал единственно возможным для него способом: напасть на турок самому, внезапно, разбить их по частям, пока они не ожидают  нападения - в этом он видел единственный шанс избежать разгрома. Русские сапёры заблаговременно были высланы через Рымну, чтобы подготовить переправу. Часть берега они попросту срыли, обустроив для наступающих войск удобную дорогу. История сохранила имя командира сапёров - Аркадия Воеводского. Именно он во главе своих солдат "исправил крутизну" берегов Рымны, по замечанию Суворова.



После выхода своей дивизии на берег Суворов выстроил свою пехоту в две линии по три каре в каждой. Передней линией командовал генерал Александр Адрианович Поздняков, второй линией - бригадир Фёдор Антонович фон Вестфален. Кавалерию Александр Васильевич поставил в общем резерве позади второй линии, пушки расположил между каре. Таким образом, построение русских войск,за небольшими изменениями, напоминало аналогичное построение при Фокшанах, уже оказавшееся удачным.

Турками у Тырго-Кукули командовал Хаджи-Сойтари-паша. Его силы состояли из 12 тысяч человек (преимущественно кавалерии) при 12 орудиях. Турецкий лагерь располагался на небольших высотах, что позволяло туркам контролировать прилегающую территорию и увеличивало дальнобойность их артиллерии (опыт Пальцигского сражения помним?). Батарея прикрывала подступы к турецкому лагерю, кроме того, на пути Суворова лежал глубокий овраг с крутыми склонами, преодолеть который было возможно, только сломав строй. Фланги турецкой позиции упирались в Рымну и труднопроходимый лес Каята, так что обходной манёвр для Суворова был затруднён, приходилось атаковать в лоб. При такой позиции и при таком превосходстве в сила Хаджи-Сойтари мог не бояться русских.

Атака Суворова оказаась для турок полной неожиданностью. Дело в том, что Суворов часть своей кавалерии отослал по дороге, ведущей к Рымне аккурат напротив турецкого лагеря. Этим он смог создать у Хаджи-Сойтари-паши иллюзию, что именно там русские войска и будут переправляться. Можно себе представить изумление турецкого генерала, когда он увидел русских не со стороны Рымны, а с суши. Тем не менее, как только русские оказались в пределах досягаемости для неприятельской артиллерии, турки открыли огонь. Эти залпы и стали отправной точкой Рымникского сражения. Было 8 часов утра.

Русская артиллерия открыла ответный огонь - не зря Суворов распорядился, чтобы она наступала в интервалах между каре. Одновременно Поздняков, командовавший передовой русской линией, приказал ускорить темпы движения. Навстречу русской пехоте Хаджи-Сойтари выслал свою конницу, однако, навстречу ей вылетели донские казаки. Произошла короткая сшибка, после которой турецкие кавалеристы поспешно отступили к лагерю. А казаки получили приказ Суворова обойти турецкие позиции и выйти неприятелю в тыл. Между тем, пехотинцы Позднякова подошли к оврагу и начали взбираться на его крутой склон. Воспользовавшись неизбежной заминкой, пока Поздняков снова выстраивал свои каре, Хаджи-Сойтари отправил большую часть своих обозов и половину войск к Юсуфу-паше, стоявшему у леса Крынгу-Мэйлор, сам же вознамерился дать русским арьергардный бой, задержав их наступление у своего лагеря.

Удар турок обрушился на правофланговое русское каре под командованием полковника Акима Хастатова. Однако, на беду турок, это каре состояло из гренадер - отборной, хорошо подготовленной физически и набранной из крепких рослых парней пехоты. Гренадеры встретили атакующих дружным залпом, после чего ощетинились штыками. В это время, видя, что сосед справа подвергся атаке, на подмогу гренадерам поспешил полковник Лев Рарог со своим каре, состоявшим из егерей. Егеря и расположенная между двум каре русская артиллерия открыла огонь по атакующим туркам, в результате они оказались поставлены в два огня. Турки пришли в замешательство, их атака захлебнулась. Видя это, Хастатов приказал своим гренадерам атаковать в штыки.


Русские гренадеры и егеря идут в штыковую атаку.
Возможно, как раз битва при Рымнике.




Этой атаки турки не выдержали. Рукопашная продолжалась не более получаса, после чего турки в беспорядке откатились к своему лагерю. Видя отступающих турок, Суворов приказал карабинерам Стародубовского и Рязанского полков и приданным его дивизии австрийским гусарам атаковать неприятеля. Турки пытались отразить атаку русской кавалерии сильным, но беспорядочным огнём, не имевшим особого эффекта. Русские же кони были заранее приучены Суворовым идти вперёд, не обращая внимания на стрельбу. Кавалерия ворвалась в лагерь у Тырго-Кукули, при этом отличился вахмистр Рязанского полка Михаил Канатов, который возглавил атаку своего взвода, сумел окружить целый байрак турок (подразделение турецкой армии из 40 человек во главе с байрактаром - чин, равный русскому прапорщику) и взять первое вражеское знамя в Рымникском сражении.

В это время посланные в обход лагеря казаки тоже ворвались в лагерь, но неприятеля там уже не обнаружили: турки частично рассеялись в лесу Каята, полностью деморализованные и не стремившиеся более драться, частично- отошли в главный лагерь у леса Крынгу-Мэйлор. Суворов, вопреки собственным правилам, велел дать им "золотой мост" - нужно было успеть подойти к главному турецкому лагерю одновременно с Кобургом. А отступившие турки всё равно никуда бы не делись - у главного лагеря им пришлось бы вернуться в бой.

Между тем австрийцы благополучно переправились через Рымну ниже Суворова по течению. Здесь Кобург выстроил свои войска по аналогии с русскими - в две линии каре, по пять в каждой. Кавалерия заняла третью линию, составив резерв корпуса: как видим, австрийский комкор был старательным учеником Суворова. Закончив развёртывание боевого порядка, Кобург двинул свои войска в наступление на главный турецкий лагерь у Крынгу-Мэйлор, где Юсуф-паша сосредоточил до 40 тысяч бойцов.


Фридрих Иосия Кобург - австрийский командующий при Фокшанах и Рымнике.




В результате армия союзников оказалась выстроена исходящим прямым углом перед турецким лагерем. Более того: между русской и австрийской армиями оказался зазор. Казалось бы, вот удобный момент для турок, вот возможность разбить противника по частям. Но Суворов сумел и это обстоятельство обратить себе на пользу. Он смекнул, что турки именно это и будут стремиться делать: разделить русских и австрийцев, чтобы разбить их по частям. А значит, будут обречены дробить свои собственные силы. Ключ же к успеху союзных армий - не ослаблять давление на неприятеля и вовремя подавать друг другу помощь.

Юсуф-паша, считая более многочисленный австрийский корпус более опасным для себя, решился сперва разбить австрийцев. 20 тысяч турецких солдат обрушилось на войска Кобурга, стремясь обойти их с флангов и окружить. Однако принц проявил похвальную распорядительность. Для начала он выдвинул в первую линию дополнительно ещё одно каре. А затем - и часть кавалерии. Одновременно отряду героя Фокшан генерала Карачая было приказано прикрывать тылы австрийского корпуса, что тот и исполнил. И когда турки увязли в ближнем бою, Кобург обрушил на них свой контрудар и отбросил обратно к лагерю.


Эпизод Рымникского сражения: бой австрийской кавалерии с турками.



Тем не менее, Юсуф-паша посчитал, что атака на австрийцев развивается успешно, и бросил против наступающих русских кавалерию Османа-паши, разгромленного при Фокшанах. Осман горел жаждой реванша, любой ценой реабилитироваться в глазах султана, смыть позор недавнего поражения - это стало для него идеей фикс. В его распоряжении было от 6 до 7 тысяч отборной турецкой кавалерии, с которой он атаковал русский правый фланг - каре Смоленского мушкетёрского полка, стремясь смять его и выйти Суворову в тыл. Однако Суворов, наблюдавший за боем с возвышенности, разгадал замысел турецкого генерала. Из второй линии в помощь смоленцам было выдвинуто каре Ростовского мушкетёрского полка, взявшее вправо таким образом, чтобы поставить неприятельскую кавалерию в два огня. Не выдержав огня русской пехоты, турки начали разворачивать коней. И когда их отступление обозначилось чётко, Суворов бросил в преследование Черниговский карабинерный полк и дивизион австрийских гусар. Стародубовские карабинеры на этот раз остались у русского полководца в резерве.

Раз за разом конница Османа-паши накатывалась на русские боевые порядки, раз за разом эти атаки отбивались дружным огнём. Турки, в отличие от русских, подготовке своих боевых коней уделяли недостаточное внимание - животные боялись пальбы. Смекнув, что кавалерийскими наскоками суворовцев не возьмёшь, Осман-паша распорядился спешить часть своих солдат и атаковать в пешем строю. Но и эта атака была отражена. В ходе бесплодных попыток прорвать русский фланг отважный Осман-паша погиб.


Кавалерийский бой в ходе Рымникского сражения.
По непонятным причинам художник преувеличил численность русско-австрийской пехоты
(см. на заднем плане)




К полудню турки, отбитые на всех направлениях, откатились к лагерю у леса Крынгу-Мэйлор и начали зарываться в землю. Окопы, прикрывавшие лагерь, поспешно удлинили, в них засело 15 тысяч вражеских солдат. Суворов, видя, что турки прекратили свои атаки, дал основным силам союзной армии отдых в поле. Одновременно два батальона егерей под командованием Льва Рарога были посланы в лес Каята, куда отступила часть турок после разгрома у Тырго-Кукули. Конечно, турки эти были деморализованы и в дальнейшем сражении  участия не принимали, однако никто не давал Суворову гарантии, что у них не найдётся волевого командира, который бросит их в атаку на тылы наступающих русских войск. Егеря с этой задачей успешно справились.

После получасового отдыха Юсуф-паша возобновил сражение. Его главные силы атаковали левый фланг австрийцев. Поскольку в ходе предыдущих боёв турки понесли серьёзные потери, против русских они ограничились перестрелкой. Видя, что союзники атакованы превосходящими силами неприятеля, Суворов решился на рискованный манёвр. Под вражеским огнём, отбиваясь от него артиллерией, он развернул свою пехоту и ударил во фланг атакующих турок, двигаясь строго параллельно линии австрийской пехоты. Турки не ожидали этого таранного удара и отхлынули, обнажив перед Суворовым свои артиллерийские позиции у деревни Богза. Суворов, воодушевлённый успехом, приказал своим пехотинцам взять турецкие пушки, однако турки своевременно отвели их в тыл. Теперь все неприятельские силы сосредоточились у леса Крынгу-Мэйлор.


Турки отходят под таранным ударом русской пехоты.




Последней наступательной попыткой турок в Рымникском сражении стала атака против отряда Карачая. Суворов выдвинул на помощь своему боевому товарищу Смоленский мушкетёрский и один из гренадерских полков, Кобург также выдвинул одно из каре второй линии. И эта атака турок захлебнулась. Теперь Юсуфу-паше оставалось надеяться только на оборону, а Суворову - штурмовать укреплённую позицию, занятую всё ещё численно превосходящим противником.

И Александр Васильевич принял нестандартное решение. Под барабанный бой, с развёрнутыми знамёнами, его пехота двинулась на штурм. Однако неожиданно через интервалы между русскими каре в атаку устремилась кавалерия. Турки никак не ожидали, что русские будут штурмовать укреплённую позицию конницей. А карабинеры и казаки перемахнули через линию окопов, рубя всё, что подворачивалось под руку, и быстро оказались перед позициями турецких батарей, рубя прислугу. В этом бою отличился командир Стародубовского карабинерного полка полковник Миклашевский, первым преодолевший турецкие окопы и захвативший со своими карабинерами четыре орудия. Сообразив, чем может им угрожать русская кавалерия в тылу, турки начали поспешно покидать окопы. Подоспевшая русская пехота ударила в штыки, и вскоре отступление турок  превратилось в повальное бегство. 

Тщетно Юсуф-паша пытался остановить бегущих, тщетно воздевал он к небу Коран, грозя ослушникам всеми земными и небесными карами. Деморализованные янычары, преследуемые русской кавалерией, в панике бежали к Рымнику. Юсуф, видя невозможность продолжать сражение, поспешно отъехал к Мартинешти, к третьему своему лагерю, возле которого выкатил артиллерию на прямую наводку и дал десять залпов по бегущим, надеясь хоть таким способом остановить их и возобновить сражение. Но охваченные паникой турки буквально смели эту артиллерию. Третий турецкий лагерь был оставлен противником без боя: паника бегущих янычар передалась и тем свежим войскам, на которые, как на последний резерв, рассчитывал Юсуф-паша. Утомлённые боем русские преследовали бегущих до самой речки Рымник, в водах которой многие из побеждённых утонули, пытаясь перебраться через неё на досках или вплавь.

Таким образом, ошибка Юсуфа-паши, раздробившего свою армию, обернулась страшнейшим поражением. 25 тысяч русско-австрийских войск разбили и обратили в бегство 100-тысячную армию османов, главные силы Турции, в то время, как главные силы русских войск осаждали Бендеры. Суворов же, удачно повторив тактические находки Фокшан в схожей ситуации при Рымнике, добился столь головокружительного успеха, что Екатерина II поднесла ему в награду графский титул с почётной прибавкой к фамилии "Рымникский". Суворов также получил за Рымник Орден Святого Георгия Победоносца I степени - самую почётную военную награду Российской Империи.

Потери турок при Рымнике составили 20 тысяч человек убитыми (по турецким данным, Суворов насчитал на поле боя 10 тысяч убитых турок) и 400 человек - пленными. Лишь 15 тысяч полностью деморализованных солдат Юсуфу-паше удалось собрать под Браиловом. Остальные его войска просто разбежались. Добычей Суворова стали 80 пушек и 100 знамён. Суворов же потерял всего 46 человек убитыми и 133 ранеными. Среди прочего имущества, захваченного в турецком лагере, союзники нашли множество цепей: Юсуф рассчитывал заковать пленных русских в кандалы и продать на невольничьем рынке. Но мудростью и находчивостью Суворова этим чудовищным планам не суждено было сбыться.

К сожалению, Рымникская победа не стала финальной точкой в Русско-Турецкой войне. Пока у турок была в неприкосновенности мощная крепость Измаил, они могли продолжать сопротивление. К тому же на строне Турции неожиданно выступила Пруссия, объявив мобилизацию своих войск. Война продолжалась.

_________________________________________
При написании статьи использованы:
1) Шишов А.В. Генералиссимус Суворов. - М.: Олма-пресс, 2003.
2) Статья Александра Самсонова от 22 сентября 2012 г.
3) Статья Александра Самсонова "Только вперёд! Ни шагу назад"

Tags: Век восемнадцатый, История Отечества, Россия vsТурция, Суворов, Христианство и ислам
Subscribe

Posts from This Journal “Суворов” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments