Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Курск как предчувствие

20 сентября 1919 года, 100 лет тому назад, белая Добровольческая Армия, прорвав сильные укрепления красных, овладела городом Курском. Курск стал первым губернским городом, освобождённым Добровольческой Армией от большевиков в ходе наступления на Москву. При освобождении Курска отличились именные полки - корниловцы, алексеевцы и марковцы.










Как я уже имел удовольствие писать, командующий 1-м армейским корпусом генерал А.П. Кутепов был категорически против атаки на Курск: красные сильно укрепили город, и взять его без помощи тяжёлой артиллерии, которую в начале сентября ещё не успели подвезти, Александр Павлович не надеялся. Однако командир 1-й дивизии, в которую входили корниловцы и марковцы, Н.С. Тимановский рассудил, что упускать тёплое время года, максимально удобное для наступления, будет совсем уж глупо. И самовольно отдал приказ о выступлении.

Дополнительные соображения в пользу скорейшего наступления приводит в своих воспоминаниях корниловец М.Н. Левитов. Во-первых, Добровольческая Армия только что отразила крупное наступление красных, предпринятое ими с целью отбить Харьков. Силы Красной Армии, а главное - её моральный дух были подорваны этим поражением. Дух же белых добровольцев не был подорван, напротив, корниловцы и марковцы рвались в бой. За время Донбасской операции добровольческие полки заметно пополнились за счёт местных добровольцев и пленных красноармейцев, началось переформирование прежних именных полков в одноимённые дивизии (были созданы 2-й Марковский, 2-й и 3-й Корниловские полки), новые полки неплохо себя зарекомендовали в августовских боях. Корниловцы смогли, наконец, обзавестись и собственной артиллерией (до этого артиллерийскую поддержку Ударного Корниловского полка осуществляли артиллеристы-марковцы). За время отражения большевистского наступления на Харьков добровольцы в изобилии разжились боеприпасами, а также трофейным оружием - пулемётами и винтовками. Так что 1-й армейский корпус чувствовал себя сильным, как никогда, в то время, как красные массово сдавались в плен. Так что вывод напрашивался однозначный - необходимо спешить с наступлением, ковать железо, пока горячо.
Дивизии Тимановского до Курска требовалось преодолеть с боями 50 вёрст. Всё сражение разбивалось на три этапа. На первом необходимо было оттеснить передовые части красных на укреплённую полосу, проходившую на дальних подступах к Курску, затем следовало эту укреплённую полосу взять штурмом - это был второй этап. И, наконец, третий, последний этап - форсировать реки Щигор и Сейм с болотистыми руслами и овладеть самим Курском.




Николай Степанович Тимановский




Уже первая часть операции показала, что красных рано сбрасывать со счетов, что Красная Армия отнюдь не утратила своей силы. Большевики уверенно оборонялись, используя артиллерию, умело прикрывались естественными оборонительными рубежами. Так что белым уже на этом этапе пришлось использовать танки. Танки - при штурме незначительных, но многочисленных сёл, в которых стояли, прикрывшись артиллерией, красные части. Так, например, было при атаке села Нагольное, где огонь большевистской артиллерии остановил наступление корниловцев. На подмогу своим выдвинулась марковская артиллерийская батарея героя Первого Кубанского похода капитана Александра Шперлинга. Разведчики батареи атаковали красную артиллерию в конном строю, на бешеном галопе преодолели зону огня и захватили всю красную батарею в полном составе - четыре пушки, два пулемёта "Максим", телефонную и санитарную двуколки и две пулемётные тачанки. При чём Шперлинг, лично возглавлявший атаку своих разведчиков, немедленно пустил трофейные пушки и пулемёты в дело, открыв огонь по красным, которые под натиском корниловцев отступали от Нагольного как раз на захваченную батарею. Большевики, полагавшие, что пушки всё ещё находятся в руках их товарищей, понесли большие потери.

Бои на дальних подступах к Курску продолжались 4 дня. В ходе их корниловцы и марковцы, действуя при поддержке танков, артиллерии и бронепоездов, освободили целый ряд населённых пунктов. 17 сентября на подступах к деревне Красноярке наступающие корниловцы неожиданно столкнулись с ожесточённым сопротивлением красных, оборонявших одиночно стоявшие хутора. 2-й батальон 1-го Корниловского ударного полка рассыпался в цепь для атаки, выделив одну из рот, которой было приказано обойти хутора и ударить по красным с тыла. Красные, заметив обходной манёвр, решили не принимать боя и отойти. В этом бою снова отличился марковец Александр Шперлинг: возглавив разведчиков своей батареи и корниловских конных разведчиков, он в конном строю атаковал отходящего противника и взял 400 человек пленных и два исправных пулемёта. 18 сентября красные пытались перейти в контрнаступление против 2-го Корниловского полка, расположившегося в селе Турусовка, но были отбиты.




Александр Альфредович Шперлинг, марковец-первопоходник,
герой Курской операции ВСЮР.





19 сентября марковцы развернули наступление на основную укреплённую позицию красных. Под сильным огнём 1-й батальон 2-го Марковского полка стремительно пошёл на сближение с противником и залёг, не доходя нескольких сотен шагов до проволочных заграждений красных. После этого корниловская и марковская артиллерия открыла по окопам большевиков ураганный огонь. Обстрел, как свидетельствовал В.Е. Павлов, продолжался десять минут, после чего красные, не выдержав огня, покинули позиции. Марковцы немедленно поднялись в атаку и овладели большевистскими укреплениями.

Поручик-марковец Стаценко так описывал взятые укрепления: "Окопы были полной профили, с проволочными заграждениями в три кола, с ходами сообщения, с артиллерийскими щелями, со скрытой под землей телефонной связью по фронту и в глубину, с землянками и убежищами. Почти каждый стрелок в окопах имел стальной щит. Неимоверное количество гранат валялось повсюду. Взяв такие окопы, мы ахнули. Просто не верилось, что с нашими силами и к тому же почти без потерь мы взяли так хорошо оборудованную позицию. Посади нас в такие окопы, нас пришлось бы дымом выкуривать, да и то - вряд ли это удалось бы". Преследуя отступающих красных в конном строю, капитан 2-го Марковского полка Никифор Перебейнос с группой офицеров в роще захватил два тяжёлых орудия системы "Канэ" с расчётами. Стоит отметить, что большевики обустроили свою огневую позицию образцово: "Все было оборудовано на позиционный лад: хорошие землянки, убежища, погреба, полные снарядов, беседки, клумбы цветов. Уют, да и только! По найденным тут же документам установили, что это была латышская батарея".




Марковцы перед атакой


Пока марковцы выбивали большевиков из окопов и штурмовали латышскую батарею, корниловцы атаковали сильно укреплённое село Лебяжье. Впереди села большевики выстроили две линии проволочных заграждений, за ними тянулись большевистские окопы, а позади них протекала болотистая река.  Как только белая артиллерия произвела пристрелку, красные очистили окопы - вероятно, рассчитывая принять бой за рекой. Однако корниловцы не дали им такой возможности: одна из рот 2-го батальона 1-го Корниловского ударного полка, не останавливаясь, захватила мост через реку и по нему ворвалась в село. Здесь большую помощь корниловцам оказали местные крестьяне, досыта нахлебавшиеся советской власти. Лебяжье было быстро очищено, после чего 2-й батальон, не задерживаясь, двинулся дальше к Курску, сделал двухчасовой привал в хуторе Дворянском, после чего выступил на село Толмачёвку к югу от Курска, которое ему назначили в качестве исходного пункта атаки города.

К Толмачёвке корниловцы вышли затемно и после пятиминутной перестрелки с квартировавшим там красным инженерным батальоном взяли село.

1-й батальон 1-го Корниловского полка 17 сентября остановился на рубеже станции Полевой, которая оказалась ему не по зубам: станцию занимали большие силы красных. К вечеру 18 сентября на подмогу 1-му батальону подошёл 3-й, и совместными усилиями станция была взята, после чего белые заняли и село Полевое. 19 сентября 1-й батальон расположился в селе Лебяжьем, очищенном усилиями 2-го батальона.



Корниловцы штурмуют железнодорожную станцию





Между тем, марковцы, развивая наступление, подошли к железной дороге  Воронеж - Киев, и здесь были атакованы большевистским бронепоездом "Черномор" и поездом-вспомогателем. Марковцы-артиллеристы метким огнём смогли подбить вспомогатель, после чего поезд был взят штурмом пехотой белых. Среди прочих захваченных там трофеев особо ценными оказались пять панорам для артиллерийских орудий. Их передали в батарею.

К концу дня марковцы вышли к реке Сейм, где выбили красных из сёл Верхнее и Нижнее Гуторово и захватили исправными три тяжёлых орудия.
Командовали этими орудиями два бывших офицера-военспеца, оказавшиеся коммунистами.

На правом фланге дивизии наступали алексеевцы и Черноморский конный полк под общим командованием генерала Третьякова. Этот отряд слегка замешкался, форсируя болотистые верховья Сейма. Помогли корниловцы, нанеся удар по большевикам со стороны станции Солнцево. Форсировав реку, алексеевцы оказались перед укреплённой позицией большевиков. На помощь Третьякову был выслан 3-й батальон 1-го Марковского полка. После подхода марковцев отряд перешёл в наступление и уже глубокой ночью овладел позицией.

Второй Корниловский ударный полк 19 сентября в 6-30 также атаковал укреплённую позицию красных. Точно так же красные не выдержали артподготовки (здесь она продолжалась целых три часа), бросили позиции и в беспорядке отступили к городу. Корниловцы преследовали их по шоссе и неожиданно были атакованы на переезде красным бронепоездом, а также обстреляны большевистской артиллерией со стороны станционных построек. Белые оказались под перекрёстным огнём. По обе же стороны шоссе было болото, не позволявшее белым рассредоточиться. Выручил поручик-артиллерист Гавриленко с двумя нижними чинами. Наведя орудие на бронепоезд, они со второго выстрела попали в котёл локомотива, и тот взорвался. Команда бронепоезда растерялась и вместо того, чтобы отстреливаться, в панике бежала с поезда. Третий снаряд, направленный твёрдой рукой поручика Гавриленко, расщепил пулемётную платформу красного бронепоезда. После чего белые взяли бронепоезд штурмом. Помимо пленных, добычей корниловцев стали 8 исправных пулемётов.


Таким образом, день 19 сентября оказался на редкость удачным для белогвардейцев. На всех направлениях им сопутствовал успех, красные, несмотря на хорошо подготовленные оборонительные позиции, не удерживались на них и бежали, белым же удалось взять богатые трофеи и уничтожить два бронепоезда. Предположение генерала Тимановского о том, что дух защитников Курска надломлен и что стойкой обороны им создать не удастся, блестяще подтверждалось.

На следующее утро, 20 сентября, был назначен общий штурм Курска.  Но ночью бронепоезд "Офицер" в сопровождении вспомогателя, за которым следовал бронепоезд "Единая Россия", под общим командованием полковника Зеленецкого, ворвался на железнодорожный вокзал Курска и открыл огонь. Эта атака произвела такой переполох, что команда красного бронепоезда "Кронштадт" бросила свой состав и в панике бежала. Белые взяли "Кронштадт" на буксир и увели с собой.





Бронепоезд "Офицер"


В это время с востока подошёл дивизион черноморцев. Красные решили, что их окружают, и начали спешно покидать город. В Курск вступили корниловцы и марковцы. Вступили с развёрнутыми знамёнами и под барабанный бой, как подобает победителям.

А дальше повторились сцены, свидетелями которых белые были на протяжении всего 1919 года. Снова улицы, забитые народом, снова женщины, закидывающие цветами проходившие мимо полки. Снова знакомый восторг освобождения. Дороги, ведущие от Курска были, по словам В.Е. Павлова, буквально забиты пленными: тысячи бывших красноармейцев, положивших оружие, возвращались по домам, и никто их не конвоировал. Эти люди были счастливы, что опостылевшая война для них закончилась. Возникало ощущение близкой победы, казалось, ещё один рывок - и вся Россия будет освобождена.

И всё-таки что-то неуловимое было не так. По свидетельству историка Р. Абинякина, Курск, в отличие от других городов, освобождённых прежде, уже не дал в ряды армии новых добровольцев. Местные офицеры воевать не хотели. В городе чувствовался "микроб советчины". Почему-то среди восторженных толп, встречавших на улицах белых освободителей, не было заметно священников в праздничных облачениях. Не было хоругвей. Правда, местные девушки всё так же устраивали в честь белых офицеров балы и приёмы. Но на этих балах в открытую подавался кокаин... Армия, утомлённая непрерывными боями, нуждалась в отдыхе, нужно было снять нервное напряжение. Но кокаин и алкоголь грозили войскам полным разложением. В то время, как большинство белых офицеров нежились в лучах славы, предвкушая скорую победу, наиболее чуткие из них ощитили приближение конца.

Среди этих наиболее чутких был генерал А.П. Кутепов. Прибыв в город 21 сентября, он устроил парад 1-й дивизии. И снова восторженные толпы курян приветствовали корниловцев и марковцев, проходивших торжественным маршем по улицам города. Кутепов поздравил полки с победой, поблагодарил за мужество. А потом приказал форсировать наступление. Помимо того, что комкор хотел предохранить дивизию от разложения, у него на это были и иные причины, чисто стратегического плана. Кутепов опасался, что столь быстрый отход красных с таких прочных оборонительных позиций представляет собой ловушку, что большевики отступили лишь для того, чтобы создать удобную для себя конфигурацию фронта и нанести по белым фланговый удар. А значит, надо было не расслабляться, а бить отступающаго врага, расчищая пространство вокруг освобождённого Курска.



Александр Павлович Кутепов.

___________________________________
При написании статьи использованы:
1) Воспоминания В.Е. Павлова о марковцах
2) Воспоминания М.Н. Левитова о корниловцах
3) Очерк о генерале А.П. Кутепове.

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Корниловцы, Кутепов, Марков и марковцы, Московская директива
Subscribe

Posts from This Journal “Московская директива” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments