Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Упущенные возможности генерала Мамантова

19 сентября 1919 года (6 сентября старого стиля), 100 лет тому назад, завершился, пожалуй, самый известный кавалерийский рейд русской Гражданской войны - рейд 4-го Донского казачьего корпуса. Этот поход золотыми буквами вписал в отечественную историю имя генерала Константина Константиновича Мамантова. Его рейд изучали, ему дивились - и его же беспощадно, порой просто неадекватно критиковали, норовя каждое лыко вставить в строку. Между тем, по верному замечанию историка В.Ж. Цветкова, рейд все свои задачи выполнил: сорвал намечавшееся наступление большевиков против Донской Армии, дезорганизовал управление красным Южным фронтом и тем способствовал сентябрьским успехам деникинских войск.






Генерал Донской Армии Константин Константинович Мамантов.
Он не был казаком по происхождению - но в Гражданскую стал одним из самых успешных
белоказачьих командиров




Противник Мамантова в том 1919 году А.И. Егоров высоко оценил действия 4-го Донского корпуса. И немудрено: рейд, по его справедливой оценке, проводился в чёткой связи с остальными операциями ВСЮР, имел целью сорвать - и сорвал - большевистское наступление, отвлёк на себя с фронта значительные силы противника - конный корпус Будённого, 5 стрелковых дивизий, 5 коммунистических добровольческих полков, тамбовских курсантов и другие силы, парализовал управление фронтом и его снабжение. И если наступление Мамантова и не стало решающим этапом во всей белой борьбе на Юге России - то только потому, что не оправдался главный расчёт Мамантова - на массовое антибольшевистское восстание крестьян (подробнее об оценках Егоровым действий Мамантова можно почитать здесь). Крестьяне против большевиков не восстали - и это определило локальный характер успехов 4-го Донского корпуса и не позволило белым вырвать победу из рук большевиков той осенью 1919-го, когда, казалось, красная Москва доживала свои последние дни.
В то же время белое командование оценивало рейд Мамантова более, чем критично. Пётр Николаевич Врангель открытым текстом называл действия Мамантова "преступными", упрекая казачьего генерала в том, что он, якобы, уклонялся от боя, стремясь в тылу врага только к бесконечным грабежам, отягощая свои обозы, но не нанося красным серьёзного урона. Более объективным был А.И. Деникин: признавая, что Мамантов "сделал большое дело", он в то же время считал, что Константин Константинович мог бы добиться несравненно большего, если бы искал только разгрома живой силы противника, не отягощаясь военной добычей и не дискредитируя себя грабежами. Попробуем разобраться, кто из них прав.

К концу июля 1919 года командование красных во главе с А.И. Егоровым подготовило план масштабного наступления. Основной удар планировалось нанести белым из района Волчанска с выходом к Харькову, взятие которого стало самой большой удачей Деникина в летней кампании. Одновременно большевики пополняли сильно потрёпанные в летних боях IX и Х армии, чтобы нанести силами этих армий удар по позициям Донской Армии, прорвать её оборону и вновь развернуть вторжение на казачьи земли. Даже если бы казачий фронт и не рухнул, как в декабре 1918-го, Донская Армия оказалась бы скована боями за свои казачьи земли и не смогла бы оказать никакой поддержки Добровольческой Армии, истекавшей кровью под Харьковом. Если бы наступление Егорова состоялось в соответствии с этим планом, оно грозило бы белым быстрым разгромом.




Противник Мамантова в ходе знаменитого рейда -
красный командующий Южным фронтом Александр Ильич Егоров.


Таким образом, задача, которую Донское командование ставило перед Мамантовым, носила стратегический характер - сорвать большевистское наступление. Для этой цели Константин Константинович получил под своё командование совершенно свежий корпус: в его состав вошли отборные подразделения, казакам дали отдохнуть после боёв, заново обмундировали и вооружили, посадили на новых коней. В то же время части комплектовались так, чтобы казаки и их командиры знали друг друга. В.Ж. Цветков специально подчёркивает, что части корпуса отличались спайкой. Численность мамантовского корпуса составляла 9 тысяч человек при 20-ти артиллерийских орудиях, корпус имел в своём распоряжении броневики (три единицы) и даже аэроплан - для воздушной разведки. В таком составе корпус Мамантова вполне мог решать стратегические задачи.

22 июля (4 августа) 1919 года 4-й Донской корпус всей своей массой навалился на красные части, державшие оборону на стыке советских 8-й и 9-й армий. Бои продолжались 5 дней, и лишь 10 августа красные под ударами мамантовского корпуса отступили за реку Елань, и в красной обороне возник 22-километровый прорыв, в который казаки и устремились на оперативный простор. Погода стояла на редкость дождливая, дорога раскисла, так что завязшие броневики очень быстро оказались для мамантовцев обузой, и их отправили в тыл.



Организационная структура 4-го Донского корпуса
на момент начала Мамантовского рейда.


Надо сказать, что за два дня до начала наступления командующий Донской армией генерал Сидорин передал Мамантову приказ, сужавший его первоначальные задачи до удара в ближний тыл 8-й советской армии. Вместо этого Мамантов принял решение, проигнорировав этот приказ, выполнять первоначальный - разгромить штаб и резервы всего Южного фронта на линии Тамбов - Козлов - Елец. Мамантов был убеждён, что его корпусу - свежему и достаточно многочисленному - такая задача по плечу, несмотря на потерю броневиков. Так что обвинения Врангеля, будто Мамантов уклонялся от столкновений с большевиками, несправедливы. Мамантов рисковал - рисковал сознательно: его могли обвинить в прямом нарушении приказа и на этом основании отрешить от командования - именно ради того, чтобы нанести красным как можно больший ущерб.

Первым крупным населённым пунктом на пути казаков стал Борисоглебск. Этот город Мамантов занял без боя - красные не имели ни достаточно сил, чтобы защищать его, ни связи (казаки её предусмотрительно портили на всём протяжении своего пути), чтобы вызвать подкрепления. Здесь Мамантов, как указывает В.Ж. Цветков, задержался - но не для того, чтобы дать своим бойцам "погулять" и пограбить. Только идиот мог отдать приказ о гульбе, находясь в тылу врага, а Мамантов идиотом явно не был. Мамантов хотел дождаться интендантских обозов - как раз для того, чтобы избежать "самоснабжения" своего корпуса и неразрывно связанного с таким самоснабжением морального разложения. При этом за время пребывания в Борисоглебске грабежей не было - а вот бои с красными имели место. Большевики, понимавшие, чем им грозит появление у них в тылу практически свежего белого кавкорпуса, стали высылать отряды на Борисоглебск. Красное командование развило бурную деятельность, пытаясь захлопнуть вокруг мамантовцев западню. С фронта спешно снимались 4 батальона и кавалерийская бригада 36-й стрелковой дивизии, в глубоком тылу, в с. Инжавино столь же спешно сосредотачивалась 56-я стрелковая дивизия красных, были задействованы также части 31-й и 40-й пехотных дивизий. Однако все отряды, высылавшиеся против мамантовцев, своевременно обнаруживались белой разведкой (Мамантов не забывал о сторожевом охранении!) и уничтожались. "Один отряд (белоказаков - М.М.) атакует ст. Сампур, занимаемую батальоном 56-й стрелковой дивизии, - пишет "Топвар". - Батальон, не оказав сопротивления, разбежался. Казаки заняли станцию, разрушили водокачку, пакгаузы, уничтожили имевшееся на станции железнодорожное имущество, а в районе ст. Сампур произвели разрушение мостов и железной дороги, реквизировали лошадей и проследовали на север-восток. В этот же день кавалерийская бригада 36-й стрелковой дивизии, у дер. Сукманка (5 км сев. ст. Есипово) была разгромлена белыми казаками — и рассеялась по всему району". Нередко незадачливые "каратели" попросту добровольно сдавались в плен - и становились для белых ценным источником информации. А то и пополнений - белое командование охотно ставило пленных красноармейцев в строй.




Генерал Мамантов с несколько неожиданного ракурса -
не на лихом коне перед строем, а за рабочим столом.
Именно таким его, вероятно, чаще всего и видели в Борисоглебске.





Обозы так и не подошли - поэтому Мамантов был вынужден отдать приказ о снабжении корпуса за счёт трофеев - один в один, как это было в армии Корнилова в период Ледяного Похода. Однако не будем забывать, что корпус шёл по тылам советского Южного фронта и что его главной целью был штаб этого фронта. А на пути мамантовцев располагались резервы - и многочисленные военные склады, и эшелоны с военным имуществом. Всё это имущество Мамантов имел полное право считать своей военной добычей. Что он и делал - к этому вопросу мы ещё вернёмся.

К 15 августа Мамантов получил от пленных красноармейцев и местных жителей исчерпывающие сведения о том, что дорога на Тамбов свободна. Более того: какими-то невероятными путями через контролируемую красными территорию до него дошли сведения, что там ждут белых. Уже утром 18 августа казаки Мамантова без боя заняли Тамбов, причём красный гарнизон города сдался без боя. Горожане и крестьяне окрестных деревень встретили казаков торжественными манифестациями. Были и трёхцветные национальные флаги над толпой (чудом сохранившиеся, как отмечает Цветков, ибо красные за их хранение расстреливали), и хлеб-соль по русскому обычаю. Вечером, во время праздничного концерта, данного местными силами в честь белых освободителей, Мамантов выступил перед большим скоплением народа - и говорил о вещах, ничего общего не имеющих с образом недисциплинированного "казака-разбойника", каковым его можно было бы счесть со слов Врангеля. А говорил Мамантов о том, что приход белых ещё не означает полного освобождения от "прелестей" советской власти, что корпус долго в Тамбове не задержится, что тамбовчанам, если уж они не хотят повторения ужасов красного террора, стоит озаботиться созданием собственных дружим самообороны, а он, Мамантов, охотно поможет этим дружинам оружием. Таким образом, поведение Мамантова в Тамбове красноречиво подтверждает правоту Егорова: Константин Константинович действительно искал не "добычи", а свержения большевистской власти, и рассчитывал в достижении этой цели на народное восстание. Как крестьяне, так и тамбовские рабочие слушали речи белого генерала сочувственно и массово записывались в создаваемые им дружины охраны общественного порядка. Но когда мамантовцы  покинули город и на смену им снова пришли большевики, никто и не помыслил о сопротивлении...




Мамантов в Тамбове. 1919 год.


Сдавшиеся же в Тамбове красноармейцы составили пехоту корпуса Мамантова - Константин Константинович сформировал из них Тульскую дивизию ВСЮР, которая в дальнейшем неплохо сражалась на стороне белых. Факт создания такого вооружённого формирования, несомненно, мы также должны записать "в плюс" Мамантову.

После взятия Тамбова Мамантов двинул свой корпус на Козлов. Козлов (ныне Мичуринск) был крупным торговым центром в Тамбовской губернии, туда свозили продукты своего хозяйства окрестные крестьяне. Козлов имел важность и как крупный транспортный узел. Можно, конечно, интерпретировать поход Мамантова на Козлов как "поиск добычи", однако не будем забывать, что именно там, в Козлове, располагался штаб Южного фронта красных. То есть, Константина Константиновича город влёк в первую очередь из-за его военного значения. Стоит отметить, что ещё 16 августа (Тамбов ещё не взят!) мамантовцы прервали телеграфное сообщение Тамбова с Козловом и взорвали железнодорожный мост на линии Тамбов - Козлов. То есть, ещё до взятия Тамбова Мамантов имел в виду идти на Козлов. А это значит, что его движения в красных тылах подчинялись общей стратегической идее.





Красные осматривают железнодорожный мост, взорванный мамантовцами. 1919 год.





20 августа белые овладели станцией Пушкари, на которой уничтожили артиллерийскую базу. Более 200 тысяч артиллерийских снарядов, предназначавшихся для красного фронта, взлетели на воздух. По-моему, несомненный ущерб именно для боевой силы врага. Штаб Южного фронта, не оказывая сопротивления, спешно бежал из Козлова, и город был занят казаками 9-й казачьей дивизии генерала А.С. Секретева. 26 августа был взят Богоявленск, 27-го три сотни казаков подошли к Ранненбургу Рязанской губернии - этот город стал ближайшей к Москве точкой Мамантовского рейда. И везде в первую очередь портили связь и взрывали железные дороги. То есть, казаки Мамантова в красном тылу вели себя как классические партизаны, стремясь в первую очередь парализовать управление и подвоз резервов к фронту. Судя по воспоминаниям Егорова, это им удалось.

Сам же Мамантов с двумя дивизиями взял Елец. И снова - без боя. И снова жители встречали его с музыкой и с флагами. Наступление мамантовцев на Елец оказалось столь стремительным, что советские учреждения не успели не только организовать оборону, но и разбежаться, и были захвачены казаками. И что же Мамантов делает в Ельце? А он снова стремится в первую очередь уничтожить находящиеся там военные объекты. Например, снарядный склад. На это нужно время - и корпус Мамантова задерживается в Ельце на несколько дней. 4 сентября Мамантов получил категорический приказ командования возвращаться и повернул от Ельца на юг. 5 сентября казаки заняли Задонск. В тот же день передовые сотни корпуса взорвали железнодорожные линии Воронеж - Грязи и Грязи - Липецк.




Разгромленная мамантовцами железнодорожная станция. Хорошо видны сожжённые большевистские эшелоны.





И только после этого темпы рейда сократились. До 5 сентября казаки двигались стремительно - по 80 вёрст в сутки, зачастую даже не спешиваясь на ночь. Их задачей было не дать красным эвакуировать военные грузы, уничтожить их - а потому их командир торопился. Теперь, когда основные задачи рейда были выполнены, а корпус получил категорический приказ возвращаться, можно было не спешить. Именно теперь, после Задонска, появляется пресловутый обоз с трофеями ("богатыми подарками Тихому Дону", как писал Мамантов), растянувшийся на 30 вёрст. Тем не менее, своей боеспособности корпус отнюдь не утратил. Более того: именно после Задонска начинаются активные боевые действия. Почти сутки белые вели бой за овладение станцией Касторной и в итоге заняли её, разбив три полка "коммунаров" под командованием Козицкого. Затем последовал удар на Воронеж. Здесь казаки атаковали целых четыре дня - с 8 по 11 сентября, на какое-то время даже заняли город, но в итоге оказались выбиты оттуда красными. Тогда Мамантов, выставив к Воронежу заслон и выбросив по разным направлениям мелкие отряды для дезинформации противника, с основными силами обошёл Воронеж с севера и востока, после чего продолжил своё движение к югу.



Атака донских казаков.




Критики Мамантова много говорят о богатой добыче, взятой его корпусом и обременявшей его на марше. Говорят о том, что казаки везли с собой не только захваченные военные припасы, но и кучу всевозможных предметов обихода, и даже иконы и богослужебную утварь для донских храмов. Грабить, конечно, нехорошо. И легализованный грабёж, какими бы возвышенными эпитетами он ни прикрывал свою суть, дезорганизует армию. Тут можно было бы согласиться с Деникиным и Врангелем. Однако не забудем, что конфискациями имущества (как личного, так и церковного) активно занималась как раз красная сторона, так что Мамантову, чтобы обеспечить себе богатую добычу, вовсе не нужно было грабить обывателей - достаточно было забрать то, что уже награбили красные. Во всяком случае, вряд ли Мамантов, сам - верующий христианин, посмел бы грабить церкви. А если бы он и решился на столь варварский приказ, его всё равно не выполнили бы казаки, отличавшиеся истовой набожностью. Забывают критики Мамантова и о том, что захватывая города по пути своего рейда, он максимально стремился придать своему походу характер освободительного - и в частности, активно раздавал свои трофеи населению, прежде всего - продукты питания и мануфактуру.

19 сентября 1919 года Мамантов, выведя свой корпус из окружения, в которое его пытались взять красные под Воронежем, атаковал оборонявшиеся против Донской Армии красные войска, а навстречу ему ударил корпус А.Г. Шкуро из-под Старого Оскола. В результате фронт большевиков снова был прорван, и Мамантов соединился с корпусом Шкуро. Рейд завершился.






Осталось выяснить два последних вопроса. Первый - насколько всё-таки эффективен был рейд Мамантова? Да, ему удалось на какое-то время дезорганизовать управление красными войсками, отвлечь на себя довольно крупные силы и уничтожить большое число военных грузов, предназначавшихся для красных. Вопреки распространённому мнению, нанёс он и значительный ущерб живой силе противника. Однако, полностью предотвратить красное наступление Мамантову не удалось - большевики всё-таки ударили по позициям Добровольческой Армии на Харьковском направлении, вынудив её обороняться и задержав до сентября начало выполнения Московской директивы. Резервы и ресурсы красных оказались слишком велики, чтобы рейд Мамантова полностью лишил большевиков возможности наступать. А поскольку против Мамантова были высланы значительные силы (в том числе и конный корпус Будённого), красные оперативно занимали населённые пункты, оставлявшиеся белыми, и столь же оперативно восстанавливали повреждённые коммуникации. В этих условиях Деникину ничего не оставалось, как потребовать возвращения Мамантова - его корпус был нужнее на фронте. Мог ли Мамантов добиться большего, если бы, по замечанию Деникина, искал бы не добычи, а разгрома живой силы противника? Но мы только что видели, что именно разгрома живой силы противника Мамантов и искал. Все его перемещения в тылу врага диктовались военной необходимостью, а отнюдь не поисками добычи. Его расчёт делался на антибольшевистское восстание народных масс - его-то он и пытался разжечь. Но эти расчёты не оправдались - крестьянство не восстало. В этих условиях у Мамантова было больше шансов погубить корпус, нежели нанести красным больший ущерб. И неудачные бои под Воронежем это лишний раз подтверждают.

Наконец, стоит разобраться и с возможностью Мамантова овладеть Москвой, на что очень рассчитывала белоказачья пресса. Теоретически - да, Мамантов мог, продолжая движение на север, взять Москву. Однако мы видели, что по мере движения его корпуса оставляемые им города немедленно занимались красными, собранные же Мамантовым местные ополчения нигде не смогли оказать большевикам достойного сопротивления. Да, народ ненавидел большевиков, да, приветствовал Мамантова как освободителя - но воевать с большевиками и нести на себе тяготы войны народ был не готов. В этих условиях Мамантов мог занять Москву - но тут же оказался бы в плотном вражеском окружении. Боеприпасы у его корпуса быстро иссякли бы, и после этого у него остался бы один выбор - сдаться на милость победителя (а какой будет эта "милость", никто в корпусе не сомневался) или вырываться из Москвы и пробиваться к своим. В гораздо более тяжёлых условиях и через гораздо большие расстояния, чем мы видели в реальности. Вот если бы собранные Мамантовым ополчения проявляли стойкость - тогда у белоказаков появлялся бы реальный шанс. Но стойкости не было - а значит, Мамантов сделал всё, что он был в состоянии сделать.

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Казачество, Константин Мамантов
Subscribe

Posts from This Journal “Казачество” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment