Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Крылья Врангеля

Описывая бои за Великокняжескую и Царицын, Пётр Николаевич Врангель с особой теплотой отзывается о белых лётчиках, чьи бомбовые удары по большевикам немало помогли его армии в наступлении. И среди множества белых авиаторов Врангель особо выделил их командира - Вячеслава Матвеевича Ткачёва. Я решил немного поискать информацию об этом человеке, и неожиданно обнаружил, что он - сам по себе архиинтересная личность. И пройти мимо такой фигуры в год столетия Гражданской войны в России было бы несправедливо. Впрочем, обо всём по порядку.







Ткачёв Вячеслав Матвеевич


Вячеслав Матвеевич Ткачёв родился 24 сентября (6 октября) 1885 года в станице Келермесской Майкопского отдела Кубанской области, в старинной казачьей семье. Отец будущего белого авиадарма был ветераном Крымской войны и дослужился до чина войскового старшины (аналог подполковника в казачьих войсках). Казалось бы, сын казака был с детства предназначен к тому, чтобы стать лихим кавалеристом. Но мальчик с раннего детства отличался любознательностью...

В 1904 году Вячеслав Матвеевич окончил Нижегородский графа Аракчеева кадетский корпус и поступил в Константиновское артиллерийское училище. Именно артиллеристы в XIX - начале ХХ веков считались наиболее образованной частью русского (да и вообще всякого) офицерства. К тому же, изучая артиллерийское дело, Ткачёв не порывал с родным Кубанским казачьим войском: у казаков была своя артиллерия. Окончив училище в 1906 году, Ткачёв определился на службу во 2-ю Кубанскую казачью батарею, два года спустя - в 1908-м - переведён в 5-ю батарею. 6 мая 1909 года по выслуге лет Ткачёв был произведён в сотники. Затем он решил попробовать свои силы на ниве преподавания и поступил офицером-воспитателем в Одесский кадетский корпус. Шёл 1910 год. В пору своей работы в кадетском корпусе молодой казачий офицер впервые в жизне увидел в воздухе аэроплан - и с тех пор буквально "заболел" авиацией.

В 1911 году Вячеслав Матвеевич добивается разрешения пройти курсы гражданских пилотов в школе Одесского аэроклуба. Однако, получив диплом, Ткачёв на этом не успокаивается. Гражданская авиация в 1911-м году делала только первые шаги, представляя из себя не столько важную отрасль экономики (каковой она является ныне), сколько вид спорта. А Ткачёв искал призвания, а не развлечений. Едва получив диплом, он добивается разрешения учиться в Севастопольской военной авиационной школе, которую через год заканчивает с отличием.




В.М. Ткачёв в 1911 году.

В.М. Ткачёв (стоит второй слева) среди учеников Одесской авиашколы и начальства Одесского военного округа.





В 1913-м году Ткачёва переводят в 11-й авиаотряд, дислоцировавшийся в Киеве, где его сослуживцем оказывается знаменитый Пётр Николаевич Нестеров. Два лётчика, страстно болеющие авиацией, быстро сдружились. Ткачёв лично был свидетелем, как Нестеров впервые в истории авиации выполнил мёртвую петлю. Примечательно, что Нестеров и Ткачёв были однокашниками - Пётр Николаевич тоже учился в Нижегородском кадетском корпусе, который закончил одновременно с Ткачёвым - в 1904 году.

В октябре 1913 года Ткачёв на "ньюпоре" совершил дальний перелёт по маршруту Киев - Одесса - Керчь - Тамань - Екатеринодар, за который удостоился золотого знака от Киевского общества воздухоплавания. Перелёт происходил в сложнейших погодных условиях: осенние холода, туман, постоянные дожди, но Ткачёв блестяще выполнил задачу, доказав тем самым, что даже в нелётную погоду боевое применение авиации возможно.

В марте 1914 года Ткачёва назначают командиром 20-го корпусного авиаотряда, входившего в состав 4-й армии. В тот период приближение большой европейской войны отчётливо ощущали все, кто держал руку на пульсе политической жизни. Так что, когда она разразилась, Ткачёв был морально готов. Уже на начальном периоде войны он совершил несколько важных для русской армии разведывательных полётов: на самые рискованные вылеты Ткачёв подчинённых не пускал, летал сам. Во время одного из дальних рейдов за линию фронта ему удалось обнаружить большое скопление вражеских войск, но на обратном пути осколок зенитного снаряда пробил маслобак. Это грозило остановкой двигателя, что означало посадку на территории врага и плен. Ткачёв, однако, сумел избежать столь печального исхода - дотянувшись ногой до маслобака, он заткнул пробоину носком ботинка и в такой неудобной позе сумел довести самолёт до своего аэродрома. Сведения о сосредоточении немецких войск ушли по назначению. За этот подвиг 24 ноября 1914 года Ткачёв был награждён Орденом Святого Георгия IV степени.




В.М. Ткачёв в кабине своего "ньюпора"





В декабре 1914 года Ткачёв, имея из вооружения только личный револьвер "наган", атаковал немецкий аэроплат "Альбатрос" и заставил его ретироваться. В период с 4 по 7 июля 1915 года он неоднократно вылетал на разведку, 4 июля ему снова удалось вскрыть сосредоточение крупной вражеской группировки, сведения о которой он передал русскому командованию. Тогда же он, первым из русских лётчиков, встретился с немецким аэропланом, вооружённым пулемётом, атаковал его и обратил в бегство. А 1 августа 1916 года он атаковал австрийский самолёт "авиатик", причём сбил так, что и сам аппарат, и оба лётчика живыми оказались захвачены русскими войсками. Правда, Вячеслав Кондратьев (vikond65) утверждает, что русские войска с земли лишь зафиксировали падение австрийского аэроплана, так что захват лётчиков живьём следует считать спорным.

Вскоре после этого случая командование приходит к выводу, что руководство корпусным авиаотрядом для Ткачёва - слишком мелкий масштаб. Вячеслав Матвеевич получает под начало первое в истории русских ВВС относительно крупное авиационное соединений - 1-ю боевую авиагруппу, состоящую из трёх авиаотрядов. Эти отряды уже комплектовались специализированными самолётами-истребителями, имевшими бортовое пулемётное вооружение. А главная задача, которую командование ставило перед авиагруппой, состояла в прикрытии с воздуха русских наземных войск. Истребители должны были препятствовать вражеским бомбардировщикам наносить удары по русским войскам, а также защищать в воздухе наши авиаразведчики и бомбардировщики.

И по свидетельству Вячеслава Кондратьева, группа справилась с этими задачами блестяще. С сентября 1916 года немцам пришлось прекратить бомбардировки русских войск в районе Луцка, где дислоцировалась 1-я боевая авиагруппа. За два месяца лётчики группы сбили более десятка вражеских аэропланов.




В.М. Ткачёв ставит задачу лётчику. Фото 1915 года.




В начале 1917 года Ткачёв решил обобщить свой немалый уже к тому времени боевой опыт, облечь его в теоретические положения, чтобы повысить эффективность боевого применения авиации на всех фронтах, где дралась Русская Армия. Он пишет книгу, которую назвал "Материал по тактике воздушного боя". В этой монографии Ткачёв сформулировал основы стратегии и тактики истребительной авиации и практические приёмы воздушного боя. Стоит отметить, что эта книга стала первым подобным пособием в Российской Армии.

Командование по достоинству отметило заслуги Ткачёва. В январе 1917 года он становится инспектором авиации Юго-Западного фронта, а в июне, уже при "временном правительстве" - начальником полевого управления авиации и воздухоплавания. Надо сказать, что период командования Ткачёва стал самым успешным периодом в истории русской авиации Первой Мировой войны. "За несколько месяцев, - отмечает Вячеслав Кондратьев, - русские лётчики сбили больше самолётов, чем за три предшествующих года войны". Несомненно, в этом есть и заслуга командующего. Хотя стоит отметить, что и техника не стояла на месте, Первую Мировую войну русская авиация встретила полностью безоружной, командование категорически не рассматривало возможности боя между самолётами в воздухе. Однако боевая обстановка внесла свои коррективы и вынудила разрабатывать специализированные авиационные пулемёты.

Авиация дольше наземных частей сохраняла дисциплину. Даже в ноябре 1917 года, когда пехота активно браталась с противником, бросала оружие и разбредалась, куда глаза глядят, лётчики продолжали летать на боевые задания и сбивать вражеские самолёты. Однако долго так продолжаться не могло: захватившие власть пораженцы-большевики взяли курс на скорейший выход России из войны. Ценой унизительной капитуляции... То, что прежнее командование ставило Ткачёву в заслугу, в одночасье стало преступлением. Прапорщик Крыленко, отправившийся на фронт, чтобы принять верховное командование, имел на руках приказ об аресте Ткачёва - прославленного лётчика даже не собирались спрашивать, принимает ли он новую власть. "Захват Ставки большевиками поставил меня в безвыходное положение, - писал по этому поводу В.М. Ткачёв. - Передо мной стояла проблема: подчиниться Крыленко и таким образом принять участие в том государственном разрушении, которое несут с собой захватчики власти, или же отдать себя на милость победителей, выразив им свое неподчинение. Впрочем, решение данного вопроса первым способом не могло иметь места, так как, по имевшимся у меня данным, я должен был быть арестованным даже независимо от того, подчинюсь я самозванцу Крыленко или нет".




В.М. Ткачёв. Фото 1917 года.




В таких условиях у Ткачёва остался только один способ выжить - пробираться на Юг, к Алексееву. Выбор Вячеслава Матвеевича в наступающей Гражданской войне в пользу белых был предопределён: и по отношению к славе русского оружия, и по отношению к достижениям целой плеяды военных специалистов, трудившихся над укреплением военной мощи страны, и по отношению к самим этим специалистам большевики вели себя как вандалы, А с вандалами нужно было бороться.

Ткачёв переоделся в солдатскую форму и двинулся на юг. По пути его дважды арестовывали. И дважды отважный лётчик бежал из-под ареста: большевики ещё не научились толком охранять своих узников. В начале 1918 года он добрался до родной Кубани, где вступил в белый партизанский отряд. С этим отрядом он принял участие (на правах рядового бойца, будучи уже полковником!) в нескольких сражениях с войсками Северо-Кавказской советской республики. Прикрывая переправу через Кубань отряда В.Л. Покровского, отряд был окружён красными, и Вячеслав Матвеевич оказался в плену. Содержали его в Майкопской тюрьме четыре месяца, после чего Майкоп был занят Добровольческой Армией генерала Деникина, и Ткачёв, наконец-то, оказался среди своих.

Поскольку на тот момент своей авиации у белых добровольцев ещё не было, Кубанская рада решает направить Ткачёва на Украину для переговоров с гетманом Скоропадским. Неизвестно, что было предметом переговоров и добился ли успеха Ткачёв, но по своей собственной - авиационной - части он успеха явно добился. Украинская Держава согласилась предоставить Ткачёву необходимое авиационное имущество, так что Ткачёв, вернувшись на Кубань, немедленно приступил к организации 1-го Кубанского авиаотряда.






В.М. Ткачёв (в центре) среди лётчиков 1-го Кубанского авиаотряда белых. 1919 год.





Вскоре белые освободили Новороссийск, и на вооружение отряда стали поступать английские аэропланы. К маю 1919 года в составе 1-го Кубанского авиаотряда уже было около десятка боеспособных машин. С этой техникой Ткачёв принял участие в Великокняжеской, а затем и в Царицынской операциях Врангеля. Под Великокняжеской авиация Ткачёва нанесла бомбардировочный удар по коннице Думенко, что вызвало в рядах большевиков панику. Великокняжеская была взята, и перед белыми войсками открылся путь на Царицын. На пути к Царицыну Ткачёв лично штурмовал оборонительные рубежи красных и был ранен пулей с земли. И снова, как в далёком уже 1914-м, сумел дотянуть самолёт до своих. Ткачёва отправили в госпиталь, но он быстро поправился и  успел вернуться к моменту решающего штурма Царицына. И снова лётчики Ткачёва летали на штурмовку и бомбардировку большевистских укреплённых позиций, а когда красные начали в беспорядке откатываться к Камышину, бомбили их колонны на походе, сея панику и нанося врагу урон в живой силе.

После взятия Царицына за счёт аэропланов, захваченных у красных, авиаотряд Ткачёва развернули в авиадивизион. Ткачёв продолжал командовать новой частью на протяжении всего похода белых на Москву. Однако осенью 1919 года Деникин понёс тяжёлое поражение, и его ВСЮР отошли в Крым.

В Крыму произошла смена белого командования. Место Деникина занял П.Н. Врангель. Пётр Николаевич подвигов Ткачёва под Великокняжеской и Царицыном не забыл, и потому 14 апреля 1920 года назначил его командовать всей белой авиацией. Начальник авиации действующей армии - сокращённо "авиадарм". Однажды Ткачёв уже занимал эту должность - летом и осенью 1917-го. Правда, теперь силы его  авиации были несоизмеримо скромнее, чем на фронтах Первой Мировой - всего 35 самолётов, но ведь недаром Суворов наставлял: "Воюй не числом, а умением"! Буквально накануне своего назначения, 13 апреля 1920 года, 12 аэропланов под командованием Ткачёва атаковали с воздуха дивизию красных, прорвавшихся через Перекоп, и полностью рассеяли её. Крым в результате остался за белыми.

Ткачёв, получив соответствующие его новой должности генеральские погоны, с головой ушёл в работу. Под его руководством скромные военно-воздушные силы ВСЮР стали по-настоящему грозной силой. "Ткачев уделял много времени боевой подготовке пилотов, - пишет Вячеслав Кондратьев, - обучению их умению летать строем и слаженно действовать в группе, точно следуя приказам командира. Для лучшей заметности в воздухе командирские машины получили особые цветные обозначения (яркая окраска капотов и широкие полосы вокруг фюзеляжей). Кроме того, каждый авиаотряд получил собственные, "элементы быстрой идентификации" в виде индивидуальной раскраски рулей поворота (разноцветными полосами, черно-белыми квадратами и т.д.)". Поскольку радиосвязь на самолётах в годы Гражданской войны отсутствовала, Ткачёв разработал способ связи авиации с наземными войсками с помощью визуальных сигналов. Это повысило эффективность взаимодействия лётчиков с наземными войсками. Кстати, впервые радиостанции на самолёты были установлены именно в частях, подчинённых В.М. Ткачёву.

При этом белым лётчикам приходилось почти непрерывно участвовать в боях. Только за два дня - 7 и 8 июня 1920 года - белые лётчики совершили 150 боевых вылетов на разведку и бомбардировку. Когда же большевистские части, не выдержавшие натиска белогвардейских войск, покатились на север, освобождая врангелевцам выход из Крыма, авиация Ткачёва взяла на себя роль кавалерии. Самолёты белых без труда нагоняли отступающие большевистские части, поливая пулемётными очередями и засыпая бомбами пходные колонны и обозы, окончательно расстраивая красные части, превращая отступление большевиков в неорганизованное бегство. Особенно досталось красным под Каховкой, где, по свидетельству того же В. Кондратьева, скопились в ожидании переправы через Днепр более 10 тысяч красноармейцев и около 8 тысяч повозок. За эти бои Врангель наградил Ткачёва только что учреждённым Орденом Николая Чудотворца.




В.М. Ткачёв - генерал Белой Армии




Когда в конце июня конница Жлобы прорвала белый фронт и попыталась отрезать белые части в Северной Таврии от Крыма, Врангель обратился за помощью к Ткачёву. Ткачёв поднял в воздух 13 бомбардировщиков "Де Хевиленд" и лично повёл их на красных. Когда конница Жлобы расположилась на ночлег, Ткачёв атаковал её расположение с воздуха. На головы ничего не ожидавших красноармейцев посыпались бомбы. Первые же взрывы настолько перепугали лошадей, что они шарахнулись врассыпную. Лошади топтали своих седоков, опрокидывали тачанки и артиллерийские повозки и метались по лагерю. А белые лётчики  с воздуха поливали свинцом красных, тщетно пытавшихся переловить своих лошадей.

Когда белые улетели, Жлоба кое-как сумел привести в порядок свои потрёпанные части. Но тут Ткачёв со своими бомбардировщиками обрушил на его войска второй бомбовый удар. А затем и третий. В итоге большевики в полном расстройстве бежали на восток и северо-восток, побросав всю артиллерию и тачанки. К 3-му июля корпус Жлобы перестал существовать как организованная военная сила. Это поражение, нанесённое Ткачёвым красным, стало не только наивысшим успехом белой авиации, но и крупнейшим успехом авиации за всю первую четверть ХХ столетия. По сути авиаторы впервые оказали решающее влияние на ход крупной операции. Это, кстати, признавали и красные, заставив своих курсантов изучать опыт Ткачёва как удачный пример тактики авиации против наземных войск.

В августе 1920 года Врангель бросил авиацию Ткачёва против Каховкского плацдарма. Но здесь белого авиадарма постигла неудача: пулемёты и мелкие бомбы, имевшиеся у него на вооружении, оказались бессильны против глубоких окопов, блиндажей и защищённых артиллерийских позиций, оборудованных будущим героем Великой Отечественной Д.М. Карбышевым. К тому же приспособлений для прицельного бомбометания тогдашняя авиация ещё не имела, бомбы бросались "на глазок", что приводило к частым промахам. К тому же белые, участвуя в непрерывных боях, а свободное от боёв время посвящая учениям, не имели возможности ремонтировать свои самолёты, и техника ветшала. А подвоз новой техники и запчастей от западных союзников к лету 1919 года полностью прекратился. В конце концов Ткачёв принял верное решение и переключил своих лётчиков на ночные бомбовые удары по переправам через Днепр, по которым шло снабжение Каховского плацдарма.


Врангелевские лётчики у своего аэроплана.



В финальных, осенних боях Врангелевской армии авиация практически не участвовала. Ветхость самолётов и острая нехватка горючего не позволили белым даже толком организовать авиаразведку, что стало не последним фактором успехов 1-й Конной Армии С.М. Будённого в осенних боях против Врангеля. Три четверти самолётов Русской Армии пришлось бросить в Северной Таврии при отходе в Крым, остальные стали добычей большевиков после падения Перекопских и Юшуньских позиций.

15 ноября 1920 года армия Врангеля покинула Крым. Вместе со своими боевыми соратниками отбыл в эмиграцию и Ткачёв. "Авиатор без дела не останется", - говорил он. Но для себя тогда же принял важное решение: никогда не служить тому государству, которое будет воевать с Россией. Даже с Россией большевистской.  В эмиграции Ткачёв создаёт и возглавляет Общество воздушного флота в составе РОВС, а также много работает с организацией "Русские соколы" - молодёжной военно-патриотической организацией, ставившей своей целью физическое и духовное совершенствование. Поскольку армия формально не распускалась, Ткачёв продолжал получать и новые чины, став к 1927-му году полным генералом. Правда, тут возникла некоторая заминка: в Русской Императорской Армии имелись чины генерала от инфантерии, генерала от кавалерии и генерала от артиллерии, Ткачёв же практически всю сознательную жизнь отдал военно-воздушным силам. В результате для него был учреждён так и оставшийся с тех пор уникальным чин генерала от авиации. После Ткачёва пожалований в этот чин больше не производилось.

Когда в 1941 году гитлеровская Германия напала на Советский Союз, многие белоэмигранты увидели в этом возможность снова скрестить оружие с большевиками. А в оккупированной нацистами Югославии к этому времени уже успел возникнуть Русский Охранный корпус СС, занимавшийся борьбой с местными партизанами. Поначалу Ткачёв принимает участие в его деятельности. А также преподаёт в Белграде тактику военно-воздушных сил на Высших военно-научных курсах генерала Н.Н. Головина. Однако по мере того, как Ткачёву становятся известны преступления нацистских оккупантов над мирным населением, гонения, развёрнутые оккупантами в Сербии против Православной Церкви, а возможно - и зверства нацистов на оккупированных территориях СССР и в концлагерях (вспомним, что А.И. Деникин, находясь в эмиграции, активно изобличал преступления нацистских оккупантов), 60-летнего ветерана начинают посещать угрызения совести. Свои сомнения он поверяет дневнику. Когда-то Вячеслав Матвеевич пришёл в ряды Белой Армии, движимый исключительно патриотическими чувствами, и нисколько об этом не сожалел. Но теперь получалось, что во имя верности старым соратникам он оказывался вынужден вести войну против своего Отечества, на стороне иноземных захватчиков, которые вовсе не стремились освобождать Россию от большевизма, а мечтали лишь о вящем её закабалении. В итоге Ткачёв решительно порывает не только с коллаборационизмом, но и вообще с любой антисоветской деятельностью. Бывший авиадарм устраивается учителем в школу и многократно отвергает любые предложения немецких оккупантов о сотрудничестве. В 1944 году, когда Красная Армия вырвалась за пределы СССР и двинулась в Освободительный поход в Европу, соратники по белой борьбе начали предлагать Ткачёву покинуть Югославию. Но Ткачёв отказался наотрез, заявив: "Пусть лучше расстреляют свои, чем искать прибежище в стане врага".

20 октября 1944 года Ткачёв, как активный участник Белого Движения, был арестован СМЕРШем. Последовал суд и приговор: 10 лет заключения. Жену Ткачёва СМЕРШевцы не тронули, и она смогла перебраться в Париж. Ткачёв же 11 февраля 1955 года вышел на свободу и поселился в Краснодаре. Там он работал в артели переплётчиков и писал мемуары. Его книга о П.Н. Нестерове увидела свет уже при жизни автора. Вторую книгу напечатанной Ткачёв уже не увидел: "Крылья России: воспоминания о прошлом русской военной авиации 1910-1917 гг." вышла уже после его кончины. Примечательно, что жена сумела выйти с ним на связь, приглашала переехать к ней в Париж, обещала содействие в оформлении документов на эмиграцию. Ответ Ткачёва гласил: «Мне слишком тяжело далось возвращение на Родину, и я не хочу вновь ее потерять. Лучше ты ко мне приезжай». Жена, однако, приехать в советский "рай" с коммуналкой в полуподвальном помещении не рискнула, и более супруги не виделись. Скончался Ткачёв 25 марта 1965 года. Сегодня на доме, где прошли последние годы его жизни установлена мемориальная доска.



Мемориальная доска в Краснодаре в память о В.М. Ткачёве.



__________________________
При написании статьи использованы:
1) Статья Вячеслава Кондратьева (vikond65) "Белый авиадарм генерал авиации Вячеслав Матвеевич Ткачёв".
2) Биографическая статья о Ткачёве на сайте "Авиару.РФ"

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Казачество, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

Posts from This Journal “Белые” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments