Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Врангель и нацисты

"Будь жив теперь наш генерал Врангель, он, не задумываясь, пошёл бы с немцами", - писал в августе 1941 года эмигрант-коллаборационист М.М. Зинкевич. Понять его можно - имя Врангеля в рядах белой эмиграции было окружено безоговорочным почитанием, не удивительно, что те, кто поверил в "крестовый поход против большевизма" и продал свою душу злейшим врагам России  за призрак скорого победоносного возвращения на Родину (так в итоге и не состоявшегося), мечтали бы видеть в своих рядах своего обожаемого главнокомандующего. Но Врангель скончался в 1928 году, за пять лет до прихода нацистов к власти и за 13 лет до начала гитлеровского вторжения в СССР. Мечты коллаборационистов понятны - но не менее от этого безосновательны.








Лично я абсолютно убеждён: будь Пётр Николаевич Врангель жив в 1941-м году, масштабы сотрудничества чинов РОВС с гитлеровцами были бы на порядок меньше. Пётр Николаевич не только сам не "пошёл бы с немцами", но и Зинкевичу строжайше приказал бы сидеть тихо и не позориться или покинуть организацию. В отличие от коллаборационистов, провозглашавших "Хоть с чёртом - лишь бы против большевиков", - политическое кредо Врангеля было несколько иным: "С кем хочешь - но за Россию!" Согласитесь, "за Россию" и "против большевиков" - это всё же не совсем одно и то же.
Да, в годы Гражданской войны Врангель не видел ничего предосудительного в "германской ориентации". Да, в 1920-м году он был готов выступить единым фронтом и с поляками, и с петлюровцами - но только до тех пор, пока это не вступало в противоречие с национальными интересами России. Именно с позиций национальных интересов России Врангель не признавал для себя возможным входить в какие бы то ни было формальные соглашения с поляками, воспользовавшимися Русской Смутой для того, чтобы отторгнуть в свою пользу как можно больше русских земель. Да, Врангель мечтал о возобновлении борьбы против большевиков и именно с этой целью старался сберечь кадры русской Белой Армии. Но рассчёт Врангеля был не на вторжение иноземных захватчиков, которым РОВС должен был бы служить, а на то, что сам русский народ, накушавшись всласть большевистских экспериментов, восстанет против поработителей - и вот тогда на помощь восставшему, но плохо вооружённому и ещё хуже подготовленному русскому народу придёт Белая Армия. Не случайно Врангель пытался добиться от Антанты, чтобы его войска переправили обратно в Россию - то на помощь Антоновскому восстанию, то на выручку кронштадтским матросам. Увы, ни то, ни другое выступление не вылилось во всенародное антибольшевистское восстание. А западным "союзникам" антикоммунистическая Россия, олицетворяемая Врангелем, была уже не нужна.

Было ли в России народное антисоветское восстание в июне 1941-го, или хоть что-то на него похожее? Нет и ещё раз нет. Был массовый героизм народа, понимавшего, что немцы идут в Россию не как освободители, а как захватчики. Народ отложил счёты с большевистской властью на потом во имя избавления от внешнего врага. Повёл бы Врангель свою армию в таких условиях в Россию, окончательно дискредитируя идею своей борьбы? Не уверен.

Не забудем также, что, согласно "Положению о Русском Общевоинском Союзе", "Основным принципом Русского общевоинского союза является беззаветное служение Родине, непримиримая борьба против коммунизма и всех тех, кто работает на расчленение России" (выделено мной - М.М.). Учитывая, что в планы Гитлера входило расчленение России на четыре никак не связанных друг с другом "рейхскомиссариата", что русских планировалось активно стравливать друг с другом, а Сибирь с её богатствами - и вовсе подарить японцам, то поддержка гитлеровской агрессии со стороны изначального, врангелевского РОВС выглядит какой-то малонаучной фантастикой.




Пётр Врангель с женой и чинами РОВС


Но это всё - только предположения. Решающее же, на мой взгляд, доказательство того, что Врангель ни при каких условиях не стал бы коллаборационистом, содержится в одной весьма красноречивой цитате, которую Пётр Николаевич воспроизводит в своих воспоминаниях. Вот эта фраза:

"В междоусобной войне одной части России против другой никакое иностранное командование невозможно".

Данная фраза была сказана в контексте взаимоотношений Вооружённых Сил Юга России с поляками в период Польско-Большевистской войны. "Союзники" по Антанте настаивали на чётких договорённостях между белыми и польскими войсками и на разграничении территорий, угрожая в противном случае перекрыть всякую поддержку Белого Движения. Но Врангель скорее готов согласиться на полное самообеспечение своей армии, нежели на подчинение её власти и интересам чужого государства. И не забудем, что поляки, в отличие от гитлеровцев, геноцидом русского населения не занимались.

Возможно, на какое-то время Врангель и поддался бы искушению "крестового похода против большевизма" - любой человек слаб. Но стоило бы немцам только заикнуться о том, что во главе "русской" "освободительной армии" будут стоять немецкие офицеры, а  "русский" корпус на Балканах должен принести присягу на верность непосредственно Адольфу Гитлеру - Врангель немедленно пресёк бы все переговоры с немцами. Он готов был воевать именно и только за освобождение России от большевиков, но не торить дорогу захватчикам.

Увы, в 1941 году Пётр Николаевич был уже в могиле.

Tags: Белые, Врангель, История Отечества, Эмиграция
Subscribe

Posts from This Journal “Эмиграция” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment