Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

И грянул гром

1 сентября 1939 года, ровно 80 лет тому назад, с вероломного нападения гитлеровской Германии на Польшу началась Вторая Мировая война. Вторжению предшествовала подлая провокация: группа эсэсовцев, переодетых в польскую военную форму, захватила радиостанцию в пограничном городе Глейвице, постреляли перед микрофонами в воздух, после чего зачитали на польском языке текст, призывавший к войне с Германией. Рано утром 1 сентября 1939 года германский линкор "Шлезвиг-Гольштейн", стоявший на рейде Гданьска, обстрелял польскую крепость Вестерплатте. Немецкая агрессия началась.






Самое известное фото о начале Второй Мировой войны.





Примечательно, что СССР, который сегодня на Западе стараются выставить не просто "соучастником Гитлера в развязывании Второй Мировой войны", но чуть ли не главным виновником этой войны, никакого участия в этом нашествии не принял. Советские войска вступили на территории, формально принадлежавшие Польше, только 17 сентября, когда участь польского государства фактически уже была предрешена, польское правительство бежало из страны, а войска вермахта осаждали Варшаву. Советский Союз лишь вернул себе исконно русские земли, утраченные в ходе смуты 1917 - 1922 гг. по результатам Польско-Большевистской войны и Рижского мира. И ни единым выстрелом не помог немцам, которые к тому моменту уже фактически выиграли войну. Между тем, с союзниками гитлеровской Германии советские войска к тому времени уже активно воевали - на Азиатско-Тихоокеанском ТВД: как раз в это самое время завершалась Битва при Халхин-Голе. Так что отнюдь не случайно Англия и Франция, объявившие 3 сентября 1939 года войну немецко-фашистским агрессорам, не сделали того же самого в отношении Советского Союза.

Нападение на Польшу явилось со стороны Германии не "выполнением преступных договорённостей с преступным сталинским режимом", а продолжением всё того же "дранг-нах-остен", что и годичной давности аннексия Чехословакии. План нападения на Польшу - пресловутый план "Вайс" - Гитлер утвердил ещё в марте 1939 года, когда ни о каком "пакте Молотова - Риббентропа" не было и речи. 11 августа 1939 года - опять-таки, задолго до подписания пресловутого пакта - Риббентроп на прямой вопрос "Что же вам нужно от Польши - Данциг или коридор?" - с предельной откровенностью ответил: "Ни то, ни другое. Нам нужна война!"

Гитлер просто подстраховался со всех сторон: СССР был лишён возможности поддержать Польшу после отказа польского правительства от договорённостей по коллективной безопасности (что, собственно, и вынудило советское правительство пойти на Пакт Молотова-Риббентропа), а на нейтралитет Англии и Франции нацисты могли рассчитывать, поскольку западные демократии сами были не прочь направить немецкую агрессию на восток, против России, чтобы столкнуть Германию и СССР лбами и воцариться над Европой на руинах двух своих геополитических противников. Вот только независимость и территориальная целостность Польши гарантировались международными договорами, под которыми стояли подписи руководителей Великобритании и Франции. В результате получалось, что отказ от поддержки Польши автоматически означал для западных демократий отказ от собственного статуса крупных геополитических игроков. Ни в Лондоне, ни в Париже с этим смириться, разумеется, не могли. В итоге война Германии против Польши мгновенно переросла в общеевропейскую.







Германский линкор "Шлезвиг-Гольштейн" обстреливает Вестерплатте.
Первые выстрелы Большой Европейской Войны

Впрочем, поскольку следом за Польшей неизбежно должна была наступить очередь СССР, господа из Лондона и Парижа не особо рвались воевать. Уже 12 сентября 1939 года в Аббевилле состоялось совещание на уровне премьер министров (!!!) Чемберлена и Даладье, которое постановило: от наступательных действий воздерживаться до "максимальной мобилизации средств". В чём именно должна выражаться эта "максимальная мобилизация", не сформулировали. По сути - объявили войну, но не начали воевать. Даже воздушные операции против Германии свернули, хотя немцы после объявления войны Англией и Францией пребывали в растерянности, а Гитлер, рассчитывавший на нейтралитет западных демократий, буквально рвал и метал, предвидя свой скорый разгром.

Но разгром не состоялся. Вместо этого на западном фронте установилась так называемая "Странная война". Немецкие и англо-французские войска на западном фронте делали в виду друг друга утреннюю зарядку, обедали и слушали музыку в то время, как Польша истекала кровью в неравной борьбе. Французы имели 110 дивизий против 22 немецких - но предпочитали отсиживаться за укреплениями "линии Мажино", чем штурмовать куда более слабую германскую "линию Зигфрида".
Впрочем, польская армия в том роковом для Польши 1939-м сделала всё, от неё зависящее. Поляки сражались геройски - но их армии не хватило ни технической оснащённости (Польша перевооружить свою армию не успела, прославленный генерал С.П. Ровецкий, основатель польских танковых войск, лишь незадолго до войны получил приказ сформировать первую танковую бригаду), ни ресурсов (та же танковая бригада Ровецкого после нескольких дней боёв выбыла из строя по банальной причине отсутствия горючего), да и отмобилизовать свои войска перед войной поляки не успели. К концу сентября польская армия перестала существовать. Её остатки - те, кто сумел избежать гибели или плена - через Венгрию пробирались во Францию, чтобы там продолжить борьбу с немецкими захватчиками в рядах своих незадачливых союзников, так и не сумевших защитить Польшу. Или возвращались на Родину нелегально, для того, чтобы в глубоком подполье создавать новую армию - партизанскую Армию Крайову. Польша была разгромлена - но своего поражения не признала до самого конца войны. А поляки продолжали сражаться, и в конце концов часть из них приняла в апреле 1945-го участие в штурме Берлина. Впрочем, в сентябре 1939-го до этого было ещё очень далеко. И чтобы в таких сложных обстоятельствах не сдаться, не опустить руки, продолжать борьбу, которая многим казалась безнадёжной, требовалось исключительное мужество и столь же исключительный патриотизм.



Пулемётчик Войска Польского отстреливается от нацистов.
Крепость Вестерплатте, сентябрь 1939 года


В последнее время, в связи с 80-летним юбилеем начала Второй Мировой войны, снова активизировались давние споры о роли и значении Пакта Молотова - Риббентропа. Снова посыпались утверждения, будто СССР является главным виновником в развязывании Второй Мировой войны, будто без Пакта Молотова-Риббентропа Гитлер ни за что бы не решился напасть на Польшу, и вообще - Россия извечный агрессор, которого надо примерно наказать. НАТОвские агитаторы и сами не замечают, что в своём любообличительном азарте сами скатываются в совершенно гитлеровскую риторику. Масла в огонь подлила публикация сканов с архивных документов, неоспоримо доказывающих: секретные протоколы к Пакту Молотова - Риббентропа - не фальшивка. Что ж, давайте с этим вопросом разберёмся.

Прежде всего, как я уже говорил, нападение на Польшу было выражением стратегической линии нацистской Германии, которая была обозначена не только задолго до Пакта Молотова - Риббентропа, но и задолго до прихода Гитлера к власти. "Дранг нах остен" как основную направляющую идею своей политики, захват жизненного пространства на славянских территориях Гитлер сформулировал ещё в "Моей борьбе" (первый том книги вышел в 1925-м году, второй - в 1926-м). Территориальные претензии к Польше нацистская Германия также начала озвучивать задолго до подписания печально известного пакта. Таким образом, Пакт Молотова - Риббентропа ни в малейшей степени не менял планов нацистской верхушки в отношении Польши.

Удержало бы Гитлера от агрессии отсутствие договора с СССР? Сомневаюсь. Гитлер ведь знал о гарантиях, предоставленных Польше Британией и Францией, но рассчитывал на нейтралитет "западных демократий" - имея опыт Мюнхенского сговора. Работала нацистская разведка и в СССР, так что в Берлине прекрасно знали о степени готовности советских вооружённых сил к войне. Боевые действия в Испании (напомню: поддержанные СССР испанские республиканцы эту войну проиграли, и проиграли ставленникам Гитлера) лишний раз продемонстрировали слабость Красной Армии по сравнению с вермахтом. Так что на нейтралитет СССР в предстоящей войне с Польшей Гитлер мог рассчитывать безо всякого пакта - просто исходя из трезвой оценки возможностей РККА. Тем более, что правительство Польши само демонстративно отказалось от советской военной помощи. Зачем же немцам понадобился пакт? Вероятно, только для того, чтобы прервать московские переговоры СССР с Британией и Францией, исключить англо-франко-советское соглашение, которое, будь оно подписано, действительно могло бы предотвратить войну. Но в срыве этих переговоров виноват не столько СССР, сколько сами "западные демократии", надеявшиеся отсрочить большую войну, жертвуя Гитлеру государства Центральной и Восточной Европы.



Английская и французская делегации на переговорах в Москве летом 1939 года. 





Можно много говорить о том, что пакт с гитлеровской Германией стал роковой ошибкой советского руководства, но все эти разглагольствования упираются в простой вопрос: а что было бы правильным? Увы, в августе 1939-го альтернативой для СССР было только одно: не предпринимать вообще ничего. В этом случае Германия всё равно напала бы на Польшу - это входило в планы Гитлера. А затем напала бы и на СССР - но с позиций, отстоящих всего на 30 км от Ленинграда, да и на ключевом - центральном - направлении исходные позиции агрессора были бы куда ближе к жизненно важным центрам СССР. Кончиться это могло для нашей страны более, чем печально.

Напомню: СССР пытался инициировать заключение с Польшей договора о взаимопомощи. Этот договор предусматривал немедленное открытие боевых действий СССР против нацистской Германии в случае нападения последней на Польшу. Но польская стороны этот договор решительно отвергла. В ходе Московских переговоров с Британией и Францией СССР снова попытался договориться с поляками - уже при посредничестве Франции - но снова получил отказ.

Вот и представим себе, что СССР, получив известие о нападении Германии на Польшу, самовольно ввёл бы свои войска для защиты польских территорий. Прежде всего сами поляки восприняли бы такой шаг как акт неспровоцированной агрессии - со всеми, отсюда вытекающими. Поляки панически боялись угодить под русское влияние и прилагали все усилия, чтобы такого влияния не допустить. Учитывая их прошлый исторический опыт - их сложно за это осудить, но факт остаётся фактом. А кроме того - ещё неизвестно, как восприняли бы такое самовольное вторжение в Лондоне и Париже. Про то, что в сентябре 1939 года СССР банально не был готов к войне, напоминать излишне.

Разговоры же о том, что "Пакт Молотова - Риббентропа развязал нацистским агрессорам руки для завоевания Европы", полностью игнорируют географическую карту. Но стоит нам на эту карту взглянуть, как мы немедленно увидим, что у советского руководства просто не было возможности помешать гитлеровской экспансии при отсутствии системы коллективной безопасности - да-да, той самой, к созданию которой СССР стремился, но создание которой саботировали западные демократии. Политика Англии, цели которой были озвучены ещё в 1918-м году (создать по периметру границ России как можно больше агрессивно русофобских "буферных государств") к 1939-му году принесла свои ядовитые плоды. СССР просто не мог подать руку помощи европейским государствам, падавшим одно за другим под натиском тевтонских орд,ибо по всей протяжённости западной границы его отделяли от Европы государства, либо напрямую подконтрольные нацистам, завоёванные ими, либо имеющие с нацистами союзнические отношения. Ни одно из этих государств не согласилось бы добровольно пропустить через свою территорию советские войска. Путь в Швецию и Норвегию заслоняла фашистская Финляндия (с которой через два месяца с небольшим СССР схлестнулся в Зимней войне), путь во Францию лежал непосредственно через территорию Германии, путь в Грецию и Югославию преграждала фашистская Румыния и союзная немцам Турция (в период Великой Отечественной СССР был вынужден часть своих дивизий постоянно держать на турецкой границе, чтобы охлаждать воинственный пыл южного соседа). Польша (остававшаяся независимой до своего завоевания гитлеровцами) также категорически отказывалась пропускать советские войска через свою территорию. В итоге СССР, попытавшись оказать помощь государствам, терпящим крушение в результате нацистской агрессии, сам немедленно становился агрессором против третьих стран, что в отсутствии гарантий со стороны западных демократий с высокой степенью вероятности обрекало его на немецкое вторжение на свою территорию. А ведь как раз этого вторжения СССР - вследствие плохой готовности к войне своих вооружённых сил - стремился как можно дольше избегать.







Кроме того, давайте всё-таки вчитаемся в сам текст договора и дополнительных секретных протоколов. Ознакомиться с архивными подлинниками документов можно здесь. И мы увидим: ни в тексте самого договора, ни даже в тексте секретных протоколов не идёт речи ни об обязательствах Германии напасть на Польшу, ни даже об обязательствах СССР поддерживать Германию в её военных действиях. Договор-то ведь не о союзе, а всего лишь о ненападении. СССР обязался всего лишь не поддерживать ни прямо, ни косвенно ту страну, с которой Германия будет вести боевые действия, а также не присоединяться ни к каким союзам, направленным против Германии. Эти формулировки - безусловная победа немецкой дипломатии, тут и говорить нечего. Доскональное соблюдение договора советской стороной действительно давало немцам время поставить на колени всю Западную Европу. Но по сути договор лишь закреплял ситуацию, сложившуюся вокруг нашей страны к концу августа 1939 года.
Теперь обратимся к тексту секретного протокола. Вокруг него спекуляций ещё больше, чем вокруг самого Пакта. Дескать, два диктатора втайне от остального человечества сговорились и поделили мир. Но снова мы видим, что реальный текст не даёт возможности для подобных интерпретаций. Секретный протокол не обязывает СССР оказывать немцам союзническую помощь. И уж тем более не предусматривает никакого раздела мира. Согласно этому протоколу, Германия брала на себя, по сути, односторонние обязательства учитывать жизненно важные интересы СССР (точнее, России). И границы сфер этих интересов как-то подозрительно совпадают с дореволюционными границами Российской Империи за исключением Польши по Линии Керзона и Финляндии, которые протокол помещает вне сферы советских интересов. СССР оставлял за собой право в случае германской агрессии в Польше или Прибалтике присоединить к своим владениям некогда отторгнутые от России земли Западной Украины и Западной Белоруссии, Прибалтики, а также Бессарабии. При этом согласие Германии на присоединение этих территорий к СССР ни в малейшей степени не обусловливалось участием Красной Армии в завоевательных походах немцев. Как-то не тянет это на "раздел мира между двумя агрессорами". Скорее - использование благоприятных обстоятельств для восстановления исторической справедливости.



Подписание Пакта Молотова - Риббентропа




Да, Вячеслав Кондратьев (vikond65) абсолютно прав, утверждая, что Германия, поставившая под свой контроль весь промышленный потенциал Европы, подготовилась к войне лучше, чем СССР, получивший слаборазвитые в экономическом плане территории Галиции и Прибалтики. Но Германия, чьи планы изначально были агрессивными и нацеленными на мировое господство, и находилась в более выгодном положении, чем СССР, делавший ставку на внутреннее развитие и освоение собственных ресурсов. СССР, в отличие от Германии, к мировому господству не стремился. Но для страны, которой предстоит подвергнуться агрессии, отодвинуть исходные позиции агрессора от своих жизненно-важных центров  - это уже значительный результат. СССР эту задачу за счёт Пакта Молотова - Риббентропа успешно решил.

Советское руководство было готово признавать довоенные границы европейских государств без изменений - но только при условии создания системы коллективной безопасности, позволявшей СССР вести войну против агрессора на чужой территории и в составе сильной коалиции. Создать такую коалицию в 1939 году не удалось по причинам, не зависевшим от СССР. А значит, проблемы собственной безопасности нашей стране приходилось решать в одиночку. Она по мере своих возможностей эти проблемы и решила - пойдя на временный сговор с потенциальным агрессором. А попутно ещё и свои территории, отторгнутые в годы Смуты 1917 - 1922 годов, смогла вернуть. В результате те лишние несколько сотен километров территории, что присоединил к себе СССР по Пакту Молотова - Риббентропа, немцам пришлось летом 1941-го преодолевать с боями, теряя людей и технику, а главное - столь необходимое нам время. Время, которое потребовалось советским властям, чтобы эвакуировать заводы, мобилизовать резервистов, провести нужные дипломатические переговоры, а в итоге - выиграть войну. Но это не даёт, как мы видели, никаких оснований обвинять СССР в развязывании Второй Мировой войны. Не случайно бывший премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж, которого трудно заподозрить в симпатиях к СССР и вообще к какой бы то ни было России, в том сентябре 1939 года писал: "
СССР занял территории, которые не являются польскими и которые были силой захвачены Польшей после Первой мировой войны. Было бы актом преступного безумия ставить русское продвижение на одну доску с продвижением немцев". И Уинстон Черчилль, также никаких прокоммунистических симпатий не испытывавший и много сделавший, чтобы ограничить послевоенное влияние СССР, вынужден был признать, что "продвижение русских" диктовалось исключительно интересами "безопасности России против немецкой угрозы" (выделено мной - М.М.). 

Так что героям, павшим в борьбе за независимость Польши в 1939 году и позднее - честь, слава и наша благодарная память. Немецко-фашистским захватчикам и их западным "умиротворителям" - проклятия и позор. А за наших предков нам стыдиться нечего. И извиняться перед "нашими дорогими западными партнёрами" (а уж тем более - перед Самой-Небратской-Республикой, получившей в 1939 году значительные территориальные приращения, но всё равно считающей себя "жертвой советской агрессии") не за что.
Tags: Вторая Мировая война, История Отечества, Накануне Великой Отечественной, Польша
Subscribe

Posts from This Journal “Накануне Великой Отечественной” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

Posts from This Journal “Накануне Великой Отечественной” Tag