Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Зачем России была нужна Первая Мировая война?

Конец июля - начало августа 1914 года - начало Первой Мировой войны. В этом году исполняется ровно 105 лет с тех трагических событий, навсегда изменивших облик земной цивилизации. Для России эта война обернулась национальной катастрофой, крушением империи Романовых, затяжной Гражданской войной, едва не кончившейся распадом страны, а затем - установлением жесточайшей диктатуры и перестройкой государства на началах, радикально чуждых всем историческим и культурным традициям России. Это обстоятельство вновь и вновь порождает споры о целесообразности участия России в Первой Мировой войне, и как следствие - об ответственности императора Николая Второго за крушение империи.


Император Николай Второй с сыном Алексеем прибывает в Ставку. Фото времён Первой Мировой войны




Для русского патриота, а в особенности - для патриота православного тут никаких вопросов нет. Войну начала не Россия, а Германия, Россия была вынуждена защищаться. Так что для Николая Александровича альтернативой войне была только капитуляция, чего, разумеется, допустить было нельзя. Но, к большому сожалению, многие наши сограждане ещё находятся в плену коммунистических пропагандистских мифов, обвиняющих именно Россию в развязывании "мировой империалистической бойни", соответственно, находятся странные субъекты, утверждающие, будто Николай Второй исключительно в силу своей бездарности (а то и по злому умыслу) втравил Россию в войну вопреки национальным интересам России. В "монархическом" лагере ситуация ещё печальнее: там Первая Мировая война сплошь и рядом трактуется как "братоубийственная", искусственно спровоцированная английскими и французскими либералами (а то и прямо - масонами) специально для того, чтобы разрушить столь ненавистную им русскую православную монархию. Германия же рассматривается как "братское" государство и естественный союзник по той простой причине, что в Германии, как и в России, на момент 1914 года была сильная монархическая власть. Никакие геополитические соображения такими "исследователями" в расчёт не принимаются.

Что ж, очередной юбилей с начала Первой Мировой войны даёт повод снова остановиться на том, какие интересы преследовала каждая из сторон, возможно ли было для России уклониться от участия в войне и какова была в событиях 1914 года роль императора Николая.


Николай Второй с балкона Зимнего Дворца объявляет о начале Первой Мировой войны




Хронология начала войны общеизвестна. Убийство в Сараево австрийского эрцгерцога Франца-Фердинанда стало поводом для предъявления Австро-Венгрией православной Сербии унизительного ультиматума, несовместимого со статусом независимого государства. Россия решила в этом конфликте поддержать единоверных сербов, на стороне Австро-Венгрии выступила Германия. Заметим, что император Николай Второй стремился избежать конфликта, ограничиться дипломатическим давлением. Даже общая мобилизация армии была им объявлена лишь 31 июля 1914 года, хотя Австро-Венгрия объявила Сербии войну уже 28-го числа.

Альтернативой для России была капитуляция. Россия могла бы попытаться - только попытаться! - избежать войны, предоставив сербов их собственной участи. Об этом, в частности, хлопотал печально известный Гришка Распутин. Однако в этом случае Россия, демонстративно и многократно заявлявшая о своём покровительстве Православию во всём мире, а с недавнего времени - и поднявшая знамя панславизма, выглядела бы государством, не отвечающим по своим обязательствам. А с Россией, потерпевшей в 1905 году поражение в Русско-Японской войне, и так не особо считались. Достаточно вспомнить, что займ, потребовавшийся русскому правительству в результате "первой русской революции" - на подавление массовых беспорядков, компенсацию причинённого ими ущерба и последующее экономическое возрождение, Россия смогла получить только от французского правительства и не без сопротивления со стороны французских официальных кругов. Германия в предоставлении такого займа России отказала, причём отказала в предельно вызывающей форме, отказались сотрудничать с российским правительством и международный финансовый консорциум, на поддержку которого так рассчитывал граф Витте. Европейские монархические государства, которые сегодня кое-кто, явно не от большого ума, именует "братскими" (коль скоро Первая Мировая война трактуется ими как "братоубийственная"), не только не стремились поддерживать русскую монархию перед лицом революционного вызова, но явно злорадствовали в предвкушении краха Русской государственности и подсчитывали, что и в какие сроки они могут заграбастать себе в случае распада России. Термины "дранг-нах-остен" и "жизненное пространство", как справедливо указывают многие отечественные историки, появились отнюдь не в безумном мозгу Адольфа Гитлера: расширение своих владений за счёт русских территорий в Прибалтике, на Украине и на Кавказе было весьма популярной идеей в Германии кайзера Вильгельма Второго.

В 1912 году, когда разразился первый Балканский кризис, Россия уклонилась от вооружённого вмешательства в события, ограничившись, как бы сейчас сказали, гуманитарной помощью православным государствам.В итоге в Берлине и Вене вынесли заключение, что Россия к большой европейской войне не готова. Сиюминутно это привело к подрыву позиций России на Балканском полуострове (в частности, Болгария, обязанная своей независимостью исключительно России, в Первой Мировой войне выступила на стороне германского блока). Стратегически - к тому, что Германия и Австро-Венгрия начали рассматривать территорию России как объект возможной колонизации. Украина, Крым, Кавказ с их природными ресурсами, Прибалтика с её морскими портами были намечены как цель будущей германской экспансии.



На императора Николая Второго в 1914 году легла непомерно тяжёлая ответственность
за крайне сложное решение. Он изо всех сил стремился сохранить мир.
Но выбирать ему приходилось, по сути, между тяжелейшей войной с неопределённым исходом
и гарантированным уничтожением русской государственности.


Вот это, пожалуй, ключевой момент: отказ России от поддержки Сербии, на чём настаивал Распутин и о чём жалеют сегодняшние критики "профнепригодного" Николая II, нисколько не гарантировал Россию от нападения. Германия готовилась воевать, и воевать именно с Россией. Именно российские территории рассматривались берлинскими политиками как будущее "жизненное пространство", которое предстояло захватить. В германском обществе активно нагнеталась антирусская истерия (свидетелем которой, в частности, незадолго до войны оказался Алексей Брусилов). У немцев были и другие, помимо территориальных притязаний, интересы в том, чтобы развязать войну против России. После поражения России в Русско-Японской войне и первой русской революции Германия навязала русскому  правительству невыгодный для России таможенный договор в обмен на спокойствие на западных рубежах. Целый ряд отраслей русской промышленности лишался льгот в торговле с Германией. Сама же Германия беспошлинно покупала российское зерно, перерабатывала его в муку и продавала... обратно в Россию, собирая таможенную пошлину с экспорта и запрашивая грабительскую цену. Пересмотр этого кабального договора Россия планировала в 1916 году - а значит, Германии оставалось нанести удар раньше, не дав империи Романовых "соскочить" с экономического "крючка".

Разумеется, главным врагом Германии была Франция, мечтавшая о реванше за 1871 год. Франция, давно имевшая статус великой европейской державой, рассматривалась Германией как помеха номер один на пути к общеевропейской экономической гегемонии, каковой домогалась немецкая буржуазия. Стремительное промышленное развитие молодой империи в конце XIX - начала ХХ веков создавало материальный базис для такой гегемонии. Вторым противником была Англия - главная морская держава Европы, контролировавшая основные морские коммуникации и как следствие - мешавшая развитию немецкой торговли. Однако для основной толщи населения соперничество немецкой буржуазии с английской и французской было делом абсолютно неактуальным - здесь германское правительство могло не рассчитывать на широкую общественную поддержку. А вот на борьбу против России рейхстаг - и в первую очередь его левые фракции - деньги готов был выделить более, чем охотно: Россия немецкими либералами и социалистами рассматривалась как оплот азиатской деспотии, стремившийся навязать свои "отсталые" формы государственного устройства остальному миру. Очень много для утверждения подобных представлений сделали Маркс и Энгельс. А под шумок антироссийской истерии, нарастив военные расходы и форсировав армейское строительство, Германия могла бы бросить вызов и тем странам, с которыми она враждовала объективно. Так логика внутриполитической межпартийной борьбы в Германии толкала её руководство на конфликт в первую очередь с Россией.

Не будем забывать и о том, что русская армия после 1907 года вступила в полосу реформ и технического перевооружения. Создавались новые боевые корабли, в армии увеличивалось количество пулемётов, формировался новый род войск - боевая авиация, оптимизировалась структура армейских соединений и система подготовки военных кадров. Завершить эти преобразования Россия планировала к 1917 году - и этого Германия допустить не собиралась. Россию надо было нейтрализовать "на взлёте", пока она ещё не представляла из себя по-настоящему серьёзного противника. Все эти соображения заставляли Германию планировать войну с Россией, и планировать в самое ближайшее время.



Любопытное фото, на котором Николай Второй в немецкой форме,
а кайзер Вильгельм - в русской. Дружба - фройндшафт, всё такое...
Увы, в реальности отношения между двумя монархами и их странами были далеки от братских.
И вина за это лежала не на России и не на русском царе




Об этих настроениях и об этих приготовлениях Германии в России хорошо знали. И потому - готовились к войне против Германии, и искали союзников - в первую очередь среди тех держав, которые объективными обстоятельствами подталкивались к конфликту с империей Гогенцоллернов. И Максим Оськин, никакого пиетета перед Николаем Вторым не испытывающий и регулярно подчёркивающий, что союз России с Францией и Англией не соответствовал стратегическим русским интересам, всё же вынужден признать: России война была невыгодна, и Россия стремилась войны избежать, но в условиях 1914 года сделать это было невозможно, ибо агрессором в Первой Мировой войне, и формально, и по существу, выступала Германия.

России же оставалось либо сражаться, отстаивая не просто свой статус великой державы. а сам факт своего существования, либо капитулировать, смирившись с утратой большей части своих европейских территорий и с долгосрочной зависимостью от германского капитала. Да, Россия была не готова к войне, да, её ждала война с трудно предсказуемым результатом. Но в случае победы Россия сохраняла свой великодержавный статус и восстанавливала свою экономическую независимость. В случае же капитуляции России просто грозили распад и оккупация. Император Николай Второй избрал борьбу. А этот выбор, в свою очередь, предопределял союз с Англией и Францией, независимо от существовавших на тот момент разногласий между потенциальными союзниками. Увы, эти разногласия в 1917 году в итоге выстрелили по России, оказавшись для неё фатальными.



Император Николай Второй с представителями союзников по Антанте. Фото времён Первой Мировой войны




1 августа 1914 года Германия объявила войну России. Перед этим кайзер Вильгельм предъявил императору Николаю Второму ультиматум с требованием остановить мобилизацию русской армии. При этом германская армия была уже отмобилизована, а Россия, ввиду протяжённости её территории, должна была закончить свою мобилизацию только через две недели. Примечательно, что германский посол граф Пурталес, который должен был вручить российскому министру иностранных дел С.Д. Сазонову ноту об объявлении войны, получил два варианта ноты: на случай, если Россия примет ультиматум, и на случай, если Россия ультиматум отклонит. Ни одно уважающее себя независимое государство не позволяет разговаривать с собой языком ультиматумов, естественно, что германский ультиматум Россия отвергла, но это уже ничего не решало: оба варианта ноты предусматривали объявление войны. Пурталес, не считавший войну с Россией выгодной Германии, так волновался, что отдал Сазонову оба варианта ноты сразу. Теперь агрессивные германские приготовления становились исчерпывающе доказанными. России оставалось только защищаться. 6 августа войну России объявила также Австро-Венгрия. Мир скатился в четырёхлетний кровавый кошмар. Но вина за это лежала отнюдь не на императоре Николае.

Ну, и в заключении - немного о том, почему Россия рыцарски хранила верность своим союзникам по Антанте, жертвовала своими войсками и всячески уклонялась от любых переговоров о сепаратном мире. Во-первых, Россия, как я уже говорил, к войне была не готова. Она планировала завершить перевооружение своих войск только к 1917 году. Соответственно, страна с заведомо более слабой, чем у её противников, армией и с ещё более слабым промышленным потенциалом (недостаток производственных мощностей в оборонной промышленности России сполна обнаружил себя к весне 1915 года) в условиях войны кровно заинтересована в том, чтобы враг не разгромил её союзников и не навалился бы потом на неё всеми своими силами. А значит России приходилось жертвовать своими корпусами и армиями ради того, чтобы французские и английские войска могли продолжать сражаться. Во-вторых, сепаратный мир с Центральными Державами для России был бы возможен только в случае колоссальных территориальных уступок - не забудем, что после Великого Отступления значительная часть российской территории оказалась под немецкой оккупацией. Как до Николая Второго, так и до высшего командования русской армии постоянно доходили сведения о немецких зверствах на захваченных территориях. Отдавать русские земли внешнему агрессору, не исчерпав всех средств к сопротивлению, было как-то уже совсем не по-людски. Наконец, в-третьих, у России в начавшейся Мировой войне были и собственные геополитические интересы, о которых я уже имел удовольствие писать. Россия рассчитывала овладеть Черноморскими проливами, что позволяло ей надёжно обезопасить свои южные рубежи от вторжения со стороны Чёрного моря и активизировать торговлю в средиземноморском регионе. Юг России получал, таким образом, возможность для быстрого экономического роста. Кроме того, освободив польские территории, оккупированные Австро- Венгрией и Германией, Россия получала возможность -  и действительно собиралась это сделать - предоставить независимость собственным польским владениям и восстановить независимую и территориально целостную Польшу. Это позволяло решить радикально давно навязший в зубах "польский вопрос" и привлечь к себе сочувствие поляков, превратив перманентного врага - в надёжного друга и союзника. И если восстановить свою территориальную целостность Россия теоретически могла и самостоятельно, то решение двух только что упомянутых проблем могло быть достигнуто только с опорой на союзников и общесоюзническую победу. Так что за кажущимся "донкихотством" Николая Второго кроется на самом деле трезвый политический расчёт.


______________________________________
См. также:
Какого мира добивался император Николай Второй?

Tags: История Отечества, Николай Второй, Первая Мировая война
Subscribe

Posts from This Journal “Первая Мировая война” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

Posts from This Journal “Первая Мировая война” Tag