Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Хитрость и трудолюбие против силы и опыта

...или победа Петра Великого, к которой он не стремился

7 августа 1714 года (27 июля старого стиля), 305 лет тому назад, молодой русский военно-морской флот одержал свою первую победу в ходе Великой Северной войны, разгромив в ходе Гангутского морского сражения эскадру шведского адмирала Эреншёльда. Несмотря на скромные тактические результаты - несколько незначительных кораблей, захваченных в абордажном бою превосходящими силами русского флота - на деле обернулись важным стратегическим выигрышем. Впрочем, обо всём по порядку.





Гангутское сражение


Летом 1714 года русская армия под командованием М. Голицына вторглась в Финляндию и осадила Або. К этому времени война успела порядком осточертеть Петру Великому. Он получил вожделенный выход к Балтийскому морю, вернул под власть русской короны исконно русскую Ижорскую Землю, отторгнутую шведами в результате неудачных для России войн XVI - XVII веков, построил на Балтике морской порт - Санкт-Петербург - и прикрывающую его военно-морскую крепость Кронштадт, наконец, разгромив основные силы шведской армии в ходе Полтавской битвы, надёжно обезопасил свои новообретённые рубежи. Русская армия прочно владела стратегической инициативой на суше. Можно было начинать переговоры о мире - однако шведы всё никак не оставляли надежд на реванш. В ходе боёв 1710 - 1713 годов русские войска прочно обосновались в Лифляндии и Эстляндии, отодвинув северо-западные рубежи России от Петербурга и получив ещё ряд удобных портов на балтийском побережье - таких как Ревель (нынешний Таллин). Эти территории решено было тоже оставить за Россией, тем более, что свою столицу Пётр решил перенести в Петербург. Финляндия же была нужна русскому царю для того, чтобы в ходе мирных переговоров со шведами ... уступить её - и тем самым обеспечить себе более убедительные позиции по эстляндскому и лифляндскому вопросам.
Голицын вёл бои на суше - а русская галерная эскадра под командованием Апраксина направлялась морем ему в помощь, везя с собой не только боеприпасы, но и крупные подкрепления. Вдобавок, Апраксин должен был обеспечить блокаду Або с моря, что, в свою очередь, могло ускорить взятие города. Итак, 20 мая 1714 года эскадра Апраксина покинула гавань Санкт-Петербурга и взяла курс на Финляндию. В середине июня Апраксин с эскадрой прибыл в контролируемый русскими Гельсингфорс, пополнил запасы и 21 июня продолжил плавание. И в районе полуострова Гангут наткнулся на шведский флот адмирала Ватранга.




Фёдор Матвеевич Апраксин, генерал-адмирал русского флота,
командующий русскими кораблями при Гангуте. Пётр Великий формально
находился у него в подчинении, хотя фактически - ни минуты не спускал руку
с пульса сражения.


Ватранг имел в своём распоряжении 17 линкоров, 4 фрегата, 2 бомбардирских корабля и 9 галер [1]. У русских были только галеры - правда, в количестве 99 штук. Мыс Гангут далеко выдавался в Финский залив, ломая береговую линию. При попытке обогнуть его русские галеры неизбежно попадали в руки Ватранга, весьма умело - надо отдать ему должное - расположившего свои корабли. Однако, ни Апраксину, ни находившемуся формально в его подчинении Петру нарываться не хотелось. Да-да, Пётр вовсе не стремился к сражению, победу в котором он впоследствии прикажет праздновать с такой помпой. Ему важнее было прорваться на помощь к Голицыну, чем умножить свою полководческую славу. Поэтому русские галеры вошли в залив у Пойкирки, где находился достаточно узкий перешеек, соединявший мыс Гангут с берегом. Через этот перешеек Пётр решил построить переволоку, по которой перетащить галеры посуху, минуя Ватранга. Продовольствие для войск Голицына также сгрузили на берег, чтобы везти сухим путём.







Казалось бы, у Петра было преимущество в количестве судов, и он мог бы смело вступать в бой с Ватрангом. Если бы Пётр искал себе военной славы, он, вероятно, так и поступил бы. Но для него после Полтавы гораздо важнее было кончить войну выгодным миром. А для этого требовалось утвердиться в Финляндии. Допустим на минуту, что морское столкновение русских со шведами кончилось бы "морской Нарвой". Армия Голицына лишилась бы снабжения и оказалась вынуждена отступить, что означало бы затягивание войны. Чего Петру хотелось избежать. А значит - приходилось действовать наверняка.

Итак, русские моряки, сгрузив на берег припасы, принялись сооружать переволоку. А чтобы о ней не пронюхали шведы, близлежащую деревню Твермине оцепили, всё её население переписали и настрого запретили покидать её.




Форма моряков Российского Флота




Длина переволоки должна была составить 2,5 километра - не слишком большая длина для Петра, которому доводилось в начале Великой Северной войны переправлять флот посуху и на большие расстояния. Но 25 июля 1714 года к Ватрангу прибыли 4 финских рыбака и сообщили о строительстве переволоки. Поняв, что добыча ускользает, Ватранг отправил в тыл русскому флоту эскадру вице-адмирала Лиллье (8 линкоров, 2 бомбардирских корабля), а эскадру контр-адмирала Нильса Эреншёльда (1 прам, 6 галер, 4 шхербота) - в залив Норр-Фьорденн, где переволока должна была закончиться. Эреншёльд вечером того же дня был уже на месте, а Лиллье  вышел на позицию утром 26-го - но подобраться к русскому флоту на расстояние выстрела не смог из-за мелководья.

26-го июля на море установился штиль. Пётр сообразил, что это даёт его гребному флоту уникальное преимущество перед парусниками шведов, оказавшимися полностью без движения. В результате 20 русских галер под командой Матвея Змаевича обогнули Гангут мористее кораблей Ватранга, на расстоянии, недосягаемом для его пушек. Видя прорыв русских судов, Ватранг распорядился спустить шлюпки и буксировать свои корабли, однако, эта процедура заняла слишком много времени, и Змаевич успел обогнуть Гангут, избежав столкновения с врагом.


Матвей Христофорович Змаевич, русский флотоводец, находившийся
при Гангуте в ранге младшего флагмана.



Русская галера на ходу



Теперь Змаевич со своими 20 галерами занял позиции у острова Лакиссер, наглухо перекрыв Эреншёльду пути к отступлению. Ватранг, видя себя обманутым, распорядился отбуксировать свои корабли к югу, чтобы при повторном прорыве русских галер наверняка накрыть их своей артиллерией, а также отозвал назад эскадру Лиллье. Эти перемещения шведов не остались незамеченными для Апраксина, который, в отличие от Змаевича, повёл свои галеры между флотом Ватранга и берегом - и снова вне досягаемости огня шведской артиллерии. И снова Ватранг в бешенстве приказывает буксировать свои неповоротливые линкоры шлюпками, и снова только впустую тратит драгоценное время. В утешение шведам одна из 99 русских галер села на мель, и весь её экипаж попал в плен. Вот и всё, чем мог похвастаться шведский адмирал, столь умело расставивший русским ловушку.

27 июля русские галеры сошлись в бою с эскадрой Эреншёльда, имея многократное превосходство в силах. Теперь Пётр мог быть уверен в своей победе. Правда, узкие шхеры, в которых стояли суда шведского контр-адмирала, позволили участвовать в непосредственном сражении только 23-м русским галерам из 99-ти, но их экипажи и посаженный на них десант действовали безупречно. Бой продолжался 2 часа - с 14 до 16-ти. В ходе ожесточённой абордажной схватки сперва были захвачены фланговые корабли шведов, а за ними - и все остальные. Дольше всех сопротивлялся флагманский прам "Элефант". Его борта возвышались над атакующими русскими галерами более, чем на 2 метра, шведы яростно отстреливались, но численное превосходство атакующих решило исход дела. Сам Эреншёльд, получив несколько ранений картечью, свалился за борт и не утонул только благодаря тому, что запутался ногой в верёвке. Спас шведского адмирала капитан Ингерманландского пехотного полка Бакеев.





Карта Гангутского сражения. Показаны направления прорыва Змаевича и Апраксина
и положение эскадр к началу боя.



Абордажная команда русского флота в 1714 году



Эреншёльду, впрочем, стоит отдать должное: в Гангутском сражении он действовал геройски. Приказ, отданный ему адмиралом Ватрангом, был самоубийственным: со своей крошечной эскадрой в 11 небольших судов Эреншёльд не имел шансов помешать продвижению русского галерного флота. Пётр прекрасно был осведомлён об эскадре Эреншёльда и правильно понял её задачи - наверняка, приступая к постройке переволоки, он выслал разведчиков на противоположную сторону мыса, туда, где переволока должна была закончиться, и те своевременно известили царя о прибытии эскадры Эреншёльда.

О том, что Пётр знал об эскадре Эреншёльда, прекрасно свидетельствует хотя бы тот факт, что Змаевич, прорвавшись мимо Ватранга, не направился прямиком в Або, а заблокировал Эреншёльда в шхерах в ожидании основных сил.

Представим себе наихудший для русских вариант. Предположим, что 26 июля на море сохранился бы свежий ветер, и Петру таки пришлось бы перетаскивать галеры через Гангут волоком. Что мешало ему снять с галер часть артиллерии и скрытно установить пушки на берегу вблизи переволоки? Умение Петра строить полевые укрепления, причём делать это скрытно от неприятеля, он с лихвой продемонстрировал у Полтавы. Квалификация Петра-военачальника никуда не делась. Береговые батареи своим огнём легко могли бы прикрыть спуск галер на воду, загнав Эреншёльда с его карликовой эскадрой в шхеры. А стоило галерам Петра сойти на воду - и сценарий реально имевшего место гангутского разгрома немедленно вступал в силу. И отнюдь не случайно шведское правительство не только не наказало Эреншёльда за поражение и плен, но и повысило его в чине за мужество. Воздал должное шведскому флотоводцу и Пётр: при отъезде Эреншёльда на Родину после заключения Ништадтского мира царь подарил ему свой портрет, украшенный драгоценными камнями.

Потери шведов составили 361 человек убитыми и 580 - пленными. Русские потеряли 127 убитыми и 342 ранеными (не считая пленных, доставшихся Ватрангу). Город Або, оказавшийся теперь обложенным не только с суши, но и с моря, 4 августа капитулировал. Шведские войска были полностью вытеснены из Финляндии [2].




Карта завершающего этапа Гангутского сражения: разгром и пленение эскадры Эреншёльда



Трофейние шведские корабли Пётр распорядился доставить в Петербург. 9 сентября 1714 года их провели по Неве. Название флагманского прама "Элефант" ("Слон") было обыграно в медали, выбитой в честь победы: на ней был изображён русский двуглавый орёл, вцепившийся в спину слона, и подпись: "Орлы мух не ловят". Пётр, лично руководивший боем и находившийся под пулями, получил за Гангут чин вице-адмирала.

Таким образом, Пётр в ходе Гангутского сражения проявил сообразительность и хитрость, заключавшуюся сперва в том, чтобы уклониться от рискованного сражения ради стратегических целей, в том, чтобы найти способ обойти врага, расставившего ему ловушку. Пётр сумел на первых порах правильно наладить контрразведывательную работу, наконец, он был готов реально перетаскивать корабли волоком  по суше в обход Ватранга. Но его трудолюбие и изобретательность были вознаграждены Богом - благоприятные погодные условия, которыми Пётр и его флотоводцы блестяще воспользовались, избавили русских от необходимости столь трудной операции. А вот Ватранг допустил ряд серьёзных просчётов, в итоге приведших к пленению части его кораблей. Он не учёл рельефа дна на месте предполагавшегося им сражения, благодаря чему только бестолково разделил свои силы и позволил русским прорваться в обход его сильно ослабленного отряда. Эскадра же Эреншёльда была им послана фактически на убой: в случае прорыва русских через Гангут у слабого отряда Эреншёльда не было шансов выстоять против 99 галер противника. Заблокировать прорыв Петра, учитывая решительность последнего, Ватранг вряд ли смог бы. А вот сохранить весь свой флот в целости, избежав ненужного русским сражения - вполне. Но Ватранг навязал Петру бой - и проиграл его, подарив русским ещё один день воинской славы.



Русские галеры атакуют прам "Элефант".
С картины Алексея Боголюбова


Пленение шведского контр-адмирала Нильса Эреншёльда


Масштабы своей морской победы Пётр сознательно преувеличил. В частности, захваченный нашим флотом в качестве трофея прам "Элефант" в отчётах для западной прессы был назван фрегатом. Отчасти такая ложь была оправдана: ни в английском, ни в голландском флоте суда класса "прам" не использовались, в то время как "фрегат" был для них знакомым понятием. Главное, однако, было не в этом, а в том, что более, чем скромные тактические результаты боя [3] обернулись большой стратегической победой, важной в масштабах войны в целом. Пётр добился всего, чего хотел.

а) ему удалось доставить подкрепления и припасы к армии Голицына, как он и планировал;

б) ему удалось избежать боестолкновения с Ватрангом, которое, даже если бы и не кончилось поражением, существенно сократило бы объём помощи, которую Пётр мог бы оказать армии, осаждавшей Або;

в) ему удалось добиться блокады Або не только с суши, но и с моря, благодаря чему город вскоре капитулировал. А вот Ватранг - при всем своём желании - помешать ему не смог даже в этом, что сводит на нет все попытки шведов приуменьшить результаты русской победы [4].



Пётр Великий в сражении при Гангуте

Финляндия, ради завоевания которой Петру пришлось дать и выиграть Гангутское сражение, была ему ни минуты не нужна. Оставлять за собой Финляндию Пётр не планировал. Но Финляндия была необходима как предмет для торга, как нечто, что Россия могла бы уступить в обмен на мир. Без Финляндии пришлось бы торговаться за лифляндские и эстонские земли - а их уступка делала Петербург крайне уязвимым на случай новой войны с европейским противником. Пётр битву за Финляндию выиграл - и тем самым надёжно гарантировал за собой Петербург, будущие океанские ворота Российской империи, будущий центр её культурной, политической и научной жизни.




Медаль в память Гангутского сражения


Не будем забывать и об информационном эффекти гангутской победы. О появлении сильного русского флота, способного не только давать настоящие морские сражения, но и выигрывать их, в Европе заговорили. Спустя всего 2 года после Гангута, в 1716 году, Пётр командовал манёврами соединённого англо-голландско-датско-русского флота - две первейшие морские державы доверили под его начальство свои корабли. А в 1720 году, когда очередная антишведская коалиция распалась, и англичане вступили со шведами в союз, высланный на помощь шведам английский флот так и простоял у Гренгама без дела, не решившись опробовать на собственной шкуре доблесть русских моряков.

Ну, и в заключение, один вопрос: а зачем?  Зачем вообще было всё это - поход в Финляндию, победа при Гангуте, кровопролитная война со шведами, занявшая 21 год? Многие историки пишут о том, что Петербург при жизни своего основателя так и не стал главными морскими воротами России, торговля со странами Европы как шла через Архангельск, так и продолжалась через него. Что ж - большое видится на расстоянье. Да, Пётр не увидел превращения своего парадиза в главный порт основанной им империи. Но спустя полвека после его кончины именно из Петербурга и других балтийских портов русские корабли отправлялись в дальние океанские экспедиции. Петербург и Кронштадт снаряжали свои эскадры в Средиземное море, где не на шутку разгорелось противоборство с новым опасным противником - Турцией, с которой Пётр безуспешно пытался меряться силами в начале своего царствования. Закончились эти походы выходом России в Чёрное море, о котором Пётр мог только мечтать.

________________________________________________________
Примечания.
[1] Данные о численности эскадры Ватранга в разных источниках разнятся. "Википедия" говорит о 15 линкорах, 3 фрегатах, 2 бомбардирских кораблях и 9 галерах. Пётр насчитывал у Ватранга 13 линкоров, 4 фрегата, 1 прам, 2 галиота, 2 шнявы, 6 галер, 3 бригантины. Я привёл данные по журналу "Военная история", № 38 за 2014 год.
[2] Описание сражения - по: Митин И. Весло против паруса // Военная история, № 38, 2014.
[3] которых Пётр, судя по всему, несколько стеснялся
[4] По шведским данным, русские потеряли в бою не менее 50-ти галер и более 3 тысяч человек. Между тем, если верить журналу "Военная история" (см. Митин И. Указ. соч.), у Петра просто не было 3 тысяч человек, вся его живая сила исчислялась в 2940 солдат, матросов и офицеров. Правда, другие источники сообщают о том, что галеры Апраксина везли к Або 15-титысячный десант, но в эту цифру что-то не особо верится. Где бы столько солдат разместить на маленьких галерах, пусть даже их было 99 штук? Командам галер ведь тоже место требуется.


Tags: Великая Северная война, История Отечества, Пётр Великий
Subscribe

Posts from This Journal “Великая Северная война” Tag

  • 300 лет Гренгамской победе

    300 лет тому назад, 7 августа (27 июля старого стиля) 1720 года состоялось последнее сражение Великой Северной войны, имевшее стратегическое значение…

  • Свежие мысли по поводу Полтавы

    8 июля сего года Россия отметила очередную годовщину победы Русской Армии в Полтавской битве 1709 года. Победы, не только решившей исход Великой…

  • Из криминальной хроники времён Петра Великого

    В результате Полтавской победы 1709 года в плену у русских оказалось в общей сложности 16432 шведских солдата и офицера. Их прогнали по Москве во…

  • В полтавском мундире

    Позволю себе немного продолжить тему 310-летия Полтавской битвы, ибо слишком уж значима для нашей национальной истории эта дата. И слишком уж…

  • Драп нах Переволочна

    11 июля 1709 года,310 лет тому назад, под Переволочной сдались остатки шведской армии, разгромленной под Полтавой. Со стороны русских капитуляцию…

  • Денис Бриг. Как генерал Шлиппенбах двум государям служил

    8 июля 1709 года русская армия Петра Великого наголову разгромила вторгшиеся в Россию шведские войска Карла XII у украинского города Полтавы.…

  • 310 лет Полтавской виктории

    310 лет тому назад, 8 июля (27 июня старого стиля) 1709 года армия царя Петра Великого одержала убедительную победу над армией Карла XII Шведского в…

  • Алексей Шишов. Полтавская битва

    К юбилею Полтавской битвы. Оригинал здесь. Историческая попытка Российского государства вернуть себе исконно русские земли на берегах…

  • Эзельская годовщина

    4 июня 1719 года, то есть - ровно 300 лет тому назад, произошло Эзельское морское сражение - боевое крещение русского линейного Балтийского флота.…

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments