Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Чей Львов?

27 июля 1944 года, 75 лет назад, войска Красной Армии (1-й Украинский фронт, командующий - маршал И.С. Конев) совместно с партизанами польской Армии Крайовой освободили столицу Галичины город Львов от немецко-фашистских оккупантов.






Уличные бои во Львове. Пожалуй, самое известное фото с места событий
во время Битвы за Львов летом 1944 года.


Историк Александр Самсонов указывает, что Львов был важным стратегическим объектом. Здесь сходились многочисленные железнодорожные и шоссейные пути, по которым шла переброска военных грузов и воинских частей. Немало находилось во  Львове и промышленных предприятий, в частности - нефтеперерабатывающий завод. Кроме того, с первых дней нацистской оккупации бандеровцы, основательно зачистившие город от польского и еврейского населения, сделали его фактически своей столицей, так что и идеологическое значение взятия Львова было бесспорным.

Подступы ко Львову гитлеровцы превратили в мощный укрепрайон. Во всех близлежащих селениях немцы оборудовали опорные пункты с развитой системой оборонительных сооружений и заграждений. Отступающие же под давлением Красной Армии на Станиславовском направлении немецкие войска при случае вполне могли влиться в состав львовского гарнизона, усилив его оборону.




Современное фото Львова. Мирный, типично европейский по своей архитектуре город.
Сегодня ничто не напоминает об ожесточённых боях, бушевавших на улицах этого города в июле 1944-го.




На начальном этапе Львовско-Сандомирской наступательной операции войска Красной Армии в полном соответствии с планом маршала И.С. Конева нанесли два удара по немецкой обороне, прорвав фронт на Рава-Русском и Львовском направлениях. Причём если на Рава-Русском направлении наступление развивалось, как по нотам, на Львовском немцы смогли оказать ожесточённое сопротивление и даже перейти в контрнаступление против сил 38-й общевойсковой армии. И лишь на участке 60-й армии удалось пробить в обороне врага узкий коридор в  4 - 6 км шириной. В этот коридор Конев и ввёл одну за другой две танковые армии - 3-ю и 4-ю гвардейские [1]. Это было нестандартным и рискованным решением, которое, однако, полностью оправдало себя: танковые и механизированные корпуса двух гвардейских танковых армий вырвались на оперативный простор. Впрочем, главной причиной, вынудившей Конева ввести в узкий коридор вслед за 3-й ещё и 4-ю танковую армию, стали ожесточённые контратаки фашистов, угрожавшие коммуникациям 3-й Гвардейской танковой армии. Попутно Д.Д. Лелюшенко ставилась задача расширить пробитый 60-й общевойсковой армией коридор.

Обе эти задачи Дмитрий Данилович [2] выполнил блестяще. Частью своих сил он блокировал с юга бродовскую группировку фашистов, а основными силами продолжил наступление на Львов. Заметно облегчила советским войскам задачу ликвидация Бродовского котла: сили немцев были ослаблены на 8 дивизий, в то время, как Конев высвобождал все свои силы для решительного броска на Львовский укрепрайон.




Дмитрий Данилович Лелюшенко, командарм 4-й гвардейской танковой армии




Одновременно Конев повернул на Львов часть сил Рава-Русской группировки своего фронта, в частности - 13-й общевойсковой армии (один стрелковый корпус).  Выход этого корпуса на подступы ко Львову создавал благоприятную обстановку для наступающих советских войск.

К исходу дня 18 июля 1944 года войска 3-й гвардейской танковой и 13-й общевойсковой армий находились в 20 - 30 км от Львова, войска 4-й гвардейской танковой армии - в 40 км. 19 июля 1944 года план овладения Львовом был у Конева готов окончательно и доведён до сведения командармов. Главный удар на Львов должна была наносить 4-я гвардейская танковая армия Лелюшенко, одновременно продолжая выполнять свою прежнюю задачу - обход Львова с юга. 3-й гвардейской танковой армии П.С. Рыбалко поручалось обойти Львов с севера, выйти на его подступы с запада и также атаковать город. Необходимо было не допустить переброски ко Львову с севера дополнительных немецких резервов, что грозило свести на нет успех Бродовской операции.

Задача, поставленная Коневым своим армиям, требовала овладеть Львовом в предельно сжатые сроки - к 20-му июля. Однако сильные проливные дожди помешали советским войскам это сделать. Дороги раскисли, что затрудняло маневрирование танков, артиллерия, необходимая для прорыва вражеской обороны, безнадёжно отстала, подвоз горючего танкистам тоже стал практически невозможен. Генерал Рыбалко, недостаточно изучивший местность перед Львовом, в итоге вывел свои танки не в обход города с севера, а на прямой удар - но дальше его танкисты упёрлись в непроходимое торфяное болото, за которым находились наиболее прочные укрепления немцев. Лелюшенко же оказался вынужден отвлекать значительные силы своей армии на ликвидацию Бродовского котла, из которого немецкие дивизии не оставляли попыток вырваться.

Советские планы пришлось корректировать. Рыбалко получил от Конева категорическое предписание выставить заслон против львовских укреплений, а основными силами своей армии выполнять прежнюю задачу - обход города с севера. Этот манёвр Павло Семёнович выполнил. В течение 22 - 24 июля 1944 года его 3-я гвардейская танковая армия обошла Львов с севера, вышла в район Яворова и повела наступление на Львов с запада. Город оказался в кольце.




Павло Семёнович Рыбалко, командарм 3-й Гвардейской танков




А 23-го июля в борьбу за Львов вступила новая сила. Партизаны польской Армии Крайовой летом 1944 года развернули операцию "Буря" - целую серию антифашистских восстаний на оккупированной немцами польской и прилегающих советских территориях, чтобы освободить земли бывшей Второй Речи Посполитой от оккупантов своими силами и встретить Красную Армию на правах союзников. Польские националисты рассчитывали таким образом добиться от СССР признания своих притязаний на территории Западной Украины, Западной Белоруссии и Литвы. Овладению Львовом АКовцы уделяли особое внимание. До войны Львов считался одним из крупнейших научных и культурных центров Польши, во Львовском университете работал цвет польской науки. Не удивительно, что 7 июля, за неделю до начала Львовско-Сандомирской операции, командование АК поставило своим отрядам задачу любой ценой овладеть Львовом и создать там польскую администрацию, которая представляла бы перед командованием 1-го Украинского фронта эмигрантское польское правительство.

Львовским округом АК командовал полковник Владислав Филипковский. Под его командованием был сосредоточен довольно внушительный по партизанским меркам кулак: 7 тысяч бойцов,  в том числе 5-я партизанская дивизия (3 тысячи бойцов) и 14-й полк улан под командованием майора Драгана "Дражи" Сотировича - югославского офицера, бежавшего из нацистского плена и вступившего в АК. Вокруг Львова сосредотачивались партизанские отряды, которым Филипковский поручил действовать на коммуникациях немцев.





Владислав Филипковский, командующий Львовским округом АК


Майор Драган Сотирович




Когда манёвр Рыбалко на окружение Львова стал ясен немецкому коменданту Львова И. Гарпе, он отдал приказ в ночь на 23 июля начать эвакуацию немецких сил из города. Повторять судьбу бродовской группировки ему не хотелось. Перед отступлением немцы взорвали нефтеперерабатывающий завод и подожгли склады с горючим. В то же время в городе был оставлен сильный арьергард, которому предписывалось как можно дольше задерживать наступление советских войск [3].

Однако планы Гарпе самым бесцеремонным образом нарушили польские партизаны. Едва гестапо и немецкая полиция покинули город, АКовцы немедленно атаковали остававшиеся в городе части вермахта. В частности, ударам партизан подверглись 20-я моторизированная и 101-я горная дивизии. А накануне бои за Львов завязали авангардные части армии Лелюшенко - 22 июля с юга в город вступили части 10-го корпуса 4-й гвардейской танковой армии. А поскольку пехоты у танкистов не хватало, они охотно приняли помощь польских националистов.

23 июля в руках АКовцев оказались предместья Львова Голоска и Погулянка, ряд кварталов по улице Кохановского (в доме №23 по этой улице разместился штаб Львовского Антифашистского восстания) и ещё несколько объектов на улицах Зелёной, Яблоновских, Бема и К. Лещинского. Поскольку АКовцы прекрасно знали город, для них не составляло труда маневрировать среди его улиц, нанося немцам ощутимые удары. Особенно отличились в этих боях уланы Дражи-Сотировича.




Патруль АКовцев у Львовской политехники.




В тот же день совершил свой подвиг танковый экипаж лейтенанта А.В. Додонова из состава 63-й гвардейской Челябинской танковой бригады [4]. Танк его носил гордое название "Гвардия". И это название он полностью оправдал, прорвавшись с десантом на броне на центральную площадь Львова прямо к подъезду городской ратуши. Дорогу показывал стрелок-радист танка Алексадр Порфирьевич Марченко, хорошо знавший город. Марченко с группой стрелков штурмом овладел зданием ратуши и водрузил на её крыше советский флаг. Однако немцы быстро опомнились, сообразив, что против них - только один танк с небольшой группой пехотинцев, и пошли в контрнаступление. Пулемётной очередью флаг был сбит, а Марченко - тяжело ранен. Отважный боец, превозмогая боль, снова поднялся на самый верх ратуши и снова укрепил флаг. Спускаясь вниз, Марченко был ранен вторично - и на этот раз смертельно.

Танк был уничтожен контратакующими немцами. Однако его экипаж и бойцы-десантники продолжали удерживать ратушу, отражая вражеские атаки одну за другой. И продержались до подхода своих. За четыре дня непрерывных боёв солдаты Додонова уничтожили 8 танков противника, 6 артиллерийских орудий [5] и до 100 солдат и офицеров. При этом храбрый лейтенант Додонов был убит, а ещё двое членов его экипажа - механик-водитель Ф.П. Сурков и башенный стрелок И.И. Мельниченко - тяжело ранены. Танкистов приютили местные жители (кто сказал, что во Львове - одни бандеровцы?!), а после окончания боёв передали их советским разведчикам, которые и переправили Суркова и Мельниченко в госпиталь.




Групповое фото героев-танкистов, 23 июля 1944 года водрузивших красное знамя
над городской ратушей Львова. Слева направо: командир танка А. В. Додонов, стрелок-радист А. П. Марченко,
заряжающий Н. И. Мельниченко, командир батальона П.В. Чирков, механик-водитель Ф.П. Сурков




"Почти одновременно с Додоновым, - вспоминает генерал Д.Д. Лелюшенко, - ворвался в город танковый взвод из той же Челябинской бригады во главе со старшим лейтенантом Д.М. Потаповым, получившим задачу захватить район центрального рынка. Искусно маневрируя на улицах, головной танк «Богатырь» из этого взвода под командованием сержанта Евгения Алексеева, уничтожив 2 «пантеры», прорвался к намеченной цели, а за ним — Потапов с остальными 2 танками. Подлинный виртуоз своего дела, механик-водитель командирского танка комсомолец Федор Кожанов уничтожил броней и гусеницами 2 орудия. Взвод Потапова методом засад на улицах уничтожил 5 вражеских танков, 3 пушки, 5 пулеметов и до двух рот фашистов. В тяжелом бою отдали свои жизни танкисты экипажа танка комсомольца Евгения Алексеева. Командир взвода был дважды ранен, но захваченные кварталы города врагу не сдал. Храбрецы были награждены, а Д. М. Потапов удостоен звания Героя Советского Союза. Рядом с Потаповым шел взвод под командованием лейтенанта А. А. Дмитрука, погибшего в неравном кровопролитном бою смертью героя" (конец цитаты).



Битва за Львов. Советские танкисты ведут наступление.


Герой Советского Союза Дмитрий Мефодьевич Потапов



Между тем советское командование решало вопрос с ликвидацией отступающей львовской группировки. Чтобы не дать Гарпе организованно отвести вверенные ему части на Самбор, Конев повернул на юг конно-механизированную группу генерала Баранова, которому ставилась задача выйти к реке Сан западнее Перемышля и захватить переправы на участке Дубецко - Дынув - Санок.  А 1-я гвардейская танковая армия, успешно наступавшая на Рава-Русском направлении, получила приказ овладеть Перемышлем.

Армия Рыбалко, обходя Львов с запада, вышла в район Городка, где наткнулась на прочную оборону немцев. После того, как танкистам был придан один стрелковый корпус из состава 13-й общевойсковой армии, сопротивление гитлеровцев под Городком удалось сломить.

26 июля части 60-й общевойсковой армии генерала Курочкина прорвались на восточные окраины Львова. 4-й гвардейский Кантемировский танковый корпус генерала П.П. Полубоярова, наступая вдоль шоссе Миклашув - Львов, к исходу дня соединился с 10-м гвардейским Уральским танковым  корпусом 4-й гвардейской танковой армии. Со стороны Городка во Львов вступила 3-я гвардейская танковая армия. На улице Клепаровской танкисты Рыбалко разбили тыловые подразделения 101-й немецкой дивизии. В ходе уличных боёв, активное участие в которых наряду с советскими танкистами и приданными им немногочисленными пехотными частями приняли партизаны Филипковского, немцы были выбиты из центра города, с железнодорожного вокзала и Цитадели. К утру 1944 года Львов был полностью освобождён от гитлеровских оккупантов.



Русские танки с пехотой на броне вступают во Львов.


Львовяне приветствуют освободителей. Кто сказал, что во Львове в 1944-м жили одни бандеровцы?




В мемуарах генерала Лелюшенко - множество историй о героизме советских воинов в боях за Львов. Вот лишь некоторые из них: "В боях за Львов звания Героя Советского Союза был удостоен и комсомолец младший лейтенант Павел Павлович Кулешов из бригады М. Г. Фомичева. С 24 по 26 июля он уничтожил 10 вражеских орудий, 3 танка, до 100 фашистов. А когда его танк был подбит, он вместе со своим экипажем сражался в пешем строю и в рукопашной схватке уничтожил 5 гитлеровцев. Образцы боевого мастерства и бесстрашия показали также командир батальона капитан А. А. Маслов, командир танка А. Т. Злобин, командир орудия сержант А. А. Вольхин, разведчик А. А. Соколов, механик-водитель М. Н. Пупышев.



Герой Советского Союза Павел Павлович Кулешов




Вместе с танкистами беззаветно сражались стрелки из 29-й гвардейской мотострелковой бригады А. И. Ефимова — те, кто составлял основу штурмовых групп корпуса. Командир 1-го батальона майор А. X. Ишмухаметов 22 июля 1944 г. получил приказ комбрига вместе с танкистами М. Г. Фомичева ворваться в город, туда, где стоит памятник великому польскому поэту А. Мицкевичу.

Батальон Ишмухаметова прорвался к цели и уничтожил 6 «пантер», 3 «тигра», 4 пушки, 10 пулеметов, более 300 вражеских солдат и офицеров, около 100 гитлеровцев захватил в плен. Особую храбрость и мастерство проявили бронебойщики майора Яшина, в частности старшина Карчевский, погибший как герой. За выдающийся подвиг А. X. Ишмухаметову было присвоено звание Героя Советского Союза. «Я до глубины души рад, что нам удалось выполнить эту почетную задачу», — говорил герой.

В этом кровопролитном бою погибли инструктор политотдела армии по работе среди комсомольцев майор И. Д. Рудой (его имя высечено на постаменте памятника воинам-танкистам, установленного во Львове на улице В. И. Ленина), старший лейтенант Л. В. Парфенцев, рядовой В. Ф. Семеновых, лейтенант С. И. Семенов.


Мотострелковый батальон под командованием капитана Ф. И. Дозорцева имел задачу захватить почту, телеграф, городской телефонный узел. Предприимчивый офицер использовал в качестве проводников местных жителей [6]. Они помогли выйти по глухим переулкам к намеченной цели. Батальон блестяще выполнил задачу, почти не понеся потерь. Дозорцеву удалось перерезать главные линии связи, которыми пользовался враг, что сыграло немаловажную роль в освобождении города. За боевые подвиги здесь и в последующих боях Федору Ивановичу Дозорцеву было присвоено звание Героя Советского Союза" (конец цитаты).



Фёдор Иванович Дозорцев



Так что вряд ли стоит всерьёз воспринимать хвастливые реляции Драгана Сотировича, будто Львов был освобождён исключительно силами АК при незначительном содействии Красной Армии и будто бы в городе поначалу были вывешены только польские флаги. Впрочем, не стоит впадать и в противоположную крайность, делая вид, будто АКовцы вообще не при делах - они реально сражались, и сражались столь доблестно, что тот же Сотирович удостоился благодарности от Конева. Эмигрантское польское правительство также высоко оценило действия польских повстанцев: Владислав Филипковский был повышен в чине до генерала бригады, а Львовский округ АК и ряд его офицеров - награждены польским орденом "Виртути милитари".

29 июля во Львове состоялся грандиозный митинг по случаю освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, в котором приняли участие тысячи и тысячи горожан. Это сегодня кое-кто пытается представить дело так, будто большинство жителей Львова поддерживало оккупантов и массово сотрудничало с ними. Реально, несмотря на все заверения бандеровцев, большинство львовян прекрасно видели, что никакой независимости немцы Украине не принесли, напротив - только эксплуатируют её ресурсы и зачищают территорию от неугодных групп населения. Знаменитая Львовская Цитадель, до сих пор считающаяся одной из главных исторических достопримечательностей города, была превращена гитлеровцами в концлагерь, где немецко-фашистскими палачами было уничтожено140 тысяч советских военнопленных. На окраине города действовал концлагерь "Яновска" по одноимённой улице, где уничтожалось еврейское население города. Выжить удалось только тем евреям, которые смогли спрятаться в городских катакомбах.



Оборонные казармы Львовской Цитадели. Именно здесь гитлеровские захватчики содержали и уничтожали
советских военнопленных. А также польских, французских, бельгийских...


Митинг по случаю освобождения Львова. Июль 1944 г.


Маршал Иван Степанович Конев выступает перед львовянами. 29 июля 1944 г.




Поначалу между партизанами АК и советскими войсками сохранялись тёплые союзнические отношения. Над городом польские и советские флаги развевались рядом. Партизаны АК и красноармейцы сообща патрулировали город и готовились к новым боям против немецких захватчиков. С первых же дней после освобождения Львова Н.С. Хрущёв начал настраивать Сталина в пользу окончательной деполонизации города. На польское население, по мнению Хрущёва, следовало возложить все обязанности, которые несли граждане СССР - в частности, трудовые мобилизации на строительство укреплений и восстановление народного хозяйства. Обучение в школах и вузах должно было вестись исключительно на украинском или русском языке и исключительно по программам, утверждённым совестким народным комиссариатом образования. Эти условия, как представлялось Хрущёву, должны были вынудить поляков уезжать в Закерзонье. Сталин с этими планами согласился. Советское руководство считало Львов исконно-русским городом, поскольку основан он был русским князем Даниилом Галицким и назван в честь его сына - князя Льва Даниловича. Исторически - это было правдой. Однако с тех пор прошло полтысячи лет. За это время этнографическая ситуация во Львове претерпела разительные изменения. На момент начала Второй Мировой войны 63 % львовян считало родным языком польский, и лишь 11 % - украинский (доля других народов была ещё меньше). В религиозном отношении более 50 % населения исповедовало римское католичество, и лишь 15 % составляли униаты. То есть, Львов на момент начала войны был классическим польским городом - немудрено, что АКовцы претендовали на возвращение его под власть Речи Посполитой.

В итоге 30 июля 1944 года Владислав Филипковский и ряд его приближённых были приглашены на переговоры к главнокомандующему Армии Людовой Михалу Роля-Жимерскому в Житомир. Генерала Жимерского командиры АК так и не увидели - по прибытии в Житомир они были арестованы НКВД и высланы в лагеря ГУЛАГа, где Владислав Филипковский так и умер, не дождавшись освобождения. На следующий день, 1-го августа представителями восстановленной во Львове советской власти АКовцы были приглашены "на совещание" в дом 23 по улице Кохановского. 32 поляка, собравшиеся на это совещание, неожиданно обнаружили, что дом окружён солдатами в голубых фуражках НКВД. АКовцы были арестованы и также отправились в лагеря. Рядовому составу АКовских подразделений было предложено вступить в прокоммунистическое Войско Польское или быть интернированными до конца войны. Подавляющее большинство АКовцев выбрало лагеря - они помнили приказ, запрещавший им присоединяться к прокоммунистическим формированиям. Лишь немногим партизанам удалось выбраться из города и бежать за Сан, где они продолжили борьбу - теперь уже на два фронта. Роковая ошибка, допущенная советским руководством в Вильнюсе, повторилась снова во Львове.

А что же бандеровцы? - спросите вы. Они ведь так любят кричать о своей собственной войне на два фронта, о борьбе как против немецких, так и против советских оккупантов. Увы, это не более, чем пропагандистская ложь. АКовцы действительно стремились бороться против немецких оккупантов, дистанцируясь при этом от советов. И их подразделения активно участвовали в освобождении Львова. Но бандеровцы не произвели по немцам ни единого выстрела. Более того - они и своим хозяевам-немцам в ходе боёв за Львов не помогли, их силы в городе были ничтожны. Всё, что они сумели - это взять под охрану резиденцию своего "митрополита" Андрея Шептицкого, активного и энергичного пособника гитлеровских оккупантов. Впрочем, в этой охране не было никакой нужды - советские войска не арестовали Шептицкого, удовлетворившись почему-то его заявлением о лояльности к новой власти. Видимо, его авторитет в униатской церкви планировли использовать для разложения бандеровского подполья.

_____________________________________
Примечания
[1] 3-й Гвардейской танковой армией командовал П.С. Рыбалко, 4-й Гвардейской танковой армией - Д.Д. Лелюшенко. Оба военачальника входят в число лучших танковых полководцев 2-й Мировой войны. Коневу явно повезло с командармами.
[2]  Называю Д.Д. Лелюшенко по-русски, ибо он, хоть и был малороссом по национальности, всё же уроженец Российской Федерации.
[3] Точно такую же тактику - отступление главными силами и сдерживание советских войск мощным арьергардом - немцы попытаются реализовать год спустя ещё раз - под Прагой. И снова - вот ирония судьбы! - их противником окажется И.С. Конев.
[4] Входила в состав 10-го гвардейского Уральского добровольческого танкового корпуса 4-й гвардейской танковой армии.
[5] Дмитрий Лелюшенко в своих мемуарах приводит несколько иные данные: 5 танков (плюс ещё два - по дороге к ратуше), 2 миномёта, несколько пулемётных точек. Так или иначе, бои были ожесточёнными, а потери, нанесённые немцам - ощутимыми, учитывая ничтожность оборонявших ратушу советских сил.
[6] Вероятнее всего, Лелюшенко имеет в виду АКовцев, о подвигах которых в советские годы открытым текстом рассказывать было не принято.
Tags: Армия Крайова, Великая Отечественная война, История Отечества, История Украины, Конев, Львовско-Сандомирская операция, Сталин
Subscribe

Posts from This Journal “История Украины” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment