Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Бродовский котёл

13 июля 1944 года войска 1-го Украинского фронта под командованием Ивана Степановича Конева начали Львовско-Сандомирскую наступательную операцию, ставшую шестым по счёту "сталинским ударом". По плану операции советские войска должны были завершить изгнание с территории Украины гитлеровских захватчиков, выйти на государственную границу и начать освобождение территории Польши, заняв плацдарм к западу от польско-украинской границы. 22 июля 1944 года, то есть - ровно 75 лет тому назад, первая часть советской наступательной операции успешно завершилась: окружённая в районе Бродов крупная гитлеровская группировка была уничтожена. В числе разгромленных в Бродовском котле гитлеровских дивизий была и печально известная дивизия СС "Галичина", набранная оккупантами из числа сторонников ОУН. В дальнейшем именно на украинских коллаборационистов немецкое командование возложило главную вину за свой разгром, хотя позднейшие исследования историков показали, что именно немецкие офицеры, спасая свои драгоценные шкуры, бросали на произвол судьбы своих украинских подчинённых. Хороший урок для всех, кто пытается свои обиды на собственное государство удовлетворить с помощью инозамных захватчиков.




Карта боевых действий в районе Бродовского котла.



Несмотря на то, что во Львовско-Сандомирской наступательной операции, в отличие от девяти других "сталинских ударов", были задействованы войска только одного фронта, советские войска имели кратное численное превосходство над противостоящей им группой армий "Северная Украина", которую оккупантам пришлось существенно ослабить, перебросив часть сил против грандиозного наступления четырёх советских фронтов, успешно развивавшегося в Белоруссии. Силы маршала Конева, руководившего операцией, исчислялись в 1,1 миллион солдат и офицеров, 16,1 тысяч артиллерийских установок различных систем (пушки, гаубицы, миномёты), 2050 танков и САУ и 3250 боевых самолётов. Гитлеровцы (1-я и 4-я немецкие танковые и 1-я венгерская армии) могли противопоставить этой силе только 900 тысяч солдат и офицеров, 6,3 тысяч орудий и миномётов, 900 танков и САУ и 700 боевых самолётов. Это громадное численное превосходство Коневу удалось блестяще реализовать.
План советского наступления предусматривал нанесение двух ударов по сходящимся направлениям - на Рава-Русском и Львовском направлениях, прорыв обороны противника, окружение львовско-бродовской группировки неприятеля и освобождение Львова, в результате чего в обороне немцев возникала внушительных размеров брешь, а группа армий "Северная Украина" рассекалась на две части, после чего Конев планировал выйти к Висле, начав освобождение Польши.



Иван Степанович Конев, командующий 1-м Украинским фронтом
во Львовско-Сандомирской операции



Ударная группировка, которой предстояло наступать из района Луцка на Раву-Русскую, состояла из 3-й гвардейской и 13-й общевойсковой армий, которыми командовали соответственно генералы В.Н. Гордов и Н.П. Пухов. Вторая группировка из района Тернополя должна была развивать наступление на Львов вдоль шоссе Львов - Тернополь. В её состав входили 60-я и 38-я общевойсковые армии под командованием генералов П.А. Курочкина и К.С. Москаленко. В резерве находились три гвардейские танковые армии - 1-я под командованием генерала М.Е. Катукова, 3-я под командованием генерала П.С. Рыбалко и 4-я под командованием Д.Д. Лелюшенко. Эти танковые армии, а также кавалерийские соединения фронта должны были войти в прорыв и развивать наступление, добиваясь полного окружения фашистских войск.

Примечательно, что немцы не ожидали удара на окружение. Они знали, что советское командование нанесёт удар на Западной Украине (этому способствовала кампания дезинформации, запущенная в ходе подготовки операции "Багратион"), но полагали, что целью удара станет овладение Бродами - крупным транспортным узлом. Именно сюда немцы постарались сосредоточить наиболее мощную свою группировку. В том числе в район бродов была переброшена и дивизия СС "Галичина", на которую немецким командованием возлагались особые надежды - ведь украинские коллаборационисты, как им твердила немецкая пропаганда, шли в бой за свою землю.

В первый же день операции наметился успех на Рава-Русском направлении. На второй день операции оборона была прорвана, к 15-му июля 3-я гвардейская и 13-я общевойсковая армии продвинулись на 20 км, 16 июля в прорыв вошла конно-механизированная группа, а на следующий день, 17 июля - 1-я гвардейская танковая армия. Эти объединения были задействованы для прорыва второй полосы немецкой обороны, куда гитлеровцы перебросили свои 16-ю и 17-ю танковые дивизии. Это им не помогло. К концу дня 16 июля немецкая оборона на бродовском направлении была прорвана на всю оперативную глубину.

Основная тяжесть советского удара пришлась на 46-й танковый немецкий корпус, который советские войска стремились оттеснить на север. 13-я же общевойсковая армия начала огибать позиции 13-го армейского корпуса вермахта. Положение немцев усугублялось тем, что командование левофланговой дивизии 13-го корпуса наехало на мину и погибло в полном составе. Советские танки обрушились на дезорганизованные немецкие части, давя гусеницами и расстреливая вражескую пехоту. В рядах немцев началась паника. Итогом стал прорыв Красной Армии через Западный Буг.


Советские танки ведут наступление. Львовско-Сандомирская операция




На юге наступление развивалось менее стремительно. Здесь фашисты нанесли сильный контрудар из района Золочева, в результате которого им удалось даже несколько потеснить войска 38-й армии. В то же время 60-я армия успешно прорвала вражеский фронт. Правда, на узком участке - примерно 4 км по ширине. И тогда Конев принял рискованное решение. В этот узкий коридор, пробитый бойцами Курочкина, он ввёл сначала 3-ю, а затем и 4-ю гвардейские танковые армии. Использование такой массы танков на таком узком участке прорыва при одновременном отражении вражеского контрудара было новаторским приёмом в военном искусстве. Но Конев рисковал осмысленно, осознавая своё главное преимущество перед противником - громадное численное превосходство в технике. Танковая армада вырвалась на оперативный простор и успешно замкнула южное полукольцо окружения вокруг 13-го армейского корпуса вермахта. А затем, не останавливаясь, покатилась на запад, в направлении на Львов. Место танкистов Лелюшенко заняла 60-я общевойсковая армия Курочина (подробнее об этих событиях - см. в статье Мирославы Бердник (varjag2007su)).

Таким образом, крупный транспортный узел Броды, который, как рассчитывали немцы, Красная Армия будет штурмовать, оказался в кольце. В окружение попали 8 фашистских дивизий, и в том числе - дивизия СС "Галичина". Бандеровская дивизия (примечательно, что все командные должности в ней, до ротного командира включительно, занимали немецкие офицеры. Дивизия к этому времени уже была сильно потрёпана. Немцы, опасаясь за судьбу Бродов, использовали её не в едином кулаке, а по частям, для затыкания дыр в собственной обороне, трещащей под ударами коневцев. Совершая многокилометровые марш-броски, полки дивизии встречали на своём пути разбитую немецкую технику и в беспорядке отступающие немецкие части, что действовало на них деморализующе.






В то же время, в отличие от немцев, у которых в качестве крайней меры оставалась сдача в плен, бандеровцы понимали, что в случае разгрома в плен их брать просто не будут. Предательства во время войны не прощало ни одно уважающее себя государство, а бандеровцев вдобавок накручивала собственная пропаганда, забивая им голову россказнями о зверствах "дикой москальской орды". Эти россказни ложились на благодатную почву: в 1939 году советская власть, едва прийдя в Галицию, развернула репрессии против священнослужителей и коллективизацию.

Так что страх непременного возмездия за предательство и террор против мирных граждан, помноженный на пропаганду, побуждал ОУНовцев попытаться вырваться из котла. Заметим: они прорываются на запад, пытаются уйти вслед за своими хозяевами-немцами за кордон, даже не пытаясь попрятаться по лесам и развернуть против Красной Армии партизанскую войну. Полагаю, в свете этого все разговоры о том, что "дивизия СС "Галичина" сражалась за независимость Украины" следует считать праздными: боевики "Галичины" тупо служили оккупантам, не более. И хотели драпать вслед за своими хозяевами. Вот только "вслед" не получилось.

В ночь с 17 на 18 июля дивизия СС "Галичина" пошла на прорыв. Первым двинулся в контрнаступление 30-й полк Наступающих встретили советские танки. Боевые порядки галицких эсэсовцев косили огнём и наматывали на гусеницы. Действия советских войск облегчались тем, что бои велись на плоской равнине, на которой наступающие бандеровцы были видны, как на ладони. Приданный 30-му полку дивизии артиллерийский дивизион тщетно пытался занять хоть какую-то позицию - огонь советских танков не давал им такой возможности. Наконец, дивизион занял позиции под прикрытием стогов сена. Представьте себе ужас бандеровцев, когда "стога" неожиданно ожили, и из соломы вынырнули русские танки. Артиллерия бандеровцев, "отстёгнутая" им от немецких щедрот по принципу "на тебе, боже, что нам не гоже", была сметена огнём в упор. Брошенные на помощь 30-му полку 29-й и 31-й полки ждала столь же бесславная участь. Советским танкистам помогали авиация и артиллерия.



Советские танки атакуют дивизию СС "Галичина"




Чудом уцелевший в этих боях артиллерист дивизии "Галичина" Павло Грицак оставил откровенно панические воспоминания. По его свидетельству советская пехота, находившаяся под прикрытием танков, уступала бандеровцам в численности, но она и не шла на сближение, автоматным и пулемётным огнём выгоняя укронацистов из "мёртвой зоны" огня советских танков. А танки довершали остальное.Пехота пошла в дело лишь после того, как жалкие остатки расстрелянных полков и артдивизионов попрятались по сёлам и хуторам, забирая в плен тех, кто ещё остался. В то же время унтершарфюрер В. Молодецкий вспоминает о жестоких рукопашных схватках с превосходящими силами советской пехоты. Примечательно, что этот самозванный "истинный ариец" после заданной ему трёпки уже не дерзает высокомерно разглагольствовать о "диких азиатских ордах" - противника он уважительно величает "советскими воинами" подчёркивая их неудержимость и пренебрежение к смерти. Трудно сказать, кто из этих двоих рисует более адекватную картину сражения, но ясно одно - это картина полного разгрома.

В то время, как советские танкисты утюжили 30-й полк, немецкое командование получило известие о занятии советскими войсками Бугска и об отступлении запасного батальона дивизии на запад под ударами советских танков. Вскоре советские танки были обнаружены и вблизи расположения штаба дивизии и частей снабжения. Потом - о падении Золочева (город был освобождён советскими танкистами ещё 16 июля). До командования 13-го корпуса, наконец, доходит, что он в котле, и никакие распропагандированные галичане уже не в силах спасти положение.

Дивизию отводят с направления так и не состоявшегося прорыва. "Галичине" ставится задача - не допустить прорыва Красной Армии в районах Сасова и Ясенова. Вскоре за сёла Пеняки, Гуту Пеняцкую (ту самую, где год назад бандеровцы учинили массовую резню мирного населения), Гуту Верхобугскую и Суходолы разворачиваются ожесточённые бои. К этому времени дивизия СС "Галичина" испытывала недостаток в боеприпасах, связи с немецким командованием у неё также не было, приказы приходилось доставлять с посыльными, что существенно дезорганизовывало управление. Переломным моментом битвы за Броды стал удар "Катюшами" по позициям дивизии СС "Галичина" в районах Подгорцев и Сасова. Следом за ударом "Катюш" в атаку снова двинулись советские танки.



Переломный момент битвы за Броды.
После удара "Катюш" бандеровцами из дивизии "Галичина" овладела паника.




После удара "Катюш" дивизией "Галичина" овладела паника. Немецкие офицеры и унтер-офицеры один за другим начали покидать расположение своих частей, пытаясь в одиночку просочиться сквозь кольцо окружения. Лишившись командиров, стали оставлять свои позиции и подразделения галицаев, зачастую просто не понимавших, куда им двигаться. Оборона дивизии разбилась на очаги. 19 июля командир дивизии бригаденфюрер СС Фриц Фрайтаг (к слову, до Бродского котла не побывавший ни в одном сражении и руководивший исключительно карательными акциями) сообщил генерал-майору Линдеманну, что "дивизия неуправляема", скрыв, правда, что причина такой неуправляемости заключалась в трусливом бегстве немецких офицеров. Украинцы были деморализованы, бестолково метались по узкому пятачку размером 9 на 8 км, остававшемуся в их распоряжении, но дезертировать не собирались - некуда было. Фрайтаг, однако, понимал, что поражение неизбежно - и стремился на всякий случай себя подстраховать перед командованием, переложив ответственность на "расово неполноценных" украинцев.

Вскоре после разговора Фрайтага с Линдеманном к нему явились несколько украинцев, предлагая бросить всё дивизионное имущество, посадить на повозки раненых и, облегчив таким образом до максимума движение полков, попытаться выйти из кольца под покровом ночи. Однако Фрайтаг в весьма истеричной манере заявил, что бросать имущество не намерен, и приказал раненым оставаться при имуществе и охранять его, пока боеспособная часть дивизии будет пытаться проложить им дорогу. В результате не только дивизионное имущество, но и раненые укро-нацики, до которых "большому белому господину" не было никакого дела, стали добычей победителей.

22 июля 1944 года кольцо советского окружения вокруг Бродовской группировки было прорвано немцами извне.К окруженным сумели пробиться аж целых... четыре самоходки. Ширина пробитого прохода составляла максимум 200 метров, советская артиллерия простреливала его насквозь. По проходу постоянно курсировали танки и самоходки Конева: Иван Степанович решил повторить собственный успех времён Корсунь-Шевченковской операции.

В итоге дивизия СС "Галичина" потеряла 9600 солдат и офицеров только убитыми. Лишь 500 укро-нацистов сумели вырваться из кольца (по данным начальника штаба дивизии В.Д. Гайке), причём эти 500 больше не представляли из себя боевой силы: подавленные разгромом, напуганные мощью Красной Армии, панически боящиеся "Катюш", они теперь годились только для карательных операций против мирного населения. Для каковых целей немцы их и стали использовать - во Франции, влив в дивизию СС "Галичина" другие части украинских полицаев, сумевшие отступить на запад. Около двух тысяч боевиков "Галичины", так и не сумевших вырваться из котла, пополнили ряды УПА (хотя - подчеркнём - поначалу не планировали этого делать) и в её составе продолжили свою бессмысленную и беспощадную борьбу против "русских оккупантов".

Всего в Бродовском котле немцы потеряли порядка 30 тысяч солдат и офицеров убитыми. В их числе оказался и командующий 13-м армейским корпусом генерал А. Хауффе. 17 тысяч фашистов попали в советский плен, использовав свой последний шанс на сохранение жизни. Бродовская операция Конева позволила Красной Армии не только разгромить довольно крупную группировку вермахта, пробив брешь в немецкой обороне и открыв себе дорогу на Львов, но и фактически спасла Львов от разрушения. Поняв, что столицу Галиции им не удержать, немцы в тот же день 22 июля отдали приказ об оставлении Львова. Их планам взорвать город не суждено было сбыться.

Tags: Великая Отечественная война, История Отечества, История Украины, Львовско-Сандомирская операция
Subscribe

Posts from This Journal “История Украины” Tag

promo mikhael_mark декабрь 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment