Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Кресовяк в армии Миллера

О Северном фронте Гражданской войны в России рядовому обывателю известно немногое. И немудрено: основные бои происходили совсем в других местах. Колчак и Деникин рвались на Москву и едва не взяли красную столицу. Солдаты Юденича без биноклей видели со своих позиций купол Исаакиевского Собора, и не их вина, что им так и не удалось освободить от красных Петроград. Успехи белых войск на Севере гораздо скромнее. Тем не менее, замалчивать подвиги белогвардейцев Северной Области и их имена было бы несправедливо, а без боёв в районе Архангельска и Мурманска картина Гражданской войны будет неполной.





Бруно-Станислав Адольфович Садовинский,
лейтенант ВМФ, участник Белого Движения
на Севере России




Об одном из интереснейших представителей Белого Движения на Севере России я сегодня и хочу рассказать. Звали его Бруно-Станислав Адольфович Садовинский (1894 - 1920). Родился этот человек 30 января 1894 года в городе Славута Волынской губернии, в местной дворянской семье польского происхождения. То есть, по национальности он был поляк-кресовяк.  Вероятно, по женским линиям были среди его предков и немцы, так как в документах в графе "Вероисповедание" у него значится "лютеранское". Поляки по большей части предпочитали быть католиками. Впрочем, как и многие представители аристократии Российской империи, Садовинский был горд принадлежать к её многонациональному народу и совершенно не рвался никуда отделяться. Россию он считал своей Родиной. А ещё - с интересом приглядывался к Православию, периодически заходил в православные храмы на богослужения. Череда трагических событий начала ХХ века, увы, не позволила ему определиться со своей верой окончательно, присоединившись к истинной Церкви. Впрочем, обо всём по порядку.
Садовинский окончил Сумской кадетский корпус, воспитатели которого отмечали его усидчивость, любознательность, безукоризненную правдивость и набожность. Причём специально подчёркивалось: "Часто осеняет себя православным крестом". Уже тогда, в кадетском корпусе, юному поляку было тесно в рамках протестантизма, душа требовала большего. Впрочем, Бруно был ещё слишком юн, чтобы всерьёз вникать в богословские вопросы и исследовать разногласия между конфессиями. После окончания корпуса молодой поляк избрал для себя службу на флоте и поступил в Морской корпус, учёбу в котором закончил к 1915 году. В это время уже вовсю шла Первая Мировая война, но новоиспечённого мичмана, как одного из лучших выпускников на курсе, оставили в качестве младшего корпусного офицера. Более старшие офицеры Морского корпуса давно отправились в действующий флот, воспитательных кадров не хватало, поэтому лучших выпускников решено было оставить в качестве строевых офицеров в Корпусе, для подготовки новых поколений моряков.




Б.-С.А. Садовинский гардемарином. 1915 год.




В 1916 году случилось то, чего Садовинский ждал с первых дней начала войны: его направили в действующий флот, на Балтику. Бруно Адольфович служил на эсминцах "Расторопный" и "Разящий", участвовал в минных постановках, в отражении налётов вражеской авиации, в борьбе с немецкими подводными лодками, проникавшими в русские воды и пытавшимися атаковать наши корабли. Во время коротких стоянок в Гельсингфорсе - главной базе тогдашнего Балтийского флота - Садовинский познакомился и не на шутку увлёкся дочерью одного из береговых офицеров - Ириной. Девушка отвечала взаимностью, даже успела познакомить мичмана со своими родителями. В обществе Ирины Садовинский провёл свой первый и последний в жизни отпуск зимой 1916 - 1917 года. Но дальнейшему развитию этих красивых отношений помешала революция. На прощание девушка подарила Садовинскому образок свт. Николая Чудотворца, считавшегося в России покровителем военных моряков, и с тех пор Бруно Адольфович с этим образком не расставался.

Февральский переворот мичман Садовинский встретил в Гельсингфорсе, где его эсминец "Расторопный" после столкновения в море стоял на ремонте. Бруно Адольфович был убеждённым монархистом и контрреволюционером, разговоров в кают-кампании, где офицеры за дружеским столом время от времени принимались бранить командование и правительство, высказывать надежды на какие-то смутные "перемены" после войны старался не поддерживать. С матросами всегда был корректен и уважителен, хотя держал дистанцию, абы не расшатывать дисциплину. Печально известный "Приказ №1" произвёл на мичмана тягостное впечатление: в разгар войны с внешним врагом новая самозванная "власть" фактически отменяла дисциплину в войсках, ставя офицеров в подчинённое положение по отношению к явочным порядком возникавшим солдатским и матросским комитетам. Садовинский, хорошо понимавший значение дисциплины в море, где от слаженных действий команды зависит жизнь корабля, не без оснований увидел в этом документе прямое предательство.

Бруно Адольфович был человеком с критическим мышлением. В то время, как другие громко кричали о голоде в столице, о том, что "рабочие доведены до отчаяния", Садовинский задавался простыми вопросами: "Если у рабочих не было денег на хлеб, то откуда у них деньги на материю, краски для лозунгов и флагов? Откуда у их семей деньги на еду во время забастовок? Кто-то должен давать деньги на организацию манифестаций и забастовок? Почему в первую очередь были организованы забастовки именно на военных заводах? Это не случайность. нет! Это удар — спланированный и беспощадный, как в боксе. Удар в “поддых” воюющей России".




Эсминец "Расторопны" Балтийского флота, на котором в период Первой Мировой войны
служил Б.А. Садовинский.





3 марта 1917 года в Гельсингфорсе вспыхнул матросский бунт. Повсеместно, на всех кораблях флота матросы нападали на офицеров и зверски убивали их. Бунту предшествовал митинг, на который теперь офицеры не имели права не отпускать свои команды. На этом митинге провокаторы в матросской форме (но, что характерно, не знакомые никому из реальных матросов, иначе их имена остались бы в мемуарах участников, благо, в советские годы эти мемуары выходили внушительным количеством) обвиняли офицеров в тайной работе на Охранное отделение, назывались конкретные имена. "Охранное отделение" в те первые послереволюционные дни прочно ассоциировалось с репрессиями, гнётом, "ненавистным царизмом", "притеснявшим лучших людей России". Кто эти люди и почему именно они - лучшие, как-то не задумывались. Убийства очень быстро приняли массовый характер. 4 марта 1917 года толпой матросов был растерзан командующий флотом адмирал Непенин. Вообще за время матросского бунта 3 - 4 марта 1917 года было убито 39 офицеров и адмиралов, ещё 6 человек пропали без вести, четверо застрелились. Потери офицерского состава флота были больше, чем во всех морских сражениях Первой Мировой войны, вместе взятых.

Примечательно, что никаких объективных предпосылок к бунту не было: флотские офицеры обращались с матросами нарочито вежливо, рукоприкладства себе не дозволяли, снабжение продовольствием и питьевой водой на кораблях также было налажено безукоризненно, а размер матросского пайка и условия проживания в кубриках были предметом бессильной зависти сухопутных солдат.Многие из убитых офицеров - Садовинский прекрасно это помнил - были любимы собственными командами.  Но провокационные речи на митингах сделали своё чёрное дело. В течение двух дней флот был обезглавлен и обездвижен. Немцы могли считать свои руки на Балтийском море развязанными.

Летняя кампания 1917 года это исчерпывающе доказала. Матросы без конца митинговали, с завидным постоянством отказывались выходить в море, приказы командиров демонстративно игнорировали. К тому же после падения монархии личная уния между Финляндией и Россией де-юре ликвидировалась. Финляндия в любую минуту могла провозгласить "независимость".По факту это означало, что русский флот в Гельсингфорсе автоматически менялся на немецкий. Немцам же доставались и все военные запасы русского флота. Столичные газеты доносили из Петрограда известия о выступлениях большевиков. А ещё - о том, что большевики за свою пропаганду исправно получают деньги от кайзеровской Германии. Все эти новости определили твёрдую решимость Садовинского бороться против революции с оружием в руках.

После большевистского переворота Садовинский прибыл в Петроград, чтобы забрать из Морского корпуса свои документы. Период вынужденного бездействия стал для него и периодом спокойного обдумывания всех перемен, происходящих со страной. Первые декреты советской власти приводили его к однозначному выводу: большевики намерены воевать с собственным народом. "Декрет о мире", провозглашавший отказ России от всех результатов, достигнутых в тяжёлых боях Первой Мировой войны ценой крови сотен тысяч солдат и офицеров, создавал Советам стойких противников в рядах патриотически настроенного офицерства. "Декрет о земле" автоматически делал врагами большевиков всех обладателей земельных участков - не только пресловутых "помещиков", но и значительную часть крестьянства, успевшуюся обзавестись собственными земельными владениями после Крестьянской реформы 1861 года, а особенно - после преобразований Столыпина. Декрет об отделении Церкви от государства был, по сути, плевком в самую душу того народа, от имени которого брались вещать большевики. Новая власть таким образом целенаправленно провоцировала гражданскую войну. Как должен был относиться к этому русский офицер - патриот, монархист и христианин?

В конце 1917 - начале 1918 годов в Петрограде активно действовала "алексеевская организация", созданная генералом М.В. Алексеевым. Целью организации на тот момент была переправка добровольцев на Дон, где сам Алексеев вместе с Л.Г. Корниловым и А.И. Деникиным формировали Добровольческую Армию. Одновременно свою деятельность развернул морской офицер Г.Е. Чаплин, зазывавший и отправлявший своих сторонников на Север - где англичане и французы (при полном согласии и чуть ли не по просьбе большевиков) завладели военными складами Русской Армии, оставшимися после Первой Мировой войны. Под прикрытием штыков союзных армий Чаплин рассчитывал сформировать русские антибольшевистские войска.




Г.Е. Чаплин, один из основоположников
Белого Движения на Севере России. Монархист.




По конспиративным каналам, через Финляндию или Карелию - точно это установить сегодня уже невозможно - Садовинский добрался до Архангельска и 5 сентября 1918 года вступил в ряды белого флота. Поначалу его назначают в школу рулевых и сигнальщиков, решив использовать его преподавательский опыт по Морскому корпусу. Однако уже 16 ноября того же года мичмана назначают в роту миноносцев - боевые кадры на белом Севере явно были нужнее преподавательских.

В начале 1919 года его назначают в десантную роту  Архангельского флотского полуэкипажа командиром пулемётной команды. Одновременно Садовинский руководит занятиями в пулемётной школе белого флота. В феврале десантная рота отправляется конной тягой на Пинежский фронт, где Садовинский принимает участие в боях с красными. Бои продолжались до Пасхи (20 апреля), когда роту снова вернули в Архангельск. 7 мая 1919 года, после краткосрочного отдыха, Садовинский командируется в Холмогоры. Там, в ходе ожесточённых боёв во главе своей пулемётной команды Садовинский отличился и был произведён в лейтенанты (чин младшего лейтенанта в императорском, как и в белом флоте отсутствовал). Точной даты его производства в архивах найти не удалось, однако в документе, датированном 7 мая, Садовинский ещё именуется мичманом, а документ от 23 мая называет его лейтенантом. В июне 1919 года Бруно Адольфович удостаивается за боевые отличия ордена Святой Анны 4-й степени.



Пулемётчики-миллеровцы. 1919 год.





В августе 1919 года последовало назначение Садовинского в Отдельную Архангельскую флотскую роту. Некоторое время он живёт в Соломбале, квартируя в доме дирекции маяков и лоций Белого моря на квартире генерала Н. Престина. В этот период Бруно Адольфович принимает участие в формировании белой флотилии Онежского озера. 3 августа эта флотилия дала победоносный бой красным боевым кораблям. В этом бою участвовали и отличились ученики Садовинского - те самые молодые офицеры, которых он обучал пулемётному делу зимой 1918 - 1919 гг.

К зиме обширные области были освобождены от большевиков. Впрочем, эти успехи мало влияли на общий ход Гражданской войны - миллеровцы не имели реальных сил, чтобы угрожать жизненно-важным центрам большевистской власти. В войсках же начали ощущаться признаки усталости.

В конце января 1920 года Красная Армия перешла в наступление на всём северном фронте - от Ладожского озера до среднего течения Северной Двины. Из-за слабо развитой сети дорог, глубокого снега и полярной ночи белые не смогли организовать как следует эвакуацию своих войск. В феврале 1920 года у посёлка Медвежья Гора отступающие белые части, в рядах которых находился Садовинский, попали в окружение к красным. После тяжёлого и продолжительного боя лейтенант Бруно Садовинский попал в плен к большевикам. Его не расстреляли, как многих других пленных, а отправили в Москву, в Кожуховский концентрационный лагерь. Там он был допрошен чекистами - об этом сохранились документы в архивах. Но никаких новых сведений от него большевики не добились. Примечательно, что в опросном листе в графе "национальность" Садовинский указал: "Русский подданный". Он до конца не отделял себя от сослуживцев. И готовясь разделить с ними общую судьбу, не хотел, чтобы происхождение противопоставляло его русским белогвардейцам.

В дальнейшем имя Садовинского всплывает ещё два раза - в картотеке Архангельской губернской ЧК за весну 1920 года. Морской офицер А.В. Лоза, автор подробной книги о приключениях и злоключениях Бруно Садовинского, предполагает, что чекисты, удостоверившись, что никакой полезной информации пленный лейтенант им не предоставит, отправили его на север на расстрел, как и многих других. Когда был расстрелян Бруно Садовинский, документы умалчивают. Второй документ - это обращение матери Бруно Адольфовича, Э.С. Садовинской, с просьбой к чекистам сообщить ей местонахождения сына. Из этого документа явствует, что 16 июня 1920 года Садовинского перевели в Особый Отдел ВЧК. То есть, в июне 1920 года он был ещё жив...

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Миллер и миллеровцы, Неизвестных героев не бывает, Флот
Subscribe

Posts from This Journal “Миллер и миллеровцы” Tag

  • Владимир Владимирович с Белого Севера

    Когда говорят о Белом Движении, большинство сразу же вспоминают героическую эпопею белого Юга. Героика Ледяного Похода, "цветные полки"…

  • С Новым Годом, Архангельск!

    1 января 1919 года - то есть, вчера исполнилось ровно 100 лет с этого события - в Архангельск из Парижа прибыл генерал Евгений Карлович Миллер. Его…

  • Слово о Миллере

    На фоне громких торжеств по случаю Дня Победы практически незаметной осталась дата 11 мая - день гибели одного из крупнейших деятелей Белого…

promo mikhael_mark август 12, 21:50 Leave a comment
Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments