Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

310 лет Полтавской виктории

310 лет тому назад, 8 июля (27 июня старого стиля) 1709 года армия царя Петра Великого одержала убедительную победу над армией Карла XII Шведского в сражении под Полтавой. Полтавская битва стала главным сражением Великой Северной войны и знаменовала собой окончательный переход военного счастья в руки русских. Профессиональная, хорошо вымуштрованная шведская армия оказалась вынуждена капитулировать, сам король Карл XII едва успел спастись бегством, на несколько лет скрывшись во владениях турецкого султана. Швеция так и не смогла восстановить свои вооружённые силы после Полтавского разгрома, и дальнейший ход Великой Северной войны, по существу. являлся долгой и мучительной агонией Швеции.





Полтавская битва




Карл XII, затевая поход в Россию, рассчитывал не просто вывести из войны докучливого восточного соседа. Россию он, как и большинство современных ему западноевропейских монархов, рассматривал как варварское азиатское государство, самой природой предназначенное быть колонией цивилизованных европейцев. Вот и Карл, как указывает академик Е.В. Тарле, планировал полную ликвидацию России как самостоятельного государства. Весь север России с Псковом и Новгородом напрямую включался в состав владений шведской короны. Логично возвращалось в состав Швеции и устье Невы с новопостроенным Петербургом. Украина и Смоленщина, отторгнутые от России, Карл планировал подарить полностью зависимой от Швеции Польше, где королём сидел его послушная марионетка Станислав Лещинский. Остальную территорию России предполагалось разделить на удельные княжества, также вассальные по отношению к Шведской короне, в самой же Москве таким же удельным князьком-вассалом должен был воссесть либо поляк Якуб Собесский, либо шведский генерал Спарре, а как запасной вариант рассматривалась фигура царевича Алексея Петровича. О геноциде русского населения речи, конечно, не шло - щведской короне нужны были лишние налогоплательщики, а белокурым "арийцам" в голубых мундирах - колониальные рабы, но перспективы для России вырисовывались более, чем безрадостные. На оккупированных же шведами украинских и белорусских территориях войска Карла зверствовали не хуже эсэсовцев. Во всяком случае, сожжение деревень вместе со всеми жителями ими практиковалось, и практиковалось довольно часто.

Однако  завоевательные планы "евроинтеграторов" разбились об упорное сопротивление русской армии и простых обывателей, не считавших себя бесплатным приложением к территории. Ответом на зверства шведских оккупантов стала активная партизанская борьба - благо, украинцы имели по этой части богатый опыт, приобретённый в противостоянии полякам и туркам. Регулярные же русские войска отходили вглубь страны, не ввязываясь в генеральное сражение, но давая шведам на промежуточных рубежах многочисленные бои местного значения и изматывая захватчиков обороной небольших, но многочисленных крепостей. В 1708 году корпус Левенгаупта, шедший к Карлу с большим обозом продовольствия из Прибалтики, потерпел поражение от летучего корпуса Петра Великого при деревне Лесной. Левенгаупт присоединился к своему сюзерену - но без обоза, который почти весь достался русскому корволанту и украинским казакам полковника Голоты. Опасаясь голода, Карл вынужден был повернуть на Украину, где гетман-изменник Мазепа обещал ему богатые запасы продовольствия. Но пока гетман со своими сердюками спешил засвидетельствовать свои верноподданнические чувства новому хозяину, князь Меншиков атаковал его столицу Батурин, взял её штурмом и уничтожил все собранные там запасы. Шведы обречены были в поисках пропитания грабить - а это вызывало массовое народное сопротивление и серьёзно подрывало их позиции в глазах украинского населения.
Таким образом, шведская армия несла потери от постоянных боестолкновений, партизанских действий и бескормицы, в то время, как Пётр собирал силы. Шведы расходовали боеприпасы, подвоз которых оказывался тем сильнее затруднён, чем дальше углублялись захватчики  вглубь российской территории. Пётр же со снабжением проблем не испытывал, ибо находился на своей земле. Время работало на русского полководца.

Весной 1709 года армия Карла XII явилась под Полтаву и начала её штурм. Шведы в разы превосходили гарнизон Полтавы и по численности войск (35 тысяч бойцов против 4 тысяч), и по артиллерии (32 пушки против 28). Однако все попытки овладеть Полтавой заканчивались для шведов неудачно. Их с потерями отбивали от города. Только в апреле 1709 года комендант Полтавы Келин со своим маленьким гарнизоном отразил 12 шведских штурмов. Самыми же ожесточёнными были приступы 21 и 22 июня, когда шведам на какое-то время даже удалось водрузить над крепостным валом свой флаг - но их снова с потерями сбросили вниз.



Героическая оборона Полтавы.
Подробнее об этом эпизоде Великой Северной войны можно прочитать здесь.





Полтава не только приковала к себе силы шведской армии в то время, как Пётр Великий стягивал свои полки к Ворскле и форсировал её. И не только нанесла шведам серьёзный урон, заставив расходовать боеприпасы. Полтава притянула к себе часть шведских сил непосредственно в ходе решающего сражения - в самой генеральной битве смогли принять участие только 26 тысяч шведов при 4 орудиях.

Пётр же стянул к Ворскле шестидесятитысячную армию при 102-х орудиях. При таком превосходстве русских в силах  Карлу логичнее всего было бы поспешно отступать на запад, уклоняясь от генерального сражения. Но шведский король слишком презирал своих противников. Приказав своим солдатам готовиться к схватке, он выехал к Ворскле на рекогносцировку. И напоролся на казачий пикет, в ходе стычки с которым получил серьёзное ранение в ногу. Операция Карлу была проведена немедленно, на поле боя, и в целом прошла успешно - но возможности лично принять участие в сражении шведский полководец лишился.

Пётр Великий действовал по своему обыкновению - то есть, наверняка. Зная о численном перевесе своих войск, он разделил армию, велев одной из группировок отойти в ближний тыл и не вступать в сражение. Расчёт был прост: если Петру и не удастся разгромить шведов в одном генеральном сражении, во всяком случае, он сильно ослабит армию Карла - и тогда резервная армия без труда её доколотит.  А вот артиллерию он перевёз на поле сражение всю - преимущество в артиллерии, по замыслу Петра, должно было решить исход дела.



Армия Петра Великого форсирует Ворсклу. Лето 1709 года.




Русская армия встала лагерем в пяти километрах  от Полтавы. Подступы к русскому лагерю со стороны шведов преграждали шесть редутов, расположенные параллельно линии русских войск, и ещё два редута - перпендикулярно линии других шести и позади них. В этих редутах были размещены довольно сильные гарнизоны. Задача их состояла не только в том, чтобы ослабить шведов и выбить из них наступательный порыв, но и в том, чтобы расчленить шведскую армию, изолировать её части друг от друга, в то время, как Пётр держал свои войска в кулаке.

За линией редутов Пётр поставил кавалерию, командовать которой он поручил одному из лучших своих кавалерийских генералов - герою Калиша Александру Даниловичу Меншикову. По замыслу царя-стратега, кавалерия должна была атаковать шведов, как только они втянутся в бой за редуты. Таким образом, армия Карла оказывалась измотана, расчленена и сильно прорежена ещё до того, как войдёт в соприкосновение с линейными порядками русских.

Русский царь сумел обратить себе на пользу даже тот, вроде бы, прискорбный для любого полководца факт, что незадолго до сражения на сторону шведов перебежал офицер-наёмник. Этот наёмник сообщил шведам два факта, важных... для Петра и его будущей победы. Во-первых, шведам было сообщено, что на помощь к Петру движется калмыцкий хан с многочисленной конницей. Это известие вынудило Карла поспешить с атакой (а значит, делить свои силы, оставив часть армии у стен так и не взятой Полтавы). Кроме того, перебежчик сообщил, что в армии Петра имеется целый полк, состоящий сплошь из новобранцев. и что узнать их легко - новобранцы одеты в серые мундиры из некрашеного сукна. Изобретательный Пётр тут же распорядился переодеть в серые мундиры один из лучших своих пехотных полков - Астраханский, закалённых ветеранов Лесной. А новобранцев увести в тыл от греха подальше.

Шведы, к слову, на эту уловку попались - и атаковали наиболее крупными силами именно полк в серых мундирах. Однако, к изумлению Карла эта атака разбилась о мощное сопротивление астраханцев.



Астраханский полк, переодетый в серые мундиры, отражает атаку шведов.




Перед боем Карл XII, явившийся перед войсками на носилках, пытался подбодрить своих солдат обещанием обеда в царских шатрах. Похоже, он был уверен в своей победе. Русский царь ничего своим солдатам не обещал. Он говорил о другом: "Ведайте, что сражаетесь вы не за Петра, а за государство, Петру вручённое, за род свой, за Отечество, за православную нашу веру и Церковь. О Петре же ведайте, что жизнь ему не дорога - была бы жива Россия!" Пётр в данном случае проявил себя куда большим русским традиционалистом, нежели его постоянный критик Борис Башилов, упирающий на чисто европейский легитимизм и преданность суверену. Пётр же звал к защите Отечества, народа и веры, самого же себя ставил в положение служителя, "первого средь равных" на поле боя.

В 2 часа ночи шведская армия начала выдвижение к полю предстоящего боя. Шведы остановились в 600 метрах от редутов и развернулись в боевой порядок. В пятом часу утра фельдмаршал Рёншильд, которому Карл XII поручил командование непосредственно на поле сражения, отдал приказ атаковать редуты. Два из них шведам удалось захватить, но оборонявшиеся в этих редутах русские войска организованно отошли назад и заняли... те самые поперечные редуты, о существовании которых шведы не докадывались и узнали только сейчас.

Пока шведы раздумывали, что им делать с этим неприятным открытием, кавалерия Меншикова перешла в наступление и атаковала прорвавшегося неприятеля. В пространстве между редутами завязался конный бой, в ходе которого меншиковцы оттеснили шведов за линию шести редутов. А затем по приказу Петра вернулись на исходные позиции. Когда шведы снова пошли в атаку на земляные укрепления русских, их снова встретили плотным ружейным и артиллерийским огнём. В результате правофланговые корпуса шведов под командованием генералов К.Г. Рооса (в русских источниках часто ошибочно пишут "Росс" или "Розен") и В. Шлиппенбаха, попав под перекрёстный огонь, вынуждены были искать спасения в Будищенском лесу. Меншиков вовремя заметил отход двух корпусов и атаковал их. В ходе ожесточённого боя войска Рооса и Шлиппенбаха были окончательно разгромлены, а Шлиппенбах попал в плен.



Полтавская битва. Русская кавалерия идёт в атаку.





В 6 часов утра основные силы русской армии, отдохнувшие и выспавшиеся, выстроили боевые порядки. Пётр расположил свои полки так, чтобы каждый батальон первой линии имел у себя в тылу не чужой батальон, а батальон своего же полка. Это улучшало взаимодействие между линиями, кроме того, с учётом сказанного выше об Астраханском полку, сосредотачивало его целиком в одном месте.

Шведы же прорвались за линию редутов существенно ослабленными, в результате оказались вынуждены растянуть свои войска в одну линию, поставив позади лишь слабый резерв. Это уменьшало огневую мощь шведской пехоты (две русские линии могли стрелять поочерёдно, в то время, как шведы палили все одновременно - а дальше им приходилось тратить время на перезарядку своих ружей). Шведам оставалось надеяться только на штыковую атаку - а в штыковом бою численное преимущество русской армии оказывалось решающим фактором. Тем более, что атакующую шведскую пехоту косила огнём русская артиллерия - не забудем про 102 ствола против 4-х.

Стоит отдать шведам должное - дрались они отчаянно. В какой-то момент им даже удалось потеснить батальон Новгородского полка русских. Создалась угроза прорыва русской линии в самом её центре. В этот момент на поле боя появился сам Пётр Великий. Приняв командование над вторым батальоном новгородцев, он лично повёл их в атаку и отбросил шведов. Русский государь находился под огнём - одна вражеская пуля прошила ему треуголку, вторая попала в грудь и срикошетила от ложки, которую царь держал во внутреннем кармане.





Пётр Первый ведёт в атаку батальон Новгородского полка.





Атака шведов стала захлёбываться. Когда же русская пехота, пользуясь численным превосходством, начала охватывать фланги шведской армии, неприятельские солдаты запаниковали. Опасаясь окружения, шведы один за другим начали покидать боевую линию, и скоро их отступление превратилось в паническое бегство. Примечательно, что шведская кавалерия, поставленная на флангах в две линии, не только не попыталась помешать русской пехоте, но первая умчалась в тыл. Впрочем, есть версия, что против шведской кавалерии выдвинулась конница Меншикова, тягаться с которой после утреннего боя между редутами драгуны Карла не рискнули.

Лишь генерал Левенгаупт, год назад разбитый при Лесной (видимо, хотел реабилитироваться) пытался хоть как-то организовать отпор наступающим русским войскам, остановить бегство шведов. С Левенгауптом находился и раненый король, носилки которого разбило пушечным ядром. В конце концов короля таки удалось вытащить с поля боя. Но разгром шведов был полным. На поле боя осталось 9 333 убитых шведских солдата, ещё 2 874 шведа сдались в плен.





Русский конногренадер сражает шведского мушкетёра.
Вероятно, эпизод из финала Полтавской битвы




Остальная армия шведов бежала к Переволочне, где её спустя три дня перехватили кавалеристы Меншикова и принудили к сдаче.

С побеждёнными под Полтавой шведами Пётр обошёлся милостиво. Пленных генералов, включая Рёншильда, он пригласил в свой шатёр, где собирался отпраздновать победу. История сохранила слова, сказанные при этом русским царём: "Вчера брат мой Карл звал вас отобедать в моем шатре, но сегодня не пришел и слова не сдержал, хотя я его очень ожидал. Но когда Его Величество не изволил явиться, тогда я прошу вас в моём шатре отобедать".


Торжественный пир, устроенный Петром Великим по случаю полтавской победы




Примечательно, что немногочисленные украинцы, которых привели на подмогу шведам изменник Мазепа и запорожский атаман Гордиенко, в сражении не участвовали. Историк А. Шишов утверждает, что Карл намеренно оставил их у стен Полтавы, так как не доверял таким союзникам. Но и для такого недоверия у него были основания: во время многочисленных штурмов Полтавы казаки-изменники явно не рвались подставлять свои лбы под пули. На стороне же Петра, как и при Лесной, украинские казаки приняли непосредственное участие в сражении. 8 тысяч привёл с собой только полковник Иван Скоропадский (впоследствии ставший малороссийским гетманом). Прибыл под Полтаву и национальный герой малороссийского народа Семён Палий, в своё время отправленный Петром в ссылку в угоду своим союзникам-полякам. Палий мог бы дать волю своим обидам - но вторжение шведов на Украину заставило его позабыть несправедливость и явиться под знамёна Петра, коему он, в общем-то, ничем не был обязан, формально являясь польским подданным.

Те же, кто сделал ставку на шведов, оказались посрамлены. А ведь казалось бы, поражение Карла вырисовывалось вполне отчётливо после Лесной. Карл шёл на Украину без ресурсов - ресурсы он рассчитывал получить в Батурине. Он вторгался в чужую страну, далеко отрываясь от своих баз, не имея возможности оперативно пополнять свою армию ни людьми, ни боеприпасами. Итогом этой авантюры могло стать только оглушительное поражение. Но некоторым призрачный блеск "западноевропейской цивилизации" застилает глаза до полной потери адекватности. Праведен суд на таковых!

Tags: Великая Северная война, История Отечества, Полтавская виктория, Пётр Великий
Subscribe

Posts from This Journal “Полтавская виктория” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments