Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Как стать четырежды героем? Часть четвёртая

18 июня 1974 года в Москве скончался великий русский полководец Георгий Константинович Жуков. В этом году исполнилось 45 лет, как с нами нет этого человека, ставшего без преувеличения символом Великой Победы. Конечно, один Жуков всю Великую Отечественную войну на своих плечах бы не вынес, забывать о вкладе других военачальников было бы несправедливо. И всё же на ключевых направлениях мирового противостояния так или иначе неизменно появлялась фигура Жукова.






Маршал Георгий Константинович Жуков в повседневной форме образца 1943 года





Ключевым сражением 1943 года стала Битва на Курской Дуге. Жуков в это время исполнял обязанности заместителя Верховного Главнокомандующего и находился на фронте для координации действий фронтов. Во главе каждого из этих фронтов стоял свой командующий, сам не лишённый полководческих дарований. Это накладывало на Жукова двойную обязанность: обеспечить действия Красной Армии по единому плану и в то же время не сковывать инициативу военачальников, позволить им проявить и с максимальной пользой для победы использовать собственные дарования. В планировании Курской битвы Георгию Константиновичу принадлежит далеко не последняя роль. Но обо всём по порядку.

Жуков оказался на Курской дуге в марте 1943 года. После завершения Сталинградской битвы Красная Армия рвалась в наступление, спешила освобождать родные города и веси от захватчиков. Но немцы, хоть и потеряли под Сталинградом свою лучшую армию, всё ещё оставались сильны. Собрав под Полтавой мощный кулак, они неожиданно перешли в контрнаступление и смяли войска Воронежского фронта. Жуков был отправлен спасать положение.

Георгию Константиновичу удалось правильно определить цели и направления ударов врага, рассчитать необходимые для этого силы, которые и были направлены Ставкой в его распоряжение. 21-я общевойсковая армия сумела остановить наступление немцев, угрожавшее Курску, за Белгородом, после чего фронт замер.

Командующим Воронежским фронтом, вместо "отличившегося" Голикова по ходатайству Жукова  был назначен генерал Н.Ф. Ватутин, членом же военного совета у него остался печально известный Никита Хрущёв. С подачи Хрущёва Ватутин немедленно разработал план очередной наступательной операции. Однако противником этого плана неожиданно оказался Жуков. По опыту прошлых наступательных операций Жуков знал, что в порыве наступления так легко забыться и прозевать угрозу, немцы же, если они сами готовят новое наступление, снова могут атаковать и смять наступающие советские войска. А значит - новые потери, новые оставленные врагу города. Вместо этого Жуков предложил на первом этапе ограничиться обороной. И лишь заставив врага сполна выявить свои планы и измотав его оборонительными боями, перейти в наступление силами заблаговременно созданных и развёрнутых резервов. Под Москвой и Сталинградом такая тактика Жукова блестяще сработала. Правда, если в 1941-м и 1942-м годах противник навязывал русским войскам свою волю, в этот раз Жуков владел инициативой изначально. Оборона была частью его оперативного замысла, а не вынужденной мерой, вызванной превосходством противника  силе и невозможностью его остановить.

Хорошо: оборона. Но дальше вставал вопрос: а действительно ли фашисты собираются наступать? И если собираются, то с какого направления и куда они двинут свои войска? То, что гитлеровцы с разгромом под Сталинградом и с необходимостью оставить Кавказ не смирятся, было достаточно очевидно. Соответственно, следовало ожидать их перехода в наступление. Но где разразится это наступление и какими силами враг пойдёт в очередной "дранг-нах-остен"? В прошлом, 1942 году неверный ответ на эти вопросы едва не обернулся катастрофой. Тем важнее было не допустить опрометчивых решений на 1943 год.

Жуков в мирное время имел пристрастие к охоте. Охотничья привычка приучила его: раненый хищник никогда не идёт второй раз по собственному кровавому следу. Интуиция подсказывала: на войне бывает то же самое. На севере, под Ленинградом, немцы понесли серьёзное поражение, блокада была прорвана, немцы же не смогли не только взять города, но и ликвидировать этот прорыв. Можно было с уверенностью считать, что немецкое наступление на севере окончательно выдохлось. На юге немцы только что понесли серьёзнейшее поражение в ходе Сталинградской битвы, вынуждены были отойти с Кавказа, советские войска освободили часть Донбасса. В то же время советско-германский фронт, в силу особенностей обстановки, сильно выгнулся на запад в районе Курска. Здесь, на Курской Дуге, Красная Армия сосредоточила крупные силы - три фронта. И Жуков попытался - по старой, оставшейся с 1941 года, привычке - "проиграть войну за противника", представить себя на месте немецкого командования. Логика стратегии подсказывала: удар с двух сторон под основания Курского выступа позволял - при благоприятном развитии событий - окружить три советских фронта. В результате в линии фронта образовывался громадной величины прорыв, закрыть который русским войскам было бы проблематично. А дальше немцам открывалась дорога на Москву. Таким образом, Жуков мог предполагать, что весной - летом 1943 года именно здесь, на центральном участке фронта, гитлеровцы и развернут своё наступление.



Карта Курской битвы. Хорошо видны очертания Курской дуги и направления
запланированных немцами ударов.


Однако предположения - предположениями, а в основу стратегических планов следовало класть не их, а бесспорные факты. То, что Жуков весной 1943 года оказался на фронте, причём именно в районе Курской Дуги, к и иазалось бы, случайность. Но именно эта случайность в итоге помогла Георгию Константиновичу окончательно принять очень важное решение.

Жуков под Курском имел в своём штабном вагоне карту всего ТВД. К нему, как к заместителю верховного главнокомандующего стекалась разведывательная информация с фронтов, а сами фронты активно снабжались сведениями от партизан, которые фиксировали массовые перевозки немцами живой силы и военной техники в направлении Курского выступа. Разведка подтверждала предположения Жукова. К вечеру 7 апреля картина летней кампании 1943 года была Жукову ясна. И он доложил в Ставку по телеграфу свои соображения.

Доклад Жукова настолько интересен, что я не откажу себе в удовольствии привести его целиком.

"1. Противник, понеся большие потери в зимней кампании 42/ 43 года, видимо, не сумеет создать к весне большие резервы для того, чтобы вновь предпринять наступление для захвата Кавказа и выхода на Волгу с целью глубокого обхода Москвы.

Ввиду ограниченности крупных резервов противник вынужден будет весной и в первой половине лета 1943 года развернуть свои наступательные действия на более узком фронте и решать задачу строго по этапам, имея основной целью кампании захват Москвы.

Исходя из наличия в данный момент группировок против наших Центрального, Воронежского и Юго-Западного фронтов, я считаю, что главные наступательные операции противник развернет против этих трех фронтов, с тем чтобы, разгромив наши войска на этом направлении, получить свободу маневра для обхода Москвы по кратчайшему направлению.

2. Видимо, на первом этапе противник, собрав максимум своих сил, в том числе до 13 — 15 танковых дивизий, при поддержке большого количества авиации нанесёт удар своей орловско-кромской группировкой в обход Курска с северо-востока и белгородско-харьковской группировкой в обход Курска с юго-востока.

Вспомогательный удар с целью разрезания нашего фронта надо ожидать с запада из района Ворожбы, что между реками Сейм и Псёл, на Курск с юго-запада.

Этим наступлением противник будет стремиться разгромить и окружить наши 13, 70, 65, 38, 40-ю и 21-ю армии.

Конечной целью этого этапа может быть выход противника на рубеж река Короча—Короча—Тим—река Тим— Дросково.

3. На втором этапе противник будет стремиться выйти во фланг и тыл Юго-Западному фронту в общем направлении через Валуйки — Уразово.

Навстречу этому удару противник может нанести удар из района Лисичанска в северном направлении на Сватово - Уразово. На остальных участках противник будет стремиться выйти на линию Ливны — Касторное — Старый и Новый Оскол.

4. На третьем этапе после соответствующей перегруппировки противник, возможно, будет стремиться выйти на фронт Лиски — Воронеж — Елец и, прикрывшись в юго-восточном направлении, может организовать удар в обход Москвы с юго-востока через Раненбург —Ряжск — Рязань.

5. Следует ожидать, что противник в этом году основную ставку при наступательных действиях будет делать на свои танковые дивизии и авиацию, так как его пехота сейчас значительно слабее подготовлена к наступательным действиям, чем в прошлом году. В настоящее время перед Центральным и Воронежским фронтами противник имеет до 12 танковых дивизий и, подтянув с других участков 3 — 4 танковые дивизии, может бросить против нашей курской группировки до 15 — 16 танковых дивизий общей численностью до 2500 танков.

6. Для того чтобы противник разбился о нашу оборону, кроме мер по усилению ПТО Центрального и Воронежского фронтов, нам необходимо как можно быстрее собрать с пассивных участков и перебросить в резерв Ставки на угрожаемые направления 30 полков ИПТАП; все полки самоходной артиллерии сосредоточить на участке Ливны — Касторное — Ст. Оскол. Часть полков желательно сейчас же дать на усиление Рокоссовскому и Ватутину и сосредоточить как можно больше авиации в резерве Ставки, чтобы массированными ударами авиации во взаимодействии с танками и стрелковыми соединениями разбить ударные группировки и сорвать план наступления противника.

Я не знаком с окончательным расположением наших оперативных резервов, поэтому считаю целесообразным предложить расположить их в районе Ефремов — Ливны — Касторное — Новый Оскол — Валуйки — Россошь — Лиски — Воронеж — Елец. При этом главную массу резервов расположить в районе Елец — Воронеж. Более глубокие резервы расположить в районе Ряжска, Раненбурга, Мичуринска, Тамбова.

В районе Тула — Сталиногорск необходимо иметь одну резервную армию.


Переход наших войск в наступление в ближайшие дни с целью упреждения противника считаю нецелесообразным. Лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем его танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьем основную группировку противника" (конец цитаты).

Таким образом, анализируя обстановку по докладам командующих фронтами и армиями и сопоставляя эти доклады с данными разведки Жуков сумел не только детально разгадать стратегический замысел фашистского командования, но и практически безошибочно определить силы противника, а также набросать общие контуры собственного плана по противодействию немецкому наступлению. План Жукова выдавал в нём опыт бывалого штабного работника: Жуков понимал, что на войне недостаточно прочертить стрелки на карте, нужно рассчитать необходимое количество сил, наметить средства для их сосредоточения, определить места для расположения резервов. Примечательно, что именно Жуков сделал категорический вывод о нежелательности советского наступления. Необходимо было накопить силы для противостояния мощному кулаку, который собрал под Курском противник, в частности, обеспечить необходимое количество артиллерии. А потому - целесообразно сперва измотать наступающие немецкие войска преднамеренной жёсткой обороной, а уже затем, силами заранее накопленных резервов, перейти в контрнаступление. Жизнь показала правоту Георгия Константиновича.




Жуков за своим рабочим столом





Немецкому наступлению, план которого предполагал два сходящихся удара под основания Курского выступа и окружение войск нескольких советских фронтов, Жуков противопоставил два из этих фронтов - Центральный и Воронежский. На них стараниями Георгия Константиновича было сосредоточено 1300 тысяч человек, 19 тысяч орудий и миномётов, 3500 танков и более 2000 самолётов. Немецкие ударные группировки в общей сложности насчитывали 900 тысяч бойцов, около 10 тысяч орудий и миномётов, 2700 танков и примерно 2000 самолётов. Таким образом, обороняющиеся войска почти по всем позициям имели численное превосходство, что сводило шансы наступления на успех практически к нулю. Советская оборона включала 8 оборонительных полос, общей глубиной 300 километров. В процессе подготовки Курской оборонительной операции Красная Армия вырыла до 10 тысяч километров окопов в общей сложности. Пространство между окопами прикрывали противотанковые мины. Штурмуя такие укрепления в меньшинстве, немцы гарантированно должны были выдохнуться до прорыва советского фронта. И именно в этот момент, когда силы врага начнут иссякать, а темпы его наступления - стремительно падать, Жуков планировал перейти в наступление. Для этой цели предназначались войска не задействованных в обороне Брянского и Западного фронтов, а также формируемого в ближнем тылу Степного фронта под командованием И.С. Конева.


Примечательно, что немцы, изначально запланировав своё наступление в мае, несколько раз переносили его сроки. Здесь было важно сохранить выдержку. Многие подчинённые Жукову командующие фронтов беспокоились: а вдруг немцы так и не рискнут наступать? Не потеряет ли Красная Армия драгоценное время, сидя в окопах, тогда как по хорошим летним дорогам самое милое дело было бы двинуться вперёд? Особенно усердствовал Хрущёв. Он буквально бомбардировал Ставку клятвенными заверениями, что немцы зарываются в землю, готовятся к обороне, удержать которую планируют... лишь до сбора урожая. Но Жуков имел неоспоримые данные разведки: немцы подтягивают к линии фронта артиллерию прорыва и танковые корпуса, конфигурация их войск такова, что не может быть никаких сомнений: от Орла и Белгорода планируются два мощных сходящихся удара, цель которых - сомкнуть кольцо вокруг Курска и обороняющих Курский выступ пяти советских фронтов. И потому - категорически запрещал любые наступательные действия на своём участке, и сдерживал нетерпеливого Сталина, который под влиянием телеграмм Хрущёва начинал колебаться.





Никита Сергеевич Хрущёв в годы Великой Отечественной войны
был склонен к опрометчивым выводам и скоропалительным решениям,
нередко оборачивавшимся жестокими поражениями Красной Армии.
Что не помешало ему в итоге получить медаль Героя Советского Союза





5 июля 1943 года началось то, в чём Жуков был твёрдо уверен, в чём убеждал Ставку и подчинённых ему генералов. Немецкие танковые корпуса, сопровождаемые пехотой, начали наступление на Курской Дуге. Однако Жуков, имевший от разведчиков и партизан надёжные сведения о времени начала этого наступления, распорядился провести артиллерийскую контрподготовку за полчаса до того, как немецкая артиллерия должна была открыть огонь. И хотя полностью подавить огневые средства врага не удалось, определённый урон эта контрподготовка немцам нанесла и эффективность их артогня снизила. Самое же главное - сыграла свою роль в деморализации противника. Уже в первый день своего наступления немцы двинулись в атаку в подавленном состоянии, ибо знали: русским всё известно, они готовы. А силу русских войск в обороне немцы уже успели сполна ощутить на себе под Ленинградом и Сталинградом.

Примечательно, что Жуков, скрупулёзно готовивший Курскую битву, усиленно выбивавший из Ставки необходимые ресурсы и резервы, жёстко навязывавший порой командующим свою стратегическую волю, после начала непосредственных боёв от командования устранился. И это тоже было с его стороны замечательным полководческим решением: Жуков знал, что командующие фронтами - люди способные и решительные, что они прочно держат в своих руках нити управления боем. И потому не стоит сковывать их инициативу. Пусть Рокоссовский с Ватутиным проявят свой полководческий дар. Мелочная же опека со стороны заместителя верховного главнокомандующего будет только сковывать их инициативу, которая в бою порой решает всё.

Чем же занимался Жуков, пока Рокоссовский с Ватутиным отражали наступление немцев? А Жуков вплотную занялся подготовкой советского контрнаступления на Курской Дуге. На Орловском направлении основной ударной силой должны были стать войска Брянского фронта и левого крыла Западного фронта, в полосе которых наблюдалось затишье. Жуков досконально изучил линию фронта на этом участке. Нужно было не только нащупать слабые места во вражеской обороне, чтобы именно туда направить удары танковых клиньев, необходимо было ещё правильно определить истинный передний край немецкой обороны. Распространённой хитростью гитлеровцев в 1943 году стал ложный передний край - полевые укрепления, занятые слабыми силами, фактически - сторожевым  охранением. При артиллерийской подготовке основная сила огня советской артиллерии сосредотачивалась на этих полупустых позициях, в то время как истинный передний край оставался нетронутым и встречал атакующую русскую пехоту шквалом огня. Жуков настоял на разведке боем силами до батальона пехоты на нескольких направлениях. И везде посланные в разведку батальоны без труда захватили ложные укрепления. Таким образом истинный передний край был чётко выявлен - и именно по нему сосредоточился артиллерийский и миномётный огонь.

А для выявления направлений прорыва Жуков сам, где пешком, где ползком подбирался к вражеским позициям и осматривал их. Однажды маршала даже накрыло миномётным огнём, штабной офицер прикрыл его своим телом, оба оказались сильно контужены. По счастью, осколки прошли мимо. С тех пор Георгий Константинович оглох на одно ухо, но задача была выполнена. 12 июля советские войска на северном фасе Курской Дуги перешли в решительное наступление.



Маршал Г.К. Жуков на Брянском фронте. Июль 1943 года.
Справа от Георгия Константиновича - командующий авиацией дальнего действия
генерал А.Е. Голованов. Вероятно, Жуков вместе с авиационным генералом намечает
направления для действий бомбардировочной авиации.





Вскоре после этого Жуков был переброшен на южный фас Курской Дуги, координировать действия Воронежского и Степного фронтов. Здесь ситуация была куда менее благоприятной для советских войск. Белгородская группировка фашистов оказалась куда мощнее орловской, а командовал ею фельдмаршал Манштейн фон Левински - один из лучших полководцев вермахта. В итоге немцам удалось вклиниться на 35 километров в советскую оборону. Танковое сражение под Прохоровкой, хоть и нанесло захватчикам серьёзные потери в технике, закончилось по факту с неопределённым результатом, в последующие дни Василевский (которого как раз и должен был сменить Жуков) ожидал возобновления немецких атак. Однако 13 июля Гитлер отдал приказ о прекращении операции "Цитадель", признавая тем самым собственное поражение. Сильно потрёпанные войска Ватутина и Конева (часть сил Степного фронта, вопреки первоначальному плану, пришлось задействовать в оборонительной операции) не смогли помешать организованному отходу Манштейна на исходные позиции, которые немцы и заняли в ожидании советского наступления.

Жуков решительно воспротивился немедленному переходу в наступление Воронежского и Степного фронтов. Противостоящий им противник отнюдь ещё не был деморализован и подавлен, занимал хорошо укреплённые позиции и возглавлялся опытным военачальником. У немцев имелось семь подготовленных рубежей обороны на 90 километров в глубину. Атака такой позиции с наскоку могла обернуться для Красной Армии только напрасными жертвами. Жуков же, вопреки расхожим представлениям о нём, напрасных потерь хотел избежать.

Жуков творчески обдумал опыт наступления на северном фасе Курской Дуги. В особенности его интересовали методы проведения артиллерийской подготовки. Успешная артподготовка - половина успеха. Результатом стала военно-теоретическая докладная записка, адресованная на имя Сталина. В ней Жуков обосновал необходимость сопровождения наступающей пехоты огневым валом. Когда пехота начинает наступление после прекращения артподготовки, писал он, враг пережидает огонь артиллерии в укрытиях, а потом успевает снова занять оборонительные позиции. Надо, чтобы пехота подбиралась к вражеским окопам во время максимально интенсивного огня - тогда именно она займёт вражеские траншеи, не понеся лишних потерь.

План прорыва позиций Манштейна Жуков расписал с точностью до минуты. "5 минут огневой налет артиллерии, минометов, "катюш" и огня пехоты по переднему краю и всей глубине обороны противника. 35 минут контроль прицела и пристрелки орудий тяжелого калибра. 1 час 20 минут методическое подавление, разрушение целей и залпы "катюш". 20 минут нарастающий до предельного режима артиллерийский и минометный огонь. 45 минут заранее спланированный артогонь по узлам сопротивления в глубине обороны противника

Пехота с танками прорыва и орудиями самоходной артиллерии в атаку была поднята в 7 55, то есть в момент открытия артиллерией нарастающего до предельного режима огня, и, прижимаясь к огневому валу, пехота с танками и орудиями самоходной артиллерии через 20 минут прорвалась на передний край обороны противника.

Авиация в течение дня действовала по следующему плану. Первый бомбовый удар был произведен по штабам, узлам и линиям связи для нарушения управления. Второй, третий и четвертый бомбардировочные удары последовательно производились по артиллерийским позициям в глубине обороны, по скоплениям противника и резервам противника. Первый удар штурмовиков произведен в 7.55, то есть в момент подъема пехоты в атаку, и продолжался беспрерывно в течение двух с половиной часов с огневой задачей подавления артиллерии, минометов противника и огневых точек на обратных скатах...

Танковые армии Катукова и Ротмистрова, построенные в боевые порядки на выжидательных позициях, продвигали свои авангардные бригады непосредственно за пехотой, что обеспечило быстрый ввод главных сил танковых армий в прорыв после взлома тактической глубины, обороны противника" (конец цитаты).




Г.К. Жуков (крайний слева) в штабе Воронежского фронта.
Период Курской битвы. Крайний справа - генерал Н.Ф. Ватутин





В результате столь грамотно спланированных действий оборона гитлеровцев была прорвана к 14-00 в тот же день, и в прорыв немедленно устремились танковые армии. Через два дня Белгород был освобождён.

Жуков постоянно держал руку на пульсе наступления. Он понимал, как опасно в условиях наступления увлечься, зарваться, забыть об осторожности. Тщательная разведка, детальное выяснение того, какие силы противостоят нашему наступлению, и только после этого - принятие решений. Вот чего он настойчиво требовал от командармов. Когда же немцы, отступив, начали приводить свои войска в порядок и оказывать организованное сопротивление на заранее подготовленных позициях, Жуков потребовал сосредоточить артиллерию прорыва только на главных направлениях, сами же прорывы - организовывать там, где это давало возможность отсечь и окружить крупные группировки противника.

Курская битва завершилась освобождением Харькова. А дальше начиналась не менее грандиозная Битва за Днепр. Пожалуй, самая мифологизированная из всех операций Великой Отечественной войны. Именно по поводу Битвы за Днепр родился - и до сих пор активно тиражируется - чёрный миф о том, что Жуков приказывал не вооружать и не обмундировывать мобилизованных украинцев с освобождённых территорий. Георгию Константиновичу бездоказательно приписывают фразу: "Нечего их, хохлов, вооружать. Чем больше их потопим в Днепре, тем меньше после войны придётся расстреливать". В действительности ни один "обличитель" не сможет предъявить корректный источник этой мифической фразы. Реально же имевшим место фактам она напрямую противоречит. Жуков не только не испытывал никакой неприязни к украинцам, но с началом битвы за Днепр начал активно продвигать их на высшие командные должности. Похоже, Георгия Константиновича привлекала мысль о том, что освобождать столицу Украины должны генералы-украинцы. Ни в одном архиве ни один историк до сих пор так и не обнаружил никаких приказов о том, чтобы кого-то посылать в бой без личного оружия. Что же касается отношения Жукова к потерям личного состава, то лейтмотив многих его приказов: "Беречь людей!" Никаких лобовых атак, тщательная разведка, тщательная артиллерийская подготовка, чтобы потери среди пехоты были как можно меньше - вот к чему стремился Жуков, вот к чему он призывал своих командармов.

После Курского поражения гитлеровцы больше не надеялись одержать над русскими победу в наступательных операциях. Ставка была сделана на жёсткую оборону, по примеру - не побоюсь это сказать - самого Жукова. Обескровить Красную Армию в оборонительных боях, чтобы заставить СССР пойти на сепаратный мир, не дойдя до границ Германии - вот к чему теперь стремился Гитлер. А при отступлении немецким войскам предписывалось уничтожать всё имущество и угонять всех жителей, а тех, кто не захотел бы добровольно уходить на запад, - расстреливать. Приказы об этом своевременно попали в руки Георгия Константиновича. Вот почему Жуков торопился с выходом на Днепр: он стремился предотвратить массовое уничтожение мирных жителей Украины, тех самых, которых он, по мнению современных журналистов и креаклов, якобы, собирался после войны расстреливать.


Была и ещё одна причина: по западному берегу Днепра немцы строили мощную оборонительную линию, получившую название "Восточный вал". Именно туда, к укреплениям Восточного вала, стремились отступающие гитлеровские войска, именно там они рассчитывали отсидеться. А готовы должны были быть эти укрепления к ноябрю 1943 года. Значит, форсировать Днепр нужно было раньше, во что бы то ни стало раньше.

Жуков предложил организовать несколько прорывов и двинуть ударные группировки за Днепр, не обращая внимания на гитлеровские войска, остающиеся на флангах. Прорваться за Днепр раньше немцев, занять их укрепления и поставить гитлеровские войска на Левобережной Украине в положение окружённых - вот в чём состояла его идея. Жуков рассчитывал, что под угрозой неминуемого окружения немцы сами наснут поспешное отступление с Левобережной Украины, и выталкивать их оттуда, ведя непрерывные бои, станет просто незачем. План рискованный: немцы вполне могли бы подрубить основания советских клиньев, и тогда уже наши ударные группировки оказывались бы в окружении. Но в случае успеха Левобережная Украина освобождалась малой кровью. Однако Сталин счёл план Жукова слишком рискованным. Советские войска, вопреки замыслу Жукова, оказались втянуты в бои на Левобережье. И несли потери. Статистика показывает, что с точки зрения интенсивности потерь за всю Великую Отечественную войну не было другой столь же кровопролитной операции. Но эти потери русские войска несли не благодаря Жукову, а вопреки ему.

Под занавес 1943 года, во время боёв за Киев, Жукову довелось ещё раз продемонстрировать свои незаурядные полководческие способности, своё умение на лету схватывать обстановку и принимать нестандартные решения. Командующий 1-м Украинским (бывшим Воронежским) фронтом генерал Ватутин планировал атаковать Киев с Букринского плацдарма, на котором ему удалось собрать крупную ударную группировку. Однако наступление на Букринском плацдарме застопорилось, напоровшись на сильную оборону немцев. Между тем, генерал Н.Е. Чибисов, форсировав Днепр севернее Киева, сумел захватить на правом берегу реки плацдарм, который оказывался западнее Украинской столицы. Этот плацдарм, получивший название Лютежского, угрожающе нависал над коммуникациями киевской группировки противника. И отстоял от Киева всего на 30 км, что было существенно ближе, чем Букринский плацдарм. Именно поэтому Ватутин поначалу недооценил успех Чибисова: генерал опасался, что сосредоточение крупной массы войск с танками в такой близости от неприятеля не может пройти незаметно. Жуков был первым, кто по достоинству оценил выгоду Лютежского плацдарма. И указал Ватутину на необходимость перенести на него направление главного удара.




Портрет Г.К. Жукова в 1943 году.
Именно это изображение следует признать самым корректным -
вторую медаль Героя Советского Союза Жуков получил только в 1944 году.





Ватутин рекомендацию Жукова принял. И блестяще провёл в жизнь, что привело к успешному освобождению Киева 6 ноября 1943 года.

Таким образом, в 1943 году Георгий Константинович Жуков, координируя действия нескольких фронтов, в очередной раз проявил себя талантливым стратегом, до мелочей продумавшим и блестяще реализовавшим план операции на Курской Дуге. Жуков продемонстрировал также понимание особенностей современной для него войны, умение ценить инициативу подчинённых, разбираться в обстановке и беречь жизни солдат. Результатом стали не только блестящие победы на Курской Дуге и на Днепре, но и военно-теоретические наработки, сделанные полководцем непосредственно во время боёв и на их свежем опыте.

Наградой Жукову за успешные действия под Курском и на Днепре стал орден Победы.

_______________________________________________

Начало (часть номер ноль).
Часть первая (Битва при Халхин-Голе).
Часть вторая (Битва за Москву).
Часть третья (Сталинградская Битва).

Продолжение следует.

Tags: Битва за Днепр, Великая Отечественная война, Вечная память, Жуков, История Отечества, Курская битва
Subscribe

Posts from This Journal “Жуков” Tag

  • Парад Победы 24 июня 1945 года: как это было

    24 июня 1945 года, ровно 75 лет тому назад в Москве состоялся торжественный Парад Победы, посвящённый победе над гитлеровской Германией. Провести…

  • Речь маршала Жукова на Параде Победы 24 июня 1945 года

    Оригинал здесь. Сохраняю для истории. Разумеется, не во всём тут с маршалом можно согласиться. И наверняка не всё, им сказанное, было сказано…

  • К 75-летию Великой Победы

    С Днём Победы вас, люди! Да, именно так сегодня хочется начать свой материал, посвящённый юбилейной 75-летней годовщине Победы русского народа над…

  • Последний бой, оказавшийся не последним

    2 мая 1945 года, 75 лет тому назад, убедительной победой Красной Армии завершилась Берлинская наступательная операция. В час ночи 2 мая радиостанции…

  • Георгий Жуков - о взятии Зееловских высот

    Утром 16 апреля на всех участках фронта советские войска успешно продвигались вперед. Однако противник, придя в себя, начал оказывать…

  • Варшава, 75 лет тому назад

    ...И объяснит, как по уставу, Куда какой врезался клин, Когда взята была Варшава И встал на очередь Берлин. А.Т. Твардовский Ровно 75 лет тому…

  • Первый жуковский удар

    Седой солдат расскажет внукам Про эту быль своих времён, Как он, герой, да маршал Жуков Из Польши немцев гнали вон... Александр Твардовский 12…

  • Фронтовой друг великого полководца

    28 декабря сего года исполнилось 120 лет со дня рождения Героя Советского Союза генерала Михаила Сергеевича Малинина. Генерал Михаил Малинин не…

  • Как стать четырежды Героем? Часть седьмая

    Предыдущая часть здесь. 7 июля 1944-го года Жукова вновь вызвали в Ставку. Сталин был доволен ходом операции "Багратион": к этому времени…

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments