Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Харьков. В июне 1919-го

25 июня (12 июня старого стиля)1919 года, 100 лет тому назад, белая Добровольческая Армия торжественно вступила в Харьков, из которого накануне 1-й батальон 2-го Офицерского стрелкового Генерала М.Г. Дроздовского полка в ходе жестоких уличных боёв выбил большевиков. Победа в Харьковской наступательной операции, наряду со взятием, спустя несколько дней, Царицына, стала одной из крупнейших удач Белого Движения в ходе весенне-летнего наступления 1919 года. От Харькова деникинцам открывался прямой путь через Курск и Орёл на Москву, взятие же Москвы означало переход центральной власти в России под контроль сил контрреволюции: красные и белые менялись бы местами.





Генералы А.И. Деникин и И.П. Романовский на параде в освобождённом Харькове





Предпосылками успешного наступления белых на Харьков стали успешное завершение Добровольческой Армией Донбасской наступательной операции, завершившейся 22 мая 1919 года (здесь и далее все даты - по старому стилю) взятием Славянска, и повсеместные крестьянские и казачьи восстания против большевиков, отвлекавшие на себя значительные силы Красной армии. Не надеясь наличными силами удержаться в Донбассе, красные спешно укрепляли Харьков, стягивая туда крупные резервы, в том числе отборные коммунистические и матросские части. Если бы белые дали им возможность сосредоточиться, эти силы вполне могли бы через несколько недель перейти в наступление и выбить Добровольческую Армию из с таким трудом освобождённого Донбасса. Ещё и это соображение подстёгивало Деникина в стремлении как можно быстрее овладеть Харьковом. Антон Иванович вспоминал: "В районе Синельникова сосредоточивалась ударная группа из сборных частей бывшей 2-й Украинской армии и войск, подвезенных из Крыма и Екатеринослава, составившая 14-ю армию, во главе которой был поставлен Ворошилов — человек без военного образования, но жестокий и решительный. Советское командование поставило себе задачей вывести из-под наших ударов 8-ю и 9-ю армии, движением во фланг от Синельникова на Славянск — Юзово 14-й армии остановить наше наступление на Харьков и затем одновременным ударом 14-й армии и харьковской группы вернуть Донецкий бассейн". Разговоры о Харькове велись в Ставке белых столь часто и столь активно, что дошли до союзников по Антанте, а через союзных представителей стали известны в Англии. Правда, в силу слабого знания союзниками русского языка, разговоры эти попали в высокие лондонские кабинеты в настолько искажённом свете, что премьер Ллойд Джордж призвал в парламенте "всеми силами помогать русским генералам Деникину, Колчаку и Харькову".

Курьёзы - курьёзами, но Харьков действительно надо было брать. Во главе операции стоял генерал В.З. Май-Маевский, человек решительный, энергичный и небездарный, но имевший существенный недостаток: страдавший хроническим алкоголизмом. Впадая же в запой, Май-Маевский либо полностью устранялся от дел, либо утрачивал всякую адекватность восприятия. Непосредственно же на Харьков наступал 1-й армейский корпус Добровольческой Армии, во главе которого стоял Александр Павлович Кутепов - генерал-первопоходник, решительный до жестокости, безоговорочно преданный делу контрреволюции и лично отважный, хотя и не относящийся к числу выдающихся полководцев. Так или иначе, эти двое разыграли Харьковскую операцию, как по нотам, продемонстрировав свои лучшие качества.


Генерал В.З. Май-Маевский, летом 1919 года - командующий Добровольческой Армией


Генерал А.П. Кутепов, летом 1919 г. - командующий 1-м армейским корпусом
Добровольческой Армии



Группировка Ворошилова, угрожавшая западному флангу Добровольческой Армии была нейтрализована стремительным наступлением кавалерийского корпуса А.Г. Шкуро. После этого 1-й Армейский корпус во главе с Кутеповым и Терская конная дивизия во главе с генералом С.М. Топорковым выступили на Харьков. За месяц эти войска прошли с боями 300 вёрст, освободили Купянск, затем конная группа Топоркова обошла Харьков с севера и северо-запада, отрезая его от Брянска и Ворожбы, и разгромила несколько эшелонов с подкреплениями.

Одновременно корниловцы и марковцы, наступавшие на правом крыле корпуса Кутепова, были брошены в наступление на Белгород. 7 июня в руках добровольцев оказался Волчанск, а 10 июня марковцы и корниловцы выбили большевиков из Белгорода, прервав таким образом связь Харькова и с Курском. По свидетельству дроздовца В.М. Кравченко, население Белгорода встретило деникинцев, как освободителей, местный монастырь звонил во все колокола. В храмах немедленно возобновились богослужения, прекращённые советской властью. Ожил и городской рынок, куда крестьяне с радостью привезли на продажу столь необходимое горожанам продовольствие - большевики частную торговлю ликвидировали, а зерно, картошку и мясо отбирали у крестьян силой, ничего не платя. Приход белых означал прекращение грабежей и установление твёрдого правового порядка. 11 июня в Белгород прибыл командир марковцев Н.С. Тимановский, который принял парад белых полков, поздравив их с победой.





Девушки встречают цветами марковцев





Левое крыло кутеповского корпуса 7 июня завязало бои на подступах к Харькову, у станции Лосево, которую и взяли, а затем перенесли атаки на паровозостроительный завод. В это время красные сосредоточили сильный войсковой кулак у станции Основа и здесь сумели остановить наступление белого Сводно-Стрелкового полка во главе с полковником Ю.К. Гравицким. Полк понёс большие потери, и о том, чтобы взять Харьков его силами, не могло быть и речи.

В помощь Сводно-Стрелковому полку Кутепов решил направить дроздовцев, одну из наиболее стойких добровольческих частей. 10 июня 1-й батальон Офицерского Дроздовского полка под командованием Антона Туркула от Изюма и Балаклеи был переброшен по железной дороге к Харькову и высажен на безымянном полустанке, не доезжая нескольких километров до станции Основа. Туркул впоследствии вспоминал, как полковник Гравицкий уверял его, будто Харьков взять невозможно. В ответ Антон Васильевич в лоб спросил растерявшегося полковника, где у него самое опасное направление. "Правый фланг", - машинально ответил Гравицкий. "Хорошо, - отозвался Туркул. - Я буду наступать на правом фланге, а Вы потрудитесь наступать на левом".

Батальон Туркула атаковал станцию Основа с рассветом 11 июня. Наступление дроздовцев поддержала огнём 1-я дроздовская артиллерийская батарея, которую артиллеристы выкатили на прямую наводку. Стремительной атаки дроздовцев красные не выдержали и, очистив станцию, покатились к Харькову. Не задерживаясь, Туркул со своими бойцами на плечах отступающих большевиков ворвался в город. "
На плечах бегущих мы ворвались в Харьков, - пишет Туркул. - Уже мелькают бедные вывески, низкие дома, пыльная мостовая окраины, а люди в порыве атаки все еще не замечают, что мы уже в Харькове. Большой город вырастал перед нами в мареве. Почерневшие от загара, иссохшие, в пыли, катились мы по улицам".

На окраине Харькова располагались казармы красноармейского батальона. Когда дроздовцы ворвались в город, этот батальон был поднят по тревоге, но не успел даже построиться, как был со всех сторон окружён белыми и в полном составе положил оружие.




Антон Васильевич Туркул в июне 1919 года командовал 1-м батальоном
во 2-м Офицерском стрелковом Генерала М.Г. Дроздовского полку.
Именно стремительная атака этого батальона решила исход сражения за Харьков.





Стремительная атака дроздовцев для красных, оборонявшихся в Харькове, оказалась полной неожиданностью. Поэтому, несмотря на то, что в городе батальон пришлось разделить, направив разные его подразделения по разным направлениям, переломить ситуацию уличными боями у большевиков не получилось. Более-менее серьёзное сопротивление белым смог оказать только броневик "Товарищ Артём". Умело маневрируя по улицам, переулкам и дворам Харькова, вылетая на белогвардейцев с самых неожиданных направлений, броневик пулемётным огнём неизменно вынуждал их останавливаться и залегать, пока его не удалось остановить и лишить хода гранатами и огнём артиллерии. Команда броневика бросила машину и попыталась скрыться, но вскоре была обнаружена дроздовцами и в полном составе захвачена в плен.

К этому времени жители Харькова, поняв, что происходит, высыпали навстречу дроздовцам. "По улице вокруг нас шатало людские толпы, - вспоминал Туркул, - нас обдавало порывами «ура». Плачущие, смеющиеся лица. Целовали нас, наших коней, загорелые руки наших солдат. Это было безумство и радость освобождения. У одного из подъездов мне поднесли громадный букет свежих белых цветов... Этого не забыть; не забыть душной давки, тысячи тысяч глаз, слез, улыбок, радостного безумства толпы". Когда же перед этими ликующими горожанами появились пленные матросы - экипаж броневика, толпа едва не растерзала их. Особенно горячился один старик. Из его сбивчивых слов Туркулу удалось понять, что захваченные красноармейцы - чекисты, и что у этого самого старика большевики убили сына и дочь. Тем не менее, белые воздержались от самосуда, и лишь удостоверившись, что все четверо пленных были действительно палачами харьковской "чрезвычайки", расстреляли их.


Дроздовцы захватывают броневик "Товарищ Артём" в Харькове. Иллюстрация имеет некоторые неточности.
Во-первых, броневик "Товарищ Артём" выглядел не так.
А во-вторых, команда броневика не была захвачена вместе с ним, а попалась позднее



Броневик же белые смогли поставить в строй. Тут же нашлась краска, которой они замазали старое название. Решено было назвать броневик в память недавно погибшего полковника-дроздовца Туцевича, и под этим названием, с белогвардейским экипажем и развевающимся над башней трёхцветным флагом броневик продолжил бой за Харьков.

Организованное сопротивление дроздовцы встретили на Холодной горе, где большевикам удалось остановить и собрать вокруг себя более-менее значительные силы. У красных на горе были пулемёты и артиллерия, из которых они немедленно открыли огонь по наступающим дроздовцам. Метким огнём своей батареи дроздовцы заставили артиллерию красных замолчать, а затем - полностью очистили гору от засевших там большевиков.

К вечеру 1-й батальон дроздовцев прошёл весь Харьков насквозь. В районе белгородского шоссе к бойцам Туркула присоединились местные белоповстанцы - пятьдесят офицеров, находившихся в Харькове, узнав, что дроздовцы ворвались в город, подняли восстание, атаковали поддавшихся панике большевиков и завладели их оружием. Примерно в это же время 2-й батальон дроздовцев, наступавший вдоль железной дороги, занял главный харьковский вокзал. Харьков был освобождён.

На следующий день части 1-го армейского корпуса торжественно вступили в Харьков, сопровождаемые восторгами толпы и благодарственными молебнами местного духовенства. Полковник Гравицкий, не сумевший должным образом организовать наступление на Харьков, как старший по чину, стал начальником местного гарнизона.






Взятие Харькова и разгром его гарнизона не только позволили белым устранить угрозу Донбассу и сохранить за собой этот стратегически важный регион с его сырьевыми ресурсами и промышленным потенциалом, но и выйти на кратчайшее направление для удара по красной Москве. Кроме того, овладение Харьковом открывало для белых также оперативные направления на Киев, Полтаву и Екатеринослав.

В Харькове белым вновь, как и в финале Второго Кубанского похода, удалось захватить огромные трофеи - бронепоезда, бронеавтомобили, артиллерия, склады с боеприпасами. Всё это красные, уверенные в неприступности Харькова, так и не успели вывезти. На нужды Белой Армии теперь можно было поставить промышленность Харькова. Таким образом, грядущее наступление на Москву оказывалось материально обеспечено.

Был остановлен маховик красного террора. ЧК в Харькове свирепствовала, активно применяла пытки, умерщвляла своих жертва самыми садисткими  способами. С января по июнь 1919 года, пока большевики хозяйничали в Харькове, ими было расстреляно 286 человек, тела которых белые обнаружили в десяти захоронениях. В их числе - епископ Русской Православной Церкви Никодим Кононов, ныне прославленный в лике святых. Примечательно, что арестовали владыку на праздник Рождества Христова. Просившие освободитье его верующие, включая учительницу местной гимназии, были немедленно обвинены в создании "контрреволюционного заговора" и также расстреляны. В подвалах "чрезвычайки" белые обнаружили жуткие "экспонаты" - кожу, которую чекисты заживо сдирали с арестованных русских людей. Стоит ли удивляться, что жители Харькова готовы были целовать и носить на руках занявших город белогвардейцев?





Генералы Май-Маевский и Кутепов в освобождённом Харькове на панихиде по погибшим
добровольцам и жертвам красного террора.

________________________________
При написании статьи использованы:
1) А.И. Деникин. "Очерки Русской Смуты" (фрагмент).
2) А.В. Туркул. "Дроздовцы в огне" (фрагмент).
3) Материал из "Википедии".
4) В.М. Кравченко "Дроздовцы от Ясс до Галлиполи" (фрагмент)



Tags: Белые, Гражданская война, Деникин, Дроздовский и дроздовцы, История Отечества
Subscribe

Posts from This Journal “Белые” Tag

promo mikhael_mark август 12, 21:50 Leave a comment
Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments