Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Судьба Осипа Комиссарова и социальные лифты

Не так давно, готовя материал к очередной годовщине злодейского убийства царя Александра Освободителя, я решил освежить в памяти всю историю покушений на этого государя. И "споткнулся", что называется, о биографию Осипа Ивановича Комиссарова - человека, остановившего преступную руку Каракозова во время первого покушения на государя. В судьбе Комиссарова, как в зеркале, отразились слабые стороны Российской империи XIX столетия, то, что пытался преодолеть - и не смог преодолеть из-за вредительства революционеров - Александр Освободитель.






Осип Иванович Комиссаров




Осип Комиссаров (1838 - 1892) - русский крестьянин Костромской губернии, родился в селе Молвитино Буйского уезда. Костромская губерния - это нечерноземье, малоземельные крестьянские хозяйства еле-еле сводили концы с концами, а потому сыновей зачастую отправляли "в люди" - в город, на обучение к тамошним ремесленникам. Не стал исключением и Осип Иванович, с малолетства пристроенный в обучение к петербургскому шляпных дел мастеру Садову.

К 1866 году, когда состоялась судьбоносная встреча Комиссарова с Александром Освободителем, Осип Иванович уже сам владел шляпной мастерской. Несмотря на молодость (Комиссарову было 28 лет), он уже имел некоторую финансовую самостоятельность и какое-никакое свободное время, позволявшее ему прогуливаться в Летнем Саду. 4 апреля 1866 года, прогуливаясь вдоль ограды Летнего Сада, Комиссаров заметил царский экипаж. Влекомый любопытством, он решил присоединиться к толпе зевак - не каждый день простому крестьянину удаётся увидеть самого царя. Любопытство Комиссарова было вознаграждено: император замешкался возле кареты, надевая шинель. И в это время Комиссаров заметил странного молодого человека, который протискивался сквозь толпу, доставая пистолет. Наблюдательности Осипа Ивановича хватило, чтобы понять, что странный незнакомец целится в государя. Вот как сам Комиссаров описывал эти события.
«Сам не знаю что, но сердце мое как-то особенно забилось, когда я увидел этого человека, который поспешно пробивался сквозь толпу; я невольно следил за ним, но потом, однако, забыл его, когда подошел государь. Вдруг вижу, что он вынул и целит пистолет: мигом представилось мне, что, коли брошусь на него или толкну его руку в сторону, он убьет кого-либо другого или меня, и я невольно и с силой толкнул его руку кверху; затем ничего не помню, меня как самого отуманило».




Покушение Каракозова




Пуля Каракозова ушла в воздух. Подоспевшие жандармы при активной помощи народа связали террориста. Вопли: "Ребята, я за вас стрелял!" - не помогли Каракозову: слишком высоко простой российский народ ценил дарованные императором свободу и избирательные права, чтобы так просто поддаться на провокацию никому не известного "стрелка". Примечательно, что вместе с Каракозовым схватили и Комиссарова, впопыхах приняв его за сообщника. Восстановить справедливость помог герой Севастополя Эдуард Тотлебен. Именно Тотлебен заявил в полиции, что лично видел, как Комиссаров толкнул террориста и тем самым спас жизнь государя. Осипа Ивановича пришлось отпустить.

Слух о том, что жизнь государя спас простой крестьянин, облетела весь Петербург со скоростью молнии. И своего пика общественный экстаз достиг после того, как стало известно, что Комиссаров - из костромичей. Народная молва моментально соединила его имя с именем другого костромского крестьянина - Ивана Сусанина, ценой собственной жизни спасшего царя Михаила Фёдоровича. По всем храмам служились благодарственные молебны, а вечером Александром Освободителем был дан торжественный приём. На этот приём пригласили и самого виновника торжества, приодев его сообразно случаю. Когда Комиссарова ввели в Зимний Дворец, император вышел к нему навстречу, обнял и немедленно объявил о производстве Осипа Ивановича в потомственные дворяне. Комиссаров был награждён орденом Святого Владимира IV степени и получил почётную приставку к фамилии "Костромской".





Император Александр Освободитель в парадной генеральской  форме


Генерал Эдуард Тотлебен, без свидетельства которого
спаситель государя О.И. Комиссаров вполне мог бы кончить жизнь на каторге.





Это, так сказать, парадная сторона, "фасад" биографии. В реальности же хэппи-энда, как того наверняка хотелось государю, не получилось. Правда, Эдуард Тотлебен не забыл Комиссарова. Благодаря своим связам, генерал определил его юнкером в Павлоградский гусарский полк. Покровительство прославленного полководца быстро дало Комиссарову офицерский чин. Но... дальше вмешался пресловутый человеческий фактор. Коллеги по полку, офицеры из старинных дворянских фамилий, не приняли "выскочку" Осипа Ивановича. С сыном крестьянина не хотели общаться. Казалось бы - вот перед тобой настоящий герой, с риском для жизни спасший твоего государя, казалось бы - заслуги Комиссарова перед Отечеством и Династией трудно переоценить, казалось бы, если твоё благополучие целиком и полностью зависят от царской милости - так будь благодарен тому, кто не попустил этой милости пресечься... Ан нет. Дворянская спесь мешала признать даже в заведомом герое человека, равного себе. Не выдержав остракизма, Комиссаров начал спиваться, и в конце концов вышел в отставку и переселился в своё поместье, подаренное ему государем в Полтавской губернии. Там он и скончался, занимаясь пчеловодством.

А выводы из этой не очень-то весёлой истории, думаю, напрашиваются очевидные. Во-первых, не всё то, что "справа" - действительно православно, патриотично и монархично. Человека может занести "слишком" вправо - и тогда он даже не заметит, как начнёт попирать ногами имена, составляющие славу его Отечества и презирать тех, кто несоизмеримо больше его самого сделал для страны и веры. Более того: такой "ультраправый" в экстазе своей "адамантовой" идейности даже не заметит, что его деятельность наносит прямой ущерб и Родине, и религии, и монархии. А во-вторых - в очередной раз придётся признать своевременность реформы, предложенной Лорисом-Меликовым, одобренной Александром Освободителем, но сорванной бомбой народовольцев и охаянной Победоносцевым. Опоры исключительно на родовитое дворянство во второй половине XIX века было уже недостаточно для стабильного функционирования политической системы. Да оно и не было уже, по большому счёту, опорой трона, это родовое дворянство, как показала та же история с Комиссаровым. Прежние же социальные лифты через награждение дворянскими титулами достойных выходцев из нижних сословий уже не работали - замкнутая дворянская "корпорация" не принимала в свои ряды новых членов. Необходимо было запустить иные социальные лифты, позволявшие императору действительно опереться на широкие массы. Одним из таких лифтов вполне могло бы стать внепартийное выборное представительство в Госсовете. Но не срослось.

Tags: Александр Освободитель, История Отечества, Неизвестных героев не бывает, Революция
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments