Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Хорунжий во главе армии

11 марта 1919 года, сто лет тому назад,началось Верхне-Донское или, как его ещё называют, Вёшенское восстание. Его подняли казаки, в декабре 1918 года поддавшиеся деморализации и открывшие фронт перед красными. Они рассчитывали, что большевики оставят их в покое и не пойдут, наученные горьким весенним опытом, на Дон, ограничившись установлением "казачьей" советской власти. Вместо этого большевики начали политику расказачивания. Все, кто сражался в рядах Белого Движения, подлежали уничтожению вместе со всеми членами семьи. Станицы обложили многомиллионными контрибуциями, начались продразвёрстки, собираемые в казачьих станицах и хуторах с особым остервенением. Очевидцы вспоминают эпизод, как комиссар расхаживал по станице Букановской, беспощадно выгребал из амбаров всё зерно, а на возражения казаков, обрекаемых на голодную смерть, с вызовом отвечал: "Вы тут жируете, а дети французских и немецких пролетариев пухнут с голоду!" Когда возмущённые хамством комиссара казаки скрутили его, в его сумке обнаружился приказ о поголовном истреблении духовенства (!!! - М.М.), офицеров, судей, жандармов, "вахмистров и урядников царской службы" и... всего казачества. Казакам практически не оставили выбора. Им оставалось либо восстать против красных и чинимого ими произвола, или погибнуть. О подробностях начала восстания можно почитать здесь, настоятельно всем рекомендую. Меня же заинтересовала биография вождя Верхне-Донского восстания. Им стал хорунжий Всевеликого Войска Донского Павел Назарьевич Кудинов, фигура которого позволяет мне снова вернуться к теме, которую я когда-то начал - "Белоказаки против Гитлера".





Павел Назарьевич Кудинов в 1919 году.




Павел Назарьевич Кудинов родился 1 января 1891 года на хуторе Средне-Дударевском в бедной и многодетной казачьей семье. Из-за отсутствия у родителей достаточных средств, Павел не смог закончить школьное образование, некоторое время батрачил, затем сумел поступить в жандармское училище, отучившись в котором 11 месяцев, получил место писаря в полицейском участке. Вскоре его призывают на действительную военную службу. в 12-й Донской казачий полк. В 1913 году Кудинов окончил учебную команду этого полка и был произведён в урядники. Сослуживцы вспоминают, что Кудинов обладал недюжинной физической силой и ловкостью, что позволяло ему часто принимать участие в спортивных состязаниях и брать в них призы.

Когда началась Первая Мировая война, Павел Назарьевич Кудинов оказался вместе со своим 12-м казачьим полком на Юго-Западном фронте, в составе войск которого принял участие в Галицийской битве. Воевал он столь успешно, что к 1915 году удостоился четырёх георгиевских крестов. Это позволило ему надеяться на офицерский чин. Он попытался поступить в Новочеркасское казачье училище, но провалил экзамены. Неудача не выбила из седла молодого казака - в конце концов ему удалось поступить в Иркутское военное училище. И не только поступить, но и успешно окончить - вероятнее всего, ускоренный курс, так как в 1916 году мы снова видим его на фронте - уже в чине хорунжего.

После прихода к власти большевиков фронт окончательно рухнул. Новая власть затеяла переговоры с немецкими оккупантами, от которых прежде исправно получала субсидии, армия демобилизовывалась. Казачьи полки тоже потянулись к родным куреням. В начале 1918 года хорунжий Павел Кудинов возвращается в станицу Вёшенскую, к которой относился его хутор.



Станица Вёшенская





Весной 1918 года донские казаки восстали против притеснений со стороны большевиков. В ходе боёв красные были изгнаны из Области Войска Донского, собравшийся казачий круг избрал атаманом П.Н. Краснова, который начал формирование регулярной казачьей армии. В эту армию вступил и хорунжий Кудинов - в качестве командира пулемётной команды в 1-м Вёшенском конном полку. Летом и осенью 1918 года Кудинов принимает участие в боях с большевиками, за успешные действия против них удостаивается от командования Ордена Святого Станислава. Однако, к декабрю 1918 года казачий энтузиазм резко пошёл на спад. Ставка Краснова на немецких оккупантов оказалась бита: немцы проиграли Первую Мировую войну, и в этих условиях им стало как-то не до Краснова с его претензиями на самостоятельное государство. Фактически подчинённое положение, которое занял Краснов по отношению к немцам, призывы атамана к оккупантам о занятии русских городов Воронежа и Царицына (то есть, намного восточнее линии, определённой Брест-Литовским миром) осложняли отношения донцов с Добровольческой Армией Деникина. Пока казаки освобождали свои станицы - было понятно, за что воюют. Но проливать свою кровь за немцев, за вчерашних врагов, за их геополитические амбиции, которых они вдобавок больше не питали? И фронт Донской Армии затрещал. Казаки начали массово оставлять позиции и расходиться по домам, а 28-й Донской казачий полк даже поднял восстание. Руководил восстанием некто Яков Фомин, затеявший с большевиками переговоры о "мире". Своим адъютантом Фомин назначил Кудинова, и Павел Назарьевич принял это назначение. Почему? За свои 27 лет он успел доказать и свой безукоризненный патриотизм, и свой антикоммунизм (примкнул к Донской Армии добровольно). Вероятно, проблема была именно в утрате смысла борьбы, неизбежной в условиях безоглядного германофильства Краснова, поражения Германии в Мировой войне и отсутствия поддержки со стороны Добровольческой Армии.

Однако красные, заведя переговоры, ни о каком мире с казаками и не думали. Красная Армия шла на Дон карать и мстить - не только за своих погибших в бою товарищей, но и за свои прежние страхи перед "царскими опричниками", столько раз разгонявшими маёвки и забастовки, штурмовавшими баррикады во время революции 1905-го года, хранившими верность законной власти в феврале 1917-го. "Поголовно истребить всё казачество" - такие инструкции казаки сплошь и рядом находили в сумках большевистских комиссаров. Доведённые до отчаяния казаки подняли восстания одновременно в нескольких хуторах. За два дня восстание охватило весь Верхний Дон. 12 марта казаки освободили от большевиков станицу Вёшенскую, где собрался большой казачий сход. Перед восставшими держал речь Павел Назарьевич Кудинов. Он оказался неплохим оратором. Обрисовав яркими красками картину большевистских злоупотреблений и опасность, грозящую донскому казачеству, сообщив о том, что по станицам и хуторам разосланы гонцы звать казаков к оружию, Кудинов закончил свою речь призывом: "Не будем с саратовскими мужиками за одним столом сапогом щи хлебать! На коня! В бой!" Конечно, в этой речи сказалось вековое презрение казаков к "мужикам", но не забудем про насилия, чинимые на Дону пришлыми красноармейцами, про массовые расстрелы (в одной только Вёшенской за неполных три месяца было расстреляно 800 человек), про повальные грабежи - при том, что казаки испокон веков жили исключительно своим трудом, да ещё и защищали этих самых саратовских мужиков с оружием в руках от агрессивных соседей.



Кудинов держит речь перед восставшими казаками.




Сход решил объединить все силы повстанцев, а самого оратора избрал главнокомандующим повстанческой армией. Конечно, чин Кудинова был невелик - всего лишь хорунжий, но в его пользу говорил полный бант "солдатских георгиев" на груди и богатый боевой опыт, а также память о прошлогоднем антибольшевистском восстании. Шолохов отмечал также в новоявленном главкоме простоту и обходительность, привлекавшие к нему рядовых казаков. Пользуясь своим официальным статусом (советская власть успела назначить Кудинова начальников военного отдела Вёшенского исполкома), Павел Назарьевич объявил мобилизацию казаков. На момент 12 марта численность повстанцев составляла 15 тысяч человек. Кудинов реорганизовал эту армию, объединив станичные сотни в 5 дивизий и одну отдельную бригаду. К маю Павлу Назарьевичу удалось увеличить свои войска до 30 тысяч человек, и это воинство успешно сдерживало наступление двух большевистских армий. 7 июня 1919 года повстанческая армия соединилась с Донской Армией. Соединённым силам верхне-донских повстанцев и Донской Армии вся территория Войска Донского за две недели была полностью очищена от большевиков, после чего Кудинов сложил с себя полномочия, а его дивизии влились в состав Донской Армии. Кудинов был произведён в есаулы и получил назначение в штаб генерала Гусельщикова.

С 5-м Донским казачьим корпусом Кудинов проделал наступление на север и последующее отступление, познал горечь поражений и оставил Донскую область. В декабре 1919 года снова повторились безобразные сцены разложения и деморализации, что и в декабре1918-го: казаки бросали фронт, переходили на сторону красных или просто разбредались по домам, не желая удаляться от родных куреней. Но на этот раз Кудинов устоял от искушения: он на собственном горьком опыте успел узнать, что такое власть большевиков, что она несла казакам и насколько возможен был с ней компромисс. И теперь был готов бороться с этой властью насмерть. В числе сохранивших дисциплину донских полков он эвакуировался из Новороссийска в Крым в январе1920 года и участвовал в боевых операциях армии П.Н. Врангеля, вместе с которой и ушёл в эмиграцию в ноябре 1920 года.



Эвакуация казаков из врангелевского Крыма.




Первые 7 месяцев своего пребывания в эмиграции Кудинов трудился в Стамбуле в качестве чернорабочего на цементной фабрике. Весной 1920 году он вместе с женой и братом перебрался в Грецию, где работал на виноградниках. Наконец, в 1922 году вместе с группой казаков-эмигрантов Кудинов перебирается в Болгарию, где и обосновался на 16 лет, зарабатывая себе на жизнь свиноводством и содержа бакалейную лавку.

В конце1920-х годов Кудинов увлёкся популярной среди казаков-белоэмигрантов идеей казачьего сепаратизма, создания независимого казачьего государства на территории Войска Донского после освобождения его от большевиков. Павел Назарьевич публикует ряд статей в журнале "Вольное казачество", В 1931 году он написал и издал свою первую крупную научную работу - "Восстание верхнедонцов в 1919 году". В 1937 году создал собственный журнал - "Вольный Дон". Несмотря на то, что к этому времени Кудинов успел поссориться практически со всеми лидерами казачьей эмиграции, его голос имел вес в казачьих кругах. В частности, издаваемый Кудиновым журнал "Вольный Дон" вёл активную агитацию в поддержку П.Х. Попова, который в итоге был избран атаманом Войска Донского в 1938 году.

В том же 1938 году в руки Кудинова попадает роман Шолохова "Тихий Дон", изданный на болгарском языке. Трудно сказать, чем произвёл на Кудинова впечатление этот роман, написанный с горячей симпатией к красным, но мировоззрение Павла Назарьевича он изменил навсегда. Кудинов прощается с идеями казачьего сепаратизма и встаёт на позиции русского патриотизма, с которых он более не сходил. В итоге казачьи общественные деятели, прежде поддерживавшие Кудинова, обвинили его в контактах с советской разведкой. Вряд ли это обвинение было справедливо: во всяком случае, об эмигрантах, выданных большевикам Кудиновым, ничего не известно (в отличие от действительно перешедшего на сторону большевиков Скоблина). Если Кудинов (а он к этому времени был уже полковником) и имел какие-то контакты с советскими диппредставителями в Болгарии, связано это было с его желанием узнать судьбу своих родственников, остававшихся в СССР - позднее, уже после Великой Отечественной войны, Кудинов действительно попытался их найти. Но этого абсурдного обвинения оказалось достаточно, чтобы заслуженного белого офицера выдворили из Болгарии как "большевистского агента".



Павел Кудинов - белоэмигрант




Перед началом Второй Мировой войны Кудинов сумел вернуться в Болгарию. Когда гитлеровская Германия напала на СССР, он категорически выступил против сотрудничества казачьей эмиграции с немцами (не в этом ли, не в чётком ли понимании того, что несут с собой немцы на русскую землю, кроется секрет "странного" поведения Кудинова в декабре 1918 года?). Впрочем, от мести большевиков это его не спасло. Красные не забыли нескольких месяцев лютого, утробного страха, в который повергло их Верхне-Донское восстание в тылу наступающих большевистских войск. В ноябре 1944 года Кудинов был арестован органами СМЕРШ и вывезен в СССР. Примечательно, что военный трибунал Павла Кудинова полностью оправдал - Павел Назарьевич с гитлеровцами не сотрудничал, более того - публично выступал против такого сотрудничества. Увы, НКВД на этом не успокоился - Кудинова судили "сталинской тройкой" и приговорили к 10 годам лагерей за участие в Белом Движении.

Освобождён был Павел Назарьевич после ХХ съезда КПСС, вместе со многими другими жертвами сталинских репрессий. Престарелый казак попытался вернуться на родной Дон, разыскивал в Вёшенской родственников, искал встречи с Шолоховым, чтобы обсудить с ним роман "Тихий Дон" (Кудинов был в числе тех, кто ни минуты не сомневался в авторстве Шолохова). Однако Шолохова Кудинов в станице не застал - ходили упорные слухи, что КГБ подозревал Кудинова в намерении устроить на классика советской литературы покушение, и Шолохова убедили уехать. Отказали Павлу Назарьевичу и в его настойчивых просьбах разрешить ему поселиться в Вёшенской. Сослались на идиотский предлог - отсутствие советского гражданства. Как будто это гражданство так трудно было ему оформить!

Кудинов вернулся в Болгарию, где к тому времени к власти пришли коммунисты. Белый казак-эмигрант и там пришёлся не ко двору: его обвинили в сокрытии княжеского происхождения его жены, уволили из колхоза, где он некоторое время проработал, а жену - из школы, где она преподавала русский язык болгарским детям в течение 18 лет. На старости лет чета Кудиновых осталась без средств к существованию. Последние годы своей жизни П.Н. Кудинов провёл в крайней нищете. "Живу я, как живут скитники: безродные, беспризорные, бездомные, - горько сетовал он. - На гумне ни снопа. В закромах ни зерна. На дворе по траве хоть шаром покати. Работал в чужой земле, в болгарском колхозе, а теперь устарел. И живу без работы, в одной комнатушке, в нижнем этаже, как волк в берлоге!" Болгарские коммунистические власти лишили стариков даже заслуженной пенсии. По воспоминаниям родственников, Кудинов часто выходил на железную дорогу и провожал взглядом поезда, уходившие в Россию. Поезда, на которых ему так и не суждено было вернуться на Родину. Он и погиб под колёсами поезда 15 октября 1967 года. Ходят слухи, что это было самоубийство. Будем всё же надеяться на лучшее. И помолимся за упокой раба Божия Павла.
__________________________________________
При написании статьи использованы:
1) Материал из "Википедии"
2) Статья "Голгофа героя "Тихого Дона"".



Tags: Белые, Вечная память, Гражданская война, История Отечества, Казачество, Эмиграция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments