Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

В. Смолин. Герой Советского Союза Нина Ульяненко

Оригинал здесь.

День победы — 9 мая 1945 года Нина Захаровна встречала в Берлине. Она шла с подругами по Унтер-ден-Линден, мимо угрюмых Бранденбургских ворот. Над Рейхстагом развевалось алое знамя. Среди иссечённых осколками дубов Тиргартена валялись обломки фашистских самолётов… Радостный, неповторимый день. Тогда, в побежденном Берлине, она думала о том, что воинский долг перед Родиной выполнен и что в великой победе есть частица и её боевого труда. На закопчённой колонне Рейхстага подруги оставляли надписи. Нина тоже вывела мелом: «Воткинск — Берлин» — и поставила свою фамилию.




Нина Захаровна Ульяненко



За тысячи километров лежал от Нины в тот день её родней городок. В Воткинске прошли её детство и юность, там родилась мечта о полётах… Валентина Гризодубова, Полина Осипенко и Марина Раскова совершили беспримерный перелёт из Москвы на Дальний Восток. 15-летняя девочка вырезала из газет портреты лётчиц и повесила их над столиком, где готовила уроки. Она не спала ночи, когда разыскивали в далёкой приамурской тайге Раскову. Она ещё не знала, что спустя 4 года встретится с Мариной Михайловной Расковой как со своим непосредственным командиром, будет слушать её лекции по аэронавигации.

— Буду лётчиком! — заявила она домашним.

— Не женское это дело, Нина, не примут тебя, — отговаривала её Екатерина Алексеевна.

— Что ты, мамочка! — возражала Нина. — Если ты всю жизнь работаешь воспитательницей в детских садах, то это не значит, что и я должна унаследовать твою тихую профессию. Хочется такого дела, чтоб дух захватывало, а душа пела от восторга! Послушай-ка про Марину Раскову, как она бродила по тайге… Вот мне бы так!

И вот однажды в кабинете начальника Боткинского аэроклуба появилась девушка. Она была худощава, но стройна, с тонкой талией и коротко остриженными волосами золотистого оттенка. Выслушав просьбу ученицы 9-го класса Нины Ульяненко, начальник аэроклуба сказал:

— Лет вам, конечно, маловато. Но, раз желание есть, примем!…

Птицей летела девушка в школу. Лицо сияло от счастья. Теперь сутки для неё стали слишком короткими. Полдня она училась в средней школе, а вторую половину дня проводила в аэроклубе. Ночью готовила уроки и изучала мотор. На рассвете, по росе, шла на аэродром.

— Извелась ты, Нинуша, отдохнула бы, — уговаривала Екатерина Алексеевна.

— Мамочка, если бы ты знала, как интересно жить! — восторженно отвечала Нина. — Вчера я увидела наш Воткинск с высоты птичьего полёта… Каму… А потом инструктор спокойно сказал: «Лети, Нина», и я, как живую, ощутила ручку управления в своих руках. Машина отвечала на малейшее моё движение…

Да, именно в ту пору Нина впервые узнала, что есть на свете счастье борьбы, настоящая романтика преодоления трудностей. Одновременно с десятилеткой Нина окончила аэроклуб. Ей было тогда 17 лет. Она научилась летать и навсегда полюбила авиацию. Спустя некоторое время её приняли на 3-й курс авиационного техникума.

…Началась война. Центральный Комитет ВЛКСМ обратился с призывом к молодёжи, окончившей аэроклубы, добровольно вступать в боевые части Военно-Воздушных Сил. Нина сразу подала заявление с просьбой послать её на фронт. В январе 1942 года она прибыла в авиационную группу формирования женских полков, начальником которой была Герой Советского Союза Марина Раскова.




Марина Раскова



И вот первая встреча с прославленным штурманом. Марина Михайловна в лётном комбинезоне обходила строй лётчиц. Из-под кожаного шлема выбивалась прядь русых волос. Нину больше всего поразили её глаза: темно-голубые, прикрытые чёрными ресницами, они будто вобрали в себя всю синеву неба, излучая доброту и глубокую душевную силу. Будучи сама по профессии штурманом, Раскова в это время самостоятельно осваивала лётное дело. Она научилась летать на пикирующем бомбардировщике Пе-2. Воля, целеустремленность командира в освоении техники вдохновляли лётчиц, заставляли их учиться с полным напряжением сил.

Пять месяцев, днём и ночью, шла учёба в полку. В светлые часы усиленно занимались лётным и штурманским делом, а по ночам учебными бомбами разили выложенные на земле костры. Наконец прибыл приказ: «На фронт». Длинной цепочкой вытянулись в воздухе У-2. Лётчицы вели самолёты на Юго-Западный фронт, к Дону.

Нине запомнилась первая боевая ночь. Самолёт У-2 с полной бомбовой нагрузкой летел над донецкой степью. Стеной плотного огня загородили путь вражеские зенитки. Было страшно. Иногда хотелось повернуть, уйти назад, но в эти минуты вспомнились слова боевого приказа. Штурман Ульяненко сбросила бомбы точно в цель. Так начался её боевой путь. Донбасс, Кавказ…

В предгорьях Кавказа Нина Ульяненко летала больше всего с лётчицей Дусей Носаль, девушкой весёлой, храброй и очень остроумной.

— Летать с ней было одно удовольствие, — вспоминала Нина Захаровна. — Помню, мы базировались в станице Ассиновской Было что осенью 1942 года. Пришёл приказ: бомбить скопление фашистов в населённом пункте Дигора. Чтобы добраться туда, пришлось немало потрепать нервов. Справа — горы, слева — начало Главного Кавказского хребта. Малейший просчёт — и врежешься в гору. Наш экипаж вылетал первым, чтобы проложить путь к цели остальным самолётам полка. По данным нашей разведки, в Дигоре прожекторов не было. А когда достигли цели, белые пики лучей вонзились в небо… Схватили фашисты нашу «крошку» и давай по ней металлом хлестать. У меня сомнение возникло: почему такой сильный огонь и прожекторы? Уж не перепутала ли я, не ошиблась ли на маршруте? Кричу Дусе по переговорному устройству: «Уходи в сторону!»




Евдокия Носаль


Дуся Носаль свалила машину на крыло, и со скольжением наш У-2 полетел вниз. Наверху рыщут прожекторы, а я мучительно размышляю: неужели под нами не Дигора? Неужели ошиблась? Ещё несколько взглядов вниз. Сквозь разрывы облачности по характерной конфигурации местности уточнила место: под нами была Дигора. Опять заходим — опять бьют. Ну и мы им дали. После разрывов бомб вспыхнул большой пожар… Я подумала: лучше, чем этот пожар, ориентира не придумаешь… Всю ночь наши экипажи летали на Дигору, выкуривая фашистов, всю ночь «рус фанэр», как называли враги наш самолёт, не давал покоя противнику. В стане врага ходил даже такой анекдот. У русских, говорили фашисты, есть бомбардировщик из фанеры. Он может бросить якорь в определённом месте, стать над ним и положить бомбы с самой высокой точностью. Маленькие, тихоходные У-2 внушали такой страх врагу, что фашисты окрестили их «стоячей смертью».


— И в этом была доля истины? — спрашиваем Нину Захаровну.

— Да, враг был недалёк от истины, — подтверждает она. — Бомбили наши экипажи с самой высокой точностью. Вы представляете наше душевное состояние, когда мы вылетали на бомбометание по населённым пунктам, где обычно скапливался враг? Ведь там было немало советских людей. Что нам оставалось делать? Выбирали наиболее вероятные места расположения гитлеровцев, кое-что узнавали от партизан. Ну, а если уж точно знали, где обосновался враг, то совершали массированные налёты. Экипажи шли один за другим, с небольшим интервалом по времени, и, как ни бесновались зенитчики, они уже не в силах были предотвратить наши атаки с неба. Бомбы попадали туда, куда им и следовало попадать: сначала на прожекторы и зенитные батареи, а потом на скопища фашистов. И в этот момент было не до переживаний: нужно точно отыскать цель, уйти от обстрела, потом снова зайти на вражеские позиции. Когда работаешь в воздухе, некогда заниматься собственным психологическим анализом. А работали мы очень много. Как-то на рассвете подсчитали с Дусей, сколько времени пробыл наш экипаж в одну из ночей в воздухе. Получилось около 11 часов. И это за одну только ночь! Откуда только бралась энергия?..

Большая энергия рождается в человеке, когда перед ним стоит великая цель. А перед лётчицами стояла самая благородная цель — освободить Родину от фашистской коричневой чумы.

Через год Нина подала рапорт о переводе её из штурманов в лётчики. Ведь не зря в аэроклубе она летала самостоятельно. Да и Дуся Носаль часто говорила ей: «Пора тебе, Нина, лётчиком становиться». Дуся погибла в одном из вылетов и Нина очень хотела занять её место…

Командир полка Бершанская, узнав о желании Ульяненко, разрешила заняться тренировочными полётами. Для восстановления лётных навыков Нине не потребовалось много времени. Вскоре она самостоятельно повела У-2 на боевое задание. Где только не пролегал боевой самолёт, пилотируемый Ниной Ульяненко! После Кубани она выкуривала фашистов из Керчи и Севастополя, жгла на полях Белоруссии, настигала на дорогах Польши и Германии. Свой 905-й боевой вылет она совершила над Берлином. И если бы рассказать о каждом из вылетов Нины Захаровны Ульяненко, то получилась бы большая повесть о мужестве простой советской женщины.


Нина Ульяненко в шлемофоне

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками Гвардии лейтенанту Ульяненко Нине Захаровне было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
Tags: В небе "Ночные ведьмы", Великая Отечественная война, Жизнь замечательных женщин, История Отечества
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments