Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Канны под Корсунь-Шевченковским. Окончание.

Начало здесь.

Итак, в Корсунь-Шевченковском котле оказались от 6 до 7 немецких дивизий. Возглавил эту группировку генерал Вильгельм Штеммерман, опытный военачальник и фанатичный нацист. Противостояли его группировке войска двух фронтов - 1-го и 2-го Украинского. Казалось бы - невелика честь задавить 6 окружённых дивизий такой массой войск, но тут важно помнить: значительная часть группы армий "Юг" окружения благополучно избежала, во главе же этой группы армий стоял опытный полководец Эрих Манштейн, который бросать своих подчинённых на расправу вовсе не собирался. Так что русским войскам, замкнувшим кольцо вокруг Корсунь-Шевченковской группировки, приходилось не только ликвидировать окружённого противника, но и отбиваться от тех, кто пытался прорваться на помощь окружённым. Опыт январских боёв подсказывал Коневу, что в сложившейся ситуации, стоит немцам хоть где-то прорвать кольцо, окружающие и окружённые запросто могут поменяться местами.





Иван Степанович Конев




У каждой победы есть свой автор. Корсунь-Шевченковская операция осуществлялась силами двух фронтов, которыми командовали генералы Конев и Ватутин. Но только Конев получил за эту победу очередное воинское звание маршала Советского Союза. И заслуженно - ибо основная нагрузка на завершающем этапе Корсунь-Шевченковской битвы легла именно на него.

Оборону как на внутреннем, так и на внешнем фронте Корсунь-Шевченковского котла Иван Степанович выстроил грамотно. За действиями группировки Штеммермана тщательно следили, и как только какая немецкая часть выходила в район западнее Комаровки, по ней немедленно открывался ураганный артиллерийский огонь, которого немцы не выдерживали и откатывались назад. Восьмого февраля Конев предъявил окружённой группировке ультиматум - с такими же условиями, какие Рокоссовский предлагал Паулюсу в Сталинграде: сдача всей живой силы в плен, передача советским войскам всей техники в исправном состоянии - в обмен на что предлагалось сохранить всем сдавшимся жизнь, военную форму со знаками различия и личное имущество, всем сдавшимся гарантировалась личная безопасность и беспрепятственное возвращение в Германию после окончания войны. Питание пленных и медицинскую помощь раненым советское командование также брало на себя.

Однако фанатик Штеммерман ожидаемо отклонил это предложение. Ему было прекрасно известно о наступательных действиях Манштейна. 3 февраля танковый корпус Ворманна нанёс удар по 53-й армии 2-го Украинского фронта (командарм - И.В. Галанин) в районе Ново-Миргорода. Однако благодаря умелым действиям командарма и стойкости русских солдат наступление немецких танков было успешно отбито. Ворманн перегруппировал силы и попытался атаковать ватутинцев - 40-ю армию (командарм - герой форсирования Днепра Ф.Ф. Жмаченко). Ворманну удалось потеснить войска Жмаченко, но в дело вмешался маршал Г.К. Жуков, координировавший действия двух фронтов. В помощь 40-й общевойсковой армии Жуков перебросил 2-ю танковую армию, и наступление Ворманна было остановлено.



Иван Васильевич Галанин, командарм 53-й армии


11 февраля Манштейн телеграфировал Штеммерману: "Держитесь. Я вас выручу". В тот же день группа армий "Юг" предприняла наступление крупными силами в районе Лысянки. Позиции коневцев атаковали 8 танковых дивизий из состава 1-й танковой и 8-й общевойсковой армий вермахта. Командовал ударной группировкой генерал Хубе. Окружённая группировка нанесла свой удар навстречу наступающим войскам Манштейна. Поначалу действия фашистов развивались успешно: между группировками Хубе и Штеммермана оставалось всего 10 - 20 километров. Немцам удалось нащупать в обороне русских войск слабое место - позиции 27-й армии соседнего, 1-го Украинского фронта, стоявшей на стыке двух фронтов. Однако в этот момент Конев ввёл в действие свои резервы - 5-й гвардейский Донской казачий корпус А.Г. Селиванова и 5-ю гвардейскую танковую армию П.А. Ротмистрова.



Алексей Гордеевич Селиванов, командующий 5-м Донским гвардейским казачьим корпусом.

В это время позвонил верховный. И тоном крайней обеспокоенности сообщил, что немцы прорвали оборону "у соседа" и утекают к своим. Конев доложил о принятых мерах и заверил: "Противник не уйдёт. В район образовавшегося прорыва врага были выдвинуты войска пятой гвардейской танковой армии и Пятый кавалерийский корпус. Задачу они выполняют успешно". "За разграничительной линией?!" - с удивлением вырвалось у Сталина. Конев подтвердил, добавив, что действовал по собственной инициативе. Через 15 минут Сталин позвонил снова и поинтересовался: "Нельзя ли, товарищ Конев, все войска, действующие против окружённой группировки, в том числе и Первого Украинского фронта, я имею в виду Двадцать седьмую армию, подчинить вам и возложить на вас руководство уничтожением окружённой группировки?" Иван Степанович поначалу отнекивался, тем более, что у него не было возможности организовать связь с 27-й армией, в то время, как командование 1-го Украинского фронта прочно поддерживало не только связь, но и снабжение этой армии через Белую Церковь. Кроме того, 27-я армия, изначально слабая, была сильно измочалена боями и вряд ли сохраняла ещё способность удержать фронт. Свои надежды по блокированию и уничтожению окружённой немецкой группировки Конев основывал не на ней, а на казаках Селиванова и танкистах Ротмистрова.

Что касается танковой группировки Хубе, то против неё был сосредоточен огонь противотанковой артиллерии и удары штурмовой авиации. Потеряв значительную часть своих танков, Хубе был вынужден остановить наступление. Теперь шесть дивизий Штеммермана оказывались полностью предоставлены самим себе.

В боях 11 - 12 февраля 1944 года Конев впервые реализовал тактический приём, к которому он впоследствии прибегал неоднократно: уничтожать окружённого противника на выходе из окружения. Атаковать окружённую группировку - слишком опасный шаг, противник наверняка выстроил крепкую оборону и будет цепляться за каждый камень, лишь бы оттянуть время своего неминуемого уничтожения. Войска же, прорвавшие кольцо окружения, находятся в поле, без средств защиты, в сильно расстроенных предыдущими боями боевых порядках. И если в этот момент обрушить на них неожиданный удар свежих резервов, то успех будет гарантирован. Своё обещание верховному - загнать немцев обратно в котёл - Конев выполнил.



Корсунь-Шевченковская операция. Советские войска отражают попытку Штеммермана прорваться.




В ночь на 17 февраля Штеммерман предпринял последнюю отчаянную попытку вырваться из кольца. Технику, за невозможностью вывести её из кольца и из-за нехватки горючего, Манштейн разрешил ему бросить. Слабое место в советской обороне нашлось на южном крыле - в излучине реки Гнилой Тикич. Накануне 5-я танковая дивизия СС "Викинг", 72-я пехотная дивизия вермахта и корпусная группа "Б" овладели Шендеровкой и Хилкой, из района которых Штеммерман планировал нанести решающий удар. Во время ночёвки в Шендеровке немецкие солдаты тащили у населения всё подчистую, мясо отбитой скотины тут же жарили на кострах, насадив на штыки. Огромное скопление войск, огромное количество стихийно разведённых костров, по которым так легко было установить их месторасположение.

Напрашивался авиаудар - но как на грех, погода в ту ночь выдалась категорически нелётная. Валил снег, видимость практически отсутствовала. На сыром воздухе при лёгком морозе, под хлопьями мокрого снега самолёт моментально обледеневал. Тем не менее, двое отважных лётчиков - украинец В.П. Лакатош и ленинградец В.А. Заевский - решились выполнить задание командующего. На лёгких бомбардировщимках У-2 они подошли к Шендеровке и нанесли по скоплению вражеских войск бомбовый удар. Поскольку в Шендеровку немцев набилось, словно сельдей в бочке, потери от каждой сброшенной бомбы были огромны. Остатки техники, которую Штеммерман всё же решил вывести с собой, горели, словно пионерские костры. Теперь расположение немецких войск советским артиллеристам было видно, как на ладони. И артиллерия не заставила себя долго ждать.


Виктор Антонович Заевский


Владимир Павлович Лакатош



Под ураганным огнём советской артиллерии в 3 часа утра Штеммерман повёл свои поредевшие полки через Гнилой Тикич. Переправы были заблаговременно разрушены коневцами, что также затрудняло задачу гитлеровским воякам. Однако, Конев не спешил вводить в действие свои резервы. Он понимал, что форсирование реки должно дополнительно измотать солдат Штеммермана, и что дивизии немцев, прорывающихся из окружения, несут огромные потери от огня артиллерии. А следовательно, добить ослабленного противника будет легче. Артиллерия работала, Конев спокойно наблюдал за движением немецких колонн, а с противоположного берега Гнилого Тикича тёк сплошной людской поток - в серых шинелях и угловатых касках. Есть хороший старый советский фильм об этих событиях - "Если враг не сдаётся" называется. Там сцена прорыва Штеммермана, пожалуй, самая яркая. И зритель, наблюдая, как эта сплошная огромная масса людей с оружием с яростью обречённых прёт на русские пушки и пулемёты, невольно проникался почти суеверным ужасом. Это выглядело как атака зомби. Можно себе представить, что в эту минуту чувствовали наши бойцы, которым предстояло всю эту людскую лавину останавливать. Страшно принимать бой с противником, понимающим свою обречённость и решившим как можно дороже продать свою жизнь. Страшно, даже когда ты на 200 процентов уверен в победе. А ведь это были уже надломленные, "потерявшие сердце" солдаты вермахта, и на стороне русских войск было численное превосходство. Можно себе представить ужас, который выпал на долю солдат 1941 года, против которых этот же самый враг пёр абсолютно свежим, многократно превосходящим численностью и уверенным в собственной победе. Представить - и замереть в благоговейном трепете перед подвигом народа, сумевшего не только устоять и отбросить этого врага, но и привести его в то жалкое состояние, в котором мы видим солдат вермахта в 1945-м году. Вернёмся, однако, на берега Гнилого Тикича, где разворачивался финальный акт драмы под названием Корсунь-Шевченковская битва.

Остановили наступление немцев бойцы ВДВ - 5-я гвардейская воздушно-десантная дивизия. Десантники дрались весь день - но немцев остановили. Лишь несколько малочисленных групп смогли прорваться сквозь боевые порядки десантников - и тут в дело вступили казаки 5-го Донского гвардейского корпуса. Казаки имели отличных лошадей, на которых атаковали прорвавшихся немцев в конном строю. В основном рубили шашками - стрелять необходимости не было, столь стремительными были их атаки. "Казаки. Мы их видели, когда входили в прорыв, - вспоминал один из ветеранов Корсунь-Шевченковской битвы. - Шли поэскадронно, красиво, на хороших лошадях. От таких не убежишь и хорошо поевши. А тут, видать, прихватили их на опушке. Человек двенадцать лежали. У кого плечо разрублено, у кого голова пополам… Страшно глянуть. Саблями рубили".



Коридор, по которому выходили немцы, закрывала 4-я гвардейская армия. Туда же Конев перевёл и переданную ему в оперативное подчинение 27-ю армию 1-го Украинского фронта. За шесть дней армию сумели хорошо пополнить людским составом и вооружениями. Туда, в расположение двух армий, которым предстояло окончательно заткнуть брешь в "котле", Конев решил вылететь непосредственно, чтобы координировать их действия. Однако, командующий 4-й гвардейской армией генерал Смирнов телеграфировал, что принять самолёт не может - из-за сырой погоды взлётно-посадочная полоса раскисла. Конев в ответ распорядился застелить соломой площадку поровней, возле хат, где грунт потвёрже. О дальнейшем биограф Ивана Степановича рассказывает так: "Конев с адъютантом вылетели на двух По-2. При подлёте к «коридору», когда до Толстого оставалось несколько километров, их атаковали «мессеры». Второй биплан задымил тонкой струйкой, потерял скорость и пошёл на снижение. Пара «мессеров» увлеклась подбитым самолётом и прекратила преследование самолёта, в котором летел командующий войсками фронта. Потом выяснилось, что второй самолёт благополучно приземлился на лугу, никто не пострадал, ни адъютант Саломахин, ни пилот.

При подлёте к Толстому показался выстланный соломой прямоугольник. Пилот помотал головой, крикнул: «Слишком короткая!» Конев, видя его нерешительность, крикнул: «Приказываю садиться!» Пилот оказался человеком опытным и храбрым. Облетел «взлётную полосу», будто примериваясь, и пошёл на посадку. Самолёт затормозил на последнем метре. Колёса съехали с соломы в грязь и утонули по ступицы" (конец цитаты).


Иван Степанович Конев вскоре после Корсунь-Шевченковской битвы



Прибытие на место позволило Коневу принять ряд важных решений. 52-я армия получила приказ выходить на пути отхода противника, отрезать ему пути к отступлению, окружать отдельные группировки. 27-й армии было приказано держать жёсткую оборону с хорошо организованной системой огня. 4-й же гвардейской армии Смирнова поручалось перейти в наступление, рассечь группировку противника с юга на север, после чего - пленить. При этом армия должна была иметь заслон со стороны Лысянки от возможной атаки танковых дивизий генерала Хубе. В помощь 4-й гвардейской армии Смирнова была также направлена 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова. Распутица, правда, существенно осложняла задачу для танкистов. Тем не менее, поставленную задачу Ротмистров выполнил. Выход танковой армии в назначенные для неё районы окончательно исключил возможность прорыва Штеммермана и соединения его с Хубе. С воздуха действия советских войск поддерживала 5-я воздушная армия. Лётчики наносили удары как по окружённой группировке, так и по тыловым частям войск Манштейна, находящихся снаружи котла. А также парализовывали действия вражеской авиации.

"Немцы метались вдоль нашей обороны, - вспоминал Конев. - пытаясь отыскать лазейки и избежать встречи с танками и кавалерией. Некоторые, потеряв надежду выбраться, сдавались в плен. Другие, даже перед лицом явной гибели, дрались до последнего. В конце концов вся недобитая масса солдат обеих колонн сбилась на открытом пространстве между Комаровкой и Хильками на так называемом Бойковом поле".

Итогом Корсунь-Шевченковской битвы стал полный разгром 6-ти немецких дивизий. Лишь немногим удалось вырваться из окружения. Немцы горделиво заявляли о том, что из "котла" им удалось вывести более 30-ти тысяч человек, из которых впоследствии сформировали 3 дивизии. Но не думаю, что стоит верить на слово тем, кто возвёл ложь в ранг высокого искусства, и даже не стеснялся в этом признаваться. Скорее всего, речь идёт не о 30-ти тыысячах, а о гораздо меньшем количестве. И вышли они из котла в таком состоянии, что их пришлось срочно выводить в Польшу для отдыха - к боям они были больше не способны. Сохранила боеспособность лишь бригада СС "Валлония" из состава танковой дивизии СС "Викинг", под командованием профессионального карателя и военного преступника Леона Дегреля. Этот понимал, что в случае плена ему надеяться не на что - потому и сумел вырваться, отчаянное положение придало сил. Кстати, этот самый Дегрель и после войны ухитрился избежать ответственности за свои злодеяния, скрылся во франкистской Испании, откуда до самой смерти продолжал строчить статьи и книги, оправдывающие Гитлера и его политику.

Всего потери немцев в ходе Корсунь-Шевченковской битвы составили 70 тысяч убитых - как из числа группировки Штеммермана, так и из числа деблокирующих группировок. Погиб и сам генерал Штеммерман - он был убит в бою в ночь с 17 на 18 февраля. Конев распорядился найти тело генерала и позволил пленным немцам похоронить его с воинскими почестями. В плену Красной Армии оказалось 18 тысяч солдат и офицеров противника. Немцы потеряли также всю свою бронетехнику, находившуюся в котле. По данным западных исследователей, речь идёт о 300 танках и САУ различных моделей.


Колонна пленных немцев под Корсунь-Шевченковским



Труп генерала Штеммермана, погибшего при попытке вырваться из Корсунь-Шевченковского котла.

Группа армий "Юг" потерпела от Конева ощутимое поражение. Города Корсунь-Шевченковский и Ново-Миргород были освобождены от немецкой оккупации. Ликвидация группировки Штеммермана существенно улучшило стратегическое положение русских войск на южном крыле советско-германского фронта. Перед наступающими частями Красной Армии открывалась возможность полного освобождения Правобережной Украины и выхода на линию государственной границы СССР. Иван Степанович Конев за успешную организацию разгрома крупной группировки противника получил воинское звание маршала Советского Союза.

______________________________
Источники:

1) Статья на сайте "Помни войну"
2) Статья Е.Н. Кулькова на сайте "Энциклопедия всемирной истории"
3) Глава из книги С. Михеенко "Солдатский маршал"

Tags: Великая Отечественная война, История Отечества, История Украины, Конев, Корсунь-Шевченковская операция
Subscribe

Posts from This Journal “Корсунь-Шевченковская операция” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Posts from This Journal “Корсунь-Шевченковская операция” Tag