Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Канны под Корсунь-Шевченковским

Ровно 75 лет тому назад, 17 февраля 1944 года, победоносно завершилась Корсунь-Шевченковская наступательная операция - одна из наиболее успешных наступательных операций Красной Армии в Великую Отечественную войну. Впервые после Сталинграда наступление русских войск привело к окружению и пленению крупной немецко-фашистской группировки. Эта операция стала вершиной полководческого мастерства И.С. Конева, который получил за неё воинское звание маршала.





После сокрушительного разгрома немцев под Сталинградом и Курском в 1943 году Красная Армия прочно овладела стратегической инициативой. У немцев больше не было сил для крупных наступательных операций, да и рвение их полководцев после столь оглушительных поражений поугасло. Отправляться по стопам Паулюса больше никому не хотелось. Поэтому новой стратегией германского командования стала жёсткая оборона. Гитлер ставил своим войскам цель любой ценой держать фронт, держать как можно дольше - и как можно дальше от рубежей Германии. Предполагалось, что жёсткая оборона на Восточном фронте измотает силы наступающей Красной Армией, а тем временем непреодолимые разногласия между СССР и западными демократиями приведут к распаду Антигитлеровской Коалиции, после чего Германия сможет и поторговаться. А возможно - и сохранить свои завоевания в Европе ради того, чтобы "остановить нашествие дикой азиатской орды". Частью этого плана должна была стать оборона на днепровском рубеже - но Днепр немцы не удержали, к концу сентября их оборона по Днепру была взломана, а 6 ноября 1943 года Красная Армия освободила Киев. Теперь главной надеждой немцев становились укреплённые пункты на Западной Украине, где оккупационный режим пользовался поддержкой местных "националистов"-бандеровцев и значительной части пробандеровски настроенного населения. Задача же Красной Армии состояла в том, чтобы продолжать гнать немцев из страны, не давая им закрепиться. Немцы делали ставку на затягивание войны - Советскому Союзу необходимо было её скорее закончить.
В результате наступательных операций 1-го и 2-го Украинских фронтов (командующие - соответственно, Н.Ф. Ватутин и И.С. Конев) конца 1943 - начала 1944 годов линия советско-германского фронта образовала выступ с центром в г. Корсунь-Шевченковский, который обороняла крупная группировка вермахта. В состав этой группировки входили части 1-й танковой армии вермахта во главе с генералом Г.-В. Хубе (VII и XI армейские корпуса) и 8-й армии генерала О. Вёлера (XLII и XLVII армейские корпуса) - в общей сложности, 9 пехотных дивизий, 1 танковая дивизия и 1 моторизированная бригада со средствами усиления. Общее руководство немецкими войсками осуществлял Эрих Манштейн фон Левински - один из самых толковых полководцев нацистской Германии. Однако, под Корсунь-Шевченковским советский полководец Иван Конев его переиграл.

Согласно замыслу советского командования, предполагалось нанести сходящиеся удары под основания клина силами двух фронтов - 1-го Украинского (командующий - генерал Н.Ф. Ватутин) и 2-го Украинского (командующий - генерал, впоследствии маршал И.С. Конев). Войскам двух фронтов предстояло соединиться в районе городов Шпола и Звенигородка, завершив окружение упомянутых выше десяти дивизий, после чего, выстроив внешний и внутренний фронт, не спеша ликвидировать окружённую группировку. В распоряжении двух советских фронтов находилось 29 пехотных дивизий, один кавалерийский, один механизированный и четыре танковых корпуса. Если говорить о соотношении численности, то русские войска имели превосходство в личном составе в 1,7 раза, по артиллерии - в 2,4 раза (а по некоторым данным - более, чем в 5 раз), по танкам - в 2,6 раза. И надо сказать, что своё численное превосходство Коневу с Ватутиным удалось использовать по полной программе.


Маршал Иван Степанович Конев, командующий 2-м Украинским фронтом
в Корсунь-Шевенковской операции



Генерал Николай Фёдорович Ватутин, командующий 1-м Украинским фронтом
в Корсунь-Шевченковской операции




24 января войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление на участке 4-й гвардейской и 53-й армий, но в первый день прорвать оборону не получилось - лишь на 2 - 6 км смогли продвинуться наступающие советские войска. Однако на следующий день немецкий фронт был  прорван, и в прорыв устремилась 5-я гвардейская танковая армия генерала Ротмистрова. 26 января перешли в наступление и войска Ватутина. Там в прорыв была введена не закончившая ещё своего формирования 6-я танковая армия, командовал которой герой Лютежского плацдарма генерал А.Г. Кравченко.

27 января немцы попытались нанести контрудар, чтобы остановить наступление Красной Армии и попытаться отрезать рвущиеся вперёд танковые корпуса. Примечательно, что удар Манштейн нанёс по войскам Ротмистрова, а не Кравченко, не смотря на то, что 6-я танковая армия ещё не успела завершить своё формирование. Манштейну не откажешь в оперативном искусстве: он вовремя заметил, что два передовых корпуса Ротмистрова - 20-й и 29-й танковые - оторвались от основных сил. Поначалу немцам сопутствовал тактический успех - им удалось отрезать эти два корпуса от основных русских сил. Командующий 20-м танковым корпусом, оказавшись под угрозой окружения, принял рискованное решение продолжать выполнение поставленной задачи. Сказалась безоговорочная вера коневцев в своего командующего: Лазарев не сомневался, что Иван Степанович своих не бросит, выручит.



Генерал Иван Гаврилович Лазарев сыграл одну из ключевых ролей
на раннем этапе Корсунь-Шевченковской операции




К исходу дня 27 января танкисты Лазарева поставленную перед ними задачу выполнили, освободив от гитлеровских оккупантов город Шпола. А навстречу им, понимая всю серьёзность обстановки, Ватутин бросил подвижную ударную группу генерала М.И. Савельева в составе 233-й танковой бригады, 1228-го полка САУ, мотострелкового батальона и противотанковой батареи. Прорвав оборону фашистов у Лисянки, Савельев двинулся в тыл врага и 28 января 1944 года соединился с Лазаревым в Звенигородке. По идее, это означало завершение операции на окружение противника, однако не забудем про немецкий контрудар, отрезавший два танковых корпуса 2-го Украинского фронта от его основных сил. 29 января после упорных боёв Коневу удалось, введя в прорыв второй эшелон армии Ротмистрова и 5-й Гвардейский Донской казачий корпус генерала А.Г. Селиванова, прорвать новый фронт обороны Манштейна и соединиться с корпусом Лазарева. Теперь враг точно оказался в мышеловке.

Одновременно советское командование принимало энергичные меры по скорейшему выстраиванию внешнего фронта окружения, чтобы не дать немцам деблокировать "котёл". Для этих целей пришлось использовать передовые объединения - то есть, танковые армии, поставив перед ними несвойственную для танкистов оборонительную задачу. Для того, чтобы оборона получилась крепче, танковые армии Конев и Ватутин усилили противотанковой артиллерией, стрелковыми и сапёрными частями. А менее подвижные общевойсковые армии обоих фронтов тем временем формировали внутренний фронт "котла".  Большую помощь наступающим советским войскам оказала авиация, совершившая за период с 29 января по 3 февраля 2800 боевых вылетов. К 3-му февраля между авиационными объединениями на Корсунь-Шевченковском направлении установилось своеобразное разделение труда: 2-я воздушная армия совместно с 10-м истребительным авиакорпусом ПВО осуществляла воздушную блокаду окружённой немецкой группировки, а 5-я воздушная армия поддерживала советские сухопутные войска на внешнем фронте окружения.

У немцев в котле оказалось по разным данным 6 или 7 дивизий. Это, конечно, было меньше, чем можно было бы окружить, попадись в котёл вся Корсунь-Шевченковская группировка врага, но это был крупный результат. Теперь задачей советских войск становилось любой ценой не выпустить врага, а для немцев - столь же любой ценой прорваться. Манштейн, находившийся за пределами "котла", также прилагал усилия для деблокады своих окружённых войск, общее начало над которыми принял эсэсовский генерал Штеммерман. Однако Конев с Ватутиным удачно рассчитали время операции, завершив окружение врага до весенней распутицы. Теперь же сильная оттепель и приближающаяся весна делали дороги практически непроходимыми. Манштейну только и оставалось, что сетовать на капризы русской погоды.

Начиная с 3 февраля немцы предпринимают отчаянные попытки прорвать кольцо окружения. Для этого Манштейн сосредоточил две ударные группы, состоящие из танковых войск. Одна должна была наносить удар из района Умани - туда стягивался 48-й танковый корпус генерала Ворманна. Вторая - в районе Лисянки, где сосредоточивался 3-й танковый корпус Брейта. К счастью, из-за оттепели дороги совершенно раскисли, что мешало быстрому сосредоточению немецких войск. Манштейн много писал об этом в послевоенные годы - напрочь игнорируя тот факт, что и Коневу с Ватутиным приходилось действовать в условиях такой же распутицы.

Продолжение следует.


_____________________________________
Материалы к статье
1) Статья на сайте "Помни войну"
2) Статья Е.Н. Кулькова на сайте "Энциклопедия всемирной истории"
3) Глава из книги С. Михеенко "Солдатский маршал"

Tags: Великая Отечественная война, История Отечества, История Украины, Конев, Корсунь-Шевченковская операция
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments