Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Радостные новости из Крыма

Радостные, хоть и неожиданные, новости пришли из Крыма. Капитан сейнера "Норд", пиратски захваченного украинскими пограничниками в нейтральных водах и уведённого в украинский порт Бердянск, арестованный на Украине по совершенно абсурдному обвинению (по сути, за то, что он - российский гражданин) и преданный суду, вернулся домой вслед за своим экипажем. Драматическая эпопея "Норда", наконец-то, завершилась, и завершилась, слава Богу, без жертв. Российскому гражданину Владимиру Горбенко неправедный суд в нацистском недогосударстве более не грозит.




Капитан "Норда" Владимир Горбенко


РИА "Новости" сообщает: "Капитан судна "Норд" Владимир Горбенко, удерживаемый на Украине с марта прошлого года, вернулся в Крым, сообщила РИА Новости мать моряка Евгения Горбенко.


"Сын дома. Вернулся еще в субботу. Чувствует себя нормально", — уточнила она РИА Новости.

По словам женщины, Горбенко выглядит хорошо. "Говорит, что его никто не обижал. Вопросов просил не задавать. Главное, что жив и здоров. Теперь наши страдания и переживания позади", — добавила она.
Информацию о возвращении моряка подтвердил и судовладелец.

"Его возвращение — его личный успешный проект. Чувствует себя не очень и просит его простить: как только будет готов, все всем расскажет", — сказала журналистам представитель керченского Рыбколхоза имени 1 Мая Анна Шевелева.

Известно, что Горбенко попал на полуостров по российскому паспорту.

Напомним, что крымское судно "Норд" под флагом России было захвачено украинскими пиратами в Азовском море 25 марта. У всех членов экипажа были российские паспорта, но в Киеве заявили, что считают их украинскими гражданами. Два моряка сумели вернуться в Крым через Белоруссию, семерых сняли с рейса в Минск.
Капитану судна инкриминировали "нарушение порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины и выезда из нее с целью причинения вреда интересам государства", ему грозило до пяти лет лишения свободы.


Позднее семерых членов экипажа "Норда" обменяли на семерых украинских моряков. В заточении оставался только капитан" (конец цитаты).

"Комсомольской правде" удалось, однако, побеседовать с капитаном. Адвокатам удалось, как выясняется, добиться того, чтобы до суда Владимир Горбенко находился не в СИЗО, а проживал у своих украинских родственников. Из дома которых ему и удалось в итоге совершить успешный побег. Полностью интервью с капитаном можно прочитать здесь, приведу только самое интересное - то, что касается "работы" украинского правосудия и обращения с похищенным капитаном.

"Владимир Горбенко оставался на Украине в ожидании суда за «незаконное пересечение границы временно оккупированной территории» - так теперь называют Крым в соседней стране. Как вдруг неожиданно – пропал, как сквозь землю провалился. «Ушел из дома, где проживал, и не вернулся», - забили тревогу адвокаты, которые сразу стали подозревать провокации СБУ.


К счастью, их опасения оказались напрасными: Владимир Горбенко вернулся домой.




- Что было самое тяжелое за эти 10 месяцев, что вы были на Украине?

- Неизвестность, неопределенность, чем все это закончиться и когда. Это было самое тяжелое. Если бы был какой-то срок установлен, то я настроил себя - до такого периода нужно продержаться. То шло следствие, то статья одна, то другая. Адвокаты опасались, что они каким-то образом могут перевернуть дело по статье за измену родине, 111 Уголовного кодекса. Она более жесткая, до суда нельзя находиться на воле, по-любому СИЗО.

- Как удавалось держаться?

- Верил в то, что справедливость восторжествует. Себя виновным я не чувствовал, никаких законов я не нарушал. Честно исполнял свои обязанности капитана судна, ловил рыбу по разрешению. В последнее время снилось, будто я возвращаюсь, будто я дома… Поддержка ощущалась от крымчан, от россиян. Интернет штудировал, информацией владел о том, как отзываются люди о происходящей ситуации. Это тоже вселяло надежду, ведь о нас не забыли.

- Украинские правоохранители на вас давили?

- Физического воздействия, слава Богу, не оказывали. Люди, в принципе, адекватные, понимали, что это политическое дело. Предлагали признать вину, не доводя дело до суда, получить украинский паспорт и вернуться домой по нему. На это акцент делался, что я должен был вернуться по украинскому паспорту. Но вернулся я домой по российскому паспорту.

В последнее время спрашивали: сколько вы еще готовы не соглашаться с нами? Вы же понимаете, что все эти судебные дела могут длиться минимум года два, а максимум - неограниченно. Подход такой был: сколько ты лет продержишься? Не физическое воздействие, а моральное.

- На допросы ночью вызывали?

- Первое время. Когда на судне находились безвылазно, то они могли нас тревожить, когда угодно. Пока не появились юристы, нас кошмарили по ночам. Первые сутки, когда нас только в порт привезли, то сразу начался поток служб: пограничники, полицейские, эсбэушники и еще непонятно кто. Одни за другими поднимались на борт. До двух часов ночи продолжалось. Потом уже сжалились над нами – ладно отдохните, завтра день у вас день будет еще тяжелее. Адвокатов сразу не пускали, всякие препоны чинили и консулу.

Когда меня выпустили из СИЗО под залог, одно из обязательств было - каждый понедельник являться к следователю. Вручали целые пачки повесток. Хотя я сразу заявил, что по 63 статье конституции Украины не буду давать против себя никаких показаний. И поэтому морально давили. Не хочешь так? Значит ходи к нам каждый день, а это значит, нужно проживать в Херсоне и снимать жилье. На улице лето, а от Мариуполя до Херсона 200 километров. Дорога занимает часа четыре в одну сторону – в духоте.

- Ваше нынешнее исчезновение адвокаты сравнивали с той ситуацией, когда сразу после захвата «Норда» вы тоже неожиданно пропали с судна – стараниями СБУ.

- Тогда на меня составили административный протокол и вручили повестку: 4 апреля должно быть рассмотрение в Мариуполе. Пограничники вечером мне повестку при адвокатах вручали. Мы были уверены, что с утра я поеду на заседание по этому делу. Пришел пограничник с военного корабля, что нас задержал, пригласил для обсуждения моей транспортировки на административный суд в Мариуполь. Я без всякой задней мысли пошел за пределы судна на борт военного корабля, а там уже ждала группа – арестовали, посадили в машину, стали задавать вопросы. Но я отказался говорить без адвокатов. На выезде из города Бердянска им кто-то позвонил, машина остановилась, тут подъехал другой автомобиль, и мне вручили уведомление, что я арестован и буду конвоирован в город Херсон. У меня изъяли сотовый телефон, отключили его. Я спросил, как же адвокаты и кто их уведомит, могу ли звонок сделать. Мне отказали в этом и начали конвоировать. Только когда меня доставили в Херсон и начали вести беседы, мол, признай свою вину – незаконное нарушение границы с умыслом нанесения ущерба Украине. Получай паспорт гражданина Украины и в течение недели окажешься в Крыму. Я отказался, конечно, потому что понимал, что дело очень серьезное, и без консультации юристов я никаких документов подписывать не буду. А мне: «Вы же понимаете, что мы в Херсоне, и они сюда за час не доедут из Бердянска. Пока они будут ехать, мы вынуждены вас поместить в ИВС». Раз так надо, то давайте, говорю. Тогда мне только разрешили отзвониться адвокатам. С судна забрали в 6 утра, часов в 10 вечера я только позвонил.

- После того, как вы вышли под залог и стали жить у родственников, за вами следили?


- Слежка была. В основном, из автомобилей вели наблюдение. Жил я в частном секторе, там не особо много возможностей для конспирации. Машины их сразу замечали, народ нервничал: кто-то же самогонкой торгует! – Владимир Горбенко сначала смеется, но потом замолкает и продолжает уже с грустью в голосе: - И сейчас осадок: мания преследования какая-то, едешь и оборачиваешься, что за машинка за тобой едет, как часто ты ее видел. Говорю полушепотом, стал более молчаливым, без лишних слов. Перестроился на новый лад – живешь в постоянной опаске. Напряжение.

- Как город, изменился за время отсутствия?

- Конечно! Мост появился, дороги. Я еще не особо гулял, пока не освоился.

- С экипажем виделись уже?

- Пока нет, вы первые, с кем беседую. Но обязательно соберемся!

- Какие планы на будущее? Вернетесь в море?

- Конечно! Судно осталось на территории Украины, вряд ли его отдадут. Надеемся на то, что правительство окажет нашей организации помощь, и мы со своим экипажем продолжим заниматься нашей же деятельностью. Капитан я уже больше 15 лет, а рыбным промыслом занимаюсь всю свою сознательную жизнь, у меня семейная династия рыбаков.

- Вы стали известным человеком…

- Я такую славу никому не пожелал бы! Лучше был бы неизвестным и ловил тюлечку на «Нордике». Надеюсь, что больше такого ни с кем не случится"
(конец цитаты).

Ждём новой информации - прежде всего, о том, каким образом Владимиру Горбенко удалось выбраться из Херсона и добраться до российской границы. Хотя не исключено, что правды нам до поры, до времени не скажут. Сейнер "Норд", похоже, потерян для России окончательно - никакая сила, кроме вооружённой, не может заставить главного капризного ребёнка человечества вернуть краденое. Повторюсь: слава Богу, что все люди живы. И слава Богу, что не все ещё, кто работает в правоохранительных органах бывшей Украины, идейные нацисты, что и там попадаются порядочные люди. Хотелось бы ещё только надеяться, что родственники Владимира Горбенко из-за его побега не подвергнутся репрессиям за "государственную измену".

Tags: Крым, Море позитива, Украинский кризис
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment