Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Гарри Поттер и уроки Рождества. Часть 5-я.

Вот и дошла у нас очередь до наиболее интересных и наиболее насыщенных духовными смыслами "старших" томов "Поттерианы", настало время поговорить о том, что происходит на Рождество в "Гарри Поттере и Ордене Феникса".



Рождество 1995 года в кругу семьи Уизли. Крайний справа, спиной к зрителю - Гарри Поттер.
Кадр из фильма "Гарри Поттер и Орден Феникса"




Первое, что нам необходимо отметить, - это то, что Рождество 1995 года (Хогвартс, как и вся Британия, празднует Рождество вместе с католиками, то есть 25 декабря) Гарри Поттер впервые за всё время своей учёбы провёл вне Хогвартса. Те, кто читал последующие тома, знают, что больше праздновать главный зимний праздник в школе волшебства ему не придётся. Что ж, Рождество традиционно и в любых христианских конфессиях понималось как праздник по преимуществу детский и семейный, и не удивительно, что в рождественских сказках от тётушки Джо тема самьи так или иначе всплывает. Рождество в пятом томе Гарри проводит вместе с семьёй Уизли. На первый взгляд, этому есть исчерпывающее объяснение внутри самого романа. Но на самом деле Роулинг мастерски владеет законами драматургии. И то, что Гарри проводит Рождество именно с семьёй Уизли для прочитавших сагу до конца приобретает характер самого настоящего пророчества - о том, чем эта семья со временем станет для главного героя. Да, Уизли с первого дня своего знакомства с Гарри приняли его, да, тётушка Молли регулярно поздравляла Гарри со всеми праздниками, а её сын Рон стал для него лучшим другом - но впервые Гарри оказывается допущен в тесный семейный круг, словно презднаменование того, что со временем он действительно станет полноправным членом семьи Уизли. Это и происходит, как мы знаем из эпилога 7-го тома: Гарри женится на Джинни. Присутствует за общим рождественским столом и примчавшаяся с горнолыжного курорта Гермиона Грейнджер. Ей, как мы знаем, со временем тоже суждено стать полноправным членом семьи Уизли, выйдя замуж за Рона и породнившись таким образом не только с рыжим семейством, но и с Гарри Поттером.

Примечательно и место, где семья Уизли, Гарри и Гермиона отмечают Рождество. Это дом на площади Гриммо, 12, принадлежащий Сириусу Блэку.  И это тоже символично - хотя и объяснимо логикой сюжета (а если бы не было объяснимо - было бы "роялем в кустах"). Во-первых, в финале третьей части Гарри недвусмысленно высказывает желание покинуть негостеприимный дом Дурслей и переселиться к крёстному. Рождество, проведённое в доме Сириуса, отчасти является напоминанием об этих его несбывшихся мечтах, отголоском страстного желания Гарри иметь полноценную семью. Ведь Рождество - семейный праздник. Во-вторых, тут же следует и наглядный урок. Сириусу очень одиноко. Поскольку за ним охотится министерство магии, он вынужден скрываться в этом доме, прятаться от людей, фактически Сириус сменил заточение в Азкабане на домашний арест, и это его откровенно бесит. И вот, писательница создаёт ситуацию, которой буквально кричит своему герою: "Вот, ты мечтал о полноценной семье. Смотри: человек, которого ты хотел бы считать своим вторым отцом, очень одинок, скрась ему одиночество - и будешь вознаграждён". Как мы узнаем в дальнейшем из начала 7 тома (а вдумчивые читатели обратили на это внимание уже при чтении 5-го и 6-го), этот урок вполне уместен. Гарри после трагических событий в финале "кубка огня" слишком зациклен на собственных переживаниях, слишком много говорит о себе - с друзьями, с наставниками. Конечно, его можно понять - для мальчика из современного секулярного мира он вполне нравствен. Но в этом своём поведении он сам же потом горько раскаивается - что слишком мало разговаривал со своими наставниками о них, об их боли, об их проблемах и мечтах. И спохватывается лишь после смерти близкого человека. Что ж - боль Сириуса, его тоску вынужденного затворника Гарри всё же в состоянии почувствовать. И хотя он никогда не говорил об этом с Сириусом, он всё же подарил крёстному себя на Рождество - пусть в в силу объективно сложившихся обстоятельств. Пистальница позаботилась о том, чтобы Сириус отошёл в мир иной, не обделённый вниманием Гарри.



Встреча Гарри и Сириуса на площади Гриммо.
Кадр из фильма "Гарри Поттер и Орден Феникса"

.

А теперь - самое время приглядеться к обстоятельствам, вынудившим Гарри покинуть Хогвартс и провести Рождество вместе с Уизли, но при это не в их родовом поместье. Те, кто читал "Орден Феникса" или хотя бы смотрел одноимённый фильм, знают, что за несколько дней до Рождества Гарри видел странное видение, в котором он в образе огромной змеи напал на мистера Уизли и искусал его до полусмерти. Большинство однокашников сочли это просто сном - но мудрый директор Хогвартса Дамблдор неожиданно отнёсся к видению более чем серьёзно - в результате чего само видение полностью подтвердилось, а мистер Уизли оказался в больнице Святого Мунго. Собственно, дом Сириуса понадобился именно потому, что он находился к больнице куда ближе, чем "Нора". Туда и были с помощью портала отправлены все дети Уизли и Гарри.

Помните, в прошлый раз я говорил о том, что Гарри в "Кубке Огня" на Рождество приходится держать свой первый экзамент на нравственную зрелость? Этот экзамен Гарри выдержал на отлично. Но увы, в той ситуации в которой он оказался, когда против него - зло, намного более могущественное, чем он сам, а победа над этим злом зависит в первую очередь от него, нравственной зрелости недостаточно. Начиная с "Ордена Феникса", Гарри на Рождество снова начинает получать уроки, порой горькие и болезненные - на этот раз уроки самой настоящей духовной брани, в совершенно православном понимании этого слова. Да, доверять снам, видениям и голосам христианин не должен, да, это духовно-опасно и грешно. И об этом Гарри знает уже со второго курса в Хогвартсе (а мы - со второго тома). И в то же время бывают случаи, когда пренебрегать сонными откровениями нельзя, нам тоже может открываться истина. Гарри ведёт себя абсолютно правильно - получив такое откровение и поняв своим внутренним чутьём, что это - не обычный сон, он хочет видеть рядом с собой кого-нибудь из Ордена Феникса, опытного волшебника, не раз бросавшего вызов тёмному лорду, того, кто сможет отнестись к его сообщению с должным вниманием, проверить его и удостовериться. И оказать мистеру Уизли помощь. Гарри не делает самостоятельных выводов, хотя он и убеждён в подлинности увиденного. Он ищет более опытного человека, ищет наставника - и одновременно того, кто реально мог бы помочь Артуру. Он ищет того, кто уже сталкивался с подобными явлениями - и в этом он абсолютно прав.

Собственно, для этого в православных монастырях и нужны старцы. Это духовно опытные монахи, как правило - в священном сане, кто не один год провёл в духовной брани и научился опытным путём "различению духов". Кто знает, каким явлениям доверять можно, а каких стоит опасаться, и что нужно предпринимать в тех или иных обстоятельствах духовной жизни, потому что им открывает Сам Бог. А что не открывает Бог - то может подсказать собственный духовный опыт. И ещё один критерий: старец сам должен быть на стороне Бога, а не врага, он сам должен принадлежать к Церкви, он должен считать духовного противника своих учеников - своим собственным противником, только в этом случае он может действительно руководить их душами ко Спасению. Вот и Гарри нужен "кто-то из Ордена" не в последнюю очередь потому, что Орден Феникса, как и он сам, противостоит Вольдеморту. И как мы видим из книги, правильное поведение Гарри приводит к нужному результату - раненого мистера Уизли вовремя находят и спасают.



Раненый Нагайной мистер Уизли.
Кадр из фильма "Гарри Поттер и Орден Феникса".



Дети мистера Уизли получили весть о нападении на отца.
Кадр из фильма "Гарри Поттер и Орден Феникса".





А вот дальше с Гарри происходит срыв. Он-то отлично помнит, что видение он видел не как-нибудь, а глазами змеи. И коль скоро само нападение на мистера Уизли подтвердилось, Гарри начинает винить в нём себя. И искать ответа, каким образом он мог превратиться в змею и совершить это нападение. Разговор членов Ордена, подслушанный им в министерстве, утверждает его в мысли, что он одержим "тёмным лордом" Вольдемортом, что главарь "пожирателей смерти" каким-то образом смог проникнуть в его сознание, заставил его превратиться в змею и напасть на мистера Уизли (который, как точно известно Гарри, выполнял в момент нападения какое-то таинственное задание Ордена). Таким образом, Гарри начинает терзаться не только угрызениями совести (забота и благодарность, которой его окружила Молли Уизли и её дети, только усиливают его терзания), но и опасениями за жизнь своих товарищей. Что, если он, повинуясь внушению лорда Вольдеморта, нападёт ещё на кого-нибудь? Что, если Вольдеморт, забравшись к нему в сознание, его глазами видит штаб-квартиру Ордена Феникса, как раз расположенную в доме номер 12 по площади Гриммо? Эти опасения усиливаются ещё больше из-за странного чувства, испытанного им в кабинете Дамблдора перед отправкой в дом Сириуса. Тогда Гарри вдруг почувствовал беспричинную ненависть и странное желание напасть на директора. Кажется, что всё сходится и все опасения подтверждаются. И Гарри изолирует себя от остальных, а потом и вовсе хочет бежать - подальше от площади Гриммо, от "Норы", от Ордена, от Хогвартса - туда, где он не будет представлять опасности ни для кого из дорогих ему людей. Примечательно, что описывая ощущения своего героя, Роулинг использует совершенно христианские термины: Гарри, по её словам, испытывает "чувство осквернённости".

Порыв Гарри всецело оправдан и безукоризненно нравствен - он хочет защитить близких людей от опасности. Его нравственная зрелость, которую он подтвердил год тому назад, остаётся на высоте... И тем не менее, он совершает трагическую ошибку. Благая мысль, которая посетила его в Хогвартсе - обратиться за помощью и советом к кому-нибудь из Ордена - теперь даже на ум ему не приходит. А в результате он лишь чудом не становится лёгкой добычей для своего врага, когда ему приходит на ум мысль тайно покинуть площадь Гриммо.

Остановил Гарри Финеас Найджелус Блэк, передавший юноше категорическое требование Дамблдора оставаться на месте. А дальше между ними происходит весьма красноречивый диалог.

Гарри: "«Оставайтесь на месте»? И это все, что могут мне сказать после того, как на меня еще и дементоры напали! Сиди тихо, Гарри, взрослые без тебя разберутся? Чего тебе объяснять — все равно не поймешь своим маленьким умишком!"
Финеас: "Именно из-за этого я ненавидел преподавание. Молодые нечеловечески убеждены, что абсолютно правы во всем! Вам не приходило в голову, мой бедный надутый индючок, что у главы Хогвартса есть веские причины не делиться с вами мельчайшими деталями своих планов? Лелея свои обиды, вы ни разу не задумались о том, что приказы Дамблдора никогда не приносили вам вреда?"


Финеас Найджелус Блэк.



Вдумаемся, что же пытается донести до Гарри покойный директор Хогвартса и дальний предок его крёстного. Ничто иное, как вполне православную мысль о послушании власть предержащим и наставникам.  Причём Финеас, хоть и декларирует свою нелюбовь к педагогике, на деле ведёт себя именно как грамотный педагог. Он понимает, что голословных нравоучений Гарри в его нынешнем психологическом состоянии просто не послушает. И потому апеллирует к жизненному опыту самого Гарри, к тому, что его собеседнику должно быть знакомо и понятно не понаслышке. Настаивает же он в первую очередь на доверии к Дамблдору - не только и не столько как к директору Хогвартса, сколько именно как к наставнику. Два простых довода - всё, что прежде говорил тебе Дамблдор пошло тебе на пользу, так ведь? Почему бы тебе и теперь просто не довериться проверенному человеку? И второй: если Дамблдор не делится с тобой всеми своими планами, не значит ли это, что у него есть веские причины? Собственно, с этими доводами запросто можно подойти к любому из нас, православных христиан, и точно так же потребовать послушания своему духовному отцу или архиерею. Духовника или архиерея надо слушаться, сколь бы абсурдны ни были их распоряжения, ибо они пекутся о нашей духовной безопасности, такова их обязанность, заповеданная от Господа. А значит, тот, кто проявляет непослушание, рискует нанести своей душе (и своей посмертной участи) непоправимый вред. Впервые в "Гарри Поттере" начинают отчётливо звучать экклезиологические нотки.

Слов Финеаса и приказа Дамлдора хватило для Гарри, чтобы убедить его отказаться от побега. Но не развеяли его страхов. Далее писательница описывает, как её герой боится спать - ибо в прошлый раз, как он думает, Вольдеморт овладел им во сне. А значит, спящим он будет представлять опасность для друзей. Гарри закрывается в комнате и изо всех сил борется со сном. И тут - новый замечательный поворот сюжета: из этого добровольного заточения его выводит Джинни. И происходит это в аккурат накануне Рождества, в праздновании которого Гарри, чувствуя себя осквернённым, участвовать не планирует.

Точнее, сперва на площадь Гриммо прибывает Гермиона - самый трезвомыслящий человек в созданном Гарри Отряде Дамблдора. Именно она находит Гарри на чердаке и убеждает его спуститься в спальню, где его уже ожидают Рон и Джинни. А вот дальше не откажу себе в удовольствии привести обширную цитату.



Гермиона. Именно так она выглядит в фильме по "Ордену Феникса"



"Она села рядом с Джинни, и теперь смотрели на Гарри все трое.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Гермиона.
— Прекрасно, — сухо ответил Гарри.
— Только не ври. Рон и Джинни говорят, что ты от всех прячешься с тех пор, как вернулись из больницы.
— Говорят? Да? — сказал Гарри, сердито глядя на брата и сестру.
Рон рассматривал свои ботинки, а Джинни нисколько не смутилась.
— Да, прячешься, — сказала она. — И смотреть ни на кого не хочешь.
— Это вы не хотите на меня смотреть!

— Может, вы друг на друга по очереди смотрите, просто не совпадаете по времени? — предположила Гермиона, причем уголки рта у нее слегка поднялись" (конец цитаты).

Прервём цитату на некоторое время, чтобы обратить внимание на важный момент: Гарри, опрометчиво взявшийся самому себе без духовного руководства ставить духовные же диагнозы, то есть - нарушивший одну из основополагающих норм христианской аскетики, сам того не замечает, как впадает в грех осуждения... тех самых друзей, которых он хотел защитить от себя самого. Дьявол очень ловок, достаточно поддаться ему в малом, чтобы он тут же вовлёк тебя в целый букет грехов. Не зря предупреждает Священное Писание, что тот, кто согрешит против одной заповеди, становится виновен во всём. Это не запугивание - это закон духовной жизни. Гарри - современный расхристанный подросток - об этом, разумеется, не знает - что ж, ему придётся постигать правоту православных святых отцов на личном опыте.

Итак, Гарри, из-за своей склонности к поспешным выводам и из-за своей чрезмерной, а в данном случае - просто опасной самостоятельности нарушает ту самую заповедь Евангелия, к которой Роулинг раз за разом возвращается в своих книгах: "Не судите, да не судимы будете". И через это - едва не остаётся без друзей. Гермиона же, сохранившая трезвую голову на плечах, отвечает ему остроумно - но точно, по существу и доброжелательно, что сразу же пробивает психологический барьер в душе юного Поттера. Теперь Гарри готов слушать - и услышать самое главное, что ему предстоит, из уст когда-то спасённой им девушки. Продолжим цитирование.

"— Очень остроумно, — огрызнулся Гарри и стал смотреть в сторону.
— Ах, как приятно чувствовать себя непонятым, — съязвила Гермиона. — Знаешь, они мне сказали, что вы подслушали вчера через Удлинители ушей.
— Да ну? — Засунув руки в карманы, Гарри смотрел на снегопад за окном. — Всё обо мне говорили? Ничего, я привыкаю.
— Мы с тобой хотели поговорить, — сказала Джинни, — но ты все время от нас прячешься...
— А я не хочу, чтоб со мной говорили, — сказал Гарри, все больше и больше раздражаясь.
— Ну, это глупо с твоей стороны, — сказала Джинни. — Из твоих знакомых я одна знаю, каково это, когда ты одержим Сам-Знаешь-Кем, и могу тебе рассказать.

Гарри на секунду застыл, ошеломленный этими словами.

— Я забыл.
— Поздравляю, — холодно откликнулась Джинни.
— Прости, — сказал Гарри и правда почувствовал стыд. — Так думаешь... думаешь, и я одержим?
— А ты можешь вспомнить все, что ты делал? Или были такие провалы в сознании, когда ты не понимал, что делаешь?

Гарри стал мучительно припоминать.

— Нет.

— Тогда Сам-Знаешь-Кто не завладел тобой, — твердо сказала Джинни. — Когда это было со мной, у меня вылетало из памяти то, что я делала в предыдущие часы. Окажусь где-то и сама не знаю, как сюда попала" (клнец цитаты).





Джинни Уизли


Святитель Игнатий Брянчанинов, один из крупнейших духовных наставников Православной Церкви, в своих трудах рекомендовал пользоваться "советами преуспевших братий", поверяя их Священным Писанием и святоотеческими творениями. Другой духоносный наставник Православной Церкви - прп. авва Дорофей - пишет: "Писание говорит: спасение… есть во мнозе совете. Не говорит: "в совете многих", то есть чтобы с каждым советоваться, но что должно советоваться обо всём, конечно, с тем, к кому имеем доверие, и не так, чтобы одно говорить, а другое умалчивать, но всё открывать и обо всём советоваться; такому и есть верное спасение во мнозе совете". В затруднительных ситуациях, возникающих в духовной жизни, никогда не следует полагаться на свою волю, ибо наше падшее естество всегда найдёт оправдание нашим грехам, но стоит обратиться за советом к людям, близким по духу: а вдруг в их собственной духовной жизни уже бывали подобные искушения, успешно преодолённые? В данном случае Джинни, у которой был собственный печальный опыт одержимости Вольдемортом, - подлинный подарок для Гарри, и её собственные воспоминания позволяют рассеять морок, которому он позволил сплестить в собственном воображении. Дальше Гермионе остаётся только довершить дело напоминанием, что из Хогвартса невозможно трансгрессировать, а значит ни Вольдеморт не смог бы туда попасть при всём желании, ни Гарри он не смог бы из школы вытащить каким бы то ни было незаметным образом. То есть - ни в коем случае Гарри не может быть причастен к нападению на мистера Уизли.

Впрочем, слова Гермионы заслуживают того, чтобы быть процитированными: "Когда-нибудь, Гарри, ты все-таки прочтешь «Историю Хогвартса», и, может быть, она напомнит тебе, что с территории Хогвартса нельзя трансгрессировать. Даже Вольдеморт не в силах заставить тебя вылететь из спальни". Нежелание современного подрастающего поколения читать - практически повально. Особенно, если речь идёт не о каких-нибудь дешёвых (в плане содержания, разумеется, а не цены) приключенческих блокбастерах или слезливых мелодрамах, а о серьёзной литературе. И это обрекает молодёжь набивать лишние шишки, постигая на собственном горьком опыте то, что давно описано в книгах. И чем религиознее опыт, тем страшнее могут быть ошибки и тем тяжелее последствия. Так печальный опыт Джинни, разумность Гермионы и наблюдательность Рона (заметившего: "Ты не покидал своей постели. Ты сучил ногами во сне не меньше минуты, пока мы тебя будили") спасли Рождество для Гарри.


Гарри и Гермиона на площади Гриммо.
Кадр из фильма "Гарри Поттер и Орден Феникса".

Итак, какие же уроки Рождества Гарри получает на пятом году своего обучения? Впервые Гарри предстоит столкнуться с вопросами духовной жизни и духовной безопасности, с тем, чем испокон веков занимались совершенно ему незнакомые святые отцы Православия. Ему предстоит понять, что даже истинные видения, даже сбывшиеся, никогда не стоит пытаться толковать самому - от неопытности здесь неизбежны ошибки, и выводы могут оказаться прямо-таки оглушительно неверными. Ему на собственном опыте предстоит убедиться, как важно проявлять доверие и послушание к своим наставникам. И как необходимо, чтобы рядом всегда находились близкие по духу люди, способные не только морально поддержать, но и подсказать, а если нужно - и предостеречь. А ещё - ему наглядно продемонстрировано, как опасно полагаться на свою волю и своё мнение, он опытным путём убеждается в правоте древнего учителя аввы Дорофея: "Когда мы держимся своей воли и следуем оправданиям нашим, тогда, делая, по-видимому, доброе дело, мы сами себе расставляем сети и даже не знаем, как погибаем. Ибо как можем мы уразуметь волю Божию или взыскать её, если верим самим себе и держимся своей воли?" И что спасение - действительно "в совете мнозе". Дальнейшее развитие сюжета показывает нам, что этот урок не был усвоен Гарри Поттером до конца, в конце пятого года обучения он снова совершает ту же ошибку, что и на Рождество. Только на этот раз он к разумным предостережениям Гермионы остаётся глух - и потому становится причиной гибели своего крёстного. Духовная жизнь - опасная штука, и правила её написаны на опыте реальных человеческих трагедий. Здесь как нигде "незнание законов не освобождает от ответственности".

Так Роулинг ставит в "Ордене Феникса" вопросы аскетики и экклезиологии - и разрешает их совершенно в православном ключе.

___________________
См. также:
Часть I.
Часть II.
Часть III.
Часть IV

Tags: Гарри Поттер, Культурология, Миссионерство, Православие, Православное воспитание детей, Рождество
Subscribe

  • Выстрел в светлое будущее

    18 сентября 1911 года в Киеве скончался Пётр Аркадьеич Столыпин, выдающийся государственный деятель эпохи Николая II и без преувеличения один из…

  • Сбитый лётчик

    ... или один против 179-ти Герой Советского Союза Василий Леонтьевич Дегтярёв (1915 - 1942) родился 1 (14) января 1915 года в селе Белгородка…

  • Полный Ништадт

    Как Пётр I Великую Северную войну закончил 10 сентября сего года исполнилось ровно 300 лет со дня подписания Ништадтского мирного договора между…

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments