Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Протопресвитер Феодор Зисис: "Каноны на стороне Москвы" (часть IV)

Часть I здесь. Часть II здесь. Часть III здесь. Оригинал здесь.





Немного позже (1354 г.) синодальным письмом официально утверждается перенос кафедры митрополии во Владимир. Обосновывается он как случившийся «во времена смутные и тревожные», что, однако, не означало разделения единой митрополии: Киев остается исторически и навсегда первым престолом Русской Церкви. Восхваляется преемник Феогноста митрополит Алексий и критикуется некий Феодорит. Он не преуспел в рукоположении в митрополиты Киевские в Константинополе, прибыл в Болгарию и был рукоположен Тырновским патриархом в митрополита Киевского. Это деяние классифицируется как «хищническое и тираническое». Это определение можно было бы с точностью применить и к нынешнему вторжению патриарха Варфоломея в чужую юрисдикцию, когда он предоставляет автокефалию Украине, используя и чествуя раскольнических архиереев. В тексте говорится:

«Святейшая митрополия Российская в числе прочих городов и областей, принадлежащих к ее округу, имела и находящийся в Малой России город, именуемый Киевом, в котором издревле была кафолическая Церковь митрополии. Известно, что и архиереи российские имели в нем свое местопребывание. Но, по смутам и тревогам настоящего времени и страшным нападениям аламанов, он разорен и подвергся бедственному состоянию. Посему священноначальственные предстоятели России, не имея здесь надлежащего и подобающего им содержания, переселились в святейшую епископию Владимирскую, которая в состоянии доставить им место для пребывания и удовлетворение всем нуждам. Таким образом переселились в нее святейший митрополит Русский кир Феогност и прежде него другие два, считаясь епископами, как и следовало, Киевскими и этим оказывая Киеву предпочтение, потому что там (как выше сказано) был издревле престол митрополии, а имея местопребывание и проживая во Владимире, равно как и управляя всеми делами и получая средства для жизни из Владимира. Здесь в продолжение довольно многих лет не было епископа, но митрополит считал этот город своею собственностью и владел им. Когда же произведенный ныне приговором и избранием нашей мерности и находящегося при ней священного и Божественного Собора святейший митрополит всей России, возлюбленный о Господе брат нашей мерности и сослужитель, муж добрый и знающий законы покорности, живя вместе с покойным оным архиереем кир Феогностом, помогал ему в управлении и поддерживал его в старости, больного и подверженного немощи большой, и хорошо распоряжался правами церковными по велению и по воле оного, то покойный митрополит, признавши его способным, чтобы ему вручено было попечение о душах, рукоположил его при конце своей жизни во епископа Владимирского и в грамоте к нашей мерности и священному Собору свидетельствовал о его достоинстве быть возведенным на престол Киевский и всей России. Сей-то после его смерти, как предварительно предназначенный им, равно и благороднейшим великим князем, возлюбленным во Святом Духе сыном нашей мерности кир Иоанном, и прочими князьями, клириками и всем тамошним христоименитым народом на священноначальственное предстоятельство над ними, и пришед к нашей мерности и Божественному и священному Собору, и быв признан достойным, и избран, и произведен в митрополита Киевского и всей Руси соизволением державнейшего и святого моего самодержца, — представил и об этом деле слово к нашей мерности соборне, именно, что Киев разорен и впал в бедственное состояние и уже не служит годным местопребыванием для архиерея и о том также, что Феодорит, беззаконно вступивший в Тырнов и вопреки священным канонам принявший там беззаконное рукоположение, хотя низложен и отлучен святою Божиею кафолическою и апостольскою Церковию, разбойнически и вместе тирански присваивает себе Киев и находится в нем. Мерность наша, рассудив вместе с находящимися при ней святейшими архиереями, возлюбленными о Господе братиями нашей мерности и сослужителями, вполне убедилась, что нет другого (кроме Владимира) местопребывания, и успокоения, и пристанища для святейшей митрополии Русской и что архиерей совершенно не имеет там (в Киеве) средств к удовлетворению самых необходимых потребностей и к верному исполнению своих обязанностей, между тем как здесь (во Владимире) он может находить себе достаточное продовольствие и свободу управления. А потому настоящим соборным деянием повелеваем в Духе Святом чрез нашу соборную грамоту, чтобы как этот святейший митрополит России, так и все преемники его пребывали во Владимире и имели Владимир своею кафедрою неотъемлемо и неизменно навсегда. Но пусть и Киев числится собственным их престолом и первою кафедрою архиерея, если останется целым. А после Киева и с ним пусть будет второю кафедрою и местом пребывания и успокоения для Русского митрополита святейшая епископия Владимирская, в которой он беспрепятственно, пока потребует нужда, да совершает поставления чтецов и иподиаконов, рукоположение диаконов и иереев и все прочее, что подобает по церковным канонам местному архипастырю. Если же Божиею помощию и возвратится Киев древнее благополучное состояние и будет из него изгнан низложенный Феодорит, так что окажется возможность иметь в Киеве архиерею какое-нибудь успокоение, и тогда пусть останется Владимир за митрополитами Русскими в виде собственной их кафедры, только да будет (как выше сказано) Киев первым их престолом и первою кафедрою…».


В отношении рукоположенного в Тырново Феодорита, который хищнически и тиранически вторгся в чужую юрисдикцию имеется письмо патриарха Филофея Коккина написанное во время его первого патриаршества (1353-1354 гг.) и адресованное епископу Новгородскому, в котором он рекомендует не принимать общения с Феодоритом, которого синод низверг в соответствии со священными канонами. Тот кто его примет понесет такое же наказание, потому что канон гласит что если кто общается с лишенным общения – то и он будет лишен общения. К сожалению, этот же канон действует и для современных Константинопольских архиереев, которые имеют общение с низложенными раскольниками из Украины – Филаретом и Макарием. В документе патриарха Филофея Коккина говорится: «Будь внимателен и никак не защищай этого Феодорита, чтобы не осудили и тебя так же, как осудили Феодорита; в каноне говорится, что общающийся с отлученными от общения и сам является отлученным» .
Существует еще множество патриарших и синодальных документов, датированных концом XIV в., которыми Константинополь устанавливал противоположное тому что делает сегодня и пытался объеденить Русскую Церковь. Почти все эти документы мы опубликовали в 1989 г. в нашей книге «Константинополь и Москва». Как сегодня так и тогда в церковные дела вмешались политические правители, мотивированные неканоничными митрополитами. Они провоцировали гражданские войны и кровопролития. Из синодального документа второго периода патриаршества Каллиста І от 1361 г. видно, что по снисхождению и икономии рукоположенный в митрополита Литвы Роман с двумя лишь епископиями вмешивался антиканоничными деяниями в дела митрополии Киевской и всея Руси и провоцировал раздоры. Помимо этого он также подстрекал литовского князя к противостоянию с христианами, провоцируя этим убийства и кровопролития – нечто подобное сегодня прогнозируется и, по нашим опасениям, может произойти на Украине, учитывая дерзость и агрессивность политиков поддерживающих раскольников. Роман, поддерживаемый Литовским князем, претендовал также и на захват престола Киевского и всея Руси. В документе говорится:

«И оказавшись там, принял нас, смиренных, и приступил ко многим нерешенным вопросам. И, отбывая в Киев совершал там богослужения и рукоположил сам себя и имел дерзость бесстыдно называться соборным митрополитом Киевским и всея Руси, что, конечно, вызвало потрясения и смуту в епархии святейшего митрополита Киевского и всея Руси, а также стало причиной того что князь Литовский выступил против христиан, поверг их в страшные бедствия и учинил кровопролитие. События сии точнее раскрылись посланниками святого митрополита Киевского и всей Руси кир Алексия, которые собрали сведения от многих и в особенности от тех, кому передавали письма святейшего митрополита кир Романа, а также об этом в точности свидетельствовали и люди святейшего митрополита Литовского.

Сперва они собрали сведения здесь, и было сказано, что митрополит кир Роман настолько могущественный, что может иметь все епархии митрополии под своею властью, и что он ездил в Киев, совершал там богослужения, взял многие епархии под свою власть, правителя Литовского поднял против кир Алексия, и что он может содеять многое без стыда, так как сила его немалая, ведь она сподвигла Литовского князя. По причине такого положения, уязвимого повсюду и со всех сторон и выходящего за пределы божественных и святых канонов, и потому что не несет христианскому роду Руси убийств и потрясений, брани и бунтов, как говорится, событий, подобных тем, что случаются с инославными и с теми, что не имеют внутри себя страха пред Богом и архиереями
».


4. Разделение единой Митрополии Киевской и всея Руси – дело рук униатов и католиков.

Итак, в течение пяти веков с обращения русских в христианство (988 г.) до XV в. русский народ в целом (включая и сегодняшнюю Украину) имел единое церковное начало – митрополию Киевскую и всея Руси. Несмотря на перенос столицы из Киева во Владимир а затем в Москву по причине татаро-монгольского нашествия это единство сохранилось. Попытки создания второй и третьей митрополии с целью получения независимости юго-западными областями и интеграции их с католиками (посредством, главным образом, Польши, которая захватила некоторые области и стремилась их окатоличить) после краткосрочного успеха в конечном итоге не удавались благодаря вмешательству Константинополя, который был твердо привержен вековому принципу существования одной митрополии для многочисленного русского народа.

Как следует из документов, Константинополь хорошо понимал опасность окатоличивания, т.е. полного подчинения православных католическим епископам, поэтому иногда, чтобы избежать этой опасности рукополагал второго митрополита в областях находящихся под властью католиков. В своем питтакионе Вселенскому патриарху Филофею Коккину (1370 г.) король Польши Казимир излагает просьбу рукоположить в митрополита Галицкого Антония, чтобы был закон и порядок между русскими, многие области проживания которых захватил Казимир, и как он сам признается: «земля осиротела. И после того я, Крал Ляхии (=Польши) приобрел землю Руси». В конце он высказывает угрозу, что если не будет рукоположен второй митрополит все русские будут обращены в католическую веру: «а не будет милости Божьей и благословения вашему сему человеку, не сетуйте на нас после, если придет жалостная нужда крестить руссов в веру латинов, так как нет митрополита в (Малой) России, а земля не может быть без закона».


Эту угрозу патриарх Филофей приводит митрополиту Киевскому и всея Руси Алексию в качестве оправдания того, что его принудили угрозами рукоположить Антония в митрополита Галицкого; однако, одновременно, отчитывает его за то что тот оставил без пастыря в распоряжении польских захватчиков оккупированные области Малой Руси: «Слышал, что оставил повсюду христиан находящихся там в каждой области Руси, сидишь в одном месте, оставив без пастыря и без наставления и духовных визитов... И намеревался незамедлительно создать католическую митрополию, а также сказал, что обратит русских в веру латинян, и что было бы хорошо по-твоему, если бы содеялось? Я очень благодарен Богу, что он не сделал этого, а написал и потребовал от меня митрополию; тем самым вынудив меня рукоположить его, я послал его туда, поскольку нельзя было действовать иначе».

Тем не менее, отделение Русской Церкви от Киева было все же временным и непродолжительным. Ситуация изменилась где-то в середине XV в. в историческом контексте униатского Ферраро-Флорентийского псевдособора (1438–1439 гг.), за которым последовало, по Божьему Провидению, взятие Константинополя турками. Чтобы избежать исламизации они согласились на окатоличивание, подписав унию псевдособора. На уровне управления и официального признания мы стали униатами, но святой Марк Эфесский и его преемник в православном сопротивлении (впоследствии патриарх) святой Геннадий Схоларий спасли православное самосознание. В течение 14 лет после псевдособора (1439–1453 гг.), пока по Божьему устроению Церковь не возглавил Геннадий Схоларий, Константинополь находился в подчинении латинян. Греческий митрополит Руси Исидор оказался главным героем псевдосоюза, который он, как только вернулся, безуспешно хотел навязать России. Давайте проследим как описывает эти события профессор В. Фидас:

«Участие Исидора в обсуждениях не было большим, хотя его роль в этот деле была значительной. В целом он следовал взглядам Виссариона Никейского. По словам епископа Мефонского Иосифа, Исидор был первым из тех кто признал необходимость принятия предложенных папой условий для успешного союза и решительно действовал в этой связи в поддержку императора. Папа в своем письме митрополиту Исидору пишет очень тепло, в то время как сопровождавший Исидора суздальский иеромонах Симеон говорит, что „папа никого из митрополитов не любил, как Исидора“.

После долгих обсуждений и под угрозой турецкой опасности орос союза был подписан 5 июля 1439 г., а Исидор был одним из первых, кто принял унию. В синодальном деянии все следовали форме: „Орос подписал“ или „в свою очередь подписал“, тогда как Исидор из России поставил свою подпись после фразы:„согласен и не возражаю“. После принятия унии Исидор получил от папы титул кардинала и был назначен легатом de latere для провинций Литвы, Ливонии, всея Руси и Польши (Галиции), т.е. апостольским администратором церкви Севера за деяния в пользу унии...

После утверждения унии Исидор к концу 1439 г. покинул Венецию и проехал через Хорватию, Загреб, Будапешт, Краков, Перемышль, Львов, Галич, Холм, Вильну и Киев, словом и делом проповедуя объединение. В Москву он прибыл 19 марта 1441 г., но увидел что ситуация изменилась. Уже задолго до него туда прибыли бояре Фома, Симеон, Авраам Суздальский с остальной свитой Исидора и сообщили князю Василию и народу об унии.

Как только Исидор добрался до Москвы, он вошел по обычаю папских представителей следуя за латинским крестом. На богослужении он помянул первым имя папы Евгения IV, после чего дьякон прочел акт унии от 5 июля 1439 г. После этого митрополит России передал князю Василию послание папы, содержавшее просьбу помогать митрополиту в единении Церквей.

Князь, разозлившись, созвал епископский синод, который осудил митрополита Исидора и заточил его в Чудовом монастыре. 15 сентября Исидор сбежал и через Тверь добрался до Новгорода. Оттуда он направился к Литовскому правителю Казимиру а затем вскоре в Рим.

Во время осады Константинополя он был отправлен папой Григорием V для достижения успеха в объединении. Он добрался до Константинополя во главе отряда в 200 солдат. После переговоров с императором Исидор добился проведения 12 декабря в соборе Святой Софии богослужения священников римско-католической и Православной церквей, где были помянуты имена папы Николая и бывшего патриарха Григория. Во время обороны города ему был поручен район Влахерна, после захвата города турками он был пленен и продан как раб в Галате. Исидор смог сбежать и через Малую Азию, Хиос, Пелопоннес и Крит добрался до Рима, где получил от папы титул патриарха Константинопольского.

Из Рима он направил послание с горячим призывом ко всем правителям принять участие в крестовом походе против „предтечи антихриста и сына сатаны“ Мехмета ІІ Завоевателя... С тех пор дорога к Русской митрополии для греческих иерархов была закрыта, а Русская Церковь встала на курс приобретения полной автономии. Как видим, в целом действия Исидора осложнили отношения Русской Церкви не только с Римом, но и с Константинопольским Патриархатом.

Иона был направлен в Константинополь, но после того как князь узнал о том что патриарх Константинопольский принял унию, он приказал делегации вернуться. В России же шла междоусобная борьба, во время которой великий князь Василий был ослеплен Димитрием Шемякой, а сами князья Шемяки были убиты. Иона был избран митрополитом в 1448 г. на Соборе, а патриарху было направлено письмо для получения от него благословения. Тем не менее междоусобицы ударили по русской митрополии, и в 1458 г. взошедший на престол Константинопольский патриарх Григорий рукоположил в митрополита Литвы ученика Исидора – Григория. Но Москва отвергла это рукоположение. Князь и митрополит написали письмо Литовскому князю и народу, чтобы они не вели действий по разделению Русской митрополии.




Святитель Иона, митрополит Московский
Святитель Иона, митрополит Московский



В 1459 г. в Москве был созван собор с целью предотвращения разделения Русской митрополии, на котором был закреплен порядок избрания Московских митрополитов русскими епископами независимо от Константинопольского патриархата. На этом соборе впервые был применен титул Митрополит Московский вместо установившегося титула Митрополит Киевский. В 1461 г. скончался митрополит Иона, а в 1462 г. – великий князь. В это время Россия почти полностью освободилась от татарского ига».


Избрание и рукоположение Ионы русскими епископами в 1448 г. без какого-либо участия Константинополя означало освобождение и независимость Русской Церкви, которая в качестве канонического богословского обоснования приводила тот факт что в Константинополе сидел не православный а униатский патриарх. Правда она не смогла избежать разделения единой митрополии, несмотря на то что епископский собор 1459 г. выступил против разделения. Годом ранее в 1458 г. патриарх Константинопольский Григорий Мама (печально известный своими униатскими убеждениями и приверженностью Ферраро-Флорентийским положениям) рукоположил в митрополита Киевского ученика Исидора выходца из Болгарии Григория. И снова попустительство одного тяготеющего к католичеству патриарха-униата (такого же как и Иоанн Калека) имело плачевные последствия. Несмотря на то что православие было восстановлено в Константинополе после восхождения на патриарший престол такой великой личности как Геннадий Схоларий, сразу же после падения Византийской империи произошло разделение единой Русской Церкви на две митрополии: Московскую и Киевскую, сохранявшееся более двух столетий (1458–1686 гг.).

Киевская митрополия, имевшая юрисдикцию в областях захваченных поляками и находившихся под их влиянием, испытывала сильное давление с целью окончательного ее отрыва от Русской Церкви. Киев стал центром деятельности иезуитов и униатов. Параллельно с окатоличиванием православных и церковного отделения их от России систематически велась работа по их национальному разделению с культивированием украинского самосознания, украинства и систематическим развитием русофобии. Нигде в греческих исторических источниках не встречается слово «Украина», а русский народ представляется единым в географической и демографической классификации – как Великая Русь, Малая Русь и Белая Русь. Нынешний украинец – это малорос, москвич – великорос, а белорус – белорос. Все что происходит сегодня на Украине с культивируемой русофобией и стремлением к озападниванию уходит корнями далеко в историю – к попыткам ополячивания и окатоличивания жителей. Это черные страницы истории соответствующие годам давления и гонений, особенно после разделения единой Русской Церкви на две митрополии: Московскую и Киевскую в 1458 г.
Продолжение следует.
Tags: Апологетика, Вопрос об украинской автокефалии, Православие
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments