Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Гром победы раздавайся, или няш-мяш, Очаков наш!

17 декабря 1788 года, ровно 230 лет тому назад русская армия под командованием фельдмаршала Г.А. Потёмкина-Таврического взяла штурмом турецкую крепость Очаков, что стало важным шагом на пути к овладению всем Северным Причерноморьем. Зима 1788 / 1789 годов навсегда вошла в русскую историю, как "очаковская", а сам очаковский штурм стал настолько знаменит, что и спустя почти полвека вторую половину екатерининского царствования называли "временами очаковскими и покоренья Крыма".





Штурм Очакова




Что же произошло в Очакове, почему это событие казалось современникам и ближайшим потомкам настолько важным - при том, что в сознании потомков "Очаковская зима" оказалась прочно в тени Рымника, Фокшан, Калиакрии и Измаила? Прежде всего, стоит обратить внимание на потери с русской стороны - 4800 человек убитыми и ранеными. На фоне других сражений Второй Екатерининской Русско-Турецкой войны, за исключением, разве что, Измаила - цифра впечатляет. Штурм действительно был кровопролитным, так как турки оборонялись отчаянно. Но главное было не в этом.
Чтобы понять это "главное", стоит обратить внимание, что операции против Очакова Потёмкин начал ещё в мае 1788 года. 25 мая его армия, собранная под Ольвиополем, выступила на Очаков. Суворов, один из ближайших и довереннейших соратников Потёмкина, предлагал взять крепость с ходу, немедленным штурмом, однако Григорий Александрович воспротивился этому, казалось бы, самоочевидному решению. Всё лето и всю осень русская армия простояла под Очаковом, вела траншейные работы, периодически постреливала, но крепость не только не штурмовала, но и полноценной блокады её не обеспечила. С моря к Очакову беспрепятственно подходил турецкий флот, подвозя в крепость подкрепления, боеприпасы и продовольствие. Турки с башен в открытую смеялись над осаждающими, приглашая их в крепость на угощение. Осаждающая же армия Потёмкина, стоя в открытом поле, испытывала куда более острую нужду, чем "осаждённый" турецкий гарнизон в городских квартирах за крепостными стенами. Несла потери от обстрелов. Несла потери от многократных турецких вылазок. Несла потери от болезней, которые, по единодушному свидетельству современников, многократно превышали боевые потери. У стороннего наблюдателя мог бы закрасться вопрос: а кто, собственно, кого осаждает?

Тем не менее, Потёмкин упрямо гнул свою линию: русская армия под Очаковом зарывалась в землю, турецкий флот продолжал успешно снабжать крепость всем необходимым, Суворов нервничал, но приказа на штурм не получал. Зато оборудовал прекрасные береговые батареи, которые сыграли не последнюю роль в успехе очаковского штурма.



Григорий Александрович Потёмкин

17 - 18 июня 1788 года русский гребной флот под командованием К. Нассау-Зигена и Д.П. Джонса нанёс поражение турецкому флоту. В первый день турки потеряли два линкора, во второй, подавленные поражением, они вообще попытались увести корабли из-под Очакова, но были встречены батареей Суворова, открывшей по ним уничтожающий огонь. Турецкие корабли сбились в кучу и один за другим стали садиться на мель. В это время подоспевшая флотилия Нассау-Зигена атаковала их и довершила разгром: враг потерял 5 линкоров, два фрегата и несколько кораблей меньших классов. 1 июля под самыми стенами Очакова Нассау-Зиген атаковал остатки турецких кораблей, стоявших в Очакове. Два вражеских фрегата и четыре галеры были сожжены, ещё 4 судна захвачены.

12 июля была воздвигнута первая артиллерийская батарея на подступах к Очакову. В начале августа в двух километрах от Очакова Потёмкин распорядился построить четыре редута, также оснащённых артиллерией - для прикрытия осадных работ и отражения возможных атак со стороны турок. 29 июля турки совершили первую вылазку: 50 кавалеристов и 500 пехотинцев атаковали казачий пикет. Подоспевшие на выручку две роты русских гренадер Фанагорийского полка отогнали турок обратно в Очаков. Турки, однако, так просто сдаваться не собирались - на помощь своим выдвинулось около трёх тысяч янычар, и положение для русских создалось угрожающее. Исход боя решил Суворов, который лично возглавил атаку силами двух гренадерских батальонов. Суворову удалось не только обратить "аскеров ислама" в бегство, но и занять несколько полевых турецких укреплений. После чего он остановился и послал к Потёмкину за подкреплением, уверяя, что сможет в этом случае ворваться в крепость на плечах бегущего врага. Однако вместо подкрепления Потёмкин послал Суворову приказ об отступлении. Находясь под сильным турецким огнём, Суворов еще трижды просит прислать подкрепления - и трижды получает приказ отступить. В конце концов, тяжело раненый в шею, Александр Васильевич вынужден сдать командование генералу Бибикову, который и выводит гренадер из боя.

Никогда прежде - и никогда впоследствии - Суворов не терпел поражений. Немудрено, что "пассивность" Потёмкина его откровенно взбесила. На перевязочном пункте он разразился одной из своих обычных острот, выдав двустишие в стиле русских частушек: "Я на камушке сижу, на Очаков я гляжу". Разумеется, Александр Васильевич мечтал бы не просто "глядеть" на Очаков, а взять его. И удача казалась вполне достижимой. Но Потёмкин по необъяснимым, на первый взгляд, причинам пеленал инициативу подчинённых.



Суворов в период Штурма Очакова

Весь август русская армия рыла траншеи, приближаясь к укреплениям Очакова. 18 августа турки снова предприняли вылазку - на этот раз более крупными силами, пытаясь помешать строительству русской батареи. Эта вылазка была отбита генералом М.И. Кутузовым, получившим серьёзное ранение в голову (уже второе в его служебной биографии!). Турки потеряли 500 человек убитыми, русские - 150 человек. К концу сентября русские довели численность осадных батарей до 30, а количество размещённых на них пушек составило 317 стволов. И вся эта артиллерия непрестанно громила Очаков. Укрепления на переднем крае турецкой обороны были сильно разрушены этими обстрелами, однако, турецкий командующий Гуссейн-паша и не помышлял о сдаче. Тем более, что 1 ноября турки морем перебросили ему 1,5 тысячи человек подкрепления, русский же флот сильным встречным ветром оказался заперт в лимане и не смог им помешать. 11 ноября турки силами до 2 тысяч человек снова атаковали русские позиции. Вылазка снова была отражена, но на этот раз стоила русским гибели одного из генералов - С.П. Максимова. Однако приближалась зима, пора сильных штормов на Чёрном море, и в конце концов турецкий флот ретировался к Стамбулу. И тогда пробил час Потёмкина.

Во второй половине ноября Григорий Александрович отдал приказ готовиться к штурму. Для штурма было сформировано шесть колонн. Первая и вторая колонны нацеливались на цитадель, где были самые мощные и наименее повреждённые укрепления, третья колонна наносила удар с севера, четвёртая - с востока. Пятую и шестую колонны держали в резерве, чтобы использовать по усмотрению командующего. Для обеспечения внезапности атаки Потёмкин решил отказаться от артиллерийской подготовки.



План крепости Очаков

Русское наступление началось 17 декабря в 7 часов утра, после молебна. Первая колонна под командованием генерала П.А. Палена (того самого, будущего организатора убийства Павла Первого) вклинилась между крепостью и цитаделью ("замком Гуссейна-паши). Затем часть войск во главе с полковником Мекнобом атаковала цитадель и ворвалась туда, результатом чего стало пленение Гуссейна-паши и 300 турецких солдат и офицеров, оборонявшихся вместе с ним. Руководство обороной Очакова оказалось нарушено. В это время четвёртая колонна во главе с генералом Долгоруковым прорвалась к городским воротам и захватила их. Наступательного порыва русских войск не смогли сдержать даже взрывы фугасов, заложенных турками на пути их следования. В это время Потёмкин решил ввести в дело пятую и шестую колонны. Шестая колонна, перейдя лиман по льду, подошла к южной стороны крепости и выкатила пушки на прямую наводку. Под прикрытием артиллерийского огня гренадеры во главе с подполковником Зубиным полезли на стену и овладели ей. Сбитые со стен турки попытались укрепиться в развалинах домов, и схватка за крепость переросла в уличные бои. Однако при отсутствии общего управления это была уже агония. Через час с небольшим последнее сопротивление турок было подавлено.



Подвиг подполковника Зубина во время штурма Очакова
К слову, на картине в рядах атакующих мы видим украинцев в их характерной униформе.
Украинские казаки сыграли активную роль в штурме Очакова - как непосредственно в боях за крепость,
так и в морских сражениях под её стенами.

Турецкая армия потеряла в бою за Очаков 9,5 тысяч человек только убитыми. Ещё 4 тысячи турок были взяты в плен. Добычей русской армии стали 300 орудий и 180 знамён, не считая многочисленного военного имущества. Победа позволила русским окончательно обезопасить ближайшие подступы к Крыму, ликвидировать угрозу судостроительным верфям Херсона. На месте слияния Южного Буга и Ингула, неподалёку от успешно взятой крепости, Потёмкин основал новый город, со временем ставший крупным центром судостроения на Чёрном море. Поскольку очаковская победа состоялась в день святого Николая Чудотворца, город получил имя Николаев, которое носит до сих пор. Екатерина II по достоинству оценила успех Потёмкина: за успешное взятие Очакова он стал кавалером Ордена Святого Георгия первой степени. Георгиевскими кавалерами стали также многие офицеры-участники штурма, а солдаты получили специальную медаль. Сердечно поздравил Потёмкина с успехом и Суворов. "С завоеванием Очакова спешу Вашу светлость нижайше поздравить, - писал Александр Васильевич. - Боже, даруй Вам вящие лавры!"

И всё-таки остаётся вопрос: почему Потёмкин так долго тянул со штурмом? Почему даже после того, как армия начала нести огромные потери от болезней, после того, как стало ясно, что осада не даёт выигрыша даже с точки зрения экономии человеческих жизней, Потёмкин тянул со штурмом? Почему, если его так беспокоила перспектива напрасной гибели солдатских жизней, он не озаботился хотя бы тем, чтобы пресечь сообщение Очакова с Турцией по морю, тем более, что в конце июня - начале июля 1788 года русский гребной флот дал несколько успешных боёв туркам? Почему, наконец, Суворов, настойчиво требовавший штурма летом, язвивший Потёмкина частушками, в декабре радостно поздравлял светлейшего с победой? Ответ на этот вопрос дал современный историк В.С. Лопатин. Потёмкин мыслил стратегически. Он понимал, что с падением Очакова война не закончится, поскольку у турок ещё остаётся сильная крепость Измаил и множество полевых войск. А кроме того, турецкий флот господствует на Чёрном море, в то время, как русский едва не был полностью уничтожен штормом в 1787 году. Падение Очакова или его надёжная изоляция с моря развязывали турецкому флоту руки на других направлениях, давая возможность добить остатки Черноморского флота и разгромить верфи Херсона. Отказываясь от правильной осады и немедленного штурма, Потёмкин надёжно приковывал турецкий флот к Очакову, выигрывая тем самым время для восстановления боевой силы Черноморского линейного флота. Флот удалось воссоздать - и своими победами при Фидониси, в Керченском проливе, у Тендры и при Калиакрии он сказал своё веское слово в войне, по сути, решив её итог.


Потёмкин в адмиральском мундире. Как основатель Черноморского флота,
он имел право на этот мундир, хоть и носил сухопутный чин фельдмаршала.
Тем больше стало его право на флотские регалии после того,
как осада и штурм Очакова позволили восстановить силы флота.

Кроме того, в войну против Турции вступила Австрия. Затяжка со штурмом давала возможность австрийской армии втянуться в войну и... отвлечь на себя крупные силы полевых турецких войск, которые в противном случае могли бы быть переброшены под Очаков. И тогда штурм, оказавшийся на редкость кровопролитным, мог бы привести к куда большим потерям, а победа становилась более, чем сомнительной. Потёмкин навлекал на себя упрёки раздражённого Суворова и праздную болтовню питерских кумушек - но в итоге достигал стратегического выигрыша, не только ликвидировав мощную турецкую крепость действительно с минимально возможными потерями, но и дав Черноморскому флоту время на восстановление. Очаков стал первой ступенькой на пути к окончательной победе в войне. Вот почему это сражение было так памятно ближайшим потомкам. Что ж - самое время и нам восстановить историческую справедливость.

Tags: Век восемнадцатый, История Отечества, Потёмкин, Россия vsТурция
Subscribe

Posts from This Journal “Россия vsТурция” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments