Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

И снова юбилей - без торжеств

За тысячей актуальных и не очень актуальных тем, на фоне безобразий, чинимых в соседней некогда братской республике, как-то потерялась важная историческая дата. 30 ноября 1853 года (18 ноября старого стиля) русский Черноморский флот нанёс в Синопской бухте сокрушительное поражение турецкому флоту. Турки в Синопской бухте собирали корабли, чтобы переправить оружие и боеприпасы кавказким горцам, с переменным успехом вот уже полсотни лет воевавшим с Русской Армией. Успел отметиться в этих боях и синопский победитель - адмирал Павел Степанович Нахимов. Увы, победа при Синопе стала не только последним военным успехом русских вооружённых сил в Крымской войне, но и последней крупной победой Военно-Морского Флота Российской Империи. Флот, созданный Петром Великим, прославленный победами Ушакова и Сенявина, вписал ещё одну славную страницу в свою историю только для того, чтобы спустя год уйти на дно в Севастопольской бухте, преграждая путь англо-французским захватчикам. В Русско-Турецкую войну Россия не успела восстановить свои военно-морские силы на Чёрном море, и действия русских моряков поневоле ограничивались мелкими набегами. В Русско-Японскую войну флот действовал неудачно, потерпев ряд чувствительных поражений. В Первую же Мировую крупных морских сражений на долю. императорского флота так и не выпало. Впрочем, слава Синопа от этого отнюдь не меркнет.


Нахимов
Павел Степанович Нахимов

Когда Нахимов получил известие об объявлении войны Турции в 1853 году, он первым делом распорядился отслужить на всех кораблях своей эскадры благодарственные молебны. В тот год многие в России ждали войны с нетерпением: привилегии, дарованные турками на Святой Земле католикам (вопреки договору между Турцией и Россией), обернулись систематическими притеснениями православных. Турцию же никто в России за серьёзного противника не считал: не прошло и десяти лет с тех пор, как русские войска фактически спасли Османскую империю от развала, а султана - от низложения. А после молебна отправился в крейсерство, на поиски турецкого флота.

У Нахимова были сведения, что турецкий флот накапливается у берегов Анатолии, предположительно в районе Синопа. Именно там Нахимов его и обнаружил под защитой 6-ти мощных береговых батарей. Имея в своём распоряжении только три корабля (правда, корабли эти были намного мощнее, чем любой из стоявших на синопском рейде кораблей противника), Нахимов послал за подкреплением, а сам блокировал Синопскую бухту.

Синопская бухта - современный вид
Синопская бухта, современный вид.

Спрашивается: почему турецкий адмирал Осман-паша, располагавший 16-тью боевыми кораблями против 3-х (!!!) у Нахимова, не попытался вырваться из Синопской бухты,  а то и хуже - нанести русскому адмиралу сокрушительное поражение? Ответ до предельного прост: поздней осенью на Чёрном море часто штормит, в один из таких штормов попала по пути в Синоп и эскадра Нахимова, и Осман-паша никак не хотел променять удобную, защищённую от ветра гавань на неопределённость в бушующем море. Что же касается русских кораблей, Осман-паша мог не опасаться их под прикрытием мощных береговых батарей - три линкора Нахимова были бы непременно расстреляны прежде, чем посмели бы приблизиться  к его флоту.

Однако и Нахимов, как бывалый моряк, понимал логику турецкого флагмана, и потому мог не спешить. В ожидании подкреплений, он приводил в порядок свои корабли и составлял диспозицию будущего сражения.

16 ноября (старого стиля) к Нахимову прибыло долгожданное подкрепление - эскадра адмирала Ф.М. Новосильского в составе трёх линкоров и двух фрегатов. Кроме того, Павел Степанович получил сведения, что к нему на всех парах спешит ещё одна эскадра - адмирала Владимира Корнилова, имевшего в своём распоряжении три боевых парохода. Теперь русские располагали мощной военно морской силой, с которой можно было на равных потягаться с Осман-пашой. 17 ноября на борту флагманского корабля "Императрица Мария" собрался военный совет, а на следующий день Нахимов отдал приказ: "Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд".

Эскадра Нахимова входит в Синопскую бухту - карта
Эскадра Нахимова втягивается в Синопскую бухту. Карта.


Согласно приказу командующего, корабли русского флота на ходу перестроились в две кильватерные колонны. Такое построение позволяло достичь сразу двух преимуществ: ускорить втягивание флота в бухту (и, соответственно, сократить время пребывания под огнём береговых батарей турок) и прикрыть от огня хотя бы часть кораблей. На карте хорошо видно, что флагманский корабль Нахимова двигался в колонне, более близкой к берегу - командующий принимал удар на себя.

Эта черта вообще была присуща Нахимову. Он предпочитал руководить более личным своим примером, нежели приказами и страхом наказаний. Забота о подчинённых, категорический запрет телесных наказаний (в этом Нахимов не боялся противоречить даже своему наставнику М.П. Лазареву), долгие и доверительные беседы с матросами, в ходе которых адмирал старательно посвящал их в премудрости военно-морского дела, давали свои плоды: адмирал и матросы безоговорочно верили друг другу, каждый четко знал свою задачу и каждый был уверен, что остальные тоже исполнят свой долг.

Турки, заметив русские корабли, открыли по ним ураганный огонь. Вот когда пригодился русскому адмиралу опыт Наварина: он знал привычку турецких артиллеристов бить по мачтам в расчёте, что именно там будет находиться большая часть корабельных команд. Нехитрые приспособления, придуманные адмиралом, позволяли управлять парусами прямо с палубы. В результате, несмотря на то, что флагманский корабль моментально лишился стеньг на грот- и фок-мачтах, ни один матрос (!!!) от огня береговых батарей не пострадал. Русские корабли не отвечали: Нахимов уверенно вел их на сближение с турецким флотом. Более того, на его флагманском корабле был буднично поднят сигнал "Полдень", - спокойствие адмирала надо было внушить матросам и офицерам других кораблей. Только сблизившись с турками на пистолетный выстрел, русская эскадра открыла, наконец, ответный огонь. Корабли Нахимова заняли место чётко по диспозции. Теперь береговые батареи турок были вынуждены замолчать, дабы не поражать свои же собственные суда.


Картина Айвазовского, показывающая начало Синопского сражения

Нахимов с "Императрицей Марией" занял место против турецкого флагмана - фрегата "Ауни Аллах". Фрегат не выдержал и получаса боя. После сражения русские моряки подобрали на нём раненого адмирала Осман-пашу - остальные члены команды в панике бежали с корабля на берег.

Покончив с турецким флагманом, "Императрица Мария" сосредоточила огонь на "Фазли-Аллахе". История этого турецкого корабля уникальна: когда-то он входил в состав русского флота под названием "Рафаил". Окружённый превосходящими силами турок, капитан "Рафаила" предпочёл не губить зря жизни матросов и спустил флаг. Турки переименовали фрегат в "Фазли-Аллах" ("Богом данный") - это был их единственный военно-морской трофей во всех войнах с Россией. Император же Николай Первый, услышав про сдачу фрегата, распорядился уничтожить его при первой возможности, чтобы тем самым смыть позор с русского флага.

Нахимов приказ выполнил. Не прошло и часа, как на бывшем "Рафаиле" вспыхнул пожар. Турки отклепали якорную цепь и выбросили фрегат на берег, где он и догорел дотла.


Схема Синопского сражения.


Нахимов командует Синопским сражением

Русские моряки проявляли в Синопском сражении массовый героизм. У русского линкора "Три святителя" ядром перебил шпринг, и потерявший управление корабль отнесло прямо под огонь береговой батареи турок. Капитан соседнего русского корабля "Ростислав" заметил бедственное положение "Трёх святителей" и распорядился сосредоточить огонь своих пушек по береговой батарее, в то время, как два баркаса с матросами направились к терпящему бедствие кораблю с запасным якорем-верпом. Один из баркасов был потоплен турками, но матросы успели перебраться с него на другой баркас вместе с верпом и всё-таки выполнить приказ командира. "Три святителя" удалось снова поставить на якорь, развернув бортом к турецкому фрегату "Каиди-Зефер", который вскоре повторил участь "Фазли-Аллаха" - выбросился на берег.


Синопское сражение: расстрел турецкого флота


На "Ростиславе" одна из турецких бомб влетела в пушечный порт, разорвала орудие и подожгла ящик с порохом. Четыре десятка матросов были обожжены. И хотя пожар удалось погасить, несколько горящих фитилей упали у входа в крюйт-камеру (место на корабле для хранения боеприпасов). Тогда мичман Колокольцев задраил все двери, после чего хладнокровно ликвидировал пожар. Корабль был спасён.

Примечательно, что имевшийся в распоряжении турок быстроходный пароход "Таиф" даже не попытался принять участие в сражении. Его капитан - английский офицер Адольфус Слейд - предпочёл воспользоваться скоростью и манёвренностью своего судна не для того, чтобы наносить удары по неповоротливым русским  парусникам, а для того, чтобы спешно покинуть поле боя. Оставленные Нахимовым при выходе из Синопской бухты русские фрегаты не смогли задержать "Таиф", и он на всех парах ушёл в сторону Константинополя.


Синопское сражение: турецкий флот догорает

Через четыре с половиной часа всё было кончено: эскадра Осман-паши перестала существовать. Сражение кончилось "всухую": русский флот, благодаря умелым действиям Нахимова, не потерял в этом бою ни одного корабля. Впрочем, как справедливо замечает Вячеслав Кондратьев (vikond65),  Синопское сражение не было простым избиением более слабого турецкого флота более мощным русским. Бой был ожесточённым с обеих сторон, все русские корабли получили серьёзные повреждения, а три из них даже пришлось вести в Севастополь на буксире. На русских кораблях было 37 погибших моряков и 235 раненых. Потери турок оказались намного существеннее: 2700 погибших и 520 раненых (среди последних - сам адмирал Осман-паша). Так что исход боя решило флотоводческое искусство Нахимова, которому турецкий флагман не сумел противопоставить ничего.

Английские газеты потом, в привычной своей манере, писали о том, как "русские варвары" добивали плавающих в воде турецких матросов. В действительности всех, кто уцелел с турецкого флота и не смог добраться до берега (большинство матросов Осман-паши спаслось именно в городе) русские моряки подобрали. В числе прочих, как уже упоминалось, был поднят на борт нахимовского корабля тяжело раненный Осман-паша, ему оказали медицинскую помощь. Примечательно, что сам город Синоп бомбардировке не подвергался. Не только в силу природной гуманности Нахимова, искреннего, верующего христианина, но и в силу приказа главнокомандующего князя А.С. Меншикова (не путать с известным сподвижником Петра Великого А.Д. Меншиковым), понимавшего, что чем  меньше повреждений нанесёт городу русская эскадра, тем меньше поводов будет у англичан и французов для вступления в войну на стороне Турции. Отплывая из Синопа, Нахимов писал: "Узнав, что турецкие корабли, которые постоянно направляются к абхазским берегам для возмущения племён, подданных России, укрылись на Синопском рейде, я был доведён до плачевной необходимости сражаться с ними с риском причинить ущерб городу и порту. Я
отношусь с симпатией к печальной судьбе города и мирных жителей, и только упорная защита вражеских кораблей и в особенности огонь батарей вынудили нас применить бомбы в качестве единственного средства поскорее привести их к молчанию". Большая часть разрушений и пожаров в Синопе была вызвана пожарами и взрывами на турецких кораблях, выбросившихся на берег.


Эскадра Нахимова возвращается в Севастополь после Синопского сражения.

Тем не менее, несмотря на все предосторожности, Англия и Франция вступили в войну практически сразу после Синопской победы русского флота. Синоп продемонстрировал военную мощь России, искусство её адмиралов и способность её довести  войну с турками до победного конца. Допустить усиления России европейские державы не желали. Спустя всего год после славной победы Нахимова при Синопе победоносный русский флот был затоплен при входе в Севастопольскую гавань, чтобы заградить путь вражеским кораблям, а сам Нахимов принял командование обороной Севастополя, во время которой он и погиб. Война кончилась для России поражением и подписанием позорного Парижского мира, денонсировать который Россия смогла только в 1871 году. Тем более слава Синопской победы должна остаться в памяти потомков. Обидно, что о синопском юбилее руководство России и руководство наших СМИ снова благополучно забыло, как и в 2013-м году, о чём я уже писал.

Tags: История Отечества, Крымская война, Нахимов, Россия vsТурция, Флот
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment