Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Катастрофа в Прикамье

14 ноября 1918 года, 100 лет тому назад, поражением белоповстанцев завершилось Ижевско-Воткинское восстание - уникальный случай массового рабочего восстания против "рабоче-крестьянской" власти, в ходе которого восставшие пролетарии не только успешно свергли советскую власть и с оружием в руках продержались против неё несколько месяцев, но и создали собственную добровольческую армию, фактически регулярную, которая после поражения восстания смогла организованно отступить на восток. В белой Сибири эта народная армия была переформирована в две дивизии, названные Ижевской и Воткинской и сохранившие идеальную боеспособность и управляемость до самого конца Белой Борьбы на восточном фронте.








Поначалу восстание развивалось вполне успешно. Что имело свои причины, ибо в Ижевске и Воткинске находились государственные оружейные заводы, на которых рабочие могли в неограниченном количестве изготавливать для себя винтовки. К сожалению, организовать выпуск патронов и снарядов в Ижевске и Воткинске не было ни малейшей возможности из-за отсутствия пороха и капсюлей. Не производилась в этих городах и артиллерия, хотя заводы и находились в распоряжении Артиллерийского управления. Таким образом, вопрос снабжения боеприпасами и тяжёлым вооружением для повстанцев либо становился вопросом налаженных связей с другими белыми частями, либо решался с помощью самоснабжения. Тем не менее, поначалу повстанцы не только успешно отбивали большевистские наступления, но и захватывали под свой контроль всё новые и новые территории.

Ижевцев и воткинцев активно поддерживали крестьяне окрестных сёл. С одной стороны, между крестьянами и рабочими в Прикамье давно установился прочный "симбиоз". Рабочие на ижевских и воткинских заводах работали квалифицированные, занимались государственно важным делом, благодаря чему имели приличную зарплату. Крестьяне окрестных деревень активно снабжали их продовольствием, имея с этого неплохой доход. Экономические связи города и деревни скреплялись связями семейными: рабочие охотно брали себе крестьянских девушек в жёны, дочери рабочих столь же охотно шли замуж за крестьян. Приход к власти большевиков, уничтоживших товарно-денежные отношения и поведших наступление на имущественные права ижевцев и воткинцев, отрицательно сказался на экономическом положении деревни, лишившейся важной статьи своих доходов. К тому же по деревням шарили большевистские продотряды, грабя население, что также не прибавляло новой власти популярности. В результате крестьяне всё чаще обращались к командующему Ижевским восстанием полковнику Дмитрию Федичкину с просьбой дать им оружие. Поскольку в винтовках ижевцы не нуждались - клепали их в неограниченных количествах, насколько хватало производительности заводов - в этой просьбе отказано не было. Взамен крестьяне полностью взяли на себя снабжение повстанцев съестными припасами. А также - массово записывались добровольцами в повстанческую армию.

К середине сентября восстание охватило огромную территорию площадью 13 тысяч квадратных вёрст с 800 тысячами населения. Конечно, руководить разрозненными отрядами на такой территории, покрытой лесами и болотами, было затруднительно, однако, в Вятской губернии было много телеграфных линий, которые повстанцы и задействовали для связи между отрядами и населёнными пунктами.

Повстанческим отрядам удалось форсировать Каму и установить связь с Уфой, где 23 сентября 1918 года сформировалось антибольшевистское правительство с претензией на всероссийскую власть. На Каме оперировала также белогвардейская флотилия, поставлявшая повстанцам боеприпасы. Не подводили и жители более отдалённых волостей и уездов Вятской губернии. Большевики мобилизовывали их для борьбы с повстанцами, вятичи же, едва вступив в соприкосновение с противником, бросали оружие и боеприпасы и разбегались по своим деревням. Через некоторое время они снова возвращались к красному командованию, докладывали о своём поражении, снова получали оружие - и ситуация повторялась.



Добровольцы Ижевско-Воткинской Народной Армии


Положение изменилось после падения белой Казани. К этому времени большевикам удалось перейти от добровольческих недисциплинированных формирований красной гвардии к полноценной регулярной армии, политкомиссары, которых большевики наделяли в полках и дивизиях практичеки неограниченными полномочиями, сумели угрозами, расстрелами и убеждением заставить эту армию сражаться, а на случай отхода без приказа в тылу у красноармейских частей ставили элитные формирования из матросов и латышей, которым давался приказ уничтожать отступающих. Теперь в пользу большевиков начал играть фактор численного превосходства, в умении же они сравнялись с белым командованием. Белогвардейцы начали терпеть поражения.

Падение Казани, отступление бывшей Народной Армии КомУча к Уральским горам стало началом конца Ижевско-Воткинского восстания. С горечью пишет в своих мемуарах Дмитрий Федичкин о том, что Камская флотилия белых, которая, имея артиллерию, могла бы до зимы прикрывать Ижевск со стороны Камы, по непонятным причинам ушла на Уфу,  открыв дорогу большевикам. Посланный Федичкиным в Самару штабс-капитан Куракин сумел получить там для повстанцев 10 тыс. снарядов и 60 пудов взрывчатых веществ, но к этому времени красные успели взять Сарапул, и пробиться в Ижевск Куракин смог только налегке. А вскоре и Самара пала под ударами большевиков.

К концу октября большевики окружили Ижевск, отрезав его от близлежащих деревень. 20 октября Федичкин собрал совещание, на котором заявил, что снарядов и патронов хватит ещё на неделю, после чего, по его словам, "мы должны будем бежать из Ижевска голыми по льду". С этими словами он поставил вопрос об эвакуации города, пока ещё не поздно. Однако, ижевский комитет членов Учредительного Собрания с этими вполне грамотными доводами бывалого офицера не согласился, обвинив его в трусости. Федичкин вспылил и подал в отставку. Что, разумеется, никак не помогло городу. Примечательно, что комитет членов Учредительного Собрания, обвинив в трусости Федичкина, в ту же ночь... в полном составе сбежал. Белоповстанцы с трудом отыскали свою "верховную власть" в Воткинске...

В ночь с 7 на 8 сентября Ижевск был взят красными. Авенир Ефимов, офицер Ижевской стрелковой дивизии, в своих эмигрантских воспоминаниях подробно останавливается на том, каков был социальный состав штурмовавших город большевистских отрядов. Прежде всего, большевики постарались собрать в единый кулак все действовавшие в Вятской губернии продотряды и сформировать из них роты, батальоны и полки. Подходят добровольцы из Москвы. Во 2-ю большевистскую армию стекаются пополнения от чрезвычайных комиссий Москвы, Нижнего Новгорода, Тамбова, Рязани и Саратова. В эту же армию активно вливаются всевозможные "интернационалисты". А с учётом бесперебойного снабжения этой армии боеприпасами всех типов превосходство красных становилось подавляющим. Тем не менее, рабочая Народная Армия дала им последний бой, нанеся чувствительные потери.




Ижевцы идут в психическую атаку

Большевики двигались на Ижевск двумя путями - вдоль железной дороги Казань - Екатеринбург и по рекам Вятке и Каме. К концу октября они сосредоточились на ближних подступах к Ижевску - в 18-ти верстах - и начали штурм. Белогвардейцы испытывали острую нехватку боеприпасов, потому огонь вели редкий и часто переходили в штыковые атаки. Тем не менее, город держался. Недостаток патронов вынуждал белых  отбиваться штыковыми атаками. Рабочие, по свидетельству Ефимова, не расставались с винтовками даже на своих рабочих местах - по зову заводского гудка они собирались в назначенное им место и шли на атакованный участок фронта, обрушивая на красноармейцев страшной силы штыковые удары. Пленные красноармейцы в один голос свидетельствовали, что панически боялись рёва заводского гудка, зная, что за ним неизбежно начнётся рукопашная.

Рабочих выручала спайка. Практически все бойцы Ижевской Народной Армии знали друг друга - ибо трудились на одном и том же заводе. Потерявший свою роту ижевец занимал место в другой роте - которую находил.

6 ноября произошло ЧП, о котором даже красные историки, описывающие Ижевско-Воткинское восстание, не смогли умолчать, несмотря на всё своё поистине хлестаковское враньё (в частности, выдумали проволочные заграждения вокруг города, которые повстанцам не из чего было соорудить - колючая проволока в Ижевске не выделывалась, выдумали "ураганный огонь из винтовок, пулемётов и артиллерии", какового повстанцам также открыть бы не удалось за отсутствием боеприпасов). Под ударом ижевцев, в очередной раз пошедших в психическую атаку с развёрнутыми знамёнами, бежал с поля боя 2-й Мусульманский полк красных. Полк бежал, побросав оружие, оставив белым артиллерийскую батарею и пулемёты, а в довершение всего разграбил собственный обоз. Авенир Ефимов свидетельствует, что случай бегства 2-го Мусульманского полка был не единственным в ходе обороны Ижевска, хотя и не со столь ошеломляющим результатом.





В последний бой 7 ноября 1918 года ижевцы собрали свой последний резерв. Он состоял из рабочих, которые ещё оставались у своих станков и не знали, где находятся их роты. Полковник Власов, пользовавшийся необыкновенным авторитетом среди ижевцев, сколотил из них сводную роту в 300 человек. Рота вышла по Казанской улице к станции Ижевск и здесь обнаружила накапливающихся на татарском кладбище неподалёку в большом количестве красноармейцев. Чтобы не дать врагу возможности сосредоточиться, полковник Власов приказал атаковать кладбище, одному же из младших офицеров, взяв с собой пятерых бойцов, обойти кладбище слева. Однако атакующих ижевцев встретил огонь красных пулемётов. Сам полковник был тяжело ранен, его еле-еле вытащили с поля боя. Около двух часов дня красные после нескольких атак смогли занять станцию. К вечеру большевики овладели всеми опорными пунктами перед Ижевским заводом. На станцию Ижевск подогнали бронепоезд "Свободная Россия", открывший по заводу и оборонявшимся там рабочим шквальный огонь, отвечать на который защитникам Ижевска было просто нечем.

Оставшийся вместо Федичкина штабс-капитан Журавлёв счёл дальнейшее сопротивление нецелесообразным, и в ночь на 8 ноября защитники Ижевска покинули город, взяв с собой семьи и самое необходимое в узелках. Пророчество полковника Федичкина сбылось - грамотный военный понимал, что с наличными боеприпасами города не удержать, тем более, что против четырёх тысяч белоповстанцев стояли 17,5 тысяч красных при сорока орудиях и более сотни пулемётов.



Карта штурма Ижевска красными 7 ноября 1918 года.
Карта предоставлена Вячеславом Кондратьевым (vikond65)


Повстанцы отступили на Воткинск. Немедленно по прибытии ижевцев там собралось совещание, на котором было принято решение о невозможности отстоять этот город после падения Ижевска и в условиях громадного превосходства красных. Тем не менее,  красных на подступах к Воткинску необходимо было задержать, чтобы дать возможность организованно вывезти из города госпитали, эвакуировать мирное население, а затем - поочерёдно, организованно увести за Каму и боевые части. В предчувствии скорой эвакуации воткинцы заблаговременно навели через Каму наплавной мост на баржах. Строительство этого моста завершилось к 4 ноября, руководил строительством капитан 1-го ранга Вологдин.

Оборона города была поручена поручику Болонкину. "Общее положение у Воткинска к этому времени было следующее, - пишет Авенир Ефимов. - 4-й полк занимал растянутый фронт; два батальона (1-й и 3-й) обороняли подступы к заводу на трактовой дороге от ст. Чепца; 2-й батальон охранял участок к северо-западу от завода и находился в селе Светлом, поддерживая связь с северным фронтом ижевцев; 4-й батальон был выдвинут в село Паздеры в 20 верстах к юго-западу от строящейся переправы, имея задачу не допускать движения противника на север со стороны занятого им села Гальяны. С оставшимися в его распоряжении двумя батальонами поручику Болонкину было приказано упорно оборонять северные подступы к заводу, держа тесную связь с расположенным правее 2-м Воткинским полком под командой поручика Дробинина. Далее к востоку у реки Камы действовал 1-й Воткинский полк в районе Ножовского завода. На другом (левом) берегу Камы против частей красных, напиравших от города Оса, действовал 3-й Сайгатский полк". Оставить свою позицию Болонкин мог только по особому приказу.

11 ноября начался исход белоповстанцев и членов их семей из Воткинска. Три дня продолжалось печальное шествие: город покидали люди, не в первом поколении жившие здесь и трудившиеся на воткинских заводах, те, у кого вся жизнь была связана с Воткинском. Уходили за Каму и дальше - в Сибирь, на соединение с войсками Уфимской директории, помощи от которой ижевцы и воткинцы так и не дождались. Ижевцам, отходившим вдоль железной дороги на Воткинск, было приказано кратчайшим путём свернуть к переправе.

В тот же день к западу от Воткинского завода красные перешли в наступление, но поручик Болонкин сумел удержать свои позиции и отбросить врага. А затем поручик Дробинин со своим 2-м Воткинским полком ударил на 4-й Латышский полк красных, который обратил в паническое бегство, захватив несколько орудий и пулемётов.

11 и 12 ноября красные непрерывно, днём и ночью атаковали позиции двух воткинских полков. Они могли сменять друг друга, имея кратное численное превосходство. Воткинцам же приходилось сражаться без отдыха и сна. По свидетельству непосредственных участников событий, к 13-му числу бойцы от усталости выглядели как мертвецы. В ночь с 12 на 13 ноября Болонкин был вызван к командующему Воткинской Народной Армией капитану Юрьеву, который приказал ему на следующий день, 13 числа, как только стемнеет, отводить войска к переправе. 2-му батальону полка, находившемуся в распоряжении штаба, было приказано прикрыть отход телефонистов и подрывников, которым, в свою очередь, поручалось взорвать железнодорожный мост в пяти верстах к югу от завода.


Красные, участвовавшие в штурме Ижевска и Воткинска.
Фото предоставлено Вячеславом Кондратьевым (vikond65)


Отбив в течение дня все атаки красных, Болонкин в 21-00 вышел на окраины Воткинска, а в 5 часов утра 14 ноября переправился через Каму. Чтобы мост не был захвачен красными, белые подожгли его. Однако, вскоре выяснилось, что из-за неудовлетворительного руководства штабс-капитана Журавлёва, значительная часть ижевцев переправиться не сумела. Кто-то из них вынужден был перебегать через Каму по уже горящему мосту, кто-то, попытавшись прорваться через уже занятый красными Ижевск к Каме, попал в плен к большевикам и был расстрелян. Некоторые ижевцы, не сумев переправиться, скрылись в лесах и развернули против большевиков партизанскую войну в надежде на скорое возвращение своих.

Через Каму ушли 16 тысяч бойцов Ижевской Народной Армии и 15 тысяч вооружённых воткинцев. С ними уходили десятки тысяч мирных жителей. Красным же Троцкий приказал преследовать отступающих до полного их уничтожения. Несколько раз большевики пытались взять отступавших в клещи, но всякий раз, благодаря героизму воткинцев, их атаки отражались с большими потерями для наступающих. Под Тюшевским заводом и под Бикбаркой, как повествует воткинец С.Н. Лотков, белоповстанцы отразили атаки 16-ти отборных полков красных и наголову разгромили дивизию Азина, руководившего взятием Ижевска. В ночь на Новогодний праздник 1919 года ижевцы и воткинцы соединились с армией верховного правителя Колчака.

Отступая, ижевцы вывезли в Сибирь 100 тысяч винтовок, оказавшихся весьма кстати для колчаковцев. Воткинцам удалось эвакуировать управление завода и большую часть электрооборудования, что делало заводы неработоспособными.

В захваченных же большевиками Ижевске и Воткинске свирепствовал красный террор. Большевики яростно мстили рабочим, посмевшим выступить против их "рабоче-крестьянской" власти. Поскольку добраться до самих белоповстанцев у них были руки коротки, большевики отыгрались на тех, кто в востании участия не принимал и остался на западном берегу Камы, полагаясь на собственную невиновность. Но чекистов вопросы личной виновности тех, кого они назначили во "враги народа", не волновали. В первый же день большевистского владычества в Воткинске было расстреляно 5 тысяч рабочих. В Ижевске, по данным Вячеслава Кондратьева, 118 человек погибло в боях и 44 было расстреляно, хотя сам Вячеслав Игоревич говорит о неполноте этих данных. Федичкин, основываясь на свидетельствах земляков, уверенно пишет о расстреле большевиками 400 рабочих Ижевска на площади перед Михайловским Собором.

Ижевско-Воткинское восстание завершилось поражением восставших. Однако, в течение трёх месяцев, сперва активно наступая, потом упорно оборонясяь, повстанческие армии приковывали к себе значительные силы большевиков, чем облегчили действия белогвардейцев на других направлениях. Ижевско-Воткинское восстание не позволило большевикам использовать производственные мощности заводов для вооружения Красной Армии. Тот факт, что против большевистских экспериментов поднялись рабочие - та самая сила, на которую большевики делали основную ставку - нанесло существенный ущерб большевистской пропаганде (недаром социальный состав восставших усиленно замалчивался большевистскими историками) и позволило очень ярко и убедительно продемонстрировать антинародный и антинациональный характер их диктатуры. Отойдя со своих заводов, рабочие-белоповстанцы сумели сохранить от уничтожения живую силу, организованно влились в армию Колчака и продолжали успешно воевать с большевиками вплоть до 1922 года.


___________________________
Источники.
1) Федичкин Д.И. Ижевское восстание.
2) Ефимов А.Г. Ижевцы и воткинцы.
3) Лотков С.Н. Камско-Воткинский завод и его рабочие.
4) Кондратьев В.И. За власть советов!.

Tags: Белые, Гражданская война, Ижевцы и воткинцы, История Отечества, Колчаковцы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment