Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Легенда о Тихотёмном Медвежонке

Жизнь этого человека и впрямь была как романтическая легенда - с характерным для подобных легенд предательством и трагическим финалом. Он словно сошёл со страниц баллад Роберта Бёрнса, этот странный светловолосый поляк с лучезарной гагаринской улыбкой. Самый непонятый герой Великой Отечественной войны, сгинувший в сталинских застенках по облыжному обвинению в пособничестве немецким оккупантам. В действительности же вся его вина состояла в том, что он хотел сохранить подлинную независимость и территориальную целостность своей страны, сохраняя верность устаревшим довоенным геополитическим комбинациям Второй Речи Посполитой. Я говорю о Леопольде Окулицком (в советских документах - Леопольд Блажеевич Окулицкий). 12 ноября сего года исполнилось 120 лет со дня его рождения.


Леопольд Окулицкий. Фото 1939 г. Колоризация neoakowiec.





Леопольд Окулицкий появился на свет недалеко от города Бохни, в населенном пункте Братучицы. Территория эта в 1898 году находилась под властью Австро-Венгерской империи. Однако польское население там явно преобладало, а поляки никогда не оставляли своих надежд на государственную независимость. Не остался в стороне от патриотического движения и Окулицкий. Уже в 1910 году, 12 лет от роду, он становится членом патриотической военизированной организации "Стрелецкий Союз". Эта организация, судя по всему, давала неплохую военную подготовку, так что Окулицкий уже в 16 лет сумел сдать экзамены на чин унтер-офицера.

В 1914 году вспыхнула Первая Мировая война. Государства, в конце XVIII века полюбовно поделившие между собой земли Речи Посполитой, сошлись в смертельной схватке друг с другом. А перед поляками встал вопрос, кого в этой схватке поддерживать. Многие польские патриоты смотрели как на меньшее зло Австро-Венгрию, так как эта империя разделяла с поляками католическую веру. Не остался в стороне от этого движения и Леопольд Окулицкий: в 1915 он добровольцем записался в 3-й полк австро-венгерских Польских Легионов, в составе которого принял участие в Первой Мировой войне. В 1917 году Окулицкий поступает в австрийскую офицерскую школу, но менее, чем через год бросает учёбу. Ему находится более интересное занятие: после окончания Первой Мировой войны создание независимого Польского государства, о котором он грезил с детства, стало реальностью. Необходимости оставаться в рядах армии недавних захватчиков, да вдобавок ещё и разгромленных по всем статьям, Окулицкий смысла не видел. В новообразованном Войске Польском будущий партизанский вождь получает чин подпоручика и должность командира взвода в 4-м пехотном полку, в составе которого принимает участие в Польско-Большевистской войне. Молодой офицер сражался храбро, был дважды ранен. Видимо, именно в этот период у него окончательно сложилось весьма недоброжелательное отношение к советской власти, которое в дальнейшем и определило отрицательное отношение к нему на многих российских интернет-ресурсах.

Более того: за мужество, проявленное в боях с большевиками, Леопольд Окулицкий по окончании войны был произведён из подпоручиков сразу в капитаны, после чего получил направление в Высшую военную школу.




Леопольд Окулицкий в период Польско-Большевистской войны. .





Окулицкий закончил это престижное учебное заведение с отличием в 1925 году, после чего занимал различные штабные должности и преподавал в военно-учебных заведениях. В 1936 - 1939 годах Окулицкий по поручению польского командования занимался разработкой плана боевых действий против СССР в случае новой советской агрессии против Польши. Этот факт часто тоже ставят ему в вину, но давайте не забывать, что Окулицкий был военным, дававшим присягу. И честно выполнил данный ему приказ. А кроме того, разработанный им план разрабатывался только на случай советского вторжения, но ни в коем случае не предусматривал агрессивных действий против СССР со стороны самой Польши. Так что винить Окулицкого, на мой взгляд, тут совершенно не в чем.

Вторжение пришло совсем с другой стороны: 1 сентября 1939 года немецко-фашистские войска вторглись в Польшу, германский военный флот обстрелял польскую крепость Вестерплатте. Сообщение о том, что немецкие войска перешли границу и открыли боевые действия, Окулицкий (на тот момент - подполковник и офицер ставки главнокомандующего Рыдза-Смиглого) принял спустя час после начала войны. Приходилось действовать не по собственному плану, а по обстоятельствам. Тем не менее, мы смело можем записать, что Окулицкий отличился в сентябрьской кампании 1939 года. По поручению Рыдза-Смиглого он остался представителем Ставки в штабе обороны столицы. Одновременно - возглавил оперативный отдел этого штаба. Но кипучая натура и горячий патриотизм Окулицкого требовали выхода - и подполковник потребовал предоставить ему боевую часть. В итоге руководитель обороны Варшавы Валериан Чума выделил в его распоряжение оперативную группу, с которой Окулицкий принял участие в обороне Праги (польская Прага - предместье Варшавы, ныне в черте города). Когда же гарнизон польской столицы капитулировал, Леопольд Окулицкий отказался исполнить приказ о сдаче и перешёл на нелегальное положение.




Леопольд Окулицкий в 1939 году.




С трудом выбравшись из захваченного врагом города, Окулицкий сумел добраться до Лодзи, где присоединился к подпольщикам "Службы победы Польши". После преобразования этой организации в Союз Вооружённой Борьбы Окулицкий возглавил Лодзинский отдел этой организации. В 1940 году его переводят на подпольную работу во Львов. Приказ об этом пришёл от польского эмигрантского правительства из Лондона: там, очевидно, вспомнили о том, чем занимался в предвоенные годы новоиспечённый полковник (Окулицкий получил этот чин вскоре после преобразования "Службы Победы  Польши" в "Союз Вооружённой Борьбы"). И решили, что использовать его против СССР  будет эффективнее. Какое-то время Окулицкий действительно занимался подпольной антисоветской деятельностью. Но 22 января 1941 года он был арестован НКВД. Так в его жизни открылась новая глава.

22 июня 1941 года нацистская Германия напала на СССР. Окулицкий к этому времени успел ощутить всю силу нашей страны. И пришёл к выводу, что Советскому Союзу вполне по силам одолеть нацистского монстра. А если так, появлялся шанс освободить Польшу от немецкой оккупации, на "прелести" которой он успел насмотреться. Из тюрьмы Окулицкий растиражировал воззвание: "Судьба Польши зависит не от результатов войны между Германией и Англией, а от результатов решающего сражения между Германией и СССР. Между этими двумя партнерами нужно выбирать. Рассчитывать на то, что они оба выдохнутся, а посредине между ними при помощи Англии возникнет Польша – детская фантазия. Выбор для меня, а я думаю, что и для всего польского народа, нетрудный и ясный: в борьбе Между СССР и Германией польский народ должен стать на сторону СССР. С юных лет, борясь за независимость своего народа, я в любой момент готов отдать свою жизнь в интересах дела, жажду служить ему и продолжать борьбу до последнего вздоха. В убеждении, что победа СССР должна дать польскому народу возможность жизни, культурного, хозяйственного и политического развития я написал свои показания и заявляю о желании дальнейшей работы". Окулицкий начал сотрудничать со следственными органами - не для того, разумеется, чтобы помочь НКВД расправиться с польским националистическим подпольем, а уже в расчёте на скорый конкордат между этим подпольем и советским руководством. Документы НКВД свидетельствуют, что Окулицкий всерьёз рассматривал вариант о подчинении Союза Вооружённой Борьбы советскому командованию. Во всяком случае, можно определённо утверждать: с лета 1941 года Окулицкий объявил себя сознательным союзником СССР.

30 июля 1941 года был подписан договор Сикорского - Майского о сотрудничестве между СССР и Польским эмигрантским правительством. А 12 августа того же года Окулицкий вышел на свободу и немедленно включился в работу по воссозданию Польской Армии на советской территории. Костяк этой армии составили польские военнослужащие, оказавшиеся в советском плену после похода Красной Армии 17 сентября 1939 года. Кроме того, в неё записывались добровольцы из числа поляков, проживавших на территории СССР, и польские эмигранты. Командовать этой армией был назначен ветеран Русской Императорской Армии, участник Первой Мировой войны Владислав Андерс (эта личность не могла встретить возражений со стороны польских националистов, ибо Андерса все знали как отъявленного антикоммуниста). А начальником её штаба стал Леопольд Окулицкий, которого Андерс знал и ценил как опытного штабного работника. В марте 1942 года Андерс назначил Окулицкого начальником 7-й пехотной  дивизии своей армии.


Глава польского правительства в изгнании Владислав Сикорский и генерал Владислав Андерс обходят
строй девушек-доброволиц Войска Польского. СССР, зима 1941 года.
За спиной Сикорского хорошо видна голова начштаба Леопольда Окулицкого в ушанке.


Генерал Владислав Андерс (сидит) и полковник Леопольд Окулицкий (стоит в очках)
в штабе Армии Андерса





В отличие от Окулицкого, Андерс весьма скептически относился к способности Советского Союза противостоять немецкой агрессии. Кроме того, на его памяти был позорный Брестский мир, заключённый большевиками. Что, как понимаете, тоже не прибавляло доверия советской власти. Поэтому Андерс добился перевода своей армии на Ближний Восток в распоряжение англичан. Сталин, скрепя сердце, согласился. И Леопольд Окулицкий покинул территорию СССР. Вскоре после прибытия армии в Иран полковника отозвали в Лондон.



Леопольд Окулицкий (в центре) с соратниками по Антифашистскому Сопротивлению посещают детский приют
для польских сирот. Слева от генерала - Н. Сулик, справа - З. Шишко-Богуш.


У Сикорского и Соснковского были планы оставить блестящего штабиста в своём распоряжении в Британии, дать ему назначение в штабе, руководившем действиями всех польских антифашистских формирований. Однако, Окулицкий, по свидетельству белорусского историка Андрея Гордиенко, рвался на Родину. И, пройдя спецназовскую подготовку, в ночь с 21 на 22 марта 1944 года Окулицкий, успевший к тому времени стать генералом Войска Польского, десантировался на территорию Польши и уже на следующий день доложил о себе главнокомандующему АК Тадеушу Коморовскому. Так Окулицкий пополнил собой ряды "тихотёмных" - поляков-эмигрантов, десантируемых с парашютами из Англии на территорию Польши в распоряжение местных партизан.

В Армии Крайовой Окулицкий быстро выдвинулся на должность начальника оперативного отдела штаба. Среди партизан у него было множество позывных и подпольных псевдонимов, которые позволяли ему глубоко законспирироваться. Ни немцы, ни советский НКВД, в сторону которого руководство АК продолжало поглядывать с недоверием, ни за что бы не догадались, что "Лис", "Куля", "Оса", "Термит", "Ян Мрувка", "Ян Огур", "Конрад", "Миллер" и "Старый Боба" - одно и то же лицо. Но особую популярность приобрело ласковое, почти домашнее прозвище "Медвежонок", под которым Окулицкий и вошёл в польскую историю.



Леопольд Окулицкий осенью 1944 года с одной из своих связных.
Та самая "гагаринская" улыбка Медвежонка, ставшая его "визитной карточкой".

Основные заслуги Окулицкого в этот период связана с Варшавским Антифашистским восстанием.  Именно ему Коморовский доверил разработку операции по освобождению польской столицы от немецких захватчиков до подхода Красной Армии. Коморовский понимал, что без чёткого знания планов Красной Армии восстание, скорее всего, будет обречено, но Лондон требовал, и генералу пришлось подчиняться, пусть даже и не веря в успех. Верил ли в успех восстания Окулицкий? Сказать сложно. Известно, однако, что накануне восстания он принял предложение Коморовского и возглавил штаб Армии Крайовой, в каковом качестве и принял участие в самом восстании (вопреки утверждениям А. Гордиенко).

Когда восстание потерпело поражение, Окулицкий вновь, как и в 1939 году, отказался складывать оружие и сумел покинуть обречённый город, затесавшись в толпу мирных беженцев  Поскольку генерал Коморовский оказался в немецком плену, Окулицкий, в соответствии с имевшимся у него распоряжением эмигрантского правительства, становился его преемником на посту главнокомандующего АК. Одновременно Окулицкий возглавил ещё более глубоко законспирированную организацию, чем АК, созданную заблаговременно  на случай, если СССР захочет распространить свою власть на всю территорию Польши. В этом случае новосозданная организация (она получила наименование "NIE" - "НЕТ") должна была начать подпольную борьбу против СССР. 21 декабря 1944 года полномочия Окулицкого были признаны Лондоном.

Однако положение АК к этому времени радикально ухудшилось. Лучшие бойцы партизанской армии остались лежать под руинами разрушенной немцами Варшавы. 17 тысяч АКовцев оказались в немецком плену. Правда, в распоряжении Главной Комендатуры АК оставались партизанские дивизии в районе Радом (общей численностью 7 тысяч человек), две практически  свежих дивизии, кавалерийская бригада и оперативная группа численностью 3,5 иысячи человек ожидали приказа под Краковом, полк в 1200 партизан имелся в районе Лодзи. Наконец, в Силезии АК только что завершила мобилизацию ещё двух дивизий. Худо-бедно, но с такими силами можно было бы продолжать воевать... если бы не крайняя усталость населения от войны. Коммунистическое правительство Люблинского комитета торжественно въехало в Варшаву в январе 1945 года, СССР признал легитимность этого правительства, и призывов к борьбе против него народ слушать не желал. Польша получила независимость, пусть и под коммунистами. Вставал вопрос: чего же больше? К тому же не все забыли собственные слова Окулицкого, растиражированные им в 1941 году, когда он видел в союзе с СССР залог освобождения Польши: "Будет Польша красной - хорошо, пусть будет, - писал тогда генерал. - Лишь бы только была. Это освободит и раскроет новые, неведомые до сих пор силы народа".


Парадный портрет Леопольда Медвежонка-Окулицкого



Партизанская война возможна только при условии поддержки населения. Так решил Окулицкий - и издал приказ о расформировании АК. Впрочем... Впрочем вот текст самого этого приказа.

"1. Развивающееся советское наступление в скором времени может привести к занятию Красной Армией всей территории Польши, что в действительности означает смену немецкой оккупации советской.
2. Навязанная в 1939 году Польше война не закончится победой Советов. Для нас она закончится только тогда, когда мы достигнем своей цели…
3. В изменившихся условиях новой оккупации мы должны направить свою деятельность на восстановление независимости и защиту населения.

4. Армия Крайова распущена. Командиры не легализуются. Солдат освободить от присяги, выплатить двухмесячное содержание и законспирировать. Оружие спрятать" (конец цитаты).

Как видим, Окулицкий вовсе не собирался прекращать борьбу. Но он слишком хорошо знал советские органы госбезопасности. Понимал он и то, что любой, кто стал бы сейчас партизанить в тылу Красной Армии, будет немедленно обвинён в пособничестве гитлеровской Германии. А этого обвинения в адрес АК Окулицкий допустить не мог. АК сыграла свою роль в борьбе за изгнание немецких захватчиков - и должна была остаться в истории Польши незапятнанной. Таковой она и осталась.



Медвежонок-Окулицкий - главный комендант Армии Крайовой.




Офицеры АК - те самые, которые "не легализовывались" - составили новую подпольную организацию "Неподлеглость - НЕ", в задачи которой входили:
- сбор разведданных о Красной Армии для английских и американских союзников;
- ведение антикоммунистической пропаганды среди польского населения;
- организация диверсий в тылу Красной Армии.

Страдало, впрочем, от рук "проклятых солдат" и мирное население, в основном - западно-белорусское. На этом основании сегодня многие российские публицисты ставят знак равенства между "проклятыми солдатами" бывшей АК и бандеровцами. На поверку, однако, это оказывается грубым упрощением. "Проклятые" в основной своей массе были ветеранами Антифашистского Сопротивления и реально воевали против гитлеровцев, в немецких архивах сохранились документальные свидетельства ущерба, нанесённого немцам Армией Крайовой. И если АКовцы развернули после января 1945 года партизанскую войну против коммунистов - то только по той причине, что рассматривали их как изменников. Ведь "люблинское" правительство признало советский суверенитет над "Восточными Кресами" и советско-польскую границу по линии Керзона. АКовцы же стремились к возрождению Польши в довоенных границах, о чём мы находим массу свидетельств в документах АК. А поскольку Красная Армия всей своей силой поддерживала правительство Люблинского комитета, то остатки АК логично развернули партизанскую войну и против Красной Армии. Бандеровцы же изначально состояли на службе гитлеровского абвера, прибыли на Украину в обозе вермахта и на протяжении всего периода немецкой оккупации исправно занимались карательными акциями против советских партизан и мирного населения. Когда немцы отступали с Украины, ими намеренно были оставлены в распоряжении УПА нетронутые склады с вооружением. То есть, диверсионная борьба УПА против Красной Армии была поддержана нацистским командованием и осуществлялась, как показывают немецкие документы  и воспоминания нацистских воротил, по прямому указанию шефа СС Гиммлера. АКовцам же никто из Германии никаких указаний не передавал, они действительно всего лишь хотели полной независимости для своей страны. В общем, знак равенства на поверку никак не получается.

Тем не менее, деятельность "проклятых солдат" вызвала беспокойство в Лондоне. Там, конечно, опасались послевоенного усиления СССР, но ещё больше опасались не успеть, дать время гитлеровскому рейху завершить работу над ядерным оружием. Поэтому в ночь с 26 на 27 декабря 1944 года в Польшу прибыла английская миссия во главе с полковником Хадсоном. Англичане предложили свои услуги в качестве посредников между Окулицким и советским командованием для урегулирования спорных вопросов и прекращения конфликта. Это посредничество, однако, было не нужно ни той, ни другой стороне. Советское руководство уже посадило в Варшаве лояльное к себе "люблинское правительство" и считало свои цели на польском направлении полностью достигнутыми. Окулицкий же, считая польских коммунистов предателями, а Красную Армию - стремящейся к полной оккупации Польши, был не готов идти на уступки. Миссия Хадсона провалилась.

Однако весной 1945 года организация "Неподлеглость - НЕ" была раскрыта НКВД. Начались массовые аресты. В этих условиях Окулицкий решился принять предложение от советского генерала Иванова, который обещал устроить ему встречу с Жуковым, чтобы обсудить и урегулировать все спорные вопросы. Для начала Окулицкий хотел добиться легализации "Неподлеглости" и предоставления своим соратникам мест в правительстве. "Генерал Иванов" (под этим псевдонимом скрывался будущий шеф КГБ И.А. Серов) заверил, что вопрос разрешим и дал Медвежонку гарантию личной неприкосновенности. Окулицкий, хоть и подозревал ловушку, но решил рискнуть. Тем более, что в советских застенках он уже побывал - тогда, в 1941 году, ему удалось договориться с Советами полюбовно. Почему бы не попробовать ещё раз, если уж ставкой оказалась судьба организации и свобода Польши? Назначив своим преемником Яна Жепецкого, Окулицкий выехал на переговоры.



Генерал КГБ И.А. Серов - непосредственный исполнитель операции по похищению
Леопольда Окулицкого.

Увы, это была ловушка. Вместо обещанной встречи с Жуковым Окулицкий был похищен и вывезен на Лубянку. Там же оказались и шестнадцать его видных соратников. Возмущённый таким предательством Медвежонок объявил голодовку. Его кормили насильно. НКВД стремился устроить над руководством бывшей АК показательный судебный процесс, на котором доказать их "сговор" с гитлеровской Германией - и тем самым обосновать дальнейшие широкомасштабные репрессии против "проклятых солдат". В качестве единственного "доказательства" вины Окулицкого приводилось его письма АКовскому полковнику под позывным Славбор, в котором говорилось: "В случае победы СССР над Германией это будет угрожать не только интересам Англии в Европе, но и вся Европа будет в страхе… Считаясь со своими интересами в Европе, англичане должны будут приступить к мобилизации сил Европы против СССР. Ясно, что мы станем в первых рядах этого европейского антисоветского блока; и также нельзя представить этот блок без участия в нём Германии, которая будет контролироваться англичанами (выделено мной - М.М.). Мы будем включены в антисоветский европейский блок, организованный англичанами, а тем временем мы должны полностью использовать их материальную помощь" (конец цитаты). Окулицкий признал, что письмо написано действительно им - и на суде это было истолковано как чистосердечное признание в сотрудничестве с немецкими оккупантами. При внимательном чтении этого документа, однако, не возникает ощущения никакого сговора Окулицкого с нацистами. Напротив, Окулицкий пишет, что Германия "будет всецело контролироваться анличанами" - то есть, неизбежность и необходимость победы над Германией (что автоматически означает ликвидацию нацистского режима) Окулицким не оспаривается. Германия должна быть покорена - но не СССР, а западным демократиям, считал генерал. И с этой, новой, демократической Германией он предлагал сотрудничать для противодействия СССР.

Советское "правосудие", впрочем, и само понимало, что обвинение шито белыми нитками. Поэтому и не решилось приговорить Окулицкого к смертной казни (напомню: по юридическим нормам того времени пособников гитлеровских оккупантов ждала смерть через повешение). Приговор суда гласил: 10 лет лишения свободы. А вот дальнейшие следы Окулицкого теряются в сталинских застенках. По официальной советской версии генерал скончался в тюрьме от сердечного приступа. Но свидетели, находившиеся на Лубянке вместе с ним и пережившие "процесс 16-ти", в один голос свидетельствуют, что слышали, как в ночь на 24 декабря 1946 года Окулицкий был выведен под конвоем из своей камеры и тайно расстрелян. Именно этой версии сегодня придерживается большинство польских историков. Генерал, всю свою сознательную жизнь проведший в борьбе за независимость Польши, пал жертвой подлого обмана со стороны тех, с кем был согласен во имя Польши сотрудничать. С Окулицким вполне можно было бы договориться - не так и много он требовал в обмен на прекращение вооружённой борьбы. То, что ему можно доверять, он сполна доказал в 1941-м. Но Сталиным и его сатрапами овладело "головокружение от успехов"....



Леопольд Окулицкий - подследственный.
Мы видим измождённое лицо предельно подавленного человека.
Подавленного, разумеется, не плохим обращением в тюрьме и не страхом за свою жизнь -
к этому Окулицкий привык. А предательством Сталина.



Для сравнения - фото Окулицкого, сделанное незадолго до ареста.
На нём - словно совсем другой человек.


Сегодня Окулицкий считается в Польше национальным героем, ему ставят памятники, в школах проводят конкурсы детского рисунка, посвящённые его памяти. Каждый поляк знает и с благоговением произносит его имя.

Закончить мне бы хотелось рассказом о личной жизни Леопольда Окулицкого. Он был обычным человеком с обычными земными радостями и горестями. В свободное от службы время он любил отдохнуть на природе, держал у себя дома крупную собаку. Окулицкий был женат, имел сына Збигнева. С началом Великой Отечественной войны Збигнев Окулицкий вступил в ряды Армии Андерса, сражался на Ближнем Востоке и в Италии и погиб в бою с немецко-фашистскими оккупантами летом 1944 года. Отец узнал о смерти сына только в декабре. Как отразилось это известие на генерале, мы можем судить по его фотографиям. На снимках 1944 года он выглядит лет на 5 моложе, чем на снимках 1945-го. А ведь прошло-то всего полгода...



Жена и сын Леопольда Окулицкого в Израиле, фото 1940 года.


Збигнев Окулицкий незадолго до своей гибели. Колоризация neoakowiec.


Леопольд Медвежонок-Окулицкий в редкие часы досуга со своей собакой

Tags: Армия Крайова, Вечная память, Вторая Мировая война, Польша
Subscribe

Posts from This Journal “Армия Крайова” Tag

  • Жизнь как подготовка к подвигу

    25 декабря 1895 года, в день, когда весь католический мир отмечал Рождество Христово, в Петркуве Трыбунальском, в польской семье дворян Ровецких…

  • Финальный акт польской трагедии

    2 октября 1944 года Варшавское Антифашистское восстание закончилось поражением. Остатки повстанцев, уцелевших после августовских и сентябрьских боёв,…

  • Светлой памяти Стефана Грота-Ровецкого

    2 августа 1944 года в концлагере Заксенхаузен гитлеровскими палачами по личному распоряжению шефа СС Гиммлера был умучен герой польского…

  • Варшавское Антифашистское восстание с точки зрения стратегии

    75 лет тому назад, 1 августа 1944 года, началось событие, ставшее неотъемлемой частью польской национальной идентичности. Ровно в 17.00 1 августа…

  • Чей Львов?

    27 июля 1944 года, 75 лет назад, войска Красной Армии (1-й Украинский фронт, командующий - маршал И.С. Конев) совместно с партизанами польской Армии…

  • Триумф и трагедия Вильнюса

    13 июля 1944 года, 75 лет тому назад, победоносно для Красной Армии завершились бои за Вильнюс. Нынешняя столица Литвы была очищена от гитлеровских…

  • Курьер из Варшавы

    Так называется книга воспоминаний польского партизана-антифашиста Яна Новака-Езёраньского. Так же называли и его самого боевые друзья. Он прожил…

  • Первый историк Варшавского восстания

    Судьбы партизан Армии Крайовой после Великой Отечественной войны сложились по-разному. Те, кто не сложил свою голову в боях с немецко-фашистскими…

  • Капитан Щербец

    Среди польских партизан-антифашистов, оказавших Красной Армии серьёзное содействие при освобождении Прибалтики от гитлеровских оккупантов, заметна…

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments