Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Киев. 75 лет тому назад

6 ноября 1943 года войсками 1-го Украинского фронта (командующий - генерал Н.Ф. Ватутин) был освобождён от немецко-фашистской оккупации город-герой Киев. "Матерь городов русских", колыбель русско-православной цивилизации снова стала русским городом. Правда, дождаться освободителей довелось далеко не всем. Из более чем 800 тысяч человек, проживавших в Киеве на момент начала Великой Отечественной войны, победоносные дивизии Ватутина встретили только 180 тысяч киевлян. Остальные либо дотлевали в печально известном Бабьем Яру, либо были угнаны на запад, на принудительные работы в пользу "тысячелетнего рейха" и смогли вернуться на Родину только в победном мае 1945-го.


Советский плакат к освобождению Киева



Согласно первоначальному плану советского командования, основной удар на киевском направлении должен был наноситься с Букринского плацдарма в 80 километрах к юго-востоку от Киева. Именно там к середине октября 1943 года оказались сосредоточены основные ударные силы 1-го Украинского фронта - 3-я гвардейская танковая армия, 7-й артиллерийский корпус прорыва, а также 40-я общевойсковая армия под командованием одного из лучших командармов фронта - генерала Кирилла Москаленко. Однако немцам удалось хорошо укрепить свои позиции перед Букринским плацдармом, перебросить туда крупные силы (10 дивизий, включая 5 танковых и одну моторизированную), а наступлению русских войск мешала сильно пересечённая местность. Кроме того, сказывалась нехватка переправочных средств, вследствие чего передислоцировать всю артиллерию на правый берег Днепра не представлялось возможным, а огонь с левого берега был недостаточно эффективен. В результате, несмотря на то, что Москаленко удалось существенно расширить Букринский плацдарм, оба предпринятых с него наступления - 12 - 15 октября и 21 - 23 октября - к прорыву немецкого фронта так и не привели. Ватутин и его штаб засели за планирование третьего наступления.

Но в это время неожиданный прорыв случился севернее Киева, где 38-я общевойсковая армия решала вспомогательную задачу по зачистке Дарницкого плацдарма немцев. Командарм Никандр Чибисов, форсировав Днепр, неожиданно для всех оказался со своими войсками к западу от Киева, причём всего в 20-ти километрах от украинской столицы. Плацдарм Чибисова получил название Лютежского - от освобожденного 38-й армией населённого пункта Лютеж. Ватутин - крайне осторожный полководец - наносить основной удар при такой близости к противнику не решился, опасаясь, что ему не удастся обеспечить скрытность сосредоточения ударной группировки. Однако Ставка, проанализировав обстановку, решила иначе - и к Ватутину полетел приказ перенести направление главного удара с Букринского плацдарма на Лютежский. Туда же, под Лютеж, предстояло перебросить 3-ю танковую армию Рыбалко - главную ударную силу фронта, а также 7-й артиллерийский корпус прорыва. 40-й общевойсковой армии предстояло остаться на Букринском плацдарме, но теперь её наступление носило отвлекающий характер: нужно было сковать действовавшие против неё 10 германских дивизий (напомню: среди этих дивизий преобладали подвижные войска - танковые и мотопехотные) и не позволить перебросить их на помощь Киевскому гарнизону.

Переброска 3-й танковой армии осуществлялась скрытно. Танкисты двигались только ночью. Армии предстояло дважды пересечь Днепр и один раз - Десну, совершить переход вдоль линии фронта и после этого - снова вступить в бой. Задача не из лёгких, но командование 1-го Украинского фронта её решило. Чтобы немцы не обнаружили переброски, на Букринском плацдарме оставались муляжи, а настоящие танки передвигались с затемнёнными фарами, а в светлое время суток прятались в складках местности. На привалах запрещалось разводить костры, а средства радиосвязи 3-й танковой армии остались на Букринском плацдарме, имитируя подготовку к новому наступлению оттуда. В результате фашисты переброски советских войск так и не обнаружили, и мощный удар, обрушившийся на них с Лютежского плацдарма, оказался полной неожиданностью.


3-я гвардейская танковая армия на походе. Период Битвы за Днепр.




1 ноября 1943 года наступление с Букринского плацдарма действительно началось. Но на этот раз существенно ослабленным советским войскам (40-й и 27-й общевойсковым армиям) задача на прорыв вражеской обороны и не ставилась. Ставилась задача имитировать прорыв - но имитировать так, чтобы не вызвать у врага подозрений. Новый командующий 40-й армии - генерал Ф.Ф. Жмаченко - с этой задачей справился на совесть, несмотря на то, что противник несколько раз переходил в контрнаступления.

План советского командования предусматривал обход Киева с запада и захват шоссе Киев - Житомир силами 38-й общевойсковой и 3-й гвардейской танковой армий, что при наилучшем исходе приводило к окружению киевской группировки противника, при наихудшем - вынудило бы её к поспешному отступлению и оставлению Киева. Затем войскам 1-го Украинского фронта предстояло развивать наступление на Правобережную Украину и освободить от оккупантов Житомир. Тем самым Красная Армия выходила в глубокий тыл германской группы армий "Юг" и создавала условия для последующего освобождения всей территории Украины.

Утром 3 ноября мощная артиллерийская подготовка возвестила начало главного наступления на Киев. Именно 3 ноября принято считать датой начала Киевской наступательной операции. Удар получился настолько мощным и был так неожидан для противника, что оборона немцев посыпалась, и к вечеру 3 ноября советские артиллерийские части вышли на подступы к Киеву, открыв огонь по вражеским войскам непосредственно на окраинах города. Однако 4 ноября наступление несколько затормозилось. Существенную помощь наступающим русским войскам оказала авиация: 2-я воздушная армия в первый день Киевской наступательной операции совершила 1150 самолёто-вылетов, нанося удары по оборонительным позициям фашистов и препятствуя вражеской авиации поддерживать свои сухопутные войска. В воздушных боях 3 - 6 ноября советскими лётчиками был уничтожен 31 самолёт противника. 

К вечеру 4 ноября в прорыв была, наконец, введена 3-я гвардейская танковая армия, главная ударная сила Ватутина. Всю ночь танкисты двигались с зажжёнными фарами под вой сирен, ведя интенсивный огонь из пушек и пулемётов, и к утру 5 ноября 1943 года перерезали Житомирское шоссе, по которому с запада в Киев шли подкрепления.

В тот же день начала наступление 60-я армия генерала И.Д. Черняховского. Об этой армии и вводе её в дело сохранились любопытные воспоминания Н.С. Хрущёва, бывшего на тот момент членом военного совета 1-го Украинского фронта: "Мы с Ватутиным торжествовали... Нам с ним уже мерещилась Киево-Печерская лавра над Днепром. А тут Черняховский требует, чтобы отложили наступление на три дня, хотя Ставка приказала наступать такого-то числа. Ватутин вскипел и стал доказывать, что приказ надо уважать и выполнять. Ну, вижу я, что он просто не слушает Черняховского, и говорю: «Николай Федорович, пусть он нам доложит, зачем ему нужно три дня?». И вижу, что у Черняховского тоже глаза уже засверкали и что он тоже может проявить свой характер. «А вот, — отвечает, — почему. У меня роты имеют такое-то количество солдат. Запасный полк находится на таком-то направлении. Сейчас он на марше, прибудет тогда-то. Пополнение я смогу дать в роты, которые будут наступать, буквально вечером накануне наступления. А утром — наступать. Командиры рот совершенно не ознакомятся с людьми, которых они получат. Не обнюхаются между собой солдаты, а командир не только не изучит новичков, но даже не познакомится с ними. Как же можно так наступать? Можно лишь людей потерять и не решить задачу. Дайте мне три дня. Придут люди. Я с ними поработаю и тогда буду уверен, что решу задачу, сломлю сопротивление противника, который стоит передо мной, и разовью наступление в том направлении, которое указано в приказе»… Одним словом, позвонили Сталину, и Сталин согласился без всякого сопротивления: «Хорошо, разрешаем перенести наступление на три дня»". Видим, таким образом, что никакого "заваливания трупами" при наступлении на Киев советское командование не практиковало, человеческими ресурсами распоряжалось экономно и грамотно, к мнению командармов прислушивалось. И никаких непродуманных решений, призванных обеспечить взятие украинской столицы непременно к годовщине "великого октября", не принимало. Наступление 60-й армии, грамотно спланированное Черняховским и начатое точно в срок, намеченный командармом, надёжно обеспечило правый фланг основной ударной группировки.


Наступление с Лютежского плацдарма


Оказавшись под угрозой окружения, немецкие войска - танковая и две общевойсковые армии - начали поспешный отход от Киева, и к 6 ноября столица Украины была полностью очищена от оккупантов. Так обычно пишут. Создаётся впечатление, что благодаря гвардейцам Рыбалко немцы едва ли не бежали из города, который войскам Москаленко осталось только занять без боя. Но это впечатление ошибочно. Бои в Киеве были: во-первых, фашистское командование всё же не теряло надежды остановить советское наступление, а во-вторых и у советских войск имелись намерения не изгнать, а окружить и уничтожить неприятеля. Сайт "Отечественная история" указывает, что во второй половине дня войска 5-го танкового корпуса вышли к заводам "Арсенал" и "Большевик", около которых встретили сопротивление захватчиков. Всю ночь на 6-е ноября в Киеве продолжались уличные бои, в которых отличились танкисты 20-й гвардейской танковой бригады (5-й гвардейский танковый корпус 38-й общевойсковой армии) под командованием подполковника С.Ф. Шутова. Серьёзное сопротивление врага пришлось выдержать и советским частям, сражавшимся в пригородах Киева, дабы удержать стратегически важные транспортные магистрали, и частям, наступавшим с Букринского плацдарма. Тем не менее, 6 ноября1943 года победоносные ватутинские войска маршировали по Крещатику. Освобождение Киева завершилось.


Советская пехота марширует по Крещатику. Хорошо видно, в каком состоянии достался освободителям Киев.

Результатом гитлеровской оккупации Киева, как я уже писал, стало истребление большей части его населения. Интенсивность расправ, чинимых захватчиками и их приспешниками-бандеровцами, позволяет оценить хотя бы тот факт, что за два дня - 29-го и 30-го сентября 1941 года - ими было расстреляно в Бабьем Яру 33 тысячи человек, полный же учёт жертв вообще невозможен, так как, например, расстреливаемых детей вообще никто не считал. На территории Киева функционировали два концлагеря - Дарницкий и Сырецкий, в которых немцами и бандеровцами было уничтожено соответственно 68 и 25 тысяч узников. Захватчики разрушили многие архитектурные памятники древнерусской столицы, в частности, Успенский Собор Киево-Печёрской лавры. Немецкая оккупация сопровождалась массовым голодом: судьба славянских "унтерменшей" захватчиков не волновала. Приход Ватутина и его бойцов прекратил этот кошмар.




Советские танкисты на Крещатике




Освобождение Киева сорвало планы нацистского командования удержать оборону по Днепру и восстановить силы после поражения, нанесённого германским войскам на Курской дуге. Полностью разгромленными оказались 9 пехотных, 2 танковые и одна моторизированная дивизии фашистов. 600 танков, 1200 орудий и миномётов, 90 самолётов стали трофеями Красной Армии. Ватутину и его командармам удалось создать в районе Киева плацдарм до 145 километров в глубину. Бои за Киев отвлекли значительные силы немцев с других участков советско-германского фронта, в частности, с крымского направления, откуда гитлеровцы сняли несколько частей, отменив намеченную ранее деблокаду крымской группировки. Из Франции (!!!) в спешном порядке была снята 25-я танковая дивизия немцев и тоже брошена на Украину, что существенно облегчило положение Антифашистского Сопротивления в Европе. Под угрозой стратегического окружения оказывалась вся группа армий "Юг", тем более, что Ватутин не собирался останавливаться на достигнутом и продолжил своё наступление: 7 ноября был освобождён от оккупантов Фастов, 38-я армия развернула наступление на Житомир. Понимали стратегическое значение Киева и немцы - потому и принялись стягивать на киевское направление дивизии со всех концов Украины. 12 ноября 1-й Украинский фронт получил приказ перейти к обороне.

И да, по поводу "заваливания трупами". Потери советских войск в Киевской наступательной операции составили всего лишь 1 процент от общей численности. Никто не гнал советские войска ни в какие неподготовленные наступления - об этом мы уже видели свидетельство Хрущёва, которому как бы не с руки апологетствовать Сталину. Командование войсками, наносившими главный удар, было вверено генералам-украинцам, вопреки распространённому мифу, будто кровожадный Жуков намеренно слал наспех мобилизованных украинцев на убой, "дабы не расстреливать их после войны". Комиссары, разумеется, использовали на всю катушку приближающуюся дату октябрьской годовщины. Но было бы странно из этого заключить, что стратегические решения командования определялись исключительно желанием "подогнать" даты - как мы только что видели, как раз высшее командование СССР действовало под Киевом довольно гибко, стараясь избегать бессмысленных наступлений и неоправданных потерь, а перенос главного удара с Букринского плацдарма на Лютежский следует признать одним из самых удачных оперативных решений за всю Великую Отечественную войну.


Пожалуй, самое знаменитое фото времён Киевской наступательной операции:
русские войска переправляются через Днепр по понтонному мосту,
а на указателе красуется надпись: "Даёшь Киев!"


Увы, 75-летний юбилей своего освобождения город-герой Киев снова встречает под нацистским владычеством, снова в столице древнерусского государства распоряжаются те, для кого Гитлер - "освободитель", а всё русское и православное ненавистно. Что будет дальше - покажет время.

____________________________
См. также:
1) Материал на сайте "Отечественная история"
2) Лента времени: освобождение Киева.
3) Владимир Иванов. Освобождение Киева.
4) Киев: освобождение города от фашистских захватчиков.
5) Освобождение Киева 6 ноября 1943 года.

Tags: Битва за Днепр, Великая Отечественная война, История Отечества, История Украины
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment