Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Три эпохи - три стража

Интересный памятник установили у нас в Нижнем Новгороде рядом с городским управлением внутренних дел. Памятник, разумеется, полицейским. Вот он:







Это довольно-таки протяжённая скульптурная композиция, представляющая собой фигуры трёх стражей правопорядка, восседающих на скамейках. Рядом с одним из них - служебная собака. Эти три стража олицетворяют собой три эпохи в истории России. Императорский, советский и современный периоды,  и соответствующим образом обмундированы. И вот тут есть повод обратить внимание, на какой именно исторический период обмундирован каждый из них, и попытаться понять, что же хотел сказать этой скульптурной композицией скульптор.
Начнём мы с царского жандарма.





На нём мундир типа "армяк", без пуговиц, с застёжкой на крючки, и круглая барашковая шапочка на голове. Это образец, введённый при императоре Александре III. Как известно, Николай II поначалу, до Русско-Японской войны, не предпринимал никаких радикальных преобразований в военной сфере, в том числе и в области обмундирования. То есть, можно предположить, что скульптор, одевая своего героя на такой манер, имел в виду форму времён первой "русской" революции - революции 1905 года. Конечно, если брать корпус жандармов, то к 1905 году они уже успели переодеться в новые двубортные мундиры на пуговицах, однако, об этом факте осведомлены лишь те, кто всерьёз увлекается униформологией. К тому же на разных интернет-ресурсах имеются изображения, свидетельствующие, что некоторые полицейские чины и в 1905 году продолжали носить мундиры, введённые при Александре III.

Да и сам Александр Миротворец вошёл в нашу историю как один из самых консервативных государей. Именно он утвердил смертный приговор первомартовцам, довершив разгром "народной воли", именно при нём был казнён подавшийся в террористы старший брат В.И. Ленина - Александр Ульянов. Так что определённо можно утверждать: полицейский царских времён олицетворяет собой противодействие революционной угрозе, защиту государства от тех, кто ставил своей целью разрушить его во имя умозрительного всеобщего равенства.

Вторая фигура - это советский... Нет, не милиционер. А офицер войск НКВД в форме образца 1945 года.




На нём гимнастёрка со стоячим воротником (к слову, фасон воротника слегка перевран, что подтверждает, что скульптор не очень сведущ в униформологии), при погонах и - что особенно характерно - при боевых орденах и медалях. То есть, этот офицер НКВД - участник Великой Отечественной войны. На коленях у него планшет с разложенными бумагами, словно он собрался тут же, на месте, писать протокол допроса. И именно рядом с ним восседает служебная собака.

Что может олицетворять собой этот офицер? С учётом формы, которая на нём, с учётом его позы и аксессуаров, можно с высокой долей вероятности предполагать, что этот офицер НКВД участвует в борьбе с бандеровцами на Западной Украине или с "лесными братьями" в Прибалтике. Короче - с недобитыми гитлеровскими пособниками, попрятавшимися по лесам и продолжающими свой террор против мирного населения. Вероятно, с помощью собаки он только что задержал очередного бандеровца в какой-нибудь глухой карпатской деревне на пять крестьянских дворов и пристроился на лавке, чтобы на месте учинить пленнику допрос, пока он ещё подавлен своим арестом и не успел замкнуться.

То есть, из всей обширной и противоречивой советской эпохи скульптор вычленил наиболее славный период - период Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет, когда наша армия вынуждена была давать отпор иноземным захватчикам, а органы внутренних дел - бороться с агентурой этих захватчиков из числа местных предателей. Советский НКВДист символизирует собой борьбу против "пятой колонны" внешнего врага.

Наконец, современный полицейский - именно современный, и форма на нём - самых последних образцов (с надписью "Полиция" на спине - её, к сожалению, на фото не видно - и с современным шевронам на рукаве). В руке он держит мобильный телефон - как символ всегдашней готовности принять вызов и спешить туда, где подняло голову зло, где нуждаются в его помощи и защите.



Обратим внимание на его позу. Он с живым интересом смотрит на двух других своих "собеседников", словно ждёт, чтобы они поделились с ним своим бесценным опытом. И в то же время его поза нарочито небрежна. Он словно уверен в своей собственной силе - за его плечами тоже сложные и рискованные операции, например, борьба с террористами на Северном Кавказе. Он торопится - вот-вот встанет со скамейки и поспешит туда, куда его позовёт тревожный звонок "мобильника". Но перед этим он хочет, чтобы двое других рассказали ему о собственном опыте. Ибо этот опыт сегодня для него важен. Сегодня он, современный полицейский, стоит на страже того же государства, пусть и сильно урезанного территориально, пусть и изменившегося до неузнаваемости, и угрозы перед ним всё те же. Те же революционеры, мечтающие разрушить Россию во имя своих умозрительных догм. И та же "пятая колонна" геополитического врага, постоянно проникающая извне и совершающая теракты против наших мирных граждан. И так же, как и в 1905 году, внутренние "возмутители спокойствия" и внешние враги готовы действовать рука об руку. И так же, как в 1944-м и 1945-м,безжалостный внешний враг готов опереться на внутренние центробежные силы ради своих подлых целей.

Такой вот памятник. Умный. Здоровый. Со смыслом. Государственно-правильный, я бы сказал. Взявший из прошлых эпох действительно лучшее и самое актуальное в наши дни.

Tags: Мой любимый город, Русская идея, Униформология
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments