Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Адмирал, который ушёл последним

20 октября сего 2018 года исполнилось 140 лет со дня рожденья Георгия Карловича Старка - адмирала, активного участника Белого Движения на Востоке России. Пусть и с опозданием, но не прореагировать на эту важную дату я не мог, тем более, что Старк не столь известен, как, скажем, Александр Колчак или Михаил Смирнов. Между тем, в истории Белого Движения эта фигура занимает значительное место. Именно адмиралу Старку выпала честь командовать эскадрой, увозившей последних белогвардейцев из Владивостока в эмиграцию поздней осенью 1922 года. И несмотря на перегруженность судов и их низкое качество, несмотря на непогоду, Старк с этой задачей справился блестяще.




Контр-адмирал Георгий Карлович Старк


Георгий Карлович Старк появился на свет в 1878 году в Санкт-Петербурге, в семье предпринимателя Карла Старка. Старки - древний шотландский хайлендерский род. В России они обосновались с начала XVIII века, а в 1818 году получили российское дворянство. Отец будущего белого адмирала пытался увезти семью за границу и обосноваться там (сначала в Америке, где была крупная шотландская диаспора, потом в Дрездене), но ничего хорошего из этого не получилось, и родители Георгий Карловича вернулись в Россию. Здесь Карл Старк одно время держал нотариальную контору в Санкт-Петербурге, но поскольку она не приносила достаточного дохода, вскоре после рождения сына Старк-старший арендовал ферму под Новороссийском. Благодаря этому финансовые дела семьи стали поправляться, но не успели Старки обжиться на новом месте, как случилось несчастье. 1 ноября 1883 года Карл Старк был убит грабителями. Семья вернулась в Петербург.

Здесь мальчика взял под покровительство дядя, военный моряк и путешественник Оскар Викторович Старк, занимавшийся изучением Тихого океана. Благодаря протекции дяди Георгий Карлович поступил в морской кадетский корпус. В корпусе Георгий отличался исправным прилежанием, в силу чего числился одним из первых в учёбе. Особенно легко ему давались математика и точные морские науки. В 1898 году Георгий Карлович успешно завершил своё обучение, получил первый офицерский чин и первое назначение - в 15-й флотский экипаж в Кронштадте. С 1904 года Старк исполнял должность минного офицера на столь знаменитом впоследствии крейсере "Аврора", вместе с которым принял участие в Русско-Японской войне. На "Авроре" Старк совершил плавание вокруг Африки, после чего его ждало участие в неудачном для России Цусимском морском сражении. При Цусиме Старк получил ранение осколком японского снаряда. "Аврора" не спустила флага перед японцами и сумела уйти, несмотря на гибель своего командира, в нейтральный порт Манила, где была интернирована. Лишь после окончания войны русские моряки, и среди них Старк, сумели вернуться в Россию. За участие в Русско-Японской войне Старк удостоился ордена Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом.



Георгий Карлович Старк с супругой, Елизаветой Владимировной Развозовой


В межвоенный период произошли важные изменения в личной жизни будущего белого адмирала. Он женился на сестре контр-адмирала А.В. Развозова Елизавете Владимировне, успевшей к этому времени овдоветь. От этого брака в 1909 году у Старка родился сын, впоследствии - известный православный священник и миссионер протоиерей Борис Старк.

С 1912 года Георгий Карлович служил на Балтике, командовал эсминцами, принимал участие в морских сражениях Первой Мировой войны, в минных постановках, в частности - в постановке минного заграждения под Виндавой, на котором погибли несколько немецких миноносцев и крейсеров. В этот период начальником Старка был Александр Васильевич Колчак. Старк ценил Колчака как крупного военно-морского специалиста и талантливого флотоводца, хотя их отношения сложно назвать безоблачными. Колчака портил его вспыльчивый характер, будущему верховному главнокомандующему всех белых армий случалось срываться и кричать на подчинённых. В таких случаях Старк неизменно вставал на защиту несправедливо обиженных. Однажды, в 1916 году между двумя моряками произошла серьёзная перепалка - Старк встал на защиту матроса. Георгий Карлович тогда не сдержался - наорал на своего командира. Впоследствии он вспоминал, что ожидал отставки: такого вопиющего нарушения дисциплины на военном флоте обычно не прощают. Но репрессий не последовало. Через два дня Колчак лично разыскал Старка, благодарил его за принципиальность и полностью признал свою неправоту. "После этого признания я пошёл бы за ним, куда угодно", - писал впоследствии в своих воспоминаниях Старк. В том 1916-м ему и в голову не приходило, насколько буквально сбудутся эти слова.




Александр Васильевич Колчак в период Первой Мировой войны.
Именно под его началом довелось воевать Г.К. Старку.





Первую Мировую Георгий Карлович Старк закончил в чине контр-адмирала, в который был произведён "временным правительством" 28 июля 1917 года. А вскоре грянул большевистский переворот. 3 апреля 1918 года, после заключения Брестского мира, большевики уволили заслуженного моряка в отставку.

Таким образом, к моменту начала Гражданской войны Георгий Карлович Старк был довольно известной в военно-морских кругах фигурой, имел за плечами две войны и серьёзные боевые операции в Первую Мировую. Большевики одним махом пера перечеркнули все результаты его трудов. К тому же он, как морской офицер, наверняка неоднократно был свидетелем кровавых расправ пьяной матросни над офицерами, падения дисциплины, развала флота. Сочувствовать всему этому, а паче - участвовать не было моральных сил. В августе 1918 года, когда в Поволжье разгорелась Гражданская война, Старк пробрался в освобождённую Каппелем Казань и предложил свои услуги Белой Армии. Вывезти в белую Казань свою семью Старку не удалось. С женой он больше не виделся - в 1924 году Елизавета Старк скончалась в Петрограде от туберкулёза.

Командование решило использовать Старка по прямому назначению. В том же августе 1918 года он возглавил Волжскую флотилию белых. Флотилия действовала с переменным успехом на Волге, а после вынужденного ухода Народной Армии КомУча с волжских берегов - на Каме и Белой, поддерживала борьбу ижевских и воткинских белоповстанцев, осуществляла и прикрывала их эвакуацию после разгрома восстания большевиками. 8 октября, в связи с окончательным оставлением Поволжья уда белой речной флотилии были разоружены, а личный состав и артиллерия - погружены на эшелоны и отправлены в Сибирь. По дороге, в Уфе эшелон был задержан генералом Люповым, что стало причиной конфликта между сухопутным и морским начальством белых. Старк едва не угодил под суд - его обвинили в чересчур поспешном уводе судов из Камы в Белую, что, якобы, оголило фланги Народной Армии. Однако назначение военным и морским министром Омской директории ("всероссийского правительства") адмирала Колчака спасло Георгия Карловича от расправы - Александр Васильевич встал на защиту своего бывшего сослуживца.

В ноябре 1918 года военный переворот приводит адмирала Колчака к власти в Омске к власти. Колчак становится Верховным Правителем и Верховным Главнокомандующим. Как мы помним, этот человек пользовался безраздельным доверием Старка.  В декабре 1918 года Старк получил от нового главнокомандующего поручение - формировать в Красноярске бригаду морских стрелков из чинов военно-морского флота. Для действий на суше. В жизни адмирала начиналась новая глава.




Георгий Карлович Старк в период своего участия в Белой Борьбе





Бригада морских стрелков вскоре была развёрнута в дивизию. Между тем, весеннее наступление колчаковских войск и занятие ими Перми, где удалось захватить большое количество пароходов, давало надежду на возрождение речной флотилии. Однако, командовать ей поручили не Старку - во главе флотилии встал другой сослуживец Колчака, М.И. Смирнов. 22 апреля 1919 года в Пермь прибыли морские стрелки - Смирнов рассчитывал использовать их в качестве десантных войск. Вскоре, однако, началось отступление белых войск, Пермь пришлось оставить, а морякам - снова учиться воевать на суше. Морские стрелки обороняли рубежи по р. Чусовой, где летом 1919 развернулись упорные бои. Надо сказать, что адмирал Старк со всей ответственностью подходил к данным ему задачам. Когда встал вопрос о развёртывании бригады Морских стрелков в дивизию, Старк категорически потребовал, чтобы это развёртывание происходило без снятия офицеров с фронта.

В последних числах июля 1919 года под Екатеринбургом дивизия Морских стрелков понесла тяжёлое поражение. Её остатки были отведены с фронта и сведены в батальон, а Старк со штабом отправился в Новониколаевск - формировать дивизию заново. Как известно, неоднократные попытки колчаковцев удержать фронт в 1919 году успеха не имели, белую столицу - Омск - пришлось оставить, а армия ушла в Великий Сибирский Ледяной поход, прорываясь к Иркутску, где Колчак собирался основать свою новую столицу.

Вместе с войсками генерала В.О. Каппеля отступал и адмирал Г.К. Старк. На пути следования армии адмирал заболел сыпным тифом, его пришлось переложить в санитарный поезд и отправить в Читу по железной дороге, а оттуда - в Харбин. Казалось, что на этом белая эпопея окончательно завершена. Старк устроился работать на стройку. Однако 17 июня 1921 года он неожиданно получил приглашение во Владивосток. Этот город удержался, там продолжало функционировать антикоммунистическое правительство, и это правительство звало колчковца-походника возглавить Сибирскую флотилию. Старк, не раздумывая, согласился: все сомнения были им отвергнуты ещё в августе 1918-го.



Г.К. Старк во Владивостоке, 1921 год.
Хорошо заметно, как сильно он исхудал за время болезни.


Адмирал Старк рьяно взялся за новое дело. Им была составлена довольно обширная программа возрождения белой Сибирской флотилии. Дисциплина на ней, к слову, была установлена в соответствии с царскими уставами, моряки получили дореволюционные погоны. Но не только внешнее благополучие занимало Старка. Под его руководством были подняты со дна затопленные корабли, начался их ремонт. Команды судов укомплектовали загодя, причём Старк постарался максимально отсеять некомпетентных людей и бездельников, а также тех матросов, которые были замечены в чересчур левых убеждениях. На кораблях остались только люди, душой болеющие за судьбу белого флота. В результате Сибирская флотилия за кратчайшие сроки превратилась во вполне боеспособную силу.

Положение Старка заметно укрепилось после июньского переворота 1922 года (точнее было бы сказать "недоворота", ибо свергнуть правительство Меркуловых путчистам так и не удалось). Несмотря на то, что адмирал не сочувствовал Меркуловым, прекрасно осознавая их беспомощность, он всё же счёл своим долгом оказать поддержку этому правительству, которое в ответ наделило его диктаторскими полномочиями. Приход к власти 10 августа генерала М.К. Дитерихса ещё более укрепил положение Старка - он получил пост "помощника по морской части" на правах военно-морского министра с оставлением в должности командующего Волжской флотилией. В сентябре Дитерихс назначает Старка начальником тылового района. До падения белого Владивостока оставались считанные дни. Но за это время Старк успел принять все необходимые меры для приведения в порядок судов и подготовке их к эвакуации войск и беженцев.

25 октября 1922 года белые войска покинули Владивосток. Эскадра Старка, приняв на борт войска и беженцев, взяла курс... Куда, собственно? Ни одно государство Тихоокеанского региона не изъявляло желания принять беженцев на своей территории. Но и оставаться в России означало лишь понапрасну погубить ценные кадры.

Об одиссее адмирала Старка и его эскадры есть хорошая статья в "Российской газете". Красные, вступив во Владивосток, не имели достаточного количества плавсредств, чтобы помешать эвакуации белых. А все корабли Старк предусмотрительно увёл с собой. Эскадра уходила под Андреевским флагом. Уходила непобеждённой. Главным врагом белых моряков и их пассажиров была непогода: осень  на море - время штормов. Неясным оставался и правовой статус эскадры: страны, под флагом которой она вышла в море, формально больше не существовало. Всего ушло 30 кораблей - в основном ледоколов, буксиров, барж, посыльных судов, несколько канонерских лодок. Совершенно не приспособленных к дальним плаваниям. На них уходили 10 тысяч бойцов белой армии и беженцев.

До Гензана (Корея) шли, стараясь держаться вблизи берега. Порт Гензан в то время был оккупирован японцами - недавними союзниками России по Антанте. В этом порту Старк рассчитывал высадить гражданских беженцев. Однако японцы категорически отказали русским в праве сходить на берег. Более того - 4 ноября 1922 года Старк получил телеграмму, запрещавшую русским кораблям стоять в японских портах. В своё время А.В. Колчак категорически отказался обсуждать с японцами вопрос о территориальных уступках в обмен на военную помощь. Теперь вероломные "союзники" мстили бывшим подчинённым Александра Васильевича за его "несговорчивость". Какими чудесами удалось Старку уговорить японцев всё же принять часть беженцев - остаётся загадкой. Но у адмирала явно был талант дипломата.



Г.К. Старк с японскими офицерами во Владивостоке.
Тогда они ещё считались союзниками. Но после эвакуации Владивостока
"союзники" сполна обнаружили всё своё подлое нутро.





Фузан. Цусима. Шанхай. Тщетные попытки договориться о приюте. В Шанхае русской эскадре отказали во всём - в ремонте судов, в угле, в пресной воде (которую приходилось черпать прямо из Янцзы, где она непригодна для питься и никогда ни до Старка, ни после него не использовалась моряками - а ведь на кораблях находились женщины и дети!). Какими героическими усилиями Старку удалось всё-таки организовать ремонт, про то человеческими письменами не писано.  Штормы. Мели. На переходе от Цусимы в Шанхай затонул крейсер "Лейтенант Дыдымов", ушёл на дно вместе с командой и пассажирами. На пути от Шанхая до Тайваня на мель сел целый дивизион. Два корабля - "Фарватер" и "Парис" - удалось снять с мели, третий - "Аякс" - завалился на бок. На борту находились 23 человека. Всю ночь судно било волнами, люди адски замёрзли, кое-кто в тщетной надежде согреться пытался разместиться в трубе на самодельных сидениях - и падали в топку... Лишь семерым удалось выжить в этом аду, утром их подобрал "Фарватер".



Гибель "Аякса"




Примечательно, что во время этого перехода Старк перенёс свой флаг на самый скверный корабль своей эскадры - "Диомид", способный перемещаться только на буксире. И это - в условиях, когда от штормов лопались буксирные тросы. Старк сознательно решил до конца разделить с беженцами все тяготы перехода.

Стоит сказать, что большевики предпринимали попытки вернуть суда в Советскую Россию. Их представитель - морской офицер В.А. Белли - в Фузане вышел на контакт со Старком, которого хорошо знал по совместной службе на Балтике. Белли предложил Старку в обмен на полное "прощение" советской власти вернуть все корабли и имущество обратно во Владивосток. Однако Старк даже слушать об этом не захотел и вытолкал недавнего сослуживца взашей, пригрозив "плохими для него лично последствиями". Белый адмирал не изменял своему долгу, а большевиков по-прежнему считал изменниками и палачами России.

Конечной точкой этого кошмарного плавания стали Филиппины, находившиеся на тот момент под контролем США. Здась флотилия была расформирована, корабли проданы, а средства Старк разделил между беженцами поровну. Дальше оставалось одно - эмиграция. Белая Борьба потерпела поражение. Большинство белогвардейцев и членов их семей, покинувших Родину вместе со Старком, перебрались в США. Сам адмирал получил предложение служить в американском военном флоте. Однако Георгий Карлович, хоть и был англосакс родом, хранил верность только России и от этого заманчивого предложения уклонился.


Белоэмигранты-колчаковцы на борту одного из судов эскадры Г.К. Старка




Финансовый отчёт о плавании и продаже судов Старк направил великому князю Николаю Николаевичу - многие белоэмигранты-монархисты именно его считали законным наследником престола после мученической кончины императора Николая Второго со всей семьёй. Видимо, этот взгляд разделял и Г.К. Старк. Сам же Георгий Карлович перебрался в Париж, где долгие годы работал шофёром такси.

В годы Второй Мировой войны, когда Франция подверглась нацистской оккупации, немцы вспомнили о русском адмирале. Ему неоднократно предлагали сотрудничество, однако Старк с гневом отверг все эти предложения, точно так же, как отверг когда-то аналогичные предложения Белли. Служить врагам своей Родины адмирал считал невозможным. В результате в 1943 году он потерял работу, семья (а дети к этому времени успели перебраться к отцу в Париж) бедствовала. Слава Богу, не забывали сослуживцы, слали посылки. И Старк выжил.

Адмирал внимательно следил за событиями на советско-германском фронте. Он не принимал большевизма, но искренне желал победы соотечественникам. Впрочем, когда после Победы кое-кто засобирался в советские посольства за "серпастым-молоткастым", Старк дистанцировался от них. Как и А.И. Деникин, Георгий Карлович остался убеждённым антикоммунистом. Долгое время уклонявшийся от участия в эмигрантских организациях, Старк после войны возглавил Всезарубежное общество русских морских офицеров и руководил этим обществом до самой своей кончины, последовавшей 2 марта 1950 года.


Адмирал Г.К. Старк с детьми и внуками в эмиграции. Фото 1946 года.

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Колчаковцы, Неизвестных героев не бывает, Флот, Эмиграция
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments