Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Неудача полковника Дроздовского

Позволю себе продолжить тему, начатую здесь. Об Армавире, о боях вокруг этого поистине заколдованного для белых города. Итак, Армавир пал 19 сентября 1918 года. Спустя ровно 4 дня, 23 сентября, к городу подошли новые красные силы - Советско-Таманская армия. Нельзя сказать, что Советско-Таманская армия была свежей - на протяжении всего своего похода с Тамани под Армавир армия пребывала в непрерывных боях. И всё же это была сила, многократно превосходящая силы Дроздовской дивизии. Белогвардейские источники исчисляют силы Советско-Таманской армии в 35 тысяч человек. Красные источники более осторожны: они называют цифру в 27 тысяч штыков и 3,5 тысячи сабель. Но если учесть, что численность всей (!!!) Добровольческой Армии на момент начала 2-го Кубанского Похода составляла всего лишь 10 тысяч человек, то картина для белых складывалась прямо-таки катастрофическая.




Михаил Гордеевич Дроздовский.
Именно его дивизия 19 сентября 1918 года заняла Армавир.
Но ничего не смогла сделать против Советско-Таманской Армии.



Как и Добровольческая Армия Деникина, Советско-Таманская Армия была добровольческим формированием и состояла из идейных бойцов, а не из наспех набранных мобилизантов. Это многократно усиливало её боеспособность в условиях Гражданской войны. Набиралась эта армия красных добровольцев для защиты советской власти в районах Черноморского побережья Кавказа, прежде всего - против войск кайзеровской Германии, высадившихся на Таманском полуострове, а затем - и против восставших казаков. Когда белая Добровольческая Армия в ходе Второго Кубанского похода овладела Екатеринодаром, Таманская Армия оказалась в стратегическом окружении. Против неё в сторону Черноморского побережья был выдвинут отряд белоказаков генерала В. Покровского, отличавшегося исключительной непримиримостью к большевикам. И тогда на совете армии было принято решение пробиваться на соединение с остальными войсками Сорокина. То есть - под Армавир.
Поход Советско-Таманской Армии стал эпопеей, не менее легендарной для красных, чем Ледяной Поход для белых. Таманцы не просто прошли через Кавказские горы - они прорвались через горы с непрерывными боями, которые вынуждены были вести не столько с белыми войсками, сколько с грузинскими национал-сепаратистами. Эти бои сколотили плохо дисциплинированное ополчение в образцовый и сплочённый воинский коллектив, со своеобразной, но всё же дисциплиной и с безграничным авторитетом начальствующего состава. И на протяжении всего похода командование армии - И. Матвеев, Е. Ковтюх - усиленно обрабатывали своих бойцов идеологически, внушая им ненависть к белым, втолковывая, что белогвардейцы пленных не берут и массово расправляются с мирным населением. Это действовало, тем более, что с захваченными активными большевиками белые и впрямь не церемонились. И рядовые красноармейцы проникались мыслью о собственной "высокой освободительной миссии".





Итак, к Армавиру подошли войска столь же дисциплинированные и столь же прекрасно мотивированные на победу, как и деникинские добровольцы. Единственное отличие таманцев от противостоявших им дроздовцев состояло в том, что таманцев было в десять раз больше. В такой обстановке исход сражения был предрешён.

Два дня спустя (красный командарм Матвеев не спешил, дал своим бойцам отдохнуть после похода, ибо не сомневался в успехе), 25 сентября, Советско-Таманская Армия навалилась на Армавир всеми своими силами. В городе снова начались уличные бои. Дроздовский оборонялся целый день, и лишь к вечеру его бойцы, оказавшиеся перед угрозой окружения, были вынуждены покинуть город, удержав за собой переправу через Кубань и уничтожив мост. Генерал А.И. Деникин писал об этом в "Очерках Русской Смуты": "Первую половину дня большевики при поддержке сильного артиллерийского огня вели упорные атаки, охватывая город с севера. Но огнем и контратаками наших войск были отражены повсюду, понеся тяжелые потери; на севере им удалось, однако, перехватить железную дорогу. К вечеру новая колонна противника стала развертываться против южной части города. Считая свои силы недостаточными и положение слишком рискованным, Дроздовский в ночь на 13-е оставил город и перешел на правый берег Кубани, в Прочноокопскую, сохранив за собой переправу у форштадта, прикрытую предмостным укреплением".


На первый взгляд, удержание переправы при осталении города - невелика удача. Но если вдуматься, если вспомнить события недельной давности, то белым удалось сохранить стратегическое окружение красных частей. Большевики по-прежнему оставались зажаты в междуречье Кубани и Лабы. Так что удержание Дроздовским переправы было значительным успехом, а в создавшейся обстановке - и единственно возможным. Советско-Таманская армия сама, по доброй воле, зашла в приготовленный для неё белогвардейцами мешок. Вот только затянуть этот мешок у белых сил недоставало.

В этой связи имеет смысл остановиться на одном распространённом в белогвардейских кругах мнении. Если в двух словах, то его можно выразить так: "Пропили Армавир". При взятии города в руках Дроздовской дивизии оказался винокуренный завод Штейнгеля и свиноферма. Немудрено, что дружеские пирушки с неизменной обильной выпивкой стали обычным делом. Нашлись злые языки, которые на этом основании обвиняли дроздовцев в утрате бдительности. Что ж, Дроздовский и впрямь рассчитывал после освобождения Армавира дать продолжительный отдых своим войскам, в течение длительного времени не выходившим из боёв. Поэтому он не запрещал этих дружеских попоек чинам, свободным от дежурств, караулов и дозоров. Расчёты Михаила Гордеевича на долгий отдых в Армавире не оправдались. Но давайте задумаемся: что было бы, если бы Дроздовский всю неделю своего стояния в Армавире продержал бы дивизию под ружьём, в состоянии полной боеготовности. Что изменилось бы в этом случае? Да ровным счётом ничего, учитывая, что в его распоряжении не было и трёх тысяч человек - против тридцати тысяч у красных. Удержать такими силами Армавир, да ещё с крайне переутомлёнными бойцами, было нереально. И не будем забывать, что в ходе армавирских боёв дроздовцы понесли большие потери, так что пьянство среди белогвардейцев, как справедливо отмечает Р.М. Абинякин, носило характер естественного надрыва - хотелось забыться, хоть чем-то заглушить боль утрат. Трудно упрекнуть в этом дроздовцев.


Дружеское застолье дроздовцев.
Это фото было снято в эмиграции. Но в Армавире в 1918 году такие сцены тоже не были редкостью.



Итак, в ночь с 25 на 26 сентября 1918 года дроздовцы покинули Армавир и ушли за Кубань, в станицу Прочноокопскую (у Абинякина ошибочно - "Песчаноокопскую"). А на рассвете 26 сентября к Армавиру прибыл 1-й Офицерский Марковский полк во главе с генералом Н.С. Тимановским, имевший задание подкрепить дроздовцев и вернуть Армавир. В полдень Тимановский начал наступление на красных. Его полк к 13-00 вышел на исходные рубежи для атаки и атаковал бугры к югу от Армавира, предварительно оседлав железную дорогу. Атака была успешной, марковцы заняли бугры, господствующие над местностью, а таманцы откатились на южные окраины Армавира. Однако Дроздовский, чьи войска были сильно растрёпаны вчерашним боем, поддержать эту атаку не смог. Для приведения своих войск в порядок ему требовался, как минимум, двухдневный отдых. Поэтому дроздовцы остались в Прочноокопской, а марковцы заночевали на буграх, выставив охранение.  Между тем Деникин, справедливо опасаясь разгрома всей своей армии (с учётом силы Советско-Таманской армии, эта угроза была вполне реальна), категорически приказал Дроздовскому вернуть Армавир. Ответ Михаила Гордеевича гласил: "Противник в превосходящих силах защищается, дивизия несет большие потери, подтягиваю резервы и перехожу в решительную атаку".


Николай Степанович Тимановский, командир марковцев

О том, что было дальше, можно прочитать в знаменитой книге "Марков и марковцы". Дроздовцы подтянулись к позициям Марковского полка в районе 4 - 5 часов утра 27 сентября. Тут же образовалось совещание командиров, на котором общим решением стало немедленно штурмовать Армавир и освободить его.  Атаку назначили на 6 часов утра. И ровно в 6, как и было условлено, марковцы двинулись в наступление. Красные немедленно встретили наступающих шквальным артиллерийским и пулемётным огнём. Дроздовцы же, как вскоре выяснилось, занять исходные позиции не успели, и красные, своевременно заметив эту слабину, нанесли удар по ним. Атака красных, хоть и не увенчалась успехом, существенно замедлила переход дроздовцев в наступление. Тем не менее, дроздовцы справились и пошли в атаку, которая была красными отбита - сказалось подавляющее превосходство таманцев в силах. Около 10 часов дня белые подогнали к Армавиру бронепоезд "Офицер", под прикрытием которого в полдень развернули новое наступление. Итогом его стало то, что второй батальон марковцев захватил завод "Саломас". Прибывшие вместе с марковским полком кубанские пластуны одновременно атаковали Туапсинский вокзал Армавира, но взять его не смогли и с потерями откатились назад. В 16 часов бой разгорелся с новой силой. Завод "Саломас" несколько раз переходил из рук в руки и в конце концов остался за красными. Овладеть Туапсинским вокзалом белые тоже не смогли. В 11 часов ночи большевики попытались протаранить белый бронепоезд пущенным в его сторону на полной скорости паровозом, однако эту угрозу марковцы своевременно заметили, в результате чего паровоз сошёл с рельс, не дойдя до цели.


Белый бронепоезд "Офицер", принимавший участие в боях за Армавир.



29 сентября под Армавир прибыл Деникин, желая сам разобраться в обстановке и выяснить, почему заколдованный город до сих пор не взят. Докладывал главнокомандующему Дроздовский. Деникину пришлось воочию убедиться, что наличными силами добровольцы взять Армавир не смогут. В итоге Дроздовская дивизия и Марковский полк были отправлены к станице Михайловской на выручку генералу П.Н. Врангелю, который уже несколько дней безуспешно атаковал позиции красных под этой станицей. Вероятно, Деникин рассчитывал, что взятие Михайловской и уничтожение оборонявшихся там большевиков позволит высвободить из-под Михайловской дивизию генерала Врангеля, которая существенным образом усилит белых на Армавирском направлении. Как мы уже знаем, атака на Михайловскую успеха также не имела.

А Армавир белые сумели взять только 15 октября силами Марковского, Сводно-Гвардейского и Лабинского казачьего полков,
Улагаевского пластунского батальона и бронепоезда "Единая Россия". Дроздовский в этих боях участия уже не принимал - его дивизия дралась под Ставрополем. Впрочем, это была уже совсем другая история.

Tags: Белые, Второй Кубанский поход, Гражданская война, Дроздовский и дроздовцы, История Отечества, Марков и марковцы
Subscribe

promo mikhael_mark декабрь 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments