Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

За барона Врангеля - ура! Ура! Ура!

27 августа 1878 года (15 августа старого стиля) родился Пётр Николаевич Врангель, генерал, последний главнокомандующий белыми войсками на Юге России, вождь белой эмиграции, основатель Русского Общевоинского Союза. Человек, чей авторитет в рядах белой эмиграции был практически непререкаем. То есть, в этом году последнему главкому Белого Юга исполнилось 140 лет со дня рожденья.





Пётр Николаевич Врангель

Предки Петра Николаевича Врангеля по отцу были шведами. Когда после Великой Северной войны Россия начала утверждаться в Прибалтике, часть владений Врангелей оказалась в составе Российской империи, благодаря чему некоторые отпрыски этой знатной европейской фамилии начали поступать на русскую службу. Впрочем, если говорить о национальности самого Петра Николаевича, то его придётся признать безукоризненно русским человеком и по крови, и по духу: шведы Врангели, принявшие русское подданство активно женились на русских дворянках, а отец Петра Николаевича и по вере был православным. Мать же будущего белого вождя носила девичью фамилию Дементьева-Майкова. Так что наш герой получил типично русское воспитание, набожность же его неоднократно отмечалась в воспоминаниях соратниками по Белой Борьбе.

Почти вся жизнь генерала Врангеля была неразрывно связана с кавалерией. Он начал свою военную службу вольноопределяющимся в Лейб-Гвардии Конном полку, принимал участие в боях Русско-Японской войны в рядах 2-го Верхнеудинского казачьего полка (Забайкальское казачье войско), некоторое время отслужил в Финляндском драгунском полку, а с 1907 года вернулся в ряды конногвардейцев. Первую Мировую войну Пётр Николаевич встретил гвардии ротмистром и командиром эскадрона и за четыре года вырос до генерал-майора и командира корпуса. Уже в 1914-м году грудь Врангеля украсил первый Орден Святого Великомученика Георгия - в сражении под Краулишкеном немецкая артиллерия и пулемёты никак не давали русским конногвардейцам продвинуться вперёд, и тогда Врангель решился на отчаянный шаг. Усадив свой эскадрон в седло, он атаковал вражеские позиции в конном строю, понимая, что только на бешеном галопе, вопреки уставу, русские войска смогут приблизиться к вражеским позициям. И расчёт оправдался: несмотря на понесённые потери (в этом бою у самого Врангеля убило лошадь), эскадрон  ворвался в расположение вражеской артиллерии и сумел захватить два орудия. В дальнейшем Врангель участвовал в Брусиловском прорыве и за отвагу вне очереди получил производство в генеральский чин.



Пётр Николаевич Врангель - командир эскадрона в Конногвардейском полку.
Фото 1914 года.


Большевистский переворот Пётр Николаевич встретил в Крыму, где проживал вместе с семьёй после неудачи Корниловского выступления. Не будем слишком строги к нему: очень трудно решиться поднять оружие против своих соотечественников, даже когда они очевидно неправы. Да и оружие не так-то просто раздобыть - ведь у офицеров личное оружие было изъято ещё весной, в соответствии с "Приказом №1". Будучи убеждённым монархистом, Врангель, видимо, решил взять некий тайм-аут, чтобы в спокойной обстановке обдумать создавшееся положение и найти оптимальный способ борьбы с революцией в условиях, когда, казалось, офицерская оппозиция беспощадно и безнадёжно задавлена, а армия стремительно разваливается. Во всяком случае, внешне ничто не предвещало Врангелю будущей участи вождя контрреволюции - у её истоков стояли другие люди, прежде всего Корнилов с Алексеевым. Всё изменилось в одночасье после того, как генерала неожиданно арестовали, обвинив в подготовке заговора против советской власти. Нескольких часов, проведённых на эсминце, превращённом революционными матросами в тюрьму, Врангелю хватило, чтобы возненавидеть большевиков всеми фибрами души. На его глазах ни в чём не повинных людей свозили на берег, и оттуда слышались выстрелы. Имеются сведения, что за время пребывания Петра Николаевича под арестом (меньше суток!) большевики расстреляли сто арестантов.

Самого Врангеля спасло заступничество местной бедноты, горячо засвидетельствовавшей, что Пётр Николаевич с супругой, чем могли, всегда помогали им. Врангель же приписывал своё освобождение героизму собственной жены, добровольно подвергшей себя заточению вместе с мужем. Рыцарь-барон мог так думать, но большевики были чужды подобным сантиментам: достаточно вспомнить, что аналогичный поступок Анны Тимирёвой ничем не облегчил участи адмирала Колчака. Из большевистских застенков Врангель вышел с убеждением, что новая власть несносна и что за свержение большевиков необходимо бороться если не любой ценой, то близко к этому.



Пётр Николаевич Врангель и его жена, Ольга Михайловна Иваненко-Врангель


Вскоре Крым вслед за Украиной был занят немцами. Большевики бежали. С двойственным чувством встречал Пётр Николаевич вступавшие в Ялту германские войска. "Я испытывал странное, какое-то смешанное чувство. Радость освобождения от унизительной власти хама и больное чувство обиды национальной гордости. Надо отдать справедливость немцам: ...с их приходом были отменены все стеснительные ограничения, введенные большевиками, – карточная система, закрытие текущих счетов и проч., но обязательное получение пропусков для выезда и въезда в Крым осталось в силе", - вспоминал впоследствии Врангель.

Когда до Крыма дошли сведения о перевороте на Украине и приходе там к власти бывшего кавалергарда Павла Скоропадского, Врангель посчитал, что с этим человеком можно будет договориться - и начать, наконец, активную борьбу за освобождение России от большевизма. "Трудно верилось, что, стоя во главе края в это исключительное по трудности время, Скоропадский мог бы справиться с выпавшей на его долю непомерно трудной задачей. Вместе с тем среди моря анархии на всем огромном пространстве России как будто образовался первый крепкий островок. Он мог бы, может быть, явиться первой точкой приложения созидательных сил страны, и в этом мне хотелось убедиться", - писал Врангель. Пётр Николаевич выехал в Киев. Увы, так его ждало жестокое разочарование. Скоропадский был чужд государственного образа мышления, ему не хватало размаха. Зато с избытком хватало амбиций и желания пристроить на "тёплые места" своих знакомых. Киев не стал, как надеялся Врангель, центром антибольшевистского Сопротивления. Зато в Киеве Врангель получил первые обнадёживающие сведения о Добровольческой Армии, созданной усилиями Алексеева и Корнилова. Добровольческая Армия была русской национальной, общегосударственной силой. Она ставила перед собой государственные задачи. И, судя по всему, имела перспективы. В августе 1918 года Врангель отбыл в Екатеринодар, чтобы стать тем, кем он в итоге стал - вождём Белого Дела.

Говоря о Врангеле как о лидере Белого Движения, невозможно пройти мимо его основных заслуг и особенностей. Первые месяцы белого добровольчества были сплошным героическим эпосом, в котором много подвижничества, много энтузиазма, но мало определённости и порядка. Добровольческий эпос выдвинул множество харизматичных лидеров, вставших во главе собственных вооружённых формирований. Зачастую эти лидеры, признавая единое белое командование и вполне добровольно ему подчиняясь, в то же время лелеяли собственное больное честолюбие, что отрицательно сказывалось на общем деле. Среди казаков был силён местечковый патриотизм, затмевавший патриотизм общегосударственный. Врангель видел эти недостатки и при первой возможности постарался от них избавиться. Армия была реорганизована им на основе строгого регулярства. "Офицерские" дивизии при Врангеле утратили этот статус, превратившись в стрелковые, тем более, что с выходом белой армии на оперативный простор дроздовцы и марковцы очень быстро стали офицерскими лишь по названию, пополняясь за счёт обычных мобилизантов. Врангель беспощадно пресёк порочную практику раздёргивания соединений: та же Марковская дивизия именно при Врангеле впервые собралась вместе, как единое соединение с общим командованием. Врангелю удалось наладить успешное взаимодействие сухопутных войск с флотом, что доказала летняя кампании 1920 года. Когда армия потерпела поражение в боях с превосходящими силами красных, Врангель сумел грамотно организовать её эвакуацию из Крыма, до мельчайших подробностей продумав маршруты отхода войск к крымским портам, необходимый тоннаж судов, прикрытие и промежуточные рубежи обороны. В итоге новороссийская катастрофа в Крыму не повторилась - армия покинула Крым организованно, вывезя с собой множество мирных жителей.



Врангель на борту парохода, эвакуирующего белые войска из Крыма.




Столь же заметны отличительные черты Врангеля в качестве политического деятеля: возглавив в апреле 1920 года Вооружённые Силы на Юге России, он автоматически получал и ответственность за обустройство жизни на занимаемых белыми территориях. Идея военной диктатуры была общей для Белого Движения, и Врангель оставался её ревностным сторонником. Последним клочком русской земли, остававшимся в апреле 1920 года под контролем белых, был Крым. Идея Врангеля состояла в том, чтобы обустроить в Крыму полноценное белое государство, которое могло бы послужить для остальной России привлекательным примером. А уже потом, когда население остальной России окончательно разочаруется в революции, имея перед глазами пример белого Крыма - двинуться на её освобождение.

Придерживавшийся правых убеждений Врангель проявил несвойственную политикам его лагеря решимость в деле проведения реформ. С именем Петра Николаевича связан знаменитый лозунг "левой политики правыми руками". Врангель понимал, что гражданские войны выигрывают те, кто сумеет гарантировать себе симпатии населения. Симпатии же эти без реформ невозможны. Время прежнего "непредрешенчества" закончилось - народ властно требовал ответов на свои насущные вопросы. К проведению реформ Врангель привлёк бывших соратников П.А. Столыпина, премьером его правительства стал Александр Васильевич Кривошеин. Правительство Белого Крыма пошло на разрешение аграрного вопроса в интересах крестьянства: сложившиеся после революции земельные отношения и проистекавшие из них права были конституированы, правительство гарантировало права на землю тем, кто её обратабывает. Помещичья земля передавалась крестьянам не безвозмездно, а за плату в размере пятикратного среднего урожая в данной местности, на выплату этой суммы крестьянам предоставлялась рассрочка на 25 лет. Таким образом, в аграрном вопросе правительство Врангеля пошло по пути Александра Освободителя и его Великих реформ.



Пётр Николаевич Врангель, его премьер Александр  Васильевич Кривошеин
и его начальник штаба Павел Николаевич Шатилов.


Столь же решительно Врангель порвал с непредрешенчеством и в вопросе государственного устройства России. Россия провозглашалась федеративным государством (на что так и не решился Деникин). Таким образом Врангель пытался привлечь на свою сторону людей, подпавших под влияние национал-сепаратистов. Особым вниманием со стороны Врангеля пользовалась Украина - как по причине малороссийского происхождения его супруги, так и, главным образом, по причине близости Украины к врангелевскому государству. Развить масштабное наступление Русская Армия Врангеля могла только в сторону Украины - а это означало необходимость заручиться поддержкой её населения. Поэтому украинский язык в планах Врангеля должен был стать вторым государственным на всей территории проектируемой федеративной России.

В  то же время Врангель истово хранил верность консервативным ценностям. Белая Борьба была борьбой в защиту Традиции против оголтелого модернизма - и Врангель уверенно сохранил это знамя. Позиции Православной Церкви в Белом Движении при нём значительно укрепились. Военное духовенство заняло свои места в рядах полков и дивизий, а во главе этого духовенства был поставлен выдающийся деятель Русского Православия и безукоризненный патриот митрополит Вениамин Федченков.

Как оценивать политику Врангеля? Была ли она последним шансом Белого Движения на победу или неоправданной уступкой "духу века сего", закономерно приведшей к поражению? Сказать трудно. Врангель проиграл борьбу. Он слишком поздно примкнул к Белому Движению и слишком поздно получил над ним власть. К апрелю 1920 года народ успел устать от Гражданской войны, а Белое Движение - растратить свои наиболее боеспособные силы. С теми ресурсами, которые имел в своих руках Врангель, борьба была обречена на поражение. Пётр Николаевич сделал всё, от него зависящее, чтобы оттянуть срок этого поражения как можно дольше, а само поражение понести с минимальными человеческими и репутационными потерями. И это - одна из причин трогательной верности белых эмигрантов своему вождю, не истощившейся даже после его кончины.

Tags: Белые, Врангель, Гражданская война, История Отечества
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments