Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Воткинское восстание

17 августа 1918 года, ровно 100 лет тому назад, вспыхнуло антибольшевистское восстание в Воткинске. Практически сразу же на помощь повстанцам-воткинцам пришли их друзья и коллеги  - ижевские рабочие, чьё восстание против большевиков началось девятью днями раньше - 8 августа 1918 года. За счёт Воткинска и его окрестностей территория, охваченная антибольшевистским восстанием, существенно возросла. Как и Ижевск, Воткинск оборонялся от превосходящих сил красных до ноября 1918 года, после чего рабочие-повстанцы организованно отступили за Урал, где влились в армию верховного правителя адмирала А.В. Колчака, образовав в её составе одно из наиболее боеспособных соединений - Воткинскую бригаду (впоследствии дивизию).




Добровольцы-воткинцы



Причины Воткинского восстания были полностью аналогичны Ижевскому: Воткинские заводы были оборонными, рабочие на них трудились высококвалифицированные, поэтому их труд до революции был хорошо организован и высоко оплачивался. Причин для недовольства дореволюционными порядками у воткинских рабочих не было. С.Н. Лотков, описывая жизнь воткинских рабочих до революции, рисует прямо-таки идиллическую картину. Воткинские рабочие имели свои традиции и дорожили ими. Они традиционно поддерживали тёплые отношения и взаимовыгодную торговлю с крестьянами соседних деревень, содержали свои приусадебные участки (на которых выращивали большую часть необходимых им продуктов питания). Высокая заработная плата позволяла рабочим содержать при своих домах корову (а то и двух), кур и другую домашнюю живность. Кроме того, воткинские рабочие были набожны и строили себе храмы на свои рабочие пожертвования. Большевики, едва успев прийти к власти, повели на эти традиции беспощадное наступление. Товарно-денежные отношения были упразднены, что разрушило многолетние экономические связи города с деревней (под трескучие разговоры о "смычке"). Рабочим также запретили иметь свои приусадебные хозяйства, землю и скотину конфисковали. Зарплата же после установления "рабоче-крестьянской власти" не только не выросла, но стремительно обесценилась. В итоге рабочие семьи оказались под угрозой голода.

Советская власть в Воткинске была представлена преимущественно пришлым элементом: воткинские рабочие никак не соглашались голосовать так, как того хотелось красным узурпаторам. Нередко представителями "новой власти" оказывались просто-напросто люди с уголовным прошлым. Не найдя поддержки со стороны рабочих - крепкого, консервативно настроенного элемента - большевики привлекли на свою сторону местных тунеядцев. Во главе воткинского совдепа, по свидетельству С.Н. Лоткова, встал некий Филипп Баклушин, во время оно сосланный на каторгу за убийство заводского мастера.

Этот-то каторжник и начал ломать через колено устои воткинских заводов. Дошло до того, что рабочим запретили ловить рыбу в заводском пруду, перекрыв им последний источник пропитания (после конфискации приусадебных хозяйств). Если рабочий сдавал в своём доме комнату, вырученные деньги большевистская власть также отбирала - под предлогом "борьбы с буржуазными пережитками". Самих же рабочих Баклушин со своими прихвостнями казнил по первому подозрению, особенно же стал зверствовать после неудачно организованного покушения на него.


Воткинский завод и его рабочие. Дореволюционное фото.
Пройдёт несколько лет - и эти рабочие, ощутив на себе все прелести "рабоче-крестьянской власти",
восстанут против неё с оружием в руках.



Как и в Ижевске, в Воткинске возник свой Союз Фронтовиков - объединение бывших рабочих завода, возвращавшихся с фронта после демобилизации. Как и в Ижевске, Воткинский Союз Фронтовиков, пытавшийся изначально остаивать социальные права демобилизованных солдат и офицеров, очень быстро оказался вынужден вступить в острую конфронтацию с красной властью. Как и в Ижевске, катализатором восстания послужила попытка мобилизовать бывших фронтовиков - на этот раз против атамана Дутова. В ответ Союз Фронтовиков потребовал от совдепа, чтобы оружие всем мобилизованным было выдано непосредственно в Воткинске. Большевики, понимая, что рабочие им не симпатизируют, и опасаясь появления в городе массы антисоветски настроенных вооружённых людей, отказали.

В день восстания в Ижевске воткинские рабочие тайно от большевиков снарядили туда делегацию, просившую повстанцев прислать им оружие. В состав этой делегации вошли трое рабочих-фронтовиков - Разживин, Непряхин и поручик Петров. Требуемое оружие было воткинцам предоставлено - ижевские заводы работали бесперестанно, выпуская для нужд восстания винтовки, пулемёты и патроны. Посланцы вернулись в Воткинск не только с оружием, но и в сопровождении роты ижевцев численностью 250 человек.

Большевики в это время были заняты сколачиванием отрядов для отправки их против восставшего Ижевска. Поэтому подготовку восстания в самом Воткинске они благополучно прозевали. Быстрым ударом небольшой совместный ижевско-воткинский отряд опрокинул занимавшие город части красногвардейцев. Наступление ижевцев было поддержано вооружённым выступлением внутри самого Воткинска. Во главе восстания встал энергичный прапорщик В.И. Мерзляков, который разыграл восстание, как по нотам, почти полностью повторив большевистский сценарий против самих большевиков. В ночь на 17 августа воткинцы-фронтовики заняли заранее назначенные им места, готовясь по первому сигналу броситься на большевиков, захватить имевшийся в Исполкоме запас оружия, после чего занять почту, телефонную и телеграфную станции, прервав сообщение с центральными советскими властями.

Атака ижевцев на Воткинск началась в 8 часов утра. Красные оказались застигнуты врасплох, среди красногвардейцев началась паника, лишь немногим более 200 человек смогли сорганизоваться и попытались оказать сопротивление. И в это время на них с револьверами в руках обрушились воткинцы. Совдеп и исполком были беспрепятственно захвачены. Председатель совдепа Баклушин, правда, успел скрыться, не дожидаясь, когда "благодарные" горожане придут по его душу, но его охрана была захвачена в полном составе. Вооружившись, как и предполагалось, винтовками исполкомовской охраны, воткинцы атаковали красных с тыла. В городе вспыхнули уличные бои. Продолжались они, впрочем, недолго: большая часть красногвардейцев попросту разбежались, около 360-ти человек смогло организованно отойти на село Дебессы.

Освобождение города от советской власти приветствовал рёв колоколов всех церквей Воткинска. Люди, по единодушным свидетельствам современников, радостно обнимались на улице, поздравляя друг друга с избавлением. Немедленно началось формирование повстанческой армии. В Воткинске нашлась даже своя кавалерия - сбором бывших солдат-кавалеристов занялся рабочий-фронтовик ротмистр М.И. Агафонов. Конский состав для повстанческой кавалерии удалось захватить у большевистской конной милиции. Возглавил повстанцев-воткинцев энергичный капитан Юрьев.



Большевики потеряли в ходе Воткинского восстания несколько десятков человек. Потерь среди воткинцев не было. Подошедший им на помощь ижевский отряд потерял одного человека - своего командира поручика Мельникова. Ижевцев потчевали как дорогих гостей, любой дом в Воткинске был открыт для них, за любым столом ждало угощение (симптоматично: даже большевики с их тотальными реквизициями не сумели до конца уничтожить накопленное до революции экономическое благосостояние рабочих-воткинцев.

Итогом Воткинского восстания стало то, что территория, контролируемая белоповстанцами, увеличилась вдвое, а их ряды пополнились новыми, прекрасно мотивированными бойцами, имевшими реальный боевой опыт. В Воткинск массово шли добровольцы из окрестных деревень (там уже успели на своей шкуре почувствовать, что такое большевистская продразвёрстка). За несколько дней численность воткинских повстанцев возросла до 25 тысяч человек (!!!).

Большевикам удалось ликвидировать восстание только к середине ноября. Однако белоповстанцы организованно отошли за Каму. Ценнейший кадр белых рабочих-фронтовиков был сохранён. И в 1919 году ижевские и воткинские полки Колчака ещё вернулись с боями к родным заводам.  Впрочем, это была уже совсем другая история.


Нарукавный шеврон и погон капитана Воткинской стрелковой дивизии в армии Колчака.
Стилистика шеврона напоминает импровизированные нарукавные повязки Воткинской Народоной Армии.

Tags: Белые, Гражданская война, Ижевцы и воткинцы, История Отечества
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments