Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Паки и паки - о Крещении Руси

Сегодня - 1030-летний юбилей Крещения Руси. Нет, конечно же, столь грандиозное событие, как обращение ко Христу целого народа, не могло совершиться за один день. В особенности - в средневековье, с его неразвитыми коммуникациями, отвратительными и немногочисленными дорогами и дремучими суевериями. Не так-то просто просветить светом Христовой Истины многомиллионный народ, проживающий на пространстве от Крыма до Новгорода Великого и от Карпатских гор до Уральского хребта, даже если на это есть и воля харизматичного и энергичного князя, и горячие, трудолюбивые проповедники. И за добровольным массовым крещением киевлян ещё последовало кровавое восстание язычников в Новгороде, подавленное Добрыней - оно и должно было, на мой взгляд, произойти по Промыслу Божию, дабы правители христианской Руси не почивали на лаврах, дабы понимали, что христианизация страны - дело трудное и постепенное, что на этом пути их ждёт и непонимание, и глухое сопротивление (глухое - не в смысле безмолвное, а в смысле - не поддающееся никаким убеждениям), и сомнения. И внешние силы ещё будут мутить воду. А главная, пожалуй, трудность - не в том, чтобы привести народ ко Крещальной купели - главное в том, чтобы переменить его сознание, чтобы старые языческие привычки, во многом потакавшие самым дурным склонностям человеческой души, остались, наконец, в прошлом - при том, что наша удобопреклонная ко греху воля никуда не делась и не денется до самого Страшного Суда.







Достоверно известно, однако, что Крещение Руси совершено великим князем Киевским Владимиром Святославичем (вошедшим в русскую историю как Владимир Святой, в украинскую - как Владимир Великий, а в былинный эпос - как Владимир Красно Солнышко). И что произошло оно в 988 году, от которого и отсчитываются теперь годовщины. Условной же датой Крещения Руси назначен день, в который Православная Церковь почитает память святого равноапостольного князя Владимира.

Историческую канву Крещения Руси помнят все. Различные историки лишь по-разному трактуют некоторые частности. Например: что заставило киевского князя осадить византийский город Херсонес в тот самый период, когда между Русью и Византией существовал союзный договор, и армия Владимира успешно помогала византийским императорам Василию и Константину громить войска мятежного полководца Никифора Фоки. Одни историки считают, что князь Владимир столкнулся с обманом со стороны базилевсов и таким образом пытался принудить их к исполнению своего союзнического долга. Другие полагают, что город контролировался мятежниками, и Владимир осадил его именно во исполнение своих союзнических обязательств. Вторая версия, к слову, объясняет, почему херсонесский священник неожиданно вызвался помогать осаждающей армии русских против  своего родного города, пойдя, таким образом, вопреки церковным нравственным нормам, на измену. Так или иначе, крестился Владимир в только что захваченном его войсками Херсонесе, после чего великодушно вручил город византийским базилевсам, вернув его жителям всё имущество, награбленное по средневековому обыкновению победителями. Прибыв в Киев, Владимир призвал в свою столицу византийского епископа со священниками, после чего издал свой знаменитый указ: "Кто желает быть мне другом - приходи на Днепр креститься!" Авторитет Владимира - незаурядного полководца и мудрого политика [1] - был крайне высок среди киевлян, а корсуньская победа ещё больше его укрепила, так что крещение киевлян действительно оказалось массовым и добровольным, древних же идолов по приказу князя повалили и сбросили в Днепр.



Прибытие епископа в Киев. Гравюра Ф. Бруни.


Одна из многочисленных картин, изображающих Крещение Руси.
Картина примечательна во-первых, тем, что на ней показано, что священникам приходилось трудиться
не только днём, но и ночью - так много было крещаемых.
А во-вторых, на этой картине видны древнеславянские идолы, пренебрежительно брошенные под помост.


Несколько романтизированный и идеализированный образ Крещения Руси:
возвращающийся с победой из Корсунского похода Владимир зовёт киевлян креститься на Днепр.
Но толпы народа уже крестятся. А на помосте стоит епископ с крестом, встречая княжеский флот.


Корсуньскому походу предшествовало "испытание веры" - Владимир, понимая выгоду долгосрочного союза с Византией и предвидя, что прочность такому союзу (как и самому Древнерусскому Государству) может обеспечить только принятие Православия, всё же не спешит с окончательным решением. Он хочет разузнать про все имеющиеся вокруг него монотеистические верования. Историки спорят, приезжали ли в Киев вызванные князем миссионеры, или же эти миссионеры работали в Киеве уже достаточно давно, а князь всего лишь пригласил их к своему двору и решил выслушать. Бытует и версия о том, что к княжескому двору вообще никто не прибывал, напротив, княжеские посольства отправились в соседние страны. Так или иначе, иудаизм был князем отвергнут по причине того, что еврейский народ, прогневавший Бога, лишился своего отечества, о чём иудейские проповедники не преминули рассказать своим русским слушателям. "Я не хочу, подобно вам, лишиться своего Отечества!" - был вердикт князя Владимира. Ислам [2] был отвергнут по причинам, на первый взгляд, неблагочестивым: "Руси есть веселие пити, и не может без того быти". Да, князь Владимир до своего крещения в Херсонесе Таврическом был человеком весьма невоздержанным [3]. Пиры с большим количеством алкоголя были обычным делом для него и его дружины. Активно поили и рядовых киевлян "за княжье здоровье". Полагаю, эпизод с отвержением ислама позволяет нам извлечь следующий урок: миром незримо управляет Промысл Божий. Наших грехов он, разумеется, не оправдывает. Но бывает так, что по бесконечной милости Божией к нам даже наши пороки обращаются нам во благо. В данном случае болезненное пристрастие ещё не просвещённого благодатью Владимира оградило его от трагической ошибки, ценой которой могла стать судьба Руси на долгие тысячелетия.

И лишь вера Православная не вызвала у князя никаких принципиальных возражений. Посланные же им в Константинополь бояре были приняты византийским духовенством со всем радушием, их, тогда ещё язычников, допустили в храм на литургию, позволив присутствовать даже во время Причастия. Что, вообще-то, канонами строжайше запрещалось, но интерес Византии к союзу с Русью был крайне велик, а принятие Русью Православия позволяло этот союз скрепить. Византийцы пошли на нарушение канонов во имя миссионерского успеха - и не прогадали. Летописи сохранили отзыв бояр: "Мы не понимали, где находимся - на земле или на небе!" Богослужения латинян [4] и мусульман такого впечатления не произвели. Решение было принято.


Великий князь Владимир выбирает веру. Картина И. Эггинка содержит ряд неточностей, возможно, актуальных
для времени создания картины, но нарушающих восприятие эпохи. Основными противниками православного философа
выступают католические прелаты - в то время, как во времена св. Владимира Римская Церковь ещё оставалась православной,
а основными оппонентами Православия были иудеи и мусульмане.


Эта история, знакомая каждому со школьной скамьи, сразу же разбивает все популярные пропагандистские мифы неоязычников. Обращение Руси в христианство не было делом рук "злокозненных евреев". У евреев была своя вера - иудаизм, радикально враждебная по отношению к христианству. И они не оставляли надежды обратить князя Владимира в свою веру - но наткнулись на человека, помнящего славную историю своей страны. Никто иной, как киевский великий князь Святослав Игоревич, отец святого князя Владимира, завоевал Хазарию, уничтожив последний государственный оплот иудаизма. Владимир, как всякий истинный язычник (а он был истовым язычником до крещения, даже приносил человеческие жертвы, чего не делал его отец!), чтил воинскую доблесть, для него победы его отца, пусть и одержанные в захватнической войне, были предметом личной гордости. А зная не понаслышке о крахе Хазарии - он, как, опять-таки, истинный язычник, признающий культ силы, не мог поверить в правоту иудаизма.  Так что еврейская версия сама собой отпадает - как слишком уж явно притянутая за уши.

Во-вторых, стоит обратить внимание на обстоятельства Крещения Руси. Владимир не был принуждён к принятию Православия военной силой (в отличие от некоторых других европейских правителей). Византия не побеждала Владимира. Более того - сама Византия нуждалась в его помощи. Более того - Владимир крестился в городе, который он завоевал у византийцев (и неважно, у каких именно - во всяком случае, это было неважно для его подданных), он заставил константинопольских императоров прислать ему священников в этот, только что захваченный город. В восприятии его подданных это означало, что новая вера ввозилась на Русь как трофей - что и облегчило её приятие.

Более того - если смотреть на то, какая из сторон в истории с Крещением Руси пошла на большие уступки, мы увидим, что этой стороной была именно православная Византия. Она приняла все условия Владимира в отношении Херсонеса и будущего крещения. Она соглашалась на брак Владимира с царевной Анной [5] - при том, что Владимир царской сестре был отнюдь не ровня. Вспомним его происхождение: хоть отцом святого князя и был князь Святослав, мать его - Малуша - была обычной крепостной служанкой. Но гордые византийские цари наступили на горло собственной спеси - настолько важен им был русский экспедиционный корпус в шесть тысяч бойцов.


Ещё одна картина В.М. Васнецова, изображающая крещение князя Владимира Великого в Херсонесе.
В Херсонесе она по сю пору и хранится.

И никаких фактов последующего зависимого положения Руси от Византии кропотливый и вдумчивый историк (в отличие от языческого пропагандиста) не найдёт. Русь с принятием христианства не только не утратила былого величия, но напротив - получила возможность стабилизировать свою политическую систему, укрепить государственность, а затем - и выиграть несколько важных войн прежде, чем 250 лет спустя после кончины Владимира Великого была завоёвана ордынцами. Именно при Владимире и его стараниями началось бурное строительство укреплений на южных рубежах Киевской Руси для защиты от воинственных кочевников. А в последующие годы, после падения ордынского ига, Российское государство, избравшее Православие основой своей идентичности, расширило свою территорию более, чем в 30 раз, достигло экономического подъёма и пару раз в буквальном смысле слова спасла человечество. Не этот ли факт на самом деле столь ненавистен любителям видеть в Крещении Руси крах древнерусской государственности и превращение гордых славян в рабов?

Стоит, наконец, взглянуть и на третий неоязыческий миф - о безволии и слабости христиан по сравнению с вольными и могущественными язычниками. Для того, чтобы этот тупой миф опровергнуть, достаточно назвать всего лишь один топоним: Новгород. В отличие от Киева, принявшего Православие добровольно и в целом охотно, новгородцы решили встать на защиту старой веры. Причин тому несколько. Во-первых, в Киеве русские уже сталкивались с христианами, многие уже были обращены в новую веру и могли личным примером влиять на сограждан. Во-вторых, киевлян по случаю крещения ожидали богатые пиры и щедрые княжеские дары. Новгород же от центра княжеской власти находился далеко, а христиан там в довладимирову эпоху не было. Слухи же о посрамлении идолов князем в Киеве достигли стен Новгорода достаточно быстро. Новгородцы, возбуждаемые местным волхвом, решили затвориться и постоять за "отеческих богов". Посланному крестить Новгород воеводе Добрыне (да-да, тому самому, былинному Добрыне Никитичу) пришлось брать город штурмом, а затем военной силой загонять новгородцев в Волхов, где их крестили прибывшие вместе с княжеской дружиной священники. И эту войсковую операцию Добрыня провёл успешно. Язычники могут сколько угодно стонать о "кровавом крещении Руси", могут в десятки, сотни и тысячи раз преувеличивать число жертв - это не отменит простого факта: малочисленная княжеская дружина с Добрыней во главе (а у Добрыни не было и тысячи воинов!) одержала убедительную военную победу над куда более многочисленными язычниками-новгородцами. И это - религия слабаков? Что же это за слабаки и трусы такие, что они идут и побеждают "мужественных язычников", превосходящих их в численности в десятки, а то и в сотни раз! Тут уж многократное завышение численности погибших однозначно работает против язычников, ибо что же это за овощи такие, если 9 миллионов человек позволяют себя истребить 400 воинам Добрыни? Да-да, вас не обманывает зрение, а я не опечатался: 400 воинов, а не 400 тысяч. Именно такова, согласно данным священника Георгия Максимова, была численность княжеской дружины в средневековой Руси.


Илья Глазунов. "Крещение Новгорода"




Да, на первых порах после Крещения князь Владимир, как всякий неофит, слишком близко к сердцу принял заповеди своей новой веры. Тем более, что над ним тяготела горькая память о собственном, далеко не всегда героическом, прошлом. Сознание собственной греховности наводило его на мысль, имеет ли он теперь право судить своих подданных. На первых порах (подчёркиваю: на первых порах!) порядок в государстве стал ослабевать из-за чрезмерной терпимости Владимира. Но заметим - кто указывает князю на ошибки, кто напоминает ему, что власть дана князю от Бога, что его главный долг - оберегать своих верноподданных? Это не древний волхв, вышедший из леса, где он прятался от "гонителей-христиан". И не какой-нибудь воин, в тайне оставшийся язычником. Нет, это прибывшее в Киев из Византии православное духовенство. Это сами же православные священники идут к князю, чтобы разъяснить ему истинный смысл евангельских заповедей и его, князя, собственных по отношению к этим заповедям обязанностей. Князь принимает это обличение (тем самым доказывая, что его смирение было искренним, а не показным), после чего порядок в государстве достаточно быстро восстанавливается. Так что и по данному вопросу неоязычники оказываются банальными манипуляторами, спекулирующими на нежелании определённой части наших соотечественников думать.

Святый равноапостольный княже Владимире, моли Бога о нас! Святыми своими мольбами наставь нас на путь истинный, да едиными усты с тобою прославим Единого Бога, в Троице поклоняемого!

_______________________________________
Примечания
[1] Дмитрий Николаевич Филин пишет, что Владимир "пас свою землю правдою, мужеством и разумом, как добрый и рачительный хозяин, при необходимости расширял и оборонял ее пределы силой оружия".
[2] Русь соседствовала с Волжской Булгарией, в которой именно ислам являлся господствующей религией, и Владимир, одержав над булгарами несколько убедительных побед, много заботился о поддержании добрососедских отношений и торговых связей с этим государством
[3] хотя, конечно, и далёк от того чудовища, каким его показывают нам в фильме "Викинг"
[4] Тут важно помнить, что Западная, Римская Церковь во времена святого Владимира ещё была православной, но уже имела значительные обрядовые расхождения с Церковью Константинопольской.
[5] Которая отнюдь не была в восторге от такого предполагаемого родства, полагая "спасителя императоров" (как торжественно величали Владимира в Константинополе) неотёсанным дикарём.



Tags: История Отечества, Крещение Руси, Наши праздники, Православие, Средние века
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments